Бизнес идеи для поселка городского типа: Бизнес идеи в маленьком поселке городского типа

Содержание

Какой бизнес открыть в поселке городского типа: популярные идеи —

Для жителей небольших поселений есть два варианта поиска работы – устроиться к частнику на низкую зарплату или открыть свое дело.

Имея небольшой участок земли и свободное время, каждый активный житель провинции может заняться предпринимательской деятельностью и обеспечить семье стабильный доход. Популярные идеи для бизнеса в поселке городского типа могут стать палочкой-выручалочкой для людей, решивших работать на себя.

Бизнес в поселке городского типа: идеи для предпринимателей

Чтобы безошибочно определить направление для будущего предпринимательства, необходимо внимательно изучить местный рынок, проанализировать, какие идеи удалось реализовать успешным односельчанам, а чего в поселке не хватает.

Напишите на листке бумаги, в чем регулярно нуждается ваша семья, соседи, родственники, чего недостает детям, молодежи, пенсионерам. Если вы придете к выводу, что доходы односельчан слишком скромны, рассмотрите в качестве целевой группы население районного центра.

Отбросьте все идеи, связанные с продажей товаров и оказанием услуг сегмента премиум, если не проживаете в курортном регионе. Это направление потребует больших финансовых вложений.

Без инвестиций вы не сможете оказывать гостям достойный сервис, продавать продукцию VIP-клиентам на достаточно высоком уровне. Поэтому не стоит тратить средства на открытие картинной галереи с творениями современных художников, элитного отеля или дорогого ресторана – такими услугами в поселке городского типа смогут пользоваться единицы.

Если вы склоняетесь к торговой или производственной деятельности, учтите, что продукция должна быть доступна каждой семье, и ее не должно быть в избытке. Формат торговли можно выбрать исходя из предпочтений населения.

Идеи для бизнеса в ПГТ: розничная торговля

Самый простой и наименее затратный вариант предпринимательства – открытие небольшого ларька или магазина. В продаже могут быть товары повседневного спроса, продукты, хозяйственные принадлежности.

Продавать овощи, молочную продукцию, мясо в поселках, где проживает сельское население в частных домах, сложно, так как большинство жителей имеют личное приусадебное хозяйство. И наоборот, качественные хлебобулочные изделия, конфеты, печенье, недорогой чай, кофе будут пользоваться повышенным спросом.

В сезон можно продавать семена, рассаду, пленки, спецтехнику, однако такой магазин будет убыточен осенью и зимой из-за отсутствия покупателей. Как вариант – открыть отдел по продаже семян в магазине хозтоваров.

Если рядом с поселком проходит автомобильная трасса, отличной идеей станет магазин автозапчастей, шиномонтаж или закусочная. Когда поселок активно строится, попробуйте открыть торговую точку или оптовый склад стройматериалов. Так односельчанам не придется больше ездить в город за гвоздями или обоями.

Если вы еще не решили, какой бизнес открыть в поселке городского типа, а финансовых возможностей достаточно, рассмотрите вариант строительства торгового центра, в котором в разных отделах будут продаваться продукты питания, товары повседневного спроса, семена и автотовары.

Рисков при таком виде бизнеса гораздо меньше, а прибыль выше в несколько раз. Например, если какой-либо из отделов будет убыточен, товар можно распродать, а площади – сдавать местным предпринимателям.

Идеи для открытия частного производства

Второе по значимости направление предпринимательства, которое можно реализовать в небольшом населенном пункте, связано с производством и обработкой продуктов питания. В ПГТ можно успешно запустить:

  • мясную или молочную ферму;
  • выращивание кур, уток, гусей;
  • разведение свиней, овец, лошадей;
  • выращивание и вылов рыбы на продажу;
  • сезонную закупку и переработку ягод, грибов, растений;
  • установить современную пилораму;
  • выращивание картофеля, томатов;
  • строительство экоподворья для туристов;
  • возведение мини-завода по сбору и розливу родниковой воды.

Получить разрешение на пользование недрами, аренду родника, озера, земли в сельской местности значительно легче, чем в большом городе. Затраты на установку, монтаж, запуск производственной линии, а также заработная плата персонала в населенном пункте городского типа минимальны.

Идеи платного медицинского обслуживания

В ПГТ численностью от 5 000 человек можно открыть стоматологию, лор-кабинет или недорогую оптику с частным приемом у опытного окулиста. Уровень качества бесплатной медицины снижается, поэтому многие жители стараются посещать платных врачей с многолетней практикой.

Если предпринимателю удастся договориться с опытным доктором о частной практике, медицинский бизнес быстро пойдет в гору. После открытия кабинета можно разместить рекламу в городской газете, обеспечить максимальную внимательность к каждому больному, а неиссякаемый поток клиентов вскоре создаст местное «сарафанное радио».

В поселке городского типа, где проживают граждане со средними и низкими доходами, можно открыть небольшой магазин, стоматологию, построить торговый центр или запустить производство продуктов питания.

Если рядом расположена дорога федерального значения, сельские предприниматели ориентируются на проезжающих и реализуют идеи, связанные с обслуживанием техники, созданием комфортных условий для отдыха водителей.

 

Бизнес план по строительству подстанций

Любой проект проще запускать, если есть заранее продуманный план. Особенно это касается открытия строительной компании, в работе которой есть свои тонкости, определенная специфика. Будь это малый застройщик или крупная фирма – продуманный бизнес-план строительной компании станет отличным подспорьем.

Виды строительных услуг

Бизнес план ремонтно строительной фирмы включает в себя описание услуг компании. Пример:

  • постройка помещений

  • ремонт, отделочные работы

  • Купить бизнес-план строительной компании

    услуги по монтажу

  • сдача техники в аренду

  • продажа материалов или проектов

  • обучение специалистов работе с оборудованием

  • обслуживание техники

Резюме бизнес-плана строительной компании

Бизнес план строительной фирмы должен включать подробную информацию о том, кто, по каким причинам и с какими целями запускает новый проект.

Постановка цели и задач бизнеса в строительной сфере

Бизнес план строительной компании должен содержать цели компании. Ими могут быть:

  • завоевание, удержание большой доли рынка

  • лидирующее положение в отрасли

  • лучшее техническое оснащение инвестиционно строительного холдинга

  • получение прибыли

  • создание новых рабочих мест

Пример бизнес плана строительной фирмы содержит задачи для их выполнения:

  • определить четкие количественные показатели

  • выделить основные направления действий

  • описать долгосрочную стратегию

Формирование перечня строительных услуг

Бизнес план строительной компании должен содержать перечень услуг. От этого зависит получение дополнительных документов и лицензий.

Саморегулируемая организация. Это статус компании, на основании которого разрешены виды услуг, связанные с большими рисками. Вам не нужно получать СРО, если вы будете заниматься возведением:

    • зданий 3-х этажей

    • жилых домов, где количество блоков проживания не больше 10

    • сооружения площадью не больше 1500 кв. метров

    • объекты строительства для одной семьи

  • Лицензия на проектирование зданий и сооружений. Нужна тогда, когда вы собираетесь проектировать, не имея юридического образования

  • Лицензия на инженерные изыскания в ходе постройки. Это позволит проводить инженерные работы во время создания и на этапе проектирования

Регистрация строительной фирмы

Для регистрации компании нужны следующие документы:


  • Если учредителями являются физические лица, то нужно предоставить копии их паспортов. Если учредители – юридические лица, то нужно указать ключевые сведения о ни: наименование, адрес, ОГРН, ОКПО и ИНН

  • адрес местоположения потенциальной компании

  • список основных видов оказываемых услуг

  • размер капитала, способ его формирования

Провести регистрацию можно самостоятельно, а можно обратить к юристам, которые за достаточно короткий срок оформят необходимые документы.

Аренда необходимого помещения

Бизнес-план строительной компании включает в себя поиск помещения для офиса, мебели и оборудования. Список вещей, которые обязательно вам понадобятся:

  • письменные столы и стулья

  • стеллажи для документов

  • Стоимость бизнес-плана строительной компании

    телефон

  • компьютер

  • многофункциональное устройство

Покупка необходимого оборудования и строительной техники

Разработка плана не обойдется и без списка необходимых инструментов и монтажной техники. Это может быть:

  • краны и подъемники

  • бульдозеры

  • бетономешалки

  • дрели, пилы, шуроповерты и др.

Поиск работников и их обучение

Пример бизнес плана строительной компании содержит список сотрудников, которые будут выполнять работу.

В первую очередь это должна быть бригада из разнорабочих: каменщики, отделочники, электрики, сантехники и плотники.

Если вы хотите заниматься проектированием и дизайном, в компанию стоит нанять архитектора и дизайнера.

Также нужен офисный персонал: офис-менеджер, бухгалтер и юрист.

Реклама строительного предприятия

В век высоких технологий лучшей рекламой станет собственный веб-сайт и реклама в социальных сетях.

Вы также можете рекламировать себя среди знакомых, строительные услуги понадобятся кому-то из них или их друзьям.

Не лишним будет сделать рекламные визитки и распространять их через точки продаж материалов или других магазинов по ремонту.

Калькуляция затрат

В сумму затрат на открытие входят:

  • аренда офиса

  • закупка техники

  • расходы на создание сайта и рекламу

  • зарплата сотрудникам

  • рабочая форма и инструменты для бригады

Срок окупаемости ремонтно-строительной фирмы

Средняя окупаемость компаний колеблется от 30 до 100%, а срок окупаемости составляет от 1 до 2 лет при условии высоких рыночных показателей и активной деятельности.

Возможные риски в строительной сфере

Риски и потери в сфере строительства неизбежны. Одни из них – непредсказуемы и случайны и появляются из-за стихийных бедствий, аварий, небрежности работников.

Другие – связаны с непостоянностью самого бизнеса. Сюда относят колебания спроса и предложения на строительные услуги, нарушения деловых обязательств партнерами, изменение технических особенностей самого процесса постройки, потеря инвестиций.

Пример бизнес-плана строительство тепличного комплекса

Бизнес по строительству качественных теплиц становится все более популярным, но все еще требует четкого планирования. Вот пример тепличного комплекса по выращиваю овощей.

Бизнес-план строительства тепличного комплекса.

Пример бизнес-плана строительства коттеджного поселка

Бизнес план строительства коттеджей описывает все необходимые этапы и финансовые затраты.

Бизнес-план строительства коттеджного поселка.

Пример бизнес-плана строительства бассейна

Спрос на спортивные комплексы стремительно растет, поэтому построить частный бассейн очень хорошая идея. В статье приводится мини план возведения плавательного комплекса с подробными расчетами.

Бизнес-план строительства бассейна.

Пример бизнес-плана строительства жилого дома

В этом плане описан пример постройки индивидуального жилого комплекса, который состоят из нескольких жилых помещений и другой инфраструктуры (подземная и наземная парковки, детские площадки, школы и др.)

Бизнес-план строительства жилого дома.

Пример бизнес-плана строительства торгового центра

Возведение торговых центров окупается за счет сдачи его помещений в аренду магазинам, кафе и кинотеатрам. В этой статье приведен готовый бизнес-план создания торгового центра.

Бизнес-план строительства торгового центра.

Пример бизнес-плана строительства аквапарка

Аквапарки служат развлечением не только для детей, но и для взрослых. Это огромные объекты инфраструктуры для возведения и запуска которых нужен подробный план, который можно скачать бесплатно.

Бизнес-план строительства аквариума.

Пример бизнес-плана строительства склада

Постройка склада является сейчас одним из самых перспективных направлений, потому что с развитием предпринимательства, мест для хранения товара требуется все больше. Ниже приведен пример создания многофункционального складского помещения.

Бизнес-план строительства склада.

Пример бизнес-плана строительства частного дома

Люди все чаще приобретают в собственность землю и возводят частные жилые дома. Грамотно распланировать этапы его создания и рассчитать примерную стоимость поможет образец бизнес-плана.

Бизнес-план строительства частного дома.

Пример бизнес-плана строительства гостиницы

Возведение гостиницы долгий процесс, который требует четкого соблюдения всех этапов процесса. В статье приводится план создания гостиницы на 120 номеров, который рассчитан на 5 лет.

Бизнес-план строительства гостиницы.

Пример бизнес-плана строительства азс

Постройка АЗС включает в себя и небольшой автосервис, кафе или магазин, и автозаправочную стоянку. В статье приводится план создания заправочной станции с подробным расчётом стоимости.

Бизнес-план строительства азс.

Пример бизнес-плана строительство деревянных домов

Деревянные дома – экологичны и комфортабельны. В России строят такие дома часто. Посмотреть этапы реализации этого проекта и узнать его стоимость можно в плане постройки деревянных домов.

Бизнес-план строительства деревянных домов.

Пример бизнес-плана строительства жилого комплекса

В бизнес-плане создания жилого комплекса приводится подробное описание этапов проекта, финансирования и анализа показателей.

Бизнес-план строительства жилого комплекса.

Пример бизнес-плана строительство детского сада

Детские сады как никогда раньше становятся необходимы. Поэтому подробный бизнес-план строительства детского сада предоставляет возможность без труда и неожиданных проблем построить частный детский сад.

Бизнес-план строительства детского сада.

Пример бизнес-плана строительства паркинга

План создания автостоянки рассказывает о том, как правильно построить многоуровневую парковку для автомобилей.

Рекомендованные статьи

Бизнес-идея коттеджного поселка

Бизнес-идея строительства коттеджных поселков вряд ли может быть отнесена к идеям для начинающего предпринимателя. Этот проект требует значительных инвестиций и серьезного подхода к делу.

 

Тем не менее, в условиях повышенного спроса на жилье в экологически чистых районах, бизнес-идея коттеджного поселка является очень перспективной, масштабной и выгодной.

 

Такой крупный проект, как строительство коттеджного поселка, должен сопровождаться серьезным маркетинговым исследованием.

 

Более того, именно с маркетингового исследования и должна начинаться реализации этой бизнес-идеи.

 

Коттеджные поселки в наши дни строятся различного типа.

Существуют коттеджные поселки среднего уровня, строятся элитные поселки с достаточно дорогими объектами недвижимости. Популярны и экологические коттеджные поселки, жители которых ориентированы на проживание в экологически чистых районах.

Все типы коттеджных поселков объединяет между собой одно общее свойство:

  • наличие полной и развитой инфраструктуры.

 

Именно наличием развитой инфраструктуры и отличаются коттеджные поселки от обычных сельских поселений. Поэтому при разработке бизнес-проекта строительства коттеджного поселка необходимо планировать не только строительство удобных и красивых домов, но и сопутствующих им магазинов, спортивных залов, школ, детских городков и так далее.

 

Коттеджный поселок по уровню комфортности должен быть ничем не хуже городского микрорайона, но должен быть просторным, зеленым, обустроенным и удобным для проживания.

 

Загородная недвижимость в виде коттеджных поселков пользуется все большей популярностью, как среди обеспеченных людей старшего поколения, так и среди молодых семей. Поэтому при строительстве коттеджного поселка нужно учитывать и то, что в его домах будет расти новое поколение, которому необходим простор, и развлечения.

Одним из главных преимуществ коттеджных поселков является близость к городу, в котором большинство жителей работают совершают покупки, учатся и развлекаются. Между городом и коттеджным поселком обязательно должна быть хорошая дорога, а в самом коттеджном поселке предусмотрены стоянки для автомобилей.

Реализация бизнес идеи коттеджного поселка обычно не обходится без внешнего инвестирования. Для получения инвестиций, в виде банковских кредитов или финансовой поддержки со стороны городской администрации, необходим подробный, обоснованный и хорошо просчитанный бизнес-план.

 

Подготовка такого бизнес-плана, который, кстати, является четким и подробным планом действий, делается на основании маркетингового исследования.

 

При разработке бизнес-проекта коттеджного поселка необходимо заранее решить, кому после окончания строительства будет передан коттеджный поселок и вся его инфраструктура. Если строительство не является для предпринимателя основным видом деятельности, то по окончании строительства возможно создание управляющей компании, которая будет заниматься в дальнейшем развитием и обслуживанием коттеджного поселка.

Возможен и другой вариант: передача коттеджного поселка на обслуживание новой организации, и завершение этого бизнес проекта.

В зависимости от выбора варианта, и следует разрабатывать последовательность пунктов бизнес-плана. Опыт показывает, что реализованный, на основании маркетингового исследования и четкого бизнес-плана, проект строительства коттеджного поселка является очень выгодным проектом, который приносит быструю отдачу вложенных инвестиций и хорошую прибыль после завершения проекта.

Удачи вам в бизнесе!

Новости — Правительство Саратовской области

1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5

«В концепции поселка должна быть изюминка» :: Городская недвижимость :: РБК Недвижимость

На первый взгляд все просто: расположить несколько десятков аккуратных домиков на поляне у реки — поселок готов. Но как создать конкурентоспособный продукт — такой поселок, который понравится покупателям? Где взять саму полянку у реки, какие дома на ней построить и как поселок назвать — «Рябинка» или «Лесная тропинка»?

О том, как рождаются идеи создания загородных поселений, как придумываются и строятся коттеджные поселки, в интервью М2 рассказывает директор по развитию инвестиционно-строительного холдинга Rodex Group, генеральный директор ООО «Rodex Development» Валерий Мищенко.

Как создается коттеджный поселок? С чего начинается работа над проектом?

Следует отметить, что на рынке загородной недвижимости есть два типа девелоперов. Первая, очень большая группа — это те компании, которые на долгие годы вперед обеспечили себе земельный банк, поучаствовав в приватизации середины 1990-х годов. То есть приобрели несколько тысяч гектаров в определенном месте и сейчас активно эти территории развивают.

Другая группа девелоперов образовалась из строительных компаний. Развивая и расширяя бизнес, они постепенно приобретали активы и создавали земельный банк. К таким девелоперам относимся мы. У нас срок планирования земельного банка занимает не больше трех лет.

Обусловлено это тем, что спрос очень резко меняется — он существенно преобразовался за последние три-четыре года, сделав больший уклон в эконом-класс. И если девелопер хочет вовремя отвечать на новые запросы рынка, то должен оперативно приобретать земельные участки в соответствии со складывающейся конъюнктурой. Однако есть проблема поиска земельных участков, которые соответствовали бы определенным критериям.

Схематически процесс создания нового поселка выглядит следующим образом. У каждой компании есть стратегия развития бизнеса. Как правило, среднесрочная — не менее чем на пять лет (цикл проекта на рынке загородной недвижимости составляет около двух с половиной лет). В соответствии с этой стратегией создается портфель проектов, которыми компания управляет на сегодняшний день. То есть компания рассчитывает, что, например, порядка 60% — поселки для отдыха, которые делятся на бизнес, — эконом-класс и «элиту». Остальные 40% — поселки для постоянного проживания, которые в свою очередь также сегментируются.

К примеру, в ближайшее время нам нужно вывести на рынок, условно говоря, проект эконом-класса для временного проживания. Чтобы это сделать, надо подготовить землю, разработать концепцию развития территории, получить все согласования и провести кампанию по продвижению данного поселка среди покупателей. Если он должен появиться в апреле 2009 года, то земельный участок пора покупать уже сегодня, учитывая, что только изменение вида разрешенного использования занимает от шести до восьми месяцев. Поиски самого участка тоже подчас длятся немало времени.

По каким критериям отбирается земельный участок?

По секторам, в которых мы работаем, существуют четкие критерии поиска площадки. Они включают более 20 различных параметров по каждому классу. Естественно, эти критерии не жесткие, они пересматриваются примерно раз в квартал. В то же время есть постоянные требования. Например, нельзя строить вблизи кладбищ, скотомогильников, свалок, если они находятся менее чем в 3-4 км от участка. Вообще это условно. По нормативам санитарная зона, которая отделяет жилую застройку от такого рода объектов, — от 500 м до 1 км. Но мы строим не социальное жилье, а дома для требовательного среднего класса. Человек, у которого есть $150-200 тыс., не согласится поселиться в поселке, который находится рядом с кладбищем.

Кроме того, есть высоковольтные линии передачи, которые негативно влияют на жизнь в поселке и никоим образом не переносятся; есть воздушные линии, где пролетают самолеты, создавая шумовые коридоры,  — все это тоже обременяет застройку. И подобных факторов достаточно много, поэтому приходится очень тщательно анализировать ближайшее окружение. В этой связи в нашей организации сформирован отдел земельно-имущественных отношений, где работают профессиональные геодезисты и маркетологи.

После того как проведен первичный осмотр земли, собирается инвестиционный комитет, который принимает решение о покупке участка. Как правило, сделка купли-продажи земли занимает около трех-четырех месяцев. Дело в том, что есть масса проблем, связанных с оборотом земли: они возникают главным образом из-за несовершенного законодательства. В частности, очень сложно показать реальную стоимость участка и провести прямую сделку купли-продажи, потому что земля с точки зрения налогообложения не подлежит переоценке. Девелоперским организациям, в которых денежные потоки прозрачны, трудно найти землевладельцев, готовых проводить сделку в форме, предусмотренной законом. Рынок цивилизуется медленнее, чем хотелось бы.

Из чего складывается концепция поселка?

Поскольку мы ориентируемся на определенный сегмент, естественно, мы понимаем, кто будет приобретать земельные участки. Известно, например, что наши покупатели — это люди в возрасте от 30 до 40 лет, семейные, как правило, с двумя детьми. Это класс граждан, которые живут определенными ценностями, тратят определенные деньги на проведение досуга. Ориентируясь на портрет покупателя, мы предлагаем ему купить не просто дом в поселке, а некий стиль жизни, который ему близок. Соответственно, когда мы разрабатываем концепцию развития территории, то стараемся правильно наполнить поселок инфраструктурой.

Кто и каким образом дает поселку название?

Все зависит от того, что является основой концепции поселка: некая оригинальная идея либо привязка к истории. Чаще всего мы изучаем историю возникновения населенного пункта, ближайшего к осваиваемому участку.

Например, проект «Монастырское озеро» расположен  неподалеку от деревни Онуфриево, которая в свою очередь находится примерно на расстоянии 1 км от Тростенского озера. Это ледниковое озеро, одно из старейших, здесь в XVII-XVIII веках находились поселения монахов, которые считали, что озеро обладает целительными свойствами.

Эта информация помогла нам придумать поселку название. С одной стороны, оно указывает на близость к воде, с другой — вызывает хорошие ассоциации, отмечая, что это место в некотором роде освященное, историческое. Монастыри всегда располагаются в лучших местах, с точки зрения ленд-девелопмента практически идеальных. На проведенных опросах фокус-групп мы выяснили, что само название не вызывает негативных ощущений у покупателей: они ассоциировали это название с семейными ценностями, а вовсе не с затворничеством и однообразным бытом.

Название также может быть связано с оригинальной концепцией. В поселке «Маяк» мы действительно построили маяк на берегу водохранилища. То есть в концепции обязательно должна быть какая-то изюминка, потому что люди живо реагируют на оригинальную идею.

Сколько вариантов названия рассматривается, пока не выбирается итоговый?

В итоге на рассмотрение директоров выносится не более четырех-пяти вариантов. Но для того, чтобы эти несколько вариантов получить, креативной группе приходится рассматривать еще несколько десятков названий.

Компании, возводящие городское жилье, сегодня нередко приглашают к работе над своими проектами архитекторов с именем. Как поступают девелоперы, работающие на загородном рынке?

Мы не приглашаем сторонних архитекторов к своим проектам, в нашей компании есть собственное архитектурное бюро. Но мы уже второй год подряд проводим творческий конкурс в МАрхИ: предлагаем студентам сделать в качестве курсовой работы проект на одном из наших участков, который подлежит освоению в ближайшие годы, но еще не выводится на рынок. В конкурсе участвует порядка 300 человек, внутренняя комиссия отбирает 25 лучших — они уже на этом этапе получают денежные призы. Потом из этих 25 человек отбирается группа, которая разрабатывает конечную идею и представляет ее на защиту, в том числе и директорам холдинга. Хороших специалистов мы приглашаем к нам на работу. Это невероятно интересный опыт: возникают очень свежие и креативные идеи. Смотришь на проект того или иного дома: вероятно, мы такой не построим никогда, но сама идея очень оригинальная, можно использовать ее отдельные элементы.

Позволил ли анализ прежних проектов понять, какая инфраструктура оптимальна для коттеджного поселка?

В принципе да. Проявились как вещи, которые обязательно надо включать в набор инфраструктуры, так и те, которых делать не стоит. В частности, выяснилось, что служба нянь по определению не нужна как инфраструктурный элемент в поселке просто потому, что потенциальные покупатели — люди, у которых уже относительно взрослые дети, подростки, не нуждающиеся в услугах такого персонала.

Но в целом инфраструктурные элементы легко поменять, так как сначала формируются коммерческие площади как таковые, а потом они заполняются арендаторами. Естественно, мы сами не занимаемся организацией работы служб, а приглашаем оператора. Появилась, например, необходимость поставить банкоматы и сделать небольшую финансовую структуру либо страховую компанию, которая обслуживала бы несколько поселков, — мы об этом позаботимся. Или, допустим, в результате анкетирования выяснилось, что жителям поселка нужна пекарня — чтобы свежий хлеб по утрам развозили по домам жителей. В начале осуществления проекта такие вещи не столь очевидны, поэтому что-то приходится корректировать в процессе.

Мария Макалкина

3 большие идеи для достижения устойчивого развития городов и сообществ

Финансирование Новой программы развития городов

Только 3% от этой суммы доступны через официальную помощь в целях развития (ОПР). Это означает, что города должны укреплять муниципальные финансы, одновременно находя новые способы увеличения финансирования городской инфраструктуры.

Примеры включают:

  • В Восточной Африке Всемирный банк имеет операционный портфель в размере почти 1 миллиарда долларов в городских проектах, направленных на улучшение финансовых и институциональных показателей в Эфиопии, Кении, Уганде и Танзании.
  • В Касабланке, Марокко, заем Всемирного банка в размере 172 млн евро направлен на улучшение инвестиционного потенциала города за счет улучшения системы управления доходами муниципалитета и привлечения частных инвестиций в муниципальную инфраструктуру и услуги через государственно-частные партнерства.
  • Йоханнесбург и Медельин относятся к числу городов, которые обратились к Всемирному банку за поддержкой для расширения своих источников доходов, чтобы охватить более широкий спектр инструментов «сбора стоимости» и наземного финансирования, тем самым привлекая частный капитал в большем объеме и повышая социальный потенциал. экономическая и фискальная отдача от государственных инвестиций в городах.
  • Инициатива Всемирного банка по повышению кредитоспособности городов (CCI) направлена ​​на улучшение финансовых показателей местных органов власти и их подготовку к выходу на внутренние / региональные рынки капитала без государственной гарантии. CCI обучил более 600 муниципальных служащих из 240 городов 25 стран.

Содействие территориальному развитию

Сильные и стойкие разногласия между благополучными и неблагополучными местами усугубляют неравенство и человеческие страдания, разжигают недовольство и препятствуют развитию.Настоятельно необходимо стимулировать устойчивый, инклюзивный экономический рост на этих отсталых землях и городских пространствах.

Вот здесь-то и вступает в игру территориальное развитие. Оно помогает нам понимать города не только как отдельные объекты, но и как взаимосвязь между ними, что способствует более быстрому экономическому росту и связывает людей с лучшими рабочими местами.

  • Отчет Всемирного банка «Города Восточной Азии и Тихого океана: расширение возможностей для городской бедноты » призывает города региона обеспечить инклюзивный, равноправный рост городов посредством многомерного подхода к планированию, включающего аспекты экономики, пространства и социальная интеграция для стимулирования экономического роста и сокращения бедности.
  • The Africa’s Cities: Opening Doors to the World В отчете отмечается, что улучшение условий жизни людей и предприятий в африканских городах путем активных инвестиций в инфраструктуру и реформирования земельных рынков является ключом к ускорению экономического роста, созданию рабочих мест и повышению конкурентоспособности городов.
  • В Кении районы на севере страны в большинстве своем лишены благ, связанных с повышением уровня жизни. Всемирный банк запускает Инициативу развития Севера и Северо-Востока (NEDI), многосекторальную программу, состоящую из проектов в области транспорта, воды, энергетики, сельского хозяйства, жизнеобеспечения и социальной защиты для подключения региона к национальным и глобальным рынкам.
  • В Колумбии национальное правительство выдвинуло ряд институциональных и политических изменений для содействия процессу миростроительства. При поддержке Всемирного банка эти усилия сосредоточены на укреплении институтов управления земельными ресурсами и территориального планирования, а также на улучшении управления финансами на субнациональном уровне и приоритизации инвестиций.

Повышение устойчивости к стихийным бедствиям и изменению климата

По мере роста городов увеличивается их подверженность и уязвимость к стихийным бедствиям.

За последние годы Всемирный банк проработал более чем в 7000 городах в 130 странах, вложив в 2017 финансовом году более 4 миллиардов долларов в управление рисками стихийных бедствий и вложив более 50 миллиардов долларов в более чем 900 проектов, связанных с климатом. .

Всемирный банк также содействовал глобальному партнерству для поддержки стран в их работе по повышению устойчивости городов:

  • Через Программу повышения устойчивости городов (CRP), поддерживаемую Глобальным фондом по уменьшению опасности бедствий и восстановлению (GFDRR), Швейцарским экономическим секретариатом ( SECO) и других партнеров, Всемирный банк помогает городам по всему миру мобилизовать финансовые средства, необходимые для повышения устойчивости к изменению климата и рискам стихийных бедствий, привлекая инвесторов к финансовым проектам и делая миллионы людей более безопасными и сильными.От Панама-Сити, Панама и Порту-Алегри, Бразилия, до Аккры, Гана, и Кантхо, Вьетнам, CRP привлек более 30 городов по всему миру к разработке инвестиционных программ, которые могут быть профинансированы с помощью ряда финансовых инструментов.
  • На Парижском саммите «Одна планета» CRP объявил о новом партнерстве с Глобальным соглашением мэров по климату и энергии для оказания технической и финансовой помощи 150 городам в течение следующих трех лет.
  • Устойчивость городов неразрывно связана с экологической устойчивостью.Глобальная платформа устойчивого развития городов (GPSC) Всемирного банка работает с мэрами развивающихся стран над преобразованием городов в инклюзивные и устойчивые центры роста в рамках программы Глобального экологического фонда (ГЭФ) по устойчивым городам, которая действует в 27 городах и 11 стран и привлекут 1,5 миллиарда долларов в течение пяти лет.
  • Группа Всемирного банка в качестве информационного партнера оказывает поддержку инициативе Urban 20 (U20), в рамках которой города делятся своим опытом и разрабатывают коллективные послания, чтобы обогатить дебаты G20 по глобальным вопросам борьбы с изменением климата, устойчивого развития и их социального развития. -экономические разветвления.

городской район | Национальное географическое общество

Городской район — это регион, окружающий город. Большинство жителей городских районов работают в несельскохозяйственном секторе. Городские районы очень развиты, а это означает, что здесь много построек, таких как дома, коммерческие здания, дороги, мосты и железные дороги.

«Городской район» может относиться к городам, городам и пригородам. Городская территория включает в себя сам город, а также его окрестности. Многие городские районы называются мегаполисами или «большими», как в Большом Нью-Йорке или Большом Лондоне.

Когда два или более мегаполисов разрастаются до объединения, результат может быть известен как мегаполис. В Соединенных Штатах городской район Бостона, штат Массачусетс, в конечном итоге распространился на юг до Вашингтона, округ Колумбия, создав мегаполис BosWash или Северо-восточный коридор.

Сельские районы противоположны городским районам. Сельские районы, часто называемые «деревнями», имеют низкую плотность населения и большие площади неосвоенных земель. Обычно разница между сельской и городской местностью очевидна.Но в развитых странах с большой численностью населения, таких как Япония, разница становится менее очевидной. В США поселения с населением 2500 и более человек считаются городскими. В Японии, которая гораздо более густонаселенна, чем США, городскими считаются только поселения с населением 30 000 человек и более.

Во всем мире преобладает миграция внутри стран из сельских в городские районы. Отчасти это связано с тем, что усовершенствованные технологии снизили потребность в сельскохозяйственных рабочих, а отчасти потому, что города считаются открывающими большие экономические возможности.Однако большинство людей в мире по-прежнему живут в сельской местности.

Города

Один из типов городской территории — город. Город обычно больше деревни, но меньше города. Некоторые географы также определяют город как имеющий от 2500 до 20 000 жителей.

Города обычно имеют местное самоуправление, и они могут расти за счет специализированной экономической деятельности, такой как горнодобывающая промышленность или железная дорога.

Западная часть Соединенных Штатов, например, усеяна «городами-призраками».»В городах-призраках больше нет человеческого населения. Они полны заброшенных зданий и дорог, заросших кустарником и естественной растительностью.

Многие города-призраки на западе США — это остатки «городов бума», которые возникли после того, как в 19 веке в этом районе были обнаружены золото и серебро. В этих городах бурно развивалась экономическая активность, большая часть которой была сосредоточена на добыче полезных ископаемых. Когда все золото и серебро было добыто, экономическая деятельность прекратилась, и люди уехали, оставив города-призраки пустыми домами и предприятиями.

Рост пригородов

Пригороды — это небольшие городские районы, окружающие города. Большинство пригородов менее плотно заселены, чем города. Они служат жилым районом для большей части городской рабочей силы. Пригороды состоят в основном из домов на одну семью, магазинов и служб.

Многие горожане переезжают в пригороды — ситуация, известная как пригородная миграция. Дома в пригородах обычно больше домов в городах, а в пригородах обычно больше парков и открытых пространств.Жители могут переехать, чтобы избежать движения, шума или жить в более просторном доме.

Большие группы американцев начали переезжать в пригороды в конце 1800-х годов. Изобретение трамвая позволило жителям добираться из дома на работу в городе.

В конце Второй мировой войны правительство США ввело в действие программу предоставления жилищных займов вернувшимся ветеранам войны. Это вызвало бурный рост домов на одну семью и увеличило рост пригородов по всей Америке.

Принятие Закона о федеральной автостраде 1956 года также способствовало росту пригородов и городских территорий. В соответствии с Законом о автомагистралях было создано 66 000 километров (41 000 миль) межгосударственных дорожных систем. Первоначальный план системы шоссейных дорог предусматривал эвакуацию крупных городов в случае ядерного или военного нападения. Вместо этого Закон о автомагистралях привел к разрастанию пригородов.

Разрастание пригородов по-прежнему является явлением в США. Во-первых, расширяются окраины города.Постепенно эти отдаленные районы становятся более густонаселенными, отодвигая пригороды все дальше в сельские районы.

Жилье и предприятия, обслуживающие пригородные районы, съедают сельхозугодья и пустыню. Более 809000 гектаров (2 миллионов акров) сельскохозяйственных угодий и дикой природы теряются из-за развития каждый год в США

.

Умный рост

Недавно специалисты попытались ограничить распространение пригородов или, по крайней мере, создать более целенаправленную застройку городских территорий.Это известно как «умный рост». Градостроители создают сообщества, которые созданы для того, чтобы больше ходить пешком и меньше зависеть от автомобилей. Некоторые застройщики восстанавливают старые общины в центре города, вместо того, чтобы развивать следующий участок сельскохозяйственных угодий или дикой местности.

штатов, таких как Орегон, принимают законы по предотвращению незапланированного разрастания городов. Они создали границы вокруг городов, которые ограничивают рост развития. Чиновники создали законы, согласно которым минимальный размер земельного участка составляет 32 гектара (80 акров).Это сделано для того, чтобы застройщики не создавали пригородных поселков. Земельный участок в 80 акров — это слишком дорого для дома на одну семью!

Другие сообщества умного роста создают новые типы развития. Некоторые из них имеют большое количество неосвоенных «зеленых насаждений», органических ферм и озер.

В городских районах обычно отводится вода от дождя и снега, которая не может скапливаться на мощеной земле. Вместо того, чтобы использовать дренажные трубы и канавы, быстрорастущие сообщества создают водно-болотные угодья, предназначенные для фильтрации ливневых стоков.

Все больше градостроителей развивают городские районы с учетом их географического положения. Инженеры строят конструкции, гармонирующие с окружающей их природой, и используют природные ресурсы. Например, белые крыши отражают солнечные лучи и снижают стоимость кондиционирования воздуха. По этой причине застройщики в таких разных городских районах, как Лос-Анджелес, Калифорния и островные сообщества Греции, создают дома и предприятия с белыми штукатурными или черепичными крышами.

Существует также тенденция к сохранению и поддержанию большего количества зеленых насаждений и посадке большего количества деревьев в городских районах.Ландшафтные дизайнеры часто консультируются с градостроителями, чтобы включить парки в застройку.

Границы | Города сквозь века: одно или много?

Введение

Сегодня города являются одновременно двигателями инноваций и экономического роста, а также средой сосредоточения социальных проблем. По мере того, как города по всему миру расширяются в размерах и влиянии, достижения в научном понимании городов, урбанизма и урбанизации приобретают все большую актуальность. Существуют ли фундаментальные городские процессы, которые порождают базовый тип города, в каком бы то ни было контексте, культуре или периоде времени? Или выражения урбанизма слишком разнообразны, чтобы их можно было включить в одну модель? Является ли современная урбанизация просто продолжением прошлых процессов урбанизации или это принципиально иной процесс?

Урбанизация на протяжении веков выявила огромные различия в пространственных и социальных формах городов, их размерах, функциях, видах деятельности и моделях роста.Учитывая эту огромную изменчивость во многих областях, нетрудно утверждать, что любое понятие единой городской формы, процесса или модели на протяжении всей истории должно включать чрезмерное упрощение. Различия между городами в пространстве и времени кажутся слишком большими, чтобы соответствовать одному типу или модели. Тем не менее, ученые в различных дисциплинах утверждали, что города — независимо от их размера, географии, временного окружения или культурной среды — имеют множество основных социальных характеристик и играют схожие функциональные роли в разных человеческих обществах (Mumford, 1961; Jacobs, 1969). ; Холл, 1998).Растет признание того, что у населенных пунктов от Ура до Мумбаи достаточно общего, что термин «города» может использоваться для значимого обозначения объектов, разделенных тысячами лет (Algaze, 2008; Smith, 2010b; York et al., 2011). ; Barthel, Isendahl, 2013). Тем не менее, в этой работе не удалось указать, какие характеристики городов на протяжении веков позволяют рассматривать или анализировать их как единое явление, несмотря на их очевидные различия.

Города (и населенные пункты в более общем плане) по сути связаны с преимуществами агрегации, которые, в свою очередь, являются проявлением человеческой социальности (Boyd and Richerson, 2005).Размер популяции является одновременно основным определяющим фактором и следствием социальной эволюции (Henrich, 2015). Базовая демографическая динамика роста, поддержания и упадка важна для городов, древних, досовременных и современных. За время своего существования все города, задокументированные археологией и историей, прошли фазы расширения (в пространственном расширении и численности населения), прежде чем в конечном итоге пришли в упадок. Существование, масштабы и актуальность экономического роста (который может означать либо увеличение материального производства, либо увеличение производства на душу населения) в древних и досовременных обществах является предметом значительных дискуссий (Erdkamp, ​​2016; Jongman, 2016; Stark et al. al., 2016), (Грин, 2000; Шайдель, 2004; Прайор, 2005). С другой стороны, реальность роста городов (либо увеличение доли населения, проживающего в городских поселениях, либо увеличение численности населения отдельных городских поселений) в древних и досовременных обществах — нет. Понимание того, что является общим, а что нет в росте городского населения (населения) во времени, является ключом к пониманию того, что является общим для городской жизни в разные эпохи и цивилизации.

На вопрос, поставленный в нашем заголовке, — одно или несколько? — есть два ответа.Во-первых, когда мы сосредотачиваемся на институциональной структуре городов, включая механизмы, которые генерируют рост городов, есть две принципиально разные формы городов. Мы называем эти экономических города и политических города . В городской экономике этот контраст часто обсуждается с точки зрения различий между «нормальными» городами и городами приматов (de Long and Shleifer, 1993; Ades and Glaeser, 1995), но на самом деле различие идет глубже. Большинство городов до современной эпохи были политическими городами, а это означало, что их доминирующие институты находились в сфере власти и управления правителем или правящей элитой.Несколько городов до современного уровня и большинство городов сегодня являются экономическими городами, а это означает, что экономические соображения доминируют при принятии решений о размещении отдельных лиц и производственных единиц, и что экономическая деятельность в значительной степени формирует их социальную структуру, а экономические силы доминируют в процессах их роста.

Несмотря на очень реальные и важные различия между экономическими и политическими городами, рост городов в обоих типах происходит из общего набора поведенческих и встроенных экологических механизмов, которые лежат в основе как экономических, так и политических движущих сил, обычно обсуждаемых в городской литературе.Сосредоточение внимания на этих фундаментальных механизмах приводит к нашему второму ответу на вопрос «одно или много?»: Город — это одно среди множества проявлений городской жизни. Это место возбужденного скопления людей (Костоф, 1991, стр. 37), которое порождает рост и изменения (Смит, 2019). Эти лежащие в основе механизмы были исследованы в нескольких направлениях недавних работ, в которых рассматривается точка зрения — теоретически обоснованная и подтвержденная эмпирически, — что города являются и были социальными сетями людей, встроенных в физическое пространство (Fisher, 2009; Hipp et al., 2012; Бетанкур, 2013; Youn et al., 2016). Этот объем исследований возродил перспективы построения аналитической основы для понимания истоков и движущих сил урбанизации, действующей в городах из далекого прошлого и современной городской жизни, как экономических, так и политических городов.

Наш двойной ответ на вопрос «одно или много?» имеет значение для понимания городов и урбанизма сегодня. Заинтересован ли кто-либо в выявлении универсальных городских черт (Smith et al., 2015), отслеживая развитие урбанизма с течением времени (Mumford, 1961) или используя идеи из прошлых городов для информирования современной практики (Rapoport, 1973; Hakim, 2012), важно понимать как преемственность, так и разобщенность между городами сегодня. и те из прошлого. Основаны ли принципы нового урбанизма (Конгресс за новый урбанизм, 1996 г.) на универсальных городских реалиях или они отражают только условия совсем недавнего прошлого? Как ученые могут предсказать, будут ли текущие принципы устойчивости городов действовать в течение длительного периода времени? Мы предлагаем, чтобы наша формулировка городов на протяжении веков могла помочь в анализе этих и других вопросов о городах и городской жизни в настоящем и будущем.

Что такое город?

В своей книге Триумф города городской экономист Эдвард Глезер определяет города как «отсутствие физического пространства между людьми и компаниями. Это близость, плотность, близость »(Glaeser, 2011, с. 6). Минималистское определение Глэзера, похоже, отражает то, что для многих является важной особенностью городов. Тем не менее, сам минимализм позволяет этому определению в равной степени применяться ко всем формам человеческих поселений — от лагерей охотников-собирателей до городов, — в которых физическая близость способствует социальной жизни.Более того, высокая плотность больше не характерна для всех современных городов (Angel, 2012), как и не для всех древних городов (Fletcher, 2009).

Археолог [Cowgill (2004), стр. 526] отметил: «Общеизвестно, что трудно прийти к согласию относительно определения« города », применимого к различным культурам, но мы не можем обойтись без определений вообще… Ни один критерий, такой как чистый размер или использование письменности, не является адекватным. ” Городская литература раскрывает два доминирующих подхода к определению города: социологический / демографический подход и функциональный подход.Наиболее влиятельное определение дает социолог [(Wirth, 1938), с. 8]: «Для социологических целей город можно определить как относительно большое, плотное и постоянное поселение социально разнородных людей». Это определение явно подходит для современных городов, и его отдают предпочтение большинству современных исследователей урбанизма. Но историки, антропологи и археологи указали, что социологическое определение исключает большинство досовременных городов из рассмотрения как городские поселения (например,г., Sjoberg, 1960; Фокс, 1977; Смит, 2016).

Ранние городские поселения были заметными и влиятельными в своих регионах, но их уровни численности, плотности и неоднородности населения были значительно ниже, чем в современных западных городах. Эта ситуация привела к принятию «функционального» подхода к определению, основанного на работе по экономической географии (Lloyd and Dicken, 1972). Определение археолога [Триггер (1972), с. 577]: «Принято считать, что каким бы ни был город, он является единицей поселения, выполняющей особые функции по отношению к обширным внутренним районам.«Городская функция — это деятельность или учреждение, которое напрямую влияет на жизнь и общество в глубинке. Первоначальное функциональное определение городов было сосредоточено на экономических функциях розничной торговли, а теория центрального места предоставила концепции и методы для понимания городов как экономических центров (Christaller, 1966). Затем антропологи вышли за рамки экономических функций, чтобы определить города, используя другие региональные воздействия, такие как политическое управление или религия (Fox, 1977; Marcus, 1983).

Хотя эти социологические и функционалистские определения городов часто противопоставлялись друг другу и рассматривались как альтернативные подходы, мы хотим подчеркнуть важную общность.Оба определения охватывают идею о том, что социальные взаимодействия в ограниченном пространстве являются важными движущими силами процесса урбанизации. По словам историка архитектуры [Костоф (1991), с. 37], «Города — это места, где происходит определенное энергичное скопление людей». То есть города представляют собой среду для частых и интенсивных социальных взаимодействий, и, следовательно, эти взаимодействия имеют важное влияние на поведение и производительность в городах (Smith, 2019). Плотность и социальная неоднородность городской концепции Вирта подразумевают важность этой энергичной скученности.А городские функции альтернативного определения — это не что иное, как определенные виды социальных взаимодействий, которые порождают влияние, которое город оказывает на его внутренние районы. Это понятие «возбужденного скопления людей» также является теоретической основой нашего обсуждения ниже города как многих вещей одновременно, или, по сути, «города как одного предмета».

Город как две вещи: экономические и политические города

Большинство городов до промышленной революции были политическими городами, а большинство современных городов — экономическими.Эта дихотомия основана на характере экономической деятельности, ее значимости в городской динамике и ее связи с ростом. Практически вся литература по городской экономике и городской географии сосредоточена на выборе местоположения предприятий и отдельных лиц, а также на положительных внешних эффектах (из-за агломерации) для производительности фирм и отдельных лиц. Это приводит к тому, что современные работы по городской экономике, экономической географии и региональной науке имеют «модернистский» уклон, применимый в основном к городам с производительной и динамичной экономикой.В нашей схеме большинство экономических городов существуют в рамках капиталистической мировой системы, но мы считаем, что необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, в какой степени наша концепция экономических городов может применяться к городам до современной эпохи. С другой стороны, политические города — это те города, в которых преобладает политическая или административная деятельность. Экономические процессы либо подавляются политическими силами (как в недавних городах приматов), либо просто намного менее развиты, чем в современных городах.

Концепции экономического города и политического города являются идеальными типами Вебера: чистыми классификациями, которые никогда не будут точно соответствовать эмпирическому миру (Gerth and Mills, 1946, p.59, 60). Они являются концами континуума. Эта дихотомия похожа, но не идентична ряду дихотомических типологий в городской литературе (Таблица 1). Мы предлагаем новую дихотомию, потому что ни одна из этих предшествующих схем не является достаточно широкой, чтобы охватить весь диапазон исторического урбанизма.

Таблица 1 . Город как две вещи: дихотомические городские типологии.

Самой ранней из этих дихотомий идеальных городов было различие Смита (1979) между правительственными городами и коммерческими городами (Стулл, 1986).Основными видами деятельности в первом случае являются администрирование и правление, которые в схеме Смита считаются непродуктивным трудом. Смит описывает этих рабочих как «праздных, распутных и бедных» (Stull, 1986, стр. 300). Напротив, большинство рабочих в торговых городах «трудолюбивы, трезвы и успешны». Список Адама Смита правительственных городов восемнадцатого века включает Рим, Мадрид, Версаль, Париж и Эдинбург до 1707 года. Торговые города включали Глазго, многие английские города и большинство голландских городов.Он классифицировал другие города своего времени как имеющие атрибуты обоих типов: Лондон, Лиссабон, Копенгаген и Эдинбург после 1707 года.

Контраст между городом-потребителем и городом-производителем возник благодаря Максу Веберу и другим экономическим историкам начала двадцатого века, чтобы противопоставить способы, которыми классические и средневековые города получали еду из своих внутренних районов. Коммерческие предприятия в средневековых городах-производителях позволяли горожанам получать продукты питания от фермеров посредством коммерческого обмена, тогда как элита в древних городах-потребителях получала сельский доход от ренты.Классицисты спорили о том, какая концепция лучше всего подходит римским городам и поселкам на протяжении десятилетий (например, Parkins, 1997), аргумент, который запутался в дебатах примитивистов / модернистов о древней экономике. Недавняя работа позволила сделать два вывода: (1) рынки функционировали во многих, но не во всех древних обществах; и (2) наличие рынков не превращает древние общества в протокапиталистические образования (Morris, 2004; Feinman and Garraty, 2010; Garraty and Stark, 2010).

В исследовании вариаций римских городов в Британии Кларк (1993) оценивает несколько общих моделей пространственной организации доиндустриальных городов, включая Шоберга (1960), Вэнса (1971) и Лэнгтона (1975).Ни одна из этих моделей не подходит хорошо для римских городов Британии, что привело Кларка к синтезу различных идей этих авторов в две модели, которые он назвал «публичным урбанизмом» (модель пространственных зон Шоберга, основанная на классах, с меньшим упором на коммерческую составляющую). и «Коммерческий урбанизм» (модель средневекового города Вэнса, которая подчеркивает важность гильдий и отсутствие зонирования по классам).

Следующие две дихотомии возникли в 1950-х годах в литературе по экономическому развитию.Экономист Хозелиц (1955) классифицировал города как генеративных или паразитических , если они оказывают положительное или отрицательное влияние на экономический рост в их регионе или стране; см. также Wrigley (1978). Антропологи Редфилд и Сингер (1954) продвигали стереотипы развивающихся стран в своей классификации ортогенетических городов (традиционные города, в которых доминирует «моральный порядок») и гетерогенных городов (модернизация городов, где «технический порядок» является основным).Зависимая / автономная экономика Измерение функциональной типологии Ричарда Фокса довольно точно отображается на нашу политическую / экономическую дихотомию; его царственно-ритуальные, административные и колониальные категории городов вписываются в нашу политическую категорию, а его промышленные и торговые города вписываются в экономический тип. Столицы городов-государств делятся на две категории; Примеры греков, йоруба и ацтеков были политическими городами, но многие постсредневековые столицы европейских городов-государств были экономическими городами.Мы также включаем города приматов в нашу политическую категорию. Это города, размер которых намного превышает другие города в их региональной системе (Adamic, 2011). О современных городах приматов [Ades and Glaeser (1995), p. 195], «политические силы, даже в большей степени, чем экономические факторы, движут централизацией городов» (более подробно мы обсудим города приматов ниже).

Наши категории политических и экономических городов — как и другие параллельные дихотомии, перечисленные в таблице 1 — являются идеальными типами Вебера, которые не предназначены для точного соответствия какому-либо конкретному городу.Фактически, эти категории лучше всего рассматривать как концы континуума, а не как жесткую дихотомию. Наша цель — улучшить научное понимание различий между городами, а не категоризировать отдельные города.

Рост в городах

Феномен роста и его движущие силы, казалось бы, обеспечивают самую разительную разницу между древними и современными городами. Четкое их разграничение — важная часть упражнения, направленного на выявление общих черт в историческом опыте городского развития.Начнем с вопроса: , что такое экономический рост ? По сути, увеличение материального производства общества по сравнению с предыдущим периодом является примером экономического роста. Увеличение объема производства, вызванное более эффективным использованием ресурсов, обозначается как интенсивный рост , в то время как рост, вызванный только увеличением «факторов производства» (таких как рабочая сила или сельскохозяйственные земли), называется экстенсивным ростом (Bjork , 1999). Рабочая сила была и остается самым важным вкладом в производство, и поэтому одного роста населения было бы достаточно в большинстве ситуаций, чтобы вызвать увеличение материального производства в досовременных обществах (в противном случае начался бы процесс обнищания.) «Смиттианский рост» относится к ситуации, в которой рост обусловлен усилением специализации рабочей силы, чему способствует географическое расширение рынков (Burkai, 1969; Kelly, 1997; Persson and Sharp, 2015). Такой рост потребовал расширения коммерческой и транспортной инфраструктуры. Модели экономического роста типа Солоу – Свона с их объяснительным акцентом на накопление капитала и рост населения оказали большое влияние на экономистов в 1960-х и 1970-х годах (Solow, 1956; Swan, 1956).В современную эпоху экономический рост Смитианской или интенсивной разновидности повлек за собой повышение производительности (обычно измеряемое с помощью показателей выпуска на душу населения) настолько, что — для современных экономик — экономический рост равносилен повышению производительности (Allen, 2009). ).

Вот уже почти три десятилетия в работе в области экономики роста преобладает «новая теория экономического роста», которая делает упор на создание и обмен знаниями, инновациями и изобретениями, а также человеческий капитал (т.е., квалифицированные специалисты) как движущие силы повышения производительности и роста (Lucas, 1988; Romer, 1990; Weil, 2008). Акцент на вторичных эффектах знаний (форма внешнего воздействия), в свою очередь, вызвал новый интерес к роли городов как привилегированной среды для генерации и рекомбинации знаний (Lucas, 1988; Glaeser, 2011). Проявление перспективы «новой теории роста» в отношении городского развития подчеркнуло действие «агломерационной экономики» (Fujita et al., 1999). Экономика агломерации возникает, когда концентрации («агломерации») отдельных фирм и организаций создают взаимодействия и обратную связь, которые создают нерыночные выгоды (например, потоки знаний). Предполагается, что эти агломерационные экономики являются основными движущими силами роста в самых последних работах, объясняющих экономическое развитие городов (например, Black and Henderson, 1999; O’Sullivan, 2011; Storper, 2013).

Дюрантон и Пуга (2004) разделяют силы, порождающие агломерацию, на три микроуровневых процесса: совместное использование, сопоставление и обучение. Совместное использование относится к наличию общественных благ (инфраструктуры, рынков и других институтов, способствующих торговле) в городах, а также к выгодам от специализации и от большего числа поставщиков, которые делятся между людьми и фирмами. Хотя политические города, безусловно, предлагали общественные блага (Stanley et al., 2016), гораздо более низкий уровень технологий, инфраструктуры и коммерциализации привел к более низким уровням производственного взаимодействия и экономического роста. Соответствие относится к объединению людей и рабочих мест в городских районах.Учитывая гораздо меньшее преобладание наемного труда в докапиталистических экономиках — в сочетании с гораздо более низким уровнем индивидуальной специализации — маловероятно, что соответствие было значительной силой в создании агломерации в политических городах. Обучение относится к генерированию, распространению и накоплению знаний, особенно к образованию рабочих, которые вносят вклад в человеческий капитал в агломерационной экономике. Значительно снижение уровня образования и грамотности в докапиталистических странах делает обучение второстепенным фактором в создании изменений и экономического роста в политических городах.Сторпер (2013) проводит параллельное обсуждение основных причин роста городов и агломерации. С более широкой точки зрения, если мы рассмотрим сферу современного экономического роста, а не только городскую агломерацию, совершенно очевидно, что большинству основных процессов (Jones and Romer, 2010) мало аналогов в докапиталистических экономиках.

Политические города и экономический рост в древнем мире

Концепция города-приматов в городской экономике (de Long and Shleifer, 1993; Ades and Glaeser, 1995; Behrens and Bala, 2013) раскрывает суть различия между процессами роста политических и экономических городов.Именно в сфере экономического роста, постоянно присутствующего в современной общественной жизни и, казалось бы, отсутствующего в древнем прошлом, находится величайшая пропасть между древней и современной городской жизнью. [Адес и Глезер (1995), стр. 224] резюмируют, чем города приматов отличаются от других городов следующим образом:

Городские гиганты в конечном итоге являются результатом концентрации власти в руках небольшой группы агентов, живущих в столице. Эта власть позволяет лидерам извлекать богатство из внутренних районов и распределять его в столице.Мигранты приезжают в город из-за спроса, создаваемого концентрацией богатства, желанием влиять на руководство, трансфертами, предоставляемыми руководством для подавления местных беспорядков, и безопасностью столицы. Этот образец был верен в Риме в 50 году н. Э., И это описание все еще верно во многих странах сегодня.

[де Лонг и Шлейфер (1993) 1993, стр. 686] отмечают для своей исторической выборки, что «присутствие принца-абсолютиста [маркер города приматов] снижает рост населения в городах с населением более 30 000 человек почти на 180 000 человек в столетие.”

Уровень коммерциализации экономики дает приблизительный индекс масштаба от политических городов до экономических. Под «коммерциализацией» мы подразумеваем количество и влияние коммерческих институтов в экономике. Такой индекс варьируется от некоммерческих экономик, в которых отсутствуют деньги, системы бухгалтерского учета и предпринимательских торговцев, до умеренно коммерциализированных экономик (с деньгами в форме монет и систем бухгалтерского учета, но без наемного труда или банковского дела) до высоко коммерциализированных экономик (со всем этим черты характера и другие).Эта концепция и шкала основаны на Smith (2004) и ряде работ по экономической истории (например, Braudel, 1982; North, 1991; Temin, 2013; Persson, Sharp, 2015).

Что примечательно в таком масштабе коммерциализации, так это то, что даже самая коммерциализированная до средневековья экономика — Имперский Рим — все еще имела очень ограниченный уровень экономического роста. Рост действительно происходил в Древней Греции (Morris, 2004) и Имперском Риме (Jongman, 2012), но римские города не были динамичными и расширяющимися торговыми центрами, как современные экономические города.Между Римской империей и средневековьем произошла настоящая трансформация характера коммерческой деятельности и роли городов. Бухгалтерский учет с двойной записью, например, начал свое быстрое распространение примерно до 1500 г. (Gleeson-White, 2012).

Хадсон (2010) указывает на деятельность, институты и ценности классического мира, ответственные за то, что он называет «разрушительными формами предпринимательства», которые доминировали в экономике. Рентгеновское поведение было безудержным. «Олигархическая этика предпочитала захватывать богатство за границей, а не создавать его дома.Основными способами разбогатеть были завоевания, набеги и пиратство, захват рабов и торговля рабами, ссуды, сбор налогов и родственная деятельность, более хищническая, чем предпринимательская »(стр. 15). Хотя экономика Имперского Рима достигла наивысшего уровня коммерциализации в мире до средневековой Европы, его экономика все еще была «непродуктивной» (Baumol, 1990), поскольку погоня за рентой преобладала над коммерческим ростом. В исследовании римского банковского дела [Andreau (1999), p. 147–48] спрашивает: «Направляли ли римские финансисты большую часть своих усилий на экономическую жизнь, чтобы создать эффективный инструмент для инвестиций? Специализировались ли какие-либо финансовые учреждения на продвижении продуктивных кредитов? Ответ на оба вопроса определенно должен быть отрицательным.”

Римской империи, [Hopkins (1978), p. 77] отмечалось: «Огромные доиндустриальные империи аккумулируют огромные ресурсы; они тратят большую часть этого накопленного излишка на самосохранение, а не на экономический рост ». Вывод очевиден: модели поведения и институты, обеспечивающие экономический рост и экономику городской агломерации в современных городах, по большей части отсутствовали в политических городах древнего мира, и этим городам требуются очень разные модели роста. По словам историка [Норенья (2014), с.193] «Все города в доиндустриальной экономике в определенном смысле искусственны, поскольку они зависят от набора политических институтов, инструментов принуждения и легитимизирующих механизмов, которые вместе позволяют группе несырьевых производителей жить за счет излишков, произведенных крестьянами-фермерами. . »

Процессы агломерации в политических городах

Даже если мы признаем, что экономический рост был гораздо менее важен в древних городах, чем сегодня, все же полезно задаться вопросом, могла ли экономика агломерации вызывать рост городов в политических городах прошлого.Практически вся литература по городской агломерации предназначена для современных или недавних исторических экономических городов с капиталистической экономикой. Тем не менее, можно расширить концепцию городской агломерации за пределы экономики, чтобы сделать ее более применимой к домодернистским городам. Это подход, используемый некоторыми экономистами для объяснения аномальных моделей роста в исторических и современных городах приматов (de Long and Shleifer, 1993; Ades and Glaeser, 1995). Их подход может быть расширен еще больше, если учесть пространственную концентрацию различных видов неэкономической деятельности в досовременных городах и ее последствия.

Городские агломерации власти и управления — наиболее очевидный случай, но не будет слишком надуманным, чтобы предположить, что ритуальная деятельность может также генерировать концентрацию социальных взаимодействий и рост городов. Действительно, это был один из компонентов классической модели ранней урбанизации Уитли (1971). В недавней статье [Скотт и Сторпер (2015), стр. 4] предлагают такой более широкий подход к агломерации:

Даже в самых ранних городах агломерации таких видов деятельности, как политическое управление, церемониальные и религиозные занятия, ремесленное производство (напр.g., для предметов роскоши или военной техники), а рыночная торговля почти всегда составляла ядро ​​городского процесса (Wheatley, 1971). Агломерация происходит потому, что подобные действия влекут за собой разделение труда и другие взаимозависимости, что выражается в транзакционных отношениях, стоимость которых зависит от расстояния, и потому, что они могут получить функциональную синергию, объединяясь вместе в географическом пространстве. Различные типы инфраструктуры помогают закрепить динамичный процесс агломерации.Другими словами, одной из центральных особенностей урбанизации всегда была ее способность повышать эффективность за счет агломерации.

Тем не менее, уровни обратной связи и роста городов, порождаемые этими неэкономическими агломерационными процессами, кажутся на порядки меньше, чем современные процессы роста агломерации в экономических городах.

Скотт и Сторпер, кажется, осознают пропасть между агломерационными процессами в политических и экономических городах, когда они указывают, что ранние города были «пойманы в мальтузианскую ловушку», которую удалось преодолеть только с резким ростом экономической производительности с индустриализацией.Они предполагают, что промышленная революция была «эпохой, когда фундаментальная взаимосвязь между экономическим развитием и урбанизацией становится особенно очевидной» (Скотт и Сторпер, 2015, стр. 5). Но, с нашей точки зрения, последнее утверждение неверно. Индустриализация не прояснила взаимосвязь между экономическим ростом и урбанизацией; вместо этого индустриализация и капитализм преобразовали , а значительно усилили эту взаимосвязь до такой степени, что динамика стала фундаментально отличаться от процессов роста политических городов в том смысле, что «больше — это другое» (Anderson, 1972).Тем не менее, мы предполагаем, что дальнейшее внимание к неэкономическим агломерационным процессам может не только помочь объяснить рост городов в прошлом, но также может пролить свет на разнообразие траекторий роста городов в современном мире.

Город как одно целое: контейнер для «энергичной толпы»

Концепция городов как мест интенсивного социального взаимодействия — «энергичное скопление людей», по словам [Костофа (1991), с. 37] — разделяют оба доминирующих определения городов и урбанизма (Smith, 2019).Более того, процессы социального взаимодействия действуют на более глубоком или более фундаментальном уровне, чем рассмотренные выше экономические и политические факторы роста городов, и их можно рассматривать как движущие силы для роста как экономических, так и политических городов. Наши аргументы основаны на широком спектре исследований в области социальных наук по этой теме.

Размер, плотность и неоднородность населения давно признаны фундаментальными характеристиками городских поселений (Wirth, 1938; Bairoch, 1988; Angel et al., 2016). Эта социально-экономическая и культурная неоднородность, в свою очередь, способствует множеству взаимодействий (преднамеренных или случайных, мимолетных и последовательных, анонимных или длительных, обусловленных экономическими императивами или поддерживаемых общими идеологическими обязательствами), которые делают городскую жизнь социологически отличной (Jacobs, 1961; Фишер, 1975). Именно это скопление людей — а также реализуемые им творческие, изобретательские и новаторские возможности — в свою очередь порождают рост и изменения (Glaeser, 2011). Сторпер и [Сторпер и Венейблс (2004), стр.31] проанализировали механизм, посредством которого происходит «возбужденное скопление людей». Они называют это «самым фундаментальным аспектом близости: личный контакт». Хотя их анализ роли личного взаимодействия в городской агломерации твердо установлен в рамках подхода экономической географии, который игнорирует политические города и досовременные общества, по крайней мере три из их четырех «основных функций» — лицом к лицу. контакты применимы к досовременным обществам: коммуникационные технологии; доверие и стимулы в отношениях; и просмотр и общение.Их четвертую функцию — «спешка и мотивация» — труднее оценить в домодернистских контекстах.

Перспектива, согласно которой все города — независимо от эпох, географических регионов и культур — разделяют ядро ​​фундаментальных социально-экономических процессов, а также определенные предсказуемые количественные характеристики, недавно объединилась в теорию масштабирования поселений (Bettencourt et al., 2007; Bettencourt, 2013; Bettencourt and Лобо, 2016). Теория масштабирования поселений опирается на выводы из городской экономики, экономической географии и региональной науки и разделяет с этими дисциплинами общее объяснение существования и развития городов как результат взаимодействия центростремительных и центробежных «сил» (Colby, 1933; Isard, 1956; Fujita et al., 1999; О’Флаэрти, 2005). Размер населения, возможно, является одним из наиболее важных детерминант и следствий социально-экономического развития и изменений в обществах до современной эпохи (Carneiro, 2000; Johnson and Earle, 2000). Такие отношения известны в науке как отношения масштабирования, которые связывают макроскопические свойства системы — здесь города — с его масштабом или размером (Barenblatt, 1996, 2003; Brock, 1999). По этой причине систематическое изучение таких взаимосвязей в городах известно как масштабирование городов или поселений.

Новым в схеме масштабирования является то, что она рассматривает города как интегрированные социально-экономические сети взаимодействий, встроенные в физическое пространство, а затем делает конкретные количественные прогнозы о взаимосвязи между размером населения, материальным производством и реальной протяженностью поселений. Социальные взаимодействия, которым способствует физическая близость, и более низкие затраты, связанные с такими взаимодействиями, повышают производительность (Bettencourt et al., 2008, 2013; Bettencourt, 2013). Эти отношения были статистически исследованы не только для современных городских систем (в Соединенных Штатах, Западной Европе, Бразилии, Японии, Индии, Китае и Южной Африке), но также и для фермерских деревень коренных американцев в Северной Америке (до прибытия европейцев). , Доиспанские поселения в Андах и Центральной Мексике, древнегреческие и римские города, средневековые европейские города и поселки, а также города в Англии времен времен Тюдоров (Ortman et al., 2014, 2015, 2016; Cesaretti et al., 2016; Хэнсон и Ортман, 2017; Ортман и Коффи, 2017; Осса и др., 2017; Cesaretti et al., На рассмотрении). Результаты демонстрируют поразительное сходство в отношениях масштабирования, как и предсказывается структурой масштабирования поселений. В разных культурах и истории, когда человеческие общества создают постоянные поселения, они в среднем становятся плотнее с ростом населения. Кроме того, рост экономического производства и объемов производства пропорционально превышает рост численности населения.Это, в свою очередь, указывает на то, что люди в более крупных поселениях живут в социально-экологических условиях, которые способствуют более высокому уровню социального взаимодействия по сравнению с небольшими поселениями в данном контексте.

Социальные условия постоянного личного контакта порождают процессы доверия, стимулов и мониторинга, которые являются одними из ключевых ингредиентов успешной организации сообщества (Ostrom, 1990; Sampson, 1999; Bowles and Gintis, 2002). Городские планировщики очень озабочены поиском способов, с помощью которых городская среда может способствовать продуктивному личному взаимодействию (Talen, 1999; Brower, 2011).Наблюдение за тем, что районы являются универсальными чертами — не только городов, но и почти всех типов крупных населенных пунктов (Smith, 2010a; Smith et al., 2015), — поддерживает идею о том, что личное общение является фундаментальным и важным в всевозможные города, как экономические, так и политические.

Город как посредник в социальном обучении может в конечном итоге стать одним из наиболее заметных источников преемственности между городскими формами в пространстве и времени. В конце концов, социальное обучение является символом Homo sapiens .Получающийся в результате процесс культурной адаптации, ответственный за успех нашего вида, был облегчен как размером популяции, так и социальными связями (Boyd and Richerson, 2005; Henrich, 2015). Городская жизнь — лишь одно из проявлений того, как люди создают социальные и физические пространства, чтобы использовать свои уникальные способности для создания совокупной культуры (Enquist et al., 2008). Следует отметить, что не все результаты возбужденного скопления людей являются положительными чертами; рост бедности, преступности и социального отчуждения также являются продуктами социальных взаимодействий в городах.

Эти наблюдения о генерирующей роли личного взаимодействия по целому ряду академических дисциплин одинаково применимы к политическим и экономическим городам. Созданная в городах среда обеспечивает условия для социального взаимодействия, будь то парки, кафе и тротуары современных городов или площади и рынки древних городов (Stanley et al., 2012). Одни и те же процессы общения и обмена происходят между жителями всех городов прошлого и настоящего.Эти базовые взаимодействия составляют суть того, что отличает города как населенные пункты. Их выражение в широком сходстве масштабных отношений во времени и истории имеет четкое значение: город как вместилище социальных взаимодействий на протяжении всей истории и во всем мире — это одно, а не много.

Обсуждение и выводы

Наш анализ имеет значение для выявления более и менее продуктивных путей сравнительного исследования городов и урбанизации.Перспектива «город как две вещи» предполагает, что анализ роста городов в экономических и политических городах лучше всего проводить независимо, потому что процессы роста в двух типах городов совершенно разные. Эмпирический анализ темпов и механизмов роста в городах прошлого может помочь определить экономические города до современной эпохи. Выше мы утверждали, что экономического роста в Имперском Риме было недостаточно для создания агломерационной экономики современных экономических городов. Но, учитывая высокий уровень документации римского урбанизма, количественный анализ римского урбанизма (e.г., Bowman and Wilson, 2011; Jongman, 2016; Хэнсон и Ортман, 2017; Hanson et al., 2017) предоставляют модели, которые будут способствовать лучшему пониманию природы политических и экономических городов древнего мира в целом.

Попытки применить модели роста, разработанные для современных экономических городов, к древним городам в отсутствие обширных количественных данных (например, Algaze, 2008, 2018) могут быть преждевременными. С другой стороны, модели современных (политических) городов приматов (de Long and Shleifer, 1993; Ades and Glaeser, 1995) могут оказаться продуктивным источником понимания древних политических городов.А учитывая меньшее количество таких политических городов сегодня и их недостаточную известность в литературе по теории роста, возможно, растущие исследования динамики городов в политических городах до современного периода могут помочь ученым лучше понять города приматов, которые сегодня доминируют во многих развивающихся странах.

Наша вторая точка зрения — город как одно целое — обладает огромным потенциалом для сравнительного исследования, которое извлекает примеры из городов как досовременного, так и современного периода и дает им представление о них. Например, ученые начинают проводить параллели между ролями кварталов в древних и современных городах (Smith, 2010a; Arnauld et al., 2012; Сампсон, 2012; Смит и др., 2015). Наш анализ показывает, что эта тема особенно полезна для сравнительного анализа, учитывая важность социального взаимодействия и антропогенной среды в динамике соседства. Успех исследования масштабирования городов в выявлении предсказанных масштабных соотношений в системах древних поселений (см. Цитированные выше источники) обеспечивает сильную эмпирическую поддержку этой точки зрения.

Продуктивное исследование, сравнивающее досовременные и современные города, должно избегать двух подходов, которые долгое время преобладали при сравнении древних и современных социальных и экономических условий.С одной стороны, многие социологи за пределами антропологии просто предполагают, что условия в прошлом или в незападных обществах были аналогичны условиям сегодня, и поэтому экономические модели могут применяться напрямую без изменений. Такой подход называется «модернизмом» в классических исследованиях и «формализмом» в экономической антропологии. Такая работа обычно игнорируется или отвергается историками и археологами, потому что большая ее часть настолько плохо согласуется с фактами, что оказывается бесполезной. С другой стороны, некоторые ученые («примитивисты» в классической теории и «субстантивисты» в экономической антропологии) изображали прошлое (и незападные общества) настолько радикально отличным от настоящего, что сравнения невозможны (Polanyi et al., 1957; Финли, 1973). Большинство ученых сейчас рассматривают это как ошибочный и сильно ограничивающий подход к прошлым обществам и экономикам (Smith, 2004; Wilk and Cliggett, 2007).

Наш двойной ответ на вопрос, поставленный в названии этой статьи («одно или несколько»), может помочь ученым избежать проблем, связанных с вводящими в заблуждение сравнениями. С точки зрения сил, создающих города и способствующих росту городов, существует два основных типа городов: экономические и политические. Динамика роста и функционирования этих городов весьма различна, и поверхностные сравнения между ними мало что сделают, чтобы пролить свет на общие процессы урбанизации.Но с точки зрения того, как люди взаимодействуют друг с другом в разграниченных городских пространствах, все города похожи; есть только один тип города. «Энергетическое скопление людей» впервые было определено [Kostof (1991), p. 37] — одна из универсальных черт городов с древних времен до наших дней (Smith, 2019). Способность ученых объяснять и понимать этот процесс возбужденного скопления людей может помочь определить продуктивность сравнительной городской науки в будущем и даже может способствовать успеху или неудаче городов и урбанизации в будущем.

Авторские взносы

JL и MS провели исследование и написали статью.

Финансирование

Этот документ был опубликован благодаря финансированию OPEN-AIRE, предоставленному Франческе Фульминанте для Марии Склодовской IEF Past-People-Nets 628818, проведенной в Университете Рома Тре (2014-2016).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта статья возникла в результате публичной лекции Смита в Институте Санта-Фе в июле 2013 года, и впоследствии идеи были развиты в ходе бесед и личного общения. Мы хотим поблагодарить Скотта Ортмана и Луиса Беттанкура за многие продуктивные обсуждения городов и процессов урбанизации. Мы благодарим Институт Санта-Фе и Центр биосоциальных сложных систем ASU-SFI за финансирование Рабочей группы по городскому масштабированию, которая предоставила нам возможность развить эти идеи.Смит хочет отметить всегда стимулирующее личное общение со своими коллегами по исследовательскому проекту «Урбанизация сквозь века: окрестности, открытые пространства и городская жизнь» в Школе эволюции человека и социальных изменений при АГУ. Брендан О’Уаллахайн помог Смиту войти в мутные воды агломерационной экономики с обсуждениями и библиографическими предложениями. Мы благодарим Скотта Ортмана, Барбару Старк и Эбигейл Йорк за полезные комментарии к предыдущему проекту этой статьи.Презентации в Университете Британской Колумбии и Дартмутском колледже способствовали уточнению наших идей.

Сноски

Список литературы

Адес, А. Ф., и Глезер, Э. Л. (1995). Торговля и цирки: объяснение городских гигантов. Q. J. Econ. 110, 195–227. DOI: 10.2307 / 2118515

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альгазе, Г. (2008). Древняя Месопотамия на заре цивилизации: эволюция городского ландшафта. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Альгазе, Г. (2018). Энтропические города: парадокс урбанизма в древней мезопотамии. Curr. Антрополь. 59, 23–54. DOI: 10.1086 / 695983

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллен, П. (2009). Британская промышленная революция в глобальной перспективе . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511816680

CrossRef Полный текст

Андерсон, П. В.(1972). Больше другое. Наука 177, 392–396. DOI: 10.1126 / science.177.4047.393

PubMed Аннотация

Андрео, Дж. (1999). Банковское дело и бизнес в римском мире. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Ангел, С. (2012). Планета городов. Кембридж, Массачусетс: Институт Земли Линкольна.

Энджел, С., Блей, А. М., Родитель, Дж., Ламсон-Холл, П., Галарза, Н., Сивко, Д. Л. и др. (2016). Атлас городской застройки: издание 2016 г. Том 1: Площадь и плотность. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет.

М. К. Арно, Л. Р. Мансанилла и М. Э. Смит (ред.) (2012). Район как социальная и пространственная единица в городах Мезоамерики . Тусон, Аризона: Университет Аризоны Press.

Байрох П. (1988). Города и экономическое развитие: от истоков истории до наших дней . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Баренблатт, Г.I. (1996). Масштабирование, самоподобие и промежуточная асимтотика. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Баренблатт, Г. И. (2003). Масштабирование. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Бартель, С., и Изендаль, К. (2013). Городские сады, сельское хозяйство и управление водными ресурсами: источники устойчивости для долгосрочной продовольственной безопасности в городах. Ecol. Эконом. 86, 224–234. DOI: 10.1016 / j.ecolecon.2012.06.018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумоль, В.Дж. (1990). Предпринимательство: продуктивное, непродуктивное и разрушительное. J. Полит. Экон. 98, 893–921. DOI: 10.1086 / 261712

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беренс К., Бала А. П. (2013). Способствуют ли погашение ренты и межрегиональные трансферты главенству городов в Африке к югу от Сахары? Документы Рег. Sci. 92, 163–195. DOI: 10.1111 / j.1435-5957.2011.00400.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bettencourt, L.М. А., Лобо, Дж., Хелбинг, Д., Кюнерт, К., и Уэст, Г. Б. (2007). Рост, инновации, масштабирование и темп жизни в городах. Proc. Natl. Акад. Sci. США 104, 7301–7306. DOI: 10.1073 / pnas.0610172104

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беттанкур, Л. М. А., Лобо, Дж., И Уэст, Г. Б. (2008). Почему большие города быстрее? Универсальное масштабирование и самоподобие в городской организации и динамике. евро. Phys. J. B 63, 285–293.DOI: 10.1140 / epjb / e2008-00250-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беттанкур, Л.М.А., Лобо, Дж., И Юн, Х. (2013). Гипотеза городского масштабирования: формализация, последствия и проблемы. Санта-Фе, Нью-Мексико: Институт Санта-Фе.

Бьорк, Г. Дж. (1999). Как это сработало и почему не будет: структурные изменения и замедление экономического роста в США . Лондон: Praeger.

Боулз С. и Гинтис Х. (2002). Социальный капитал и управление сообществом. Экон. J. 112, F419 – F436. DOI: 10.1111 / 1468-0297.00077

CrossRef Полный текст | Google Scholar

А. К. Боуман и А. Уилсон (ред.) (2011). Поселение, урбанизация и население . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Бойд Р. и Ричерсон П. Дж. (2005). Происхождение и эволюция культур. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Бродель Ф. (1982). Колеса торговли. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Брок, В. А. (1999). Масштабирование в экономике: пособие для читателя. Indust. Корпоративные изменения 8, 409–446. DOI: 10.1093 / icc / 8.3.409

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брауэр, С. Н. (2011). Соседи и окрестности: элементы успешного дизайна сообщества . Чикаго, Иллинойс: APA Planners Press.

Google Scholar

Карнейро, Р. Л. (2000). Переход от количества к качеству: игнорируемый причинный механизм в объяснении социальной эволюции. Proc. Natl. Акад. Sci. USA 97, 12926–12931. DOI: 10.1073 / pnas.240462397

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чезаретти, Р., Беттанкур, Л. М. А., Лобо, Дж., Ортман, С., и Смит, М. Э. (2016). Соотношение населения и площади в средневековых европейских городах. PLOS ONE 11: e162678. DOI: 10.1371 / journal.pone.0162678

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристаллер, W. (1966). Центральные места в Южной Германии. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Кларк, С. (1993). «Доиндустриальный город в римской Британии», в «Теоретическая римская археология: материалы первой конференции », под ред. Э. Скотта. (Эйвбери: Олдершот), 49–66. DOI: 10.16995 / TRAC19914966

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колби, К. К. (1933). Центробежные и центростремительные силы в городской географии. Ann. Доц. Являюсь. Геогр. 23, 1–20. DOI: 10.1080 / 00045603309357110

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Конгресс за новый урбанизм (1996). Хартия нового урбанизма. Конгресс за новый урбанизм . Доступно в Интернете по адресу: http://www.cnu.org/charter

Каугилл, Г. Л. (2004). Истоки и развитие урбанизма: археологические подходы. Annu. Преподобный Антрополь. 33, 525–549. DOI: 10.1146 / annurev.anthro.32.061002.093248

CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Лонг, Дж. Б., и Шлейфер, А. (1993). Князья и купцы: рост европейских городов до промышленной революции. J. Law Econ. 36, 671–702. DOI: 10.1086 / 467294

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Duranton, G., and Puga, D. (2004). «Микро-фонд экономики городской агломерации», в Справочнике по региональной и городской экономике , ред. Дж. В. Хендерсон и Дж. Ф. Тисс (Амстердам: Elsevier), 2064–2117. DOI: 10.1016 / S1574-0080 (04) 80005-1

CrossRef Полный текст

Энквист М., Гирланда С., Джаррик А. и Вахтмайстер К. А. (2008).Почему человеческая культура растет экспоненциально? Теор. Popul. Биол. 74, 46–55. DOI: 10.1016 / j.tpb.2008.04.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрдкамп П. (2016). Экономический рост в римском средиземноморском мире: раннее прощание с Мальтусом? Explor. Экон. Hist. 60, 1–20. DOI: 10.1016 / j.eeh.2015.11.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фейнман, Г. М., и Гаррати, К. П. (2010). Доиндустриальные рынки и маркетинг: археологические перспективы. Annu. Преподобный Антрополь. 39, 167–191. DOI: 10.1146 / annurev.anthro.012809.105118

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Финли М.И. (1973). Древняя экономика. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

Фишер, К. Д. (2009). Размещение социального взаимодействия: комплексный подход к анализу прошлой застроенной среды. J. Anthr. Археол. 28, 439–457. DOI: 10.1016 / j.jaa.2009.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Флетчер Р.(2009). Малонаселенный, аграрный урбанизм: сравнительный взгляд. Insights 2:19.

Фокс, Р. Г. (1977). Городская антропология: города в их культурных условиях. Энглвудские скалы: Прентис-Холл.

Фудзита М., Кругман П. и Венейблс А. Дж. (1999). Пространственная экономика: города, регионы и международная торговля. Кембридж: MIT Press.

К. П. Гаррати и Б. Л. Старк (ред.) (2010). Археологические подходы к рыночному обмену в древних обществах .Боулдер, Колорадо: Университетское издательство Колорадо.

Х. Х. Герт и К. У. Миллс (ред.) (1946). От Макса Вебера: Очерки социологии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Глезер, Э. Л. (2011). Триумф городов: как наше величайшее изобретение делает нас богаче, умнее, экологичнее, здоровее и счастливее . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пингвин.

Глисон-Уайт, Дж. (2012). Двойная запись: как венецианские купцы создали современные финансы .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Грин, К. (2000). технологические инновации и экономический прогресс в древнем мире: переосмысление М. И. Финли. Экон. История Rev. 53, 29–59. DOI: 10.1111 / 1468-0289.00151

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаким, Б. С. (2012). Дизайн теста соседства основан на исторических прецедентах. Внутр. J. Architect. Res. 6, 135–148. DOI: 10.26687 / archnet-ijar.v6i2.89

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холл, П.(1998). Города в Цивилизации. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пантеон.

Хэнсон, Дж. У., и Ортман, С. Г. (2017). Систематический метод оценки численности населения греческих и римских поселений. J. Roman Archaeol. 30, 301–324. DOI: 10.1017 / S1047759400074134

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хили, К. (2017). F ** k Nuance. Sociol. Теор. 35, 118–127. DOI: 10.1177 / 0735275117709046

CrossRef Полный текст

Генрих, Дж.(2015). Секрет нашего успеха: как обучение у других способствовало эволюции человека, приручило наши виды и сделало нас умными . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета. DOI: 10.2307 / j.ctvc77f0d

CrossRef Полный текст

Хипп, Дж. Р., Фарис, Р. В., и Бессен, А. (2012). Измерение «соседства»: построение сетевых окрестностей. Soc. Netw. 34, 128–140. DOI: 10.1016 / j.socnet.2011.05.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хопкинс, К.(1978). «Экономический рост и города в классической античности», в городах в обществах: очерки экономической истории и исторической социологии , ред. П. Абрамс и Э.А. Ригли (Кембридж: University Press), 35–77.

Хадсон, М. (2010). «Предприниматели: от взлета на Ближнем Востоке до краха Римской империи», в . Изобретение предприятия: предпринимательство от древней Месопотамии до наших дней , ред. Д. С. Ландес, Дж. Мокир и В. Дж. Баумол (Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press) , 8–39.DOI: 10.1515 / 9781400833580-005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Isard, W. (1956). Местоположение и экономика пространства: общая теория, относящаяся к промышленному расположению, рыночным зонам, землепользованию, торговле и городской структуре . Кембридж: MIT Press.

Джейкобс, Дж. (1961). Смерть и жизнь великих американских городов. Нью-Йорк, Нью-Джерси: Рэндом Хаус.

Джейкобс, Дж. (1969). Экономика городов. Нью-Йорк, Нью-Джерси: Винтажные книги.

Джонсон, А. В., и Эрл, Т. К. (2000). Эволюция человеческих обществ: от собирательной группы к аграрному государству. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Джонс, К. И., и Ромер, П. М. (2010). Новые факты Калдора: идеи, институты, население и человеческий капитал. г. Экон. J. 2, 224–245. DOI: 10.1257 / mac.2.1.224

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонгман, В. М. (2012). «Римские экономические перемены и чума Антонина: эндогенные, экзогенные или что?», В L’Impatto della «Peste Antonina» , ed E.Ло Кашио (Бари: Эдипулия), 253–263.

Джонгман, В. М. (2016). «Итальянская урбанизация и римский экономический рост», в L’Italia dei Flavi: Atti del congno, Roma 4–5 октября 2012 г. , ред. Л. Капогросси Колонези, Э. Ло Кашио (Рим: L’Erma di Bretschneider), 105 –117.

Костоф С. (1991). Город в форме: городские модели и значение в истории . Бостон, Массачусетс: Снегирь.

Лэнгтон, Дж. (1975). Жилые модели в доиндустриальных городах: некоторые исследования из Британии семнадцатого века. Transat. Inst. Br. Геогр. 65, 1–27. DOI: 10.2307 / 621607

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ллойд П. Э. и Дикен П. (1972). Местоположение в космосе: теоретический подход к экономической географии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Лукас Р. Э. младший (1988). О механике экономического развития. J. Monetar. Экон. 229, 3–42. DOI: 10.1016 / 0304-3932 (88)

-7

CrossRef Полный текст

Маркус, Дж.(1983). «О природе мезоамериканского города» в Образцах доисторических поселений: Очерки в честь Гордона Р. Уилли , ред. Э. З. Фогт и Р. М. Левенталь (Альбукерке, Массачусетс: Университет Нью-Мексико), 195–242.

Мамфорд, Л. (1961). Город в истории: его истоки, преобразования и перспективы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харкорт, Брейс, Йованович.

Google Scholar

Норенья, К. Ф. (2014). «Городские системы в Ханьской и Римской империях: государственная власть и общественный контроль», в State Power in Ancient China and Rome , ed W.Шайдель (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 181–203.

О’Флаэрти, Б. (2005). Экономика города. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Ортман, С. Г., Кабанисс, А. Х. Ф., Штурм, Дж. О., и Беттанкур, Л. М. А. (2015). Масштабирование поселений и возрастающая отдача в древнем обществе. Sci. Adv. 1: e1400066. DOI: 10.1126 / sciadv.1400066

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ортман, С.Г., и Коффи, Г.Д. (2017). Масштабирование поселений в обществах среднего уровня. г. Античность 82, 662–682. DOI: 10.1017 / aaq.2017.42

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ортман, С. Г., Дэвис, К. Э., Лобо, Дж., Смит, М. Э., Беттанкур, Л. М. А., и Трамбо, А. (2016). Масштабирование поселений и экономические изменения в центральных Андах. J. Archaeol. Sci. 73, 94–106. DOI: 10.1016 / j.jas.2016.07.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Осса, А., Смит, М. Э., и Лобо, Дж. (2017). Размер площадей в мезоамериканских городах: количественный анализ и социальная интерпретация. Latin Am. Античность 28, 457–475. DOI: 10.1017 / laq.2017.49

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Остром, Э. (1990). Управление общинами: эволюция институтов коллективных действий . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

О’Салливан А. (2011). Экономика города. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Паркинс, Х. М. (ред.). (1997). Римский урбанизм: за пределами города-потребителя . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Перссон, К. Г., и Шарп, П. (2015). Экономическая история Европы: знания, институты и рост, с 600 г. по настоящее время . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

К. Поланьи, К. М. Аренсбург и Х. У. Пирсон (редакторы) (1957). Торговля и рынок в ранние империи . Чикаго, Иллинойс: Henry Regnery Co.

Google Scholar

Прайор, Ф.Л. (2005). Экономические системы кормодобывающих, сельскохозяйственных и промышленных обществ . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Рапопорт, А. (1973). Город завтрашнего дня, проблемы сегодняшнего дня и уроки прошлого. DMG-DRS J. 7, 256–259.

Сэмпсон, Р. Дж. (1999). «What Community Supplies», в Urban Problems and Community Development , ред. Р. Ф. Фергюсон и У. Т. Диккенс (Вашингтон, округ Колумбия: издательство Brookings Institution Press), 241–292.

Google Scholar

Сэмпсон, Р. Дж. (2012). Великий американский город: Чикаго и эффект постоянного соседства . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Scheidel, W. (2004). Демографическое и экономическое развитие в древнем средиземноморском мире. J. Inst. Теор. Экон. 160, 743–757. DOI: 10.1628 / 0932456042776069

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скотт, А. Дж., И Сторпер, М.(2015). Природа городов: рамки и пределы теории урбанизма. Внутр. J. Urban Reg. Res. 39, 1–15. DOI: 10.1111 / 1468-2427.12134

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шоберг, Г. (1960). Доиндустриальный город: прошлое и настоящее. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Смит, А. (1979). Богатство народов, книги I-III. Балтимор, Мэриленд: Пингвин.

Смит, М. Э. (2004). Археология древних государственных хозяйств. Ann. Преподобный Антрополь. 33, 73–102. DOI: 10.1146 / annurev.anthro.33.070203.144016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, М. Э. (2010a). Археологическое исследование кварталов и районов древних городов. J. Anthropol. Археол. 29, 137–154. DOI: 10.1016 / j.jaa.2010.01.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, М. Э. (2010b). Разрастание, сквоттеры и устойчивые города: могут ли археологические данные пролить свет на современные городские проблемы? Cambridge Archaeol.J. 20, 229–253. DOI: 10.1017 / S0959774310000259

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, М. Э. (2016). «Как археологи могут определять ранние города: определения, типы и атрибуты», в Евразия на заре истории: урбанизация и социальные изменения , ред. М. Фернандес-Гетц и Д. Краусс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета. ), 153–168. DOI: 10.1017 / 9781316550328.010

CrossRef Полный текст

Смит, М. Э. (2018). Важность сравнительной перспективы в изучении древних экономик .Бонн: Habelt-Verlag.

Смит, М. Э. (2019). «Генеративная роль агрегации поселений и урбанизации» в «Объединение: сравнительные подходы к агрегации населения и ранней урбанизации », под ред. А. Гюча. (Олбани: State University of New York Press), 37–58.

Google Scholar

Смит М. Э., Энгквист А., Карвахал К., Джонстон К., Янг А., Альгара М. и др. (2015). Формирование микрорайона в полугородских поселках. J. Урбанизм 8, 173–198.DOI: 10.1080 / 17549175.2014.896394

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит М. Э., Старк Б. Л., Чуанг В.-К., Деннехи Т., Харлан С. Л., Камп-Уиттакер А. и др. (2016). Сравнительные методы для домодернистских городов: кодирование для управления и классовой мобильности. Cross-Cult. Res. 50, 415–451. DOI: 10.1177 / 1069397116665824

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стэнли, Б. В., Деннехи, Т., Смит, М. Э., Старк, Б. Л., Йорк, А., Каугилл, Г.L., et al. (2016). Доступ к услугам в досовременных городах: предварительное сравнение пространственной справедливости. J. История города 42, 121–144. DOI: 10.1177 / 0096144214566969

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стэнли, Б. У., Старк, Б. Л., Джонстон, К., и Смит, М. Э. (2012). Городские просторы в исторической перспективе: трансдисциплинарная типология и анализ. Urban Geogr. 33, 1089–1117. DOI: 10.2747 / 0272-3638.33.8.1089

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Старк, Б.Л., Бокст, М. А., Гаско, Дж., Гонсалес Лаук, Р. Б., Балкин, Дж. Д. Х., Джойс, А. А. и др. (2016). Экономический рост в мезоамерике: потребление обсидиана в прибрежных низинах. J. Anthropol. Археол. 41, 263–282. DOI: 10.1016 / j.jaa.2016.01.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сторпер М. (2013). Ключи к городу: как экономика, институты, социальное взаимодействие и политика влияют на развитие. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Сторпер, М., Венейблс, А. Дж. (2004). Buzz: личный контакт и городская экономика. J. Econ. Геогр. 4, 351–370. DOI: 10,1093 / jnlecg / lbh027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Свон, Т. У. (1956). Экономический рост и накопление капитала. Экон. Редорд 32, 334–361. DOI: 10.1111 / j.1475-4932.1956.tb00434.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тален, Э. (1999). Чувство сообщества и формы соседства: оценка социальной доктрины нового урбанизма. Городской конюшня. 36, 1361–1379. DOI: 10.1080 / 0042098993033

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Темин П. (2013). Римская рыночная экономика. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Триггер, Б.Г. (1972). «Детерминанты городского роста в доиндустриальных обществах», в Man, Settlement, and Urbanism , ред. П. Дж. Учко, Р. Трингем и Г. У. Димблби (Кембридж: Шенкман), 575–599.

Вэнс, Дж. Э. Дж. (1971).Отвод земли в докапиталистическом, капиталистическом и посткапиталистическом городе. Экон. Геогр. 47, 101–120. DOI: 10.2307 / 143040

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вебер М. (1958). Город. Пер. Д. Мартиндейл и Г. Нойвирт. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Вейль, Д. Н. (2008). Экономический рост. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Аддисон Уэсли.

Уитли П. (1971). Поворот четырех четвертей: предварительное исследование происхождения и характера древнего китайского города .Чикаго, Иллинойс: Алдин.

Уилк Р. Р. и Клигетт Л. С. (2007). Экономика и культуры: основы экономической антропологии. Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Ригли, Э. А. (1978). «Паразит или стимул: город в доиндустриальной экономике», в городах в обществах: очерки экономической истории и исторической социологии, , ред. П. Абрамс и Э. А. Ригли (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 295–309.

Йорк, А., Смит, М. Э., Стэнли, Б., Старк, Б. Л., Нович, Дж., Харлан, С. Л. и др. (2011). Этническая и классовая кластеризация на протяжении веков: трансдисциплинарный подход к городским социальным моделям. Городской конюшня. 48, 2399–2415. DOI: 10.1177 / 0042098010384517

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юн, Х., Беттанкур, Л. М., Лобо, Дж., Струмски, Д., Саманьего, Х. и Уэст, Г. Б. (2016). Масштабирование и универсальность в городской экономической диверсификации. J. R. Soc. Интерфейс 13: 20150937. DOI: 10.1098 / RSIF.2015.0937

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Национальный стандарт географии 12 | Национальное географическое общество

Фотография Д.Дж. Zeigler

Географически информированный человек должен понимать различные формы населенных пунктов с точки зрения их размера, состава, местоположения, расположения, организации, функции и истории. Люди редко живут изолированно. Вместо этого они живут группами, от небольших деревень с сотнями жителей до мегаполисов с десятками миллионов человек.Организованные группы человеческого жилья находятся в центре внимания большинства аспектов человеческой жизни: экономической деятельности, транспортных систем, средств связи, политических и административных систем, образования, культуры и развлечений.

Таким образом, Стандарт 12 содержит следующие темы: Функции поселений, Образцы поселений и Городские формы и функции.

Большое значение для понимания пространственной организации человека имеют отношения между поселениями: их расстояние, расположение, функциональные связи и экономические особенности.Отношения между поселениями формируются торговлей и перемещением сырья, готовой продукции, людей, капитала и идей. Модели поселений на поверхности Земли заметно различаются от региона к региону и от места к месту. Образцы поселений меняются со временем.

Города, самые большие и густонаселенные населенные пункты, являются основными узлами человеческого общества. Во всем мире города растут быстро, но не так быстро, как в развивающихся регионах. Урбанизация меняет нынешние модели как сельских, так и городских ландшафтов во всем мире.

Поселения и рисунки, которые они наносят на поверхность Земли, предоставляют не только информацию о текущих экономических, политических и социальных условиях, но и исторические записи прошлых условий. Сегодняшние модели поселений предоставляют информацию о прошлых процессах поселения и моделях землепользования.

Студенты должны понимать процессы, лежащие в основе моделей расселения людей в пространстве и времени. Понимание этих тем позволяет учащимся рассматривать поселения как свидетельство истории человечества и как точку опоры многих человеческих процессов, изменяющих поверхность Земли.

TSHA | Урбанизация

Урбанизация — это процесс превращения в город. Совместное проживание в деревнях, поселках и городах является естественным условием человеческой жизни, которое возникло с момента зарождения цивилизации 10 000 лет назад. Города, хорошо это или плохо, были глубоко вовлечены в развитие основных характеристик цивилизации — грамотности, управления, высокого искусства, торговли, технологий. Городские районы были средоточием действий и идей, а также воротами для торговли и миграции.Будущее человечества — стать городским; около половины населения мира будет жить в городах в 2000 году. Техас разделяет это человеческое наследие, поскольку в 1990-х годах более 80 процентов его жителей жили в черте города. Таким образом, для Техаса урбанизация практически завершена. История городского строительства, которую часто не признают, является одной из самых значительных тем в истории Lone Star. Урбанизация Техаса в основном является результатом европейского поселения и культуры. Вклад Индии невелик, поскольку в современных городах Техаса мало что можно проследить до индийского происхождения, за исключением, возможно, генетического материала в отдельных слоях населения.Это физическое наследие оказало очень мало заметного влияния на сконструированную среду. Тем не менее индейцы были в некотором смысле предшественниками урбанизации Техаса. Каддо Восточного Техаса жили в постоянных деревнях и, возможно, произошли от строителей курганов в бассейнах рек Миссисипи и Огайо. Данные из Кахокии, штат Иллинойс, свидетельствуют о том, что эти индейцы обладали городским инстинктом. Индейцев пуэбло в Аризоне и Нью-Мексико также можно считать деревенскими жителями. Они внесли глиняную архитектуру и художественные мотивы на Юго-Запад.Более того, некоторые индийские имена сохранились в языке и на картах. Такие места, как Вако и Накогдочес, получили свои названия от местных племен и деревенских поселений. Слово Texas , конечно же, было заимствовано испанцами от индейского слова Caddo, означающего «друг». В зависимости от степени враждебности или восприимчивости индейцы также влияли на расположение испанских миссий и президио, а также англо-американских фортов.

Городское строительство в современном смысле, однако, возникло в основном благодаря испанским и англо-американским усилиям.После энтрады Франсиско Васкеса де Коронадо испанцы начали медленное, целенаправленное движение на север из Мексики. Пуэбло (города), президиумы (гарнизоны) и миссии (церкви) были частью этого, а также ранчо и фермы. Монархи правили через эти городские учреждения. Более того, законы Индии (1573 г.) предписывали городское планирование, определяя возвышенность, центральную площадь, схему улиц и места для церкви, магазинов, правительственных зданий, больниц и скотобоен.Сегодня это наиболее отчетливо видно в центре Сан-Антонио, где дворец испанского губернатора граничит с военной площадью, а собор Сан-Фернандо выходит на главную площадь. Площади были построены в соответствии со старыми законами и сохранились до наших дней по форме и форме. Город начинался как склад снабжения для испанских миссий в Восточном Техасе и Луизиане в 1718 году. Вскоре почта расширилась. Священники учредили миссии, возделывали орошаемые поля и заложили краеугольный камень часовни Аламо в 1744 году.В 1731 году небольшая группа жителей Канарских островов поселилась поблизости, основала фермы, разделила городские участки и основала первый официальный муниципалитет в Техасе — Сан-Фернандо-де-Бексар. Сан-Антонио-де-Бексар стал столицей провинции в 1772 году с Губернаторским дворцом с десятью комнатами в качестве штаб-квартиры испанского правления в Техасе. Сан-Антонио был крупнейшим испанским поселением в провинции Техас с населением в 2500 человек в начале девятнадцатого века. Его успех был обусловлен центральным расположением в провинции, пресной водой из родниковой реки Сан-Антонио, удаленностью от свирепых команчей и настойчивостью испанцев.

Несколько более мелких поселений также являлись примером испанской городской застройки. В Восточном Техасе в конце империи у Накогдочеса было 770 жителей. Его история — это история неудачных миссионерских усилий, отступления от французских вторжений, заброшенности, пожаров, наводнений, болезней и, наконец, переселения в конце восемнадцатого века смешанной группой испанцев, индейцев чероки и американцев. Антонио Хиль Ибарво возглавил повторную оккупацию и, вероятно, использовал Закон Индии при планировании города в 1779 году. Это была общественная площадь с улицами, ведущими из четырех углов в знакомой сетке.Накодочес, однако, быстро попал под влияние американцев, продвигавшихся на запад. После покупки Луизианы в 1803 году он стал воротами для жаждущих земли пионеров, отважившихся покинуть южные районы Америки. Джеймс Лонг использовал город в качестве плацдарма для восстания в 1819 году, а позже жители отреагировали на властного Хадена Эдвардса Фредонским восстанием в 1826 году. В южном Техасе испанское поселение Ла Баия потребовало 618 жителей в 1803 году. началось в 1722 году в заливе Матагорда на месте разрушенного форта Ла Саль.Во время рытья фундамента под президиум рабочие обнаружили французские гвозди и фрагменты оружия. Чтобы избежать нездоровых условий на побережье и в военных целях, поселение переместилось в 1726 году на реку Гуадалупе, а в 1749 году — на реку Сан-Антонио. В 1829 году мексиканское правительство изменило название слабо связанного президиума, миссии и гражданского поселения на Голиад, имя, получившее дурную славу в результате Техасской революции из-за умышленного убийства техасских военнопленных. Двигаясь на север, Испанская империя также рассредоточила президио, миссии и пуэбло по долине Рио-Гранде.Ларедо, например, начал свою деятельность в 1755 году как пуэбло, а затем получил миссию в 1762 году. Более того, в конце 1659 года отец Гарсиа де Сан-Франциско де Суньига основал первую из миссий в Эль-Пасо-дель-Норте. К концу века этот район северной части Рио-Гранде был местом расположения шести миссий, четырех пуэбло и президио. Район миссии в Ислете, ныне являющейся частью Эль-Пасо, считается самым старым поселением в Техасе. Он восходит к восстанию индейцев пуэбло в 1680 году, когда испанские и индийские беженцы отступили из Нью-Мексико.Испанская культура в долине поддерживалась постоянным потоком мигрантов туда и обратно через реку. Однако в других частях Техаса городское влияние Испании уменьшилось после Техасской революции. Латиноамериканское население Техаса, презираемое после революции, в конце девятнадцатого века сократилось до 4 процентов. Тем не менее, отлив и отлив Испанской империи оставили на юго-западе Техаса остатки отличной архитектуры, уличных узоров, площадей, католицизма, еды и языка, а также наследие скотоводства, которое стало основой для животноводческой индустрии.Звуки иберийского прошлого все еще отзываются эхом в названиях мест — Сан-Антонио, Эль-Пасо, Амарилло, Корпус-Кристи, Галвестон, Ларедо, Сан-Анджело, Сан-Маркос, — в то время как одежда, животные и снаряжение вакеро все еще преследуют американский Запад. .

Прибытие Моисея Остина в 1820 году в Губернаторский дворец в Сан-Антонио знаменует начало американского влияния в урбанизации Техаса. Испанцы нуждались в населении, чтобы удерживать свои северные границы, и Остин предложил готовых американских пионеров.Заселение началось на грантах empresario с небольшими городами, используемыми в качестве административных пунктов — Сан-Патрисио (Джон МакМаллен и Джеймс МакГлойн), Сан-Фелипе (Стивен Ф. Остин), Саравиль-де-Виеска (Стерлинг С. Робертсон), Гонсалес (Грин-ДеВитт) и Виктория. (Мартин Де Леон). Empresarios получили больше свободы, чем первые испанцы, чтобы определять форму своих городов. Иммигранты из Америки и Северной Европы принесли с собой противоречивые идеи о языке, рабстве, свободном предпринимательстве, демократии, протестантизме и свободе слова.Культура возникла в основном из нарастающей волны американского движения на запад, и именно это англо-американское влияние установило образец для современных городов Техаса. Техас последовал за кривой урбанизации Соединенных Штатов. Штат предусмотрел инкорпорацию в 1858 году, а затем внес в закон более поздние изменения, включая положение о хартии самоуправления в 1912 году. Хотя статистика не объясняет, как и почему возникла урбанизация, она дает намек, отмечая время событий.В 1850 году только 3,6 процента населения Техаса проживало в городах с населением более 2500 человек, тогда как на национальном уровне было 15 процентов. В 1900 году, когда Техас переместился из седьмого штата в шестой по численности населения, доля городских жителей составляла 17,1 процента, в то время как в Соединенных Штатах доля городских жителей составляла 39,6 процента. Нефтяные открытия в начале двадцатого века позволили обнаружить важный ресурс, разбросав небольшие города-бумтады по всему штату, а позже обеспечили разросшуюся нефтехимическую промышленность вдоль побережья от Корпус-Кристи до Порт-Артур-Орандж.В 1950 году перепись населения Техаса насчитывала 59,8% городских жителей; для США — 58,6 процента. В 1940 году в Техасе было 45,4 процента, но промышленность и военные учебные лагеря времен Второй мировой войны подтолкнули Техас к середине пути и приблизились к среднему по стране. В 1990 году в Техасе, который сейчас является третьим по величине штатом, городское население достигло 81,6 процента по сравнению с 77,5 процента в Соединенных Штатах. Однако лишь немногим более 1 процента людей фактически работали на фермах и ранчо.Остальные просто жили вне определенного городского пространства.

Общие элементы происхождения американских городов, все еще актуальные сегодня, включают расположение улиц с сеткой; деревянные, металлические, стеклянные и каменные постройки; продвижение спекулянтами землей; выгодные места для транспортировки; достаточное количество пресной воды; коммерция; и, иногда, политическая поддержка здания суда графства или определения столицы. Здание суда, предмет гордости, часто занимало видное место на площади здания суда, квартале в центре города, напротив которого с четырех сторон располагались магазины.Говоря более абстрактно, городское строительство связано с технологиями, окружающей средой, политикой, экономикой и индивидуальными амбициями. Эти взаимодействующие факторы можно наблюдать снова и снова в урбанизации Техаса. Городская экспансия американских поселений в Техасе шла с востока на запад, вдоль побережья и вверх по рекам от побережья в последовательной структуре морских портов, речных и железнодорожных городов. Американцы руководствовались и ограничивались сначала технологией пароходов и повозок для волов, затем железными дорогами, которые порождали города вдоль полосы отчуждения, и, наконец, автомагистралями и самолетами, которые связывали существующие города, штат и нацию в единое целое. транспортная сеть.По мере совершенствования эти транспортные технологии открывали все больший доступ к земле и перевозили не только торговые товары и продукты, но также людей и идеи. Они были коммуникационными связями, которые работали с информационными технологиями — газетами, почтовыми системами, школами, библиотеками, телефонами и телеграфами — которые были артериями сложного взаимосвязанного городского мира.

Освобождение от мексиканского правления в 1836 году позволило практически неограниченной индивидуальной инициативе, характерной для американских городов, направить городское предприятие на благо республики и раннего государства.Одним из первых начинаний было строительство морских портов — очевидная необходимость — и единственная большая естественная гавань находилась с подветренной стороны острова Галвестон. Здесь Жан Лаффит управлял своей пиратской базой до тех пор, пока в 1821 году не был вытеснен флотом Соединенных Штатов, а здесь ренегатское правительство Техаса готовилось к бегству морем на случай, если Сэм Хьюстон потерпит неудачу в Сан-Хасинто. Это было подходящее место для городских предприятий. Преимущество воспользовались Мишель Б. Менар и девять сотрудников, купивших 4 605 акров земли на восточной оконечности острова в месте гавани в 1836 году.Они разделили землю на кварталы с улицами, идущими параллельно заливу, организовали компанию по продаже недвижимости для продажи, подали заявку на регистрацию от Республики Техас и помогли создать городское правительство. Продажа земли началась в 1838 году, и за первый год компания продала 700 лотов. Это был американский образец: покупка вероятного участка, раскрутка, разделение, продажа участков, создание местного самоуправления. Галвестон имел успех и развивался как шумный портовый город с множеством этнических групп, в частности, американцами, англичанами, немцами и африканцами, и с коммерческой ориентацией на гавань.Купцы построили причалы и доки, чтобы выйти на глубоководье. Большие океанские корабли из Нового Орлеана, Нью-Йорка и Европы разгрузили свои грузы с припасами для фермеров и взяли на борт продукцию Техаса. Поселенцы приобретали всевозможные промышленные товары — например, оружие, порох, одежду и книги — в обмен на хлопок, шкуры, орехи пекан и сахар. Галвестон служил перевалочным пунктом и складской инфраструктурой, состоящей из складов, банков, отелей, магазинов и торговых компаний.Местные газеты служили коммерции, а самая старая действующая газета штата, Galveston Daily News , появилась в 1842 году. Порт также стал важным пунктом входа для иммигрантов и рабов. Поскольку остров Галвестон был отделен от материка двумя милями воды, торговые товары переправлялись на небольшие речные пароходы, такие как знаменитый «Желтый камень » , который сыграл роль в отступлении на восток техасской армии во время революции. Эти пароходы перевозили товары и людей в торговые города на реках и из них, где снова происходила пересылка предметов торговли, на этот раз выгруженных на повозки и телеги.Эта медленная транспортная система затем перемещала товары на фермы и обратно по грубым дорогам, ведущим в пустыню.

Другие морские порты развивались по той же генеральной линии «перерывов в транспортировке». В заливе Матагорда, Порт-Лавака, основанный в 1840 году, стал перевалочным пунктом для крупного рогатого скота и даже принял в своем названии испанское слово «корова». Он конкурировал с соседней Индианолой, основанной принцем Карлом из Зольмс-Браунфельса в качестве пристанища, который в 1845 году провел своих немцев вглубь страны, чтобы основать Нью-Браунфелс.Чарльз Морган, грузоотправитель с побережья Мексиканского залива, предпочел Индианолу Порт-Лаваке для компании Morgan Lines, и в 1850-х годах порт служил военным складом для армии Соединенных Штатов. Он заменил Порт-Лавака в качестве округа, к 1875 году в нем проживало 6000 человек, и он закончился катастрофой. Железные дороги переориентировали торговлю в Галвестон, а разрушительные ураганы 1875 и 1886 годов убедили выживших покинуть это место и снова сделать графство Порт-Лавака центром. Веласко, который служил портом въезда для колонистов Остина, также был уничтожен ураганом, как и Матагорда в устье реки Колорадо; в последнем в 1832 г. проживало 1400 человек.Дальше вдоль побережья на западе военные действия сделали Корпус-Кристи еще одним портовым городом. Генри Лоуренс Кинни построил торговый пост на мелководном заливе Корпус-Кристи в 1840 году, но мексиканская война привлекла внимание к этому району, когда генерал Закари Тейлор использовал это место в качестве базового лагеря для своей кампании в Мексике. Позже, углубление канала в залив и железнодорожное сообщение в 1873 году предоставили Корпус-Кристи возможность стать портом для крупного рогатого скота, шерсти и хлопка. Как и другие порты побережья Мексиканского залива, Корпус-Кристи пострадал от ураганов, самым сильным из которых стал ураган Селия в 1970 году.К этому времени город обеспечил себе защиту с помощью морской стены, которая, наряду со службами предупреждения, предотвратила количество погибших, подобное тому, которое было нанесено во время урагана Галвестон в 1900 году. Ураган Галвестон считается самым страшным стихийным бедствием с точки зрения смертности в истории США. Когда вода в Персидском заливе накрыла остров, погибло около 6000 человек. Впоследствии Галвестон защитил себя, построив морскую стену, повысив уровень земли и построив всепогодные мосты на материк.Концентрация населения в городах вдоль побережья делала людей уязвимыми для таких штормов; опасность продолжается до настоящего времени. Артур Э. Стилуэлл, промоутер железной дороги Канзаса, однако, предчувствовал катастрофу в Галвестоне, отказался строить там, и в 1895–1999 годах построил Порт-Артур на западном берегу озера Сабин с каналом в глубокую воду на перевале Сабин. Порт-Артур избежал гнева ураганов Вест-Индии благодаря своему расположению на суше, а его радиальная планировка улиц придавала ему уникальный вид среди вездесущих узоров с сеткой.

Самый важный морской порт современного Техаса, Хьюстон, также извлекал выгоду из положения на суше. Город Байю начинался как город речного порта с политическими связями. Его происхождение типично для продвижения города в раннем Техасе. Братья Август С. и Джон К. Аллен основали город на унаследованные деньги его жены Шарлотты М. Болдуин Аллен. Они купили землю в верховьях Буффало-Байу, судоходного ручья, который указывал на плодородную долину Бразос и впадал в залив Галвестон.Они продвигали свой городок в сетке с помощью рекламы и успешных ухаживаний со стороны правительства Техаса. Хьюстон, названный в честь героя Сан-Хасинто, стал временной столицей республики. За первые четыре месяца 1837 года население города выросло с 12 до 1500 человек. После того, как Конгресс переехал в 1839 году в Остин, новую столицу, Хьюстон превратился в торговый речной город, служивший перевалочным пунктом для Галвестона. Однако местные амбиции и труд изменили судьбу города.Предприниматели, следуя примеру Манчестера, Англия, после долгой борьбы сумели заручиться поддержкой федерального правительства в строительстве судоходного канала через залив Галвестон и залив Буффало к пристани недалеко от города. Хьюстонский судоходный канал, открытый в 1914 году, сделал Хьюстон внутренним морским портом, который в конечном итоге стал третьим по величине в Соединенных Штатах. В процессе город обошел Галвестон и оставил его в застое в росте как город среднего размера на берегу Персидского залива.

Технология дноуглубительных работ также принесла пользу Порт-Артуру, Техас-Сити, Галвестону, Корпус-Кристи, Фрипорту, Порт-Аранзасу, Бомонту и Браунсвиллю.На северном берегу Рио-Гранде Браунсвилл, известный как речной город, возник в результате военных действий во время мексиканской войны. Он начался как форт, названный в честь майора Джейкоба Брауна. Город, который вырос вокруг форта, в двадцати двух милях вверх по реке Рио-Гранде от залива, стал административным центром округа Кэмерон в 1848 году, оказался полезным в качестве перевалочного пункта для контрабанды хлопка во время Гражданской войны, а позже приобрел корабль. канал, обслуживающий Мексику и США. Другому речному городу, Джефферсону, повезло меньше.Он начался в 1837 году и был административным центром округа Касс с 1843 по 1852 год. Он был расположен на берегу Большого Кипариса, откуда пароходы, отправляющиеся из Сент-Луиса и Нового Орлеана по рекам Миссисипи, Красной реке и озеру Каддо, могли добраться до него. доки. Джефферсон процветал за счет торговли и даже развил местное производство пива, обуви и мясных консервов. Его успех, однако, зависел от глубокой воды в его доках, что явилось результатом давнего затора бревен на Красной реке. В 1874 году инженерный корпус армии США разрушил плот Ред-Ривер, и уровень воды упал, оставив Джефферсона высоким и сухим.Город так и не восстановился; сегодня он остается очаровательным, но маленьким городком в Восточном Техасе, который даже железные дороги не смогли оживить.

Железные дороги, а не шоссе, были в XIX веке ответом на быстрое наземное сообщение через бескрайние просторы Соединенных Штатов. Технологии — двигатели, гусеницы, автомобили — уже были доступны из Европы и востока Соединенных Штатов. Потребовались только капитал и честолюбие, чтобы импортировать его в Техас в качестве ответа на грязь, которая топила тележки с хлопком до их осей на грубых дорогах Прибрежной равнины.В других речных городах, таких как Хьюстон и Браунсвилл, железные дороги расширили деятельность порта. Браунсвилл стал конечной точкой Тихоокеанского региона Миссури и южной части Тихого океана, а Матаморос через реку в Тамаулипасе стал конечной станцией Мексиканской национальной железной дороги. Это сделало Браунсвилл воротами Соединенных Штатов в Мексику. Хьюстон ранее начал приобретать железные дороги как средство для расширения своей торговой зоны в Южном Техасе. После неуверенного старта строительство железной дороги началось в 1852 году, когда Сидней Шерман и группа бостонских инвесторов импортировали оборудование и открыли железную дорогу Буффало Байу, Бразос и Колорадо по маршруту из Гаррисберга в долину Бразоса.После того, как он достиг реки Бразос в 1856 году, жители Хьюстона проголосовали за строительство семимильного «крана», чтобы пересечь линию и перенаправить движение в соседний Хьюстон. Тем временем Пол Бремон с помощью мелких местных инвесторов основал в 1853 году Хьюстон и Техас Сентрал. Он медленно рос, но в 1858 году достиг пятидесяти миль до Хемпстеда. Галвестон и французские капиталисты с помощью пожертвований земель штата и городских облигаций. в то же время построили железную дорогу Галвестон, Хьюстон и Хендерсон, чтобы привлечь торговлю Хьюстона.Эта линия использовала эстакаду, чтобы добраться до острова Галвестон в 1860 году, но политики Хьюстона заблокировали связь в Байу-Сити, отказавшись от центральной железнодорожной станции. В результате во время гражданской войны Хьюстон стал железнодорожным центром Южного Техаса с линиями, простирающимися на северо-запад, запад, юго-запад, юго-восток и восток. Это сосредоточило торговлю на Хьюстоне.

Города, затронутые волшебными рельсами, увеличили население, получили более быстрый доступ к информации и торговлю, в то время как те, которые были обойдены, понесли экономические потери и престиж.Новые железнодорожные города, такие как Сили и Розенберг, и, в конечном итоге, Темпл, Чилдресс, Амарилло и Далхарт выросли вдоль маршрутов, поскольку линии продвигались с юга на север. Когда в 1873 году Houston и Texas Central достигли Денисона около границы Техаса и Оклахомы и присоединились к железным дорогам Миссури, Канзаса и Техаса, началась новая эра. Теперь грузы могли доставляться из Сент-Луиса в Хьюстон или даже в доки в Галвестоне. Это означало открытие деловых возможностей, легкость миграции, больше информации и большее социальное взаимодействие для жителей городов Техаса.Направление железнодорожных линий из Хьюстона и Галвестона на север встретило движение железных дорог на запад в Северном Техасе. Новый толчок начался в 1873 году в Маршалле с предоставления Техасской и Тихоокеанской железнодорожной компании двадцати участков государственной земли за милю. Маршалл, к западу от Шривпорта, штат Луизиана, начал свою деятельность как приграничное сообщество в 1839 году и стал административным центром округа в 1842 году. Это был штаб-квартира Конфедерации и культурный центр, который дал ему прозвище «Афины Восточного Техаса». Техас и Тихоокеанский регион, в свою очередь, дали ему железнодорожные магазины и умеренную промышленную базу.Маршалл прибыл в Шривпорт по железной дороге в 1864 году, единственное сообщение за пределами штата в то время, а затем проехал через Джефферсон, чтобы связаться с Тексарканой в 1873 году. Тексаркана, расположенная по обе стороны неровного северо-восточного угла Техаса, была местом древних индейцев. тропа и деревня Каддо. Там Техас и Тихий океан соединились с железной дорогой Каира и Фултона, которая проходила через Арканзас до границы. Тексаркана, новый железнодорожный город, расцвел на стыке в 1873 году. Однако главный удар Техас и Тихого океана шел на запад от Тексарканы к Шерману и Лонгвью к Далласу.

Джон Нили Брайан продвигал Даллас у брода реки Тринити с 1841 года. Он стал административным центром округа Даллас, когда сюда прибыли различные пионеры, в том числе французские беженцы из близлежащей несуществующей утопической общины. К 1872 году население Далласа составляло 1200 человек. Город предоставил землю, облигации и наличные деньги для привлечения железных дорог, в результате чего Хьюстон и Техас-Сентрал прибыли в 1872 году, а Техас и Тихий океан — в 1873 году. Население подскочило до 7000 человек в тот год депрессии, и город ответил железной рукой. мост через реку, новое здание суда, мэрию и подземную систему водоснабжения.Депрессия, охватившая страну в течение следующих трех лет, была удачной для Далласа. Это позволило городу консолидировать свои доходы и предотвратить дальнейшее строительство железной дороги до 1876 года. Фермеры и владельцы ранчо, больше не зависимые от торговых путей на юг, начали покупать и продавать восточным купцам. Этот сдвиг отвратил коммерческую ориентацию от Персидского залива. Более того, период, когда Даллас был западной конечной станцией железных дорог в Техасе, объясняет иррациональность его местоположения. В двадцати шести милях отсюда ждал Форт-Уэрт на географической границе между Восточным и Западным Техасом — той самой границе, которая отделяла Старый Юг от Запада.По логике, на этом участке должен быть только один крупный город. Вместо этого есть два, Даллас ориентирован на восток, Форт-Уэрт на запад.

Форт-Уэрт начал свою деятельность в 1849 году как военный пост для защиты Восточного Техаса от индейцев равнин. Форт был расположен на обрыве в месте слияния Чистой Вилки и Западной Вилки реки Тринити, но видел только одну стычку с индейцами и был заброшен в 1853 году, когда граница шла на запад. Казармы были захвачены и использовались купцами, которые основали небольшую деревню вокруг форта.Сценическая линия до Юмы, штат Аризона, начала работать в 1850 году, а Форт-Уэрт стал административным центром округа в 1860 году, хотя он не был включен до 1873 года. Он был обозначен как следующая конечная остановка Техаса и Тихого океана, но прибытие поезда опоздал на три года. Земля, деньги и бесплатный труд горожан, наконец, привели к тому, что в 1876 году в город пришла железная дорога. Теперь Форт-Уэрт мог стать перевалочным пунктом, поскольку для крупного рогатого скота и местных бизнесменов построили Скотные дворы Форт-Уэрта, что сделало Форт-Уэрт первым крупным городком Техаса.Как объяснил редактор Бакли Б. Пэддок из газеты Fort Worth Democrat , «Бог создает страну, а человек создает город». В течение девяноста дней население увеличилось в три раза, примерно до 3000 человек, и Форт-Уэрт приобрел такую ​​же дикую репутацию, как и другие приграничные города крупного рогатого скота. Для развлечения ковбоев было тринадцать салонов. Однако успех к городу пришел только после развития мясной промышленности в 1890-х годах. Тем временем Техас и Тихий океан уходили на запад в просторы Великих равнин.Абилин и Пекос появились в 1881 году как остановки по пути, но целью был Эль-Пасо. Золотая лихорадка в Калифорнии и война с Мексикой привлекли внимание к этому старому испанскому поселению в самом дальнем западном уголке штата Одинокая звезда. Четыре общины на северной стороне Рио-Гранде объединились в 1850-х годах, объединились в 1873 году и почувствовали появление четырех железных дорог в 1881 году. Эль-Пасо стал воротами как в Мексику, так и в Калифорнию — рельсы принесли сюда промышленность и бизнес. изолированные, пустынная земля.

Городское значение железнодорожной сети, пересекавшей Техас, заключалось не только в создании новых городов и улучшении других, но и в доступе, который она давала людям. Величайшим десятилетием строительства железных дорог стали 1880-е годы, когда количество городов Техаса с населением 4000 и более человек увеличилось с одиннадцати до двадцати. Все обслуживались железными дорогами. В 1890-х их число выросло до тридцати шести, а после завершения строительства железнодорожной сети — 13 110 миль в эксплуатации в 1910 году — в Техасе было сорок девять городов с населением более 4000 человек.К 1920 году таких городов было семьдесят и тридцать больше, чем 10 тысяч. Самыми крупными в 1920 году, с населением более 50 000 человек, были Даллас, Эль-Пасо, Форт-Уэрт, Хьюстон и Сан-Антонио. Железные дороги закрепили за городами Техаса пространственную структуру, которая практически не изменилась с появлением более поздних транспортных систем, хотя новые технологии принесли с собой самолеты и аэропорты, электрические междугородные железные дороги, автомобили и дороги. Поле любви в Далласе, например, начиналось как тренировочное поле для пилотов времен Первой мировой войны, заполненное сорняками, грязью и зайцами.После войны это поле было занято стойбищами, и в 1926 году компания National Air Transport (ныне United Airlines) начала перевозить авиапочту. Через два года город перешел на территорию аэропорта и построил терминал для пассажиров. Эта модель была типичной для больших городов, поскольку воздушные перевозки начали разворачиваться по всему штату. Пассажирские перевозки между Далласом, Форт-Уэртом, Сан-Антонио, Хьюстоном и Галвестоном начались в 1928 году. В первые четыре десятилетия столетия между городами процветали электрические междугородные пассажирские поезда, а затем их популярность снизилась с ростом популярности автомобилей и началом Великой депрессии. .

Автомобили появились как диковинка на городских улицах Техаса в начале двадцатого века, но вскоре начали влиять на рост пригородов и торговых районов. Лошади устарели, и советам пришлось принимать постановления, регулирующие парковку, скорость и транспортный поток. К 1922 году в Техасе было зарегистрировано более полумиллиона грузовиков и легковых автомобилей. Строительство дорог между городами, которое ранее было оставлено округам, было незаметно передано Департаменту автомобильных дорог Техаса в 1917 году.Тем не менее, в 1930 году в штате было всего 7300 миль асфальтированных дорог. Впрочем, депрессия принесла новые возможности, и в 1940 году дороги Техаса протянулись на 19 000 миль. В 1950 году, вызванное чрезвычайной ситуацией во время Второй мировой войны, общее количество миль достигло 34 000. В 1995 году 183 150 миль дорог Департамента шоссейных дорог обслужили 14 046 517 зарегистрированных транспортных средств. В городах городские советы экспериментировали с различными видами мощения — деревянными блоками, кирпичами, гравием, ракушками, каменными блоками, досками, щебнем — до того, как в начале двадцатого века остановились на бетоне и асфальте.Четырехполосные скоростные дороги начали прорезать крупные городские центры в конце 1940-х — начале 1950-х годов, начиная с Центральной скоростной автомагистрали в Далласе и шоссе Персидского залива в Хьюстоне. Они объединились с национальной межгосударственной системой, которая началась в 1956 году. Результатом развития автомобильных технологий стало то, что города Техаса стали в значительной степени зависеть от частного транспорта, пригороды выросли, а города распространились по ландшафту. Нехватка бензина в 1970-х годах сделала горожан почти невротичными, а боязнь изоляции способствовала аннексии между соседними городами в конце 1940-х и 1950-х годах.Разрастание увеличило стоимость городских служб, таких как полиция и пожарная охрана, но также предоставило свободу передвижения и жилое пространство, которое, похоже, предпочитают техасцы. Автомобили и дороги также обеспечивали доступ к объектам отдыха по всему штату и способствовали развитию туризма — крупной отрасли, на которую в середине 1980-х годов посетители потратили 17 миллиардов долларов. В некоторых местах, таких как остров Саут-Падре, доступ сделал возможным строительство больших рекреационных сообществ, что стало недавним аспектом урбанизации Техаса.

Основные транспортные средства — корабли, железные дороги, автомобили — вместе с факторами географии и ресурсов, таким образом, разместили и сформировали города Техаса. В истории Техаса несколько других факторов, кроме того, оказали влияние на урбанизацию и заслуживают особого упоминания: нефтяной бум, влияние национальной войны и политика. Несмотря на то, что нефть была открыта раньше, развитие нефти в первой половине двадцатого века особенно повлияло на города.Фонтан на нефтяном месторождении Шпиндлтоп в 1901 году вызвал ажиотаж и привел нефтеперерабатывающие заводы и нефтяные компании в Хьюстон, Бомонт и Порт-Артур. Бомонт был основан в 1835 году, развил деревообрабатывающую промышленность, приобрел судоходный канал и стал нефтяным городом в начале двадцатого века. Во время бума спекулянты обменивали нефтяные запасы на улицах, хозяйственные магазины становились поставщиками нефтяных инструментов, бизнесмены платили высокие цены за детские кроватки в переполненных отелях, нефтяники жили в палатках, люди теснились в местных развлекательных залах, а городские объекты были перегружены.Этот феномен быстрорастущего города происходил снова и снова, когда в небольших городах и деревнях нефтяные аргонавты хлынули на новые поля богатства. Корсикана, Бэтсон, Хамбл, Уичито-Фолс, Электра, Мексия, Беркбёрнетт, Рейнджер, Брекенридж, Люлинг, Конро, Одесса, Килгор, Лонгвью и Боргер — все были местом нефтяной лихорадки. Например, за восемь месяцев 1926-1927 годов в Боргер прибыло 45 тысяч человек, а два года спустя техасским рейнджерам в условиях военного положения пришлось очистить город. Тюрьма «Бугертаун» была настолько перегружена, что рейнджеры приковали своих заключенных наручниками к цепи посреди главной улицы и призвали полицейских со всего юго-запада прийти и забрать своих беглецов на трот-линии.

Рост, вызванный Второй мировой войной, напоминал рост нефтяных бумов, хотя более ранние войны оказали некоторое влияние. Остин, Маршалл, Джефферсон, Хьюстон и Сан-Антонио играли важную роль во время Гражданской войны как места военного производства и военной организации. Сан-Антонио был домом Восьмого военного округа до войны, а затем, в 1879 году, стал местом расположения форта Сэм Хьюстон. Этот форт расширился во время испано-американской войны и к 1900 году стал крупнейшим в США.Первая мировая война принесла большие армейские лагеря в Уэйко, Хьюстон, Сан-Антонио и Форт-Уэрт, а также крупные авиационные базы в Уичито-Фоллс, Форт-Уэрт и Сан-Антонио. Военные традиции и базы остались в Сан-Антонио после войны. Во время Второй мировой войны военнослужащие в городе составляли около трети населения. Вторая мировая война привела к появлению пятнадцати военных баз, сорока аэродромов, военно-морской авиабазы ​​в Корпус-Кристи и 21 лагеря для военнопленных в штате. Во время войны контракты на оборону составляли около 600 миллионов долларов ежегодно, на производство кораблей, самолетов, обмундирования, стали, бензина и синтетического каучука.На Хьюстонском судоходном канале Todd Shipyards увеличила штат сотрудников с 6000 до 20 000 за четыре месяца, чтобы строить корабли Liberty Ships на конвейере. Компания North American Aviation в Далласе и Convair в Форт-Уэрте наняла 60 000 человек для строительства бомбардировщиков B-24. В результате всего этого население штата подскочило на 20 процентов, а в крупных городах — Хьюстоне, Далласе, Форт-Уэрте, Сан-Антонио — увеличилось вдвое. Города Техаса теперь приобрели национальное значение. В 1948 году Хьюстон был самым быстрорастущим городом страны, а в 1954 году его столичное население превысило миллион.

В 1940-х годах население Остина с соседней военно-воздушной базой Бергстром также увеличилось вдвое, но его существование и рост уникальны в истории урбанизации Техаса. Остин питался политикой и высшим образованием, а не материальными ресурсами и транспортом. В незначительной степени многие города Техаса извлекли выгоду из размещения политического подразделения. Например, здание суда было якорем в центре города, что помогало, когда города были молоды. Это давало им постоянный смысл для существования и привлекало бизнес и жителей.Однако самым большим призом была роль столицы республики, и в 1839 году Техасский конгресс присудил ее Остину. Город сохранил свою роль после аннексии в 1845–46. Строительство столицы и различных государственных учреждений обеспечило успех этому городу на реке Колорадо. Представители, иностранные дипломаты, люди с государственным бизнесом и государственные служащие приезжали, чтобы встретиться или жить в Остине. Центральная железная дорога Хьюстона и Техаса, в ответ, достигла города в 1871 году; Интернационал-Великий Северный прибыл в 1876 году.Столица прилично выросла и в настоящее время является четвертым по величине мегаполисом в штате, значение которого выходит за рамки управления государством. Назначив Остин главным кампусом Техасского университета в 1881 году, избиратели сделали город лидером в области высшего образования в штате.

В более крупных городах, таких как Остин, Даллас, Форт-Уэрт, Лаббок, Хьюстон, Уэйко и Сан-Антонио, другие колледжи и университеты внесли разнообразие в экономику и положили начало культуре.Более того, развивались города, где колледжи стали доминирующими: Сан-Маркос, Джорджтаун, Колледж-Стейшн, Прери-Вью, Дентон, Кингсвилл, Плейнвью, Абилин, Каньон, Коммерс, Эдинбург и Альпайн. В целом высшее образование в Техасе было функцией городских центров, и даже в тех случаях, когда школа начиналась в сельской местности, например, Texas A&M, город рос вокруг нее, чтобы служить преподавателям и студентам. Колледжи и университеты через образование и пример помогли сформировать представление о изобразительном искусстве, музыке, литературе, танцах и театре в Техасе, но культурная природа урбанизации намного шире.Он включает культурные объекты: театры, музеи, галереи, мюзик-холлы, церкви, школы и стадионы; организации, спонсирующие спортивные команды, оркестры, музыкальные группы, оперу, религию и танцы; информационные ресурсы, такие как библиотеки, газеты, журналы, радио и телевидение; и места отдыха, такие как парки, зоопарки, пешеходные дорожки, бассейны, рестораны и салоны. Отдых, образование, бизнес и вдохновение часто пересекаются или сливаются, и именно концентрация людей в городах по большей части поддерживает такие усилия.

В архитектурном искусстве большое значение приобретают крупные городские постройки. Новый Капитолий из красного гранита в Остине с Богиней Свободы на вершине купола, например, открылся в 1888 году и был вдохновлен Капитолием в Вашингтоне, округ Колумбия.Его форма отражала образ общественной власти и добродетели. Таким же образом для более позднего поколения впечатляющая многоуровневая мэрия Далласа, спроектированная И. М. Пей, символизировала современность и эффективность городского управления. Деловые здания девятнадцатого века на улице Стрэнд в Галвестоне с железным фасадом показали, почему город прозвали «Нью-Йорком Техаса».«Башня Америки в Сан-Антонио, построенная для выставки HemisFair ’68, служила напоминанием о культурном сближении, а Астродом в Хьюстоне был ярким примером человеческой изобретательности, которой стали широко подражать. Современные горизонты Далласа и Хьюстона из-за обширное строительство за последние два десятилетия, а также готовность разрушить старые здания, представляют собой образец современного архитектурного дизайна.

Художественные галереи, такие как Музей Витте в Сан-Антонио, Музей Амона Картера в Форт-Уэрте, Художественный музей Далласа , и Музей изящных искусств в Хьюстоне относятся к первой половине двадцатого века, хотя искусство в Техасе восходит к индийскому наскальному искусству, религиозным украшениям францисканцев и путешественникам девятнадцатого века, таким как Джордж Кэтлин.Однако рост музеев, особенно исторических, был в значительной степени феноменом после Второй мировой войны, временем, когда Техас быстро урбанизировался. Подобным образом музыка восходит к индейцам, испанским иммигрантам и ранним американским поселенцам. Музыку преподавали в ранних городах Техаса, и выступали различные группы, но первый симфонический оркестр начал свою деятельность в Сан-Антонио в 1904 году, за ним последовали Даллас в 1911 году и Хьюстон в 1913 году. С тех пор общинные оркестры возникли в Амарилло, Остине, Уичито-Фоллс, Эль-Пасо. , Бомонт, Лаббок, Мидленд-Одесса, Корпус-Кристи, Форт-Уэрт и другие города.

Театральные постановки и другие путешествия были обычным явлением в ранних городах Техаса. Промоутеры построили театр в Хьюстоне в 1838 году, в том же году Сан-Августин организовал «Театральный корпус». Театральный интерес проявил недюжинную стойкость. Железные дороги обеспечивали доступ туристическим компаниям, которые процветали до и после рубежа двадцатого века, а Даллас построил оперный театр в 1872 году как раз к прибытию поездов. Кинофильмы начали появляться в городах в начале двадцатого века, и на смену исчезающим гастрольным труппам пришли группы Маленького театра.Усилия местного театра позже привели к таким организациям, как театральная группа Марго (Маргарет В.) Джонс в Далласе и Театр Элли в Хьюстоне. В 1922 году коммерческое радио распространилось по всему штату из городских центров, чтобы представлять драмы, новости, музыку, религиозные службы и спортивные мероприятия. Телевизионные станции добавились к этому обогащению в 1947 году с запуском WBAP-TV в Форт-Уэрте, а к 1950 году в штате было шесть станций, все вещающие из крупных городов.

Публичные библиотеки, наряду с Государственной библиотекой Техаса, процветали в начале двадцатого века вместе с государственными средними школами, которые выиграли от реорганизации штата в 1880-х годах.Конечно, существовали и сельские библиотеки, но по мере урбанизации библиотеки и школы стали в основном городскими. Города взяли на себя особое бремя образования, чтобы поднять уровень городской культуры и обеспечить доступ к ее благам. Без достаточного образования возможности городской жизни мало что значат — газета, например, бесполезна для неграмотных людей. Окружной судья США Вудро Силс почувствовал эту роль, когда в 1977 году постановил, что школьный округ Хьюстона должен предоставлять бесплатное образование всем детям независимо от их статуса гражданства.В результате урбанизация Техаса привела к появлению огромных школьных округов в крупных городах с сопутствующими проблемами интеграции, укомплектования персоналом, управлением, расходами и удобствами. Проблемы большой школы превратились в проблемы большого города.

Другие проблемы являются частью городского развития. Расовые и этнические различия вызвали вспышки ненависти и недопонимания в Техасе, такие как беспорядки в Хьюстоне 1917 года, в результате которых погибли девятнадцать человек и привели к крупнейшим военным трибуналам в истории Соединенных Штатов, а также жестокому линчеванию Джесси Вашингтона в Уэйко в США. 1916 г.Наследие сегрегации, сначала введенной в рабство, а затем продолженной законом и обычаями, привело к фактическому разделению жилья. Латиноамериканские баррио и черные жилые районы по-прежнему распространены в городах Техаса и привлекают недавние исследования. Например, когда мексиканско-американское население Хьюстона начало восстанавливаться в начале двадцатого века, рядом с хлопковыми компрессами на железнодорожных путях образовался баррио, который стал городом в городе. Это пережило, наряду с традиционными черными жилыми районами Пятого прихода, где нищета и преступность вопиющие.Напряжение между расовыми и этническими группами и даже внутри них неоднократно проявляется в городских властях, решениях о школах, жилищных условиях и отношениях с местной полицией. Преступность и порок всегда были частью истории города Техаса, и некоторые места получили известность, например, Hell’s Half Acre в Форт-Уэрте и Postoffice Street в Галвестоне. Во время сухого закона и в 1950-х братья Масео в Галвестоне управляли нелегальными ночными клубами и казино, пока, наконец, Техасские рейнджеры не закрыли «Свободный штат Галвестон».«Ли Харви Освальд срезал президента Джона Ф. Кеннеди в 1963 году на улицах Далласа, а снайпер Чарльз Уитмен в 1966 году убил семнадцать человек с башни главного здания Техасского университета в Остине. Статистика преступности в целом показывает эти показатели быть хуже в крупных городах, где лидерами являются Даллас, Форт-Уэрт, Сан-Антонио или Хьюстон. Конечно, в городах Техаса всегда была проблема с преступностью, но сравнительно недавним аспектом этой обратной стороны урбанизации является серьезная и непреодолимая незаконная торговля наркотиками, поражающая городское ядро.

По мере своего расширения в крупных городах также возникали проблемы загрязнения. Хьюстон был первым, как и следовало ожидать, крупнейшим городом штата; там люди начали жаловаться на плохой воздух в 1940-х годах. В 1958 году пилоты коммерческих авиакомпаний могли проследить путь до Хьюстона, просто проследив полосу промышленной дымки шириной в милю, простирающуюся на север до Остина и Далласа. В ответ официальные лица округа Харрис учредили отдел по контролю за загрязнением в окружном департаменте здравоохранения. Кроме того, из-за промышленных свалок и городских сточных вод Хьюстонский судоходный канал в 1960-х годах считался одним из самых загрязненных водных путей в мире.Вода на 80 процентов была сточными водами; когда из-за грозы пролился проливной пролив, в заливе Галвестон происходил массовый вылов рыбы. Округ Харрис также занялся этой проблемой и к 1980-м годам добился определенного успеха в очистке сточных вод. Кроме того, крупным городам приходится иметь дело с вывозом мусора на постоянно расширяющиеся свалки. Как сказал осажденный мэр Хьюстона Луи Уэлч в 1970-х: «Знаете, когда дело доходит до мусора, люди хотят, чтобы мы его вывозили, но они не хотят, чтобы мы снова его убирали, особенно если это мусор. возле их дома.»Проблема сохраняется.

Многие из этих трудностей распространены в других урбанизированных районах страны, а решения, персонал и технологии для современных техасских городов часто заимствованы из других мест. Морские порты, речные города, железнодорожные города, колледжи сообщества, быстрорастущие города — подобные места были и в других местах. Этот факт поднимает вопрос: есть ли что-нибудь необычное в урбанизации Техаса? Ответ: «Да», некоторые события и обстоятельства необычны, хотя бы по степени.Расовый и этнический состав мексиканских американцев, афроамериканцев и англо-американцев, например, заметен и разнообразен. Для Техаса, где больше мексиканско-американского меньшинства проживает на юго-западе и больше афро-американского меньшинства на востоке, это сочетание обеспечило как основу для дисгармонии в политике и экономике, так и возможность обогатить культуру с помощью языка. обычаи и продукты питания. Хотя определение «персонажа» или «личности» города или места — отчасти субъективное упражнение, в популярной литературе это обычно делается для объяснения уникальности.Техас смешал социальные обычаи Запада и Юга, королевства хлопка и королевства крупного рогатого скота. Система рабовладельческих плантаций хлопка достигла Восточного Техаса, и штат разделяет наследие гражданской войны. Некоторое предубеждение против северян сохраняется, наряду с некоторым уважением к архитектуре с колоннами, флагам Конфедерации и неторопливому ритму жизни. В вежливой беседе горожане до сих пор спрашивают о родословной, южных чертах и ​​роде занятий. Детей до сих пор иногда учат говорить со взрослыми «Да, сэр» и «Нет, сэр», «Да, мэм» и «Нет, мэм», а «вы все» — это постоянная форма множественного числа от «вы».«Двадцатое июня, давно ставший неформальным праздником чернокожих в ознаменование эмансипации, теперь является государственным праздником. В то же время ковбойские шляпы, ботинки и джинсы регулярно можно увидеть на улицах городов, особенно на западе. Одноэтажный дом в стиле ранчо. дома повсюду так же популярны, как и двухэтажные грузины. Показы домашнего скота и родео проводятся наряду с официальными конными мероприятиями и крупными спортивными состязаниями. Обычаи прошлого южного и западного сельских районов сохраняются и смешиваются на тротуарах Техаса.

В области политики Галвестон развил идею комиссионной формы городского управления.На фоне урагана 1900 года руководители предприятий Галвестона разработали форму городского управления, в соответствии с которой назначенное должностное лицо взяло на себя ответственность за конкретную городскую функцию. Электорат реализовал эту схему через год после бури, и эта идея стала фаворитом реформаторов в период прогрессивной эры в Соединенных Штатах. Комиссионные правительства распространились по всей стране, но из-за внутренней неэффективности их число сократилось после 1920 года в пользу традиционной формы совета мэра и совета-управляющего.В 1913 году Амарилло стал первым муниципальным управляющим города Техаса; к 1950 году за ним последовали более пятидесяти других.

Возможно, самая большая отличительная черта техасских городов определяется их физическими ресурсами. Открытие нефтяных месторождений принесло богатство государству и привлекло промышленность. Это, в сочетании с нефтяными технологиями и войной, ускорило переезд в города. Быстрое состояние, добытое нефтяными вышками, привело к появлению блестящих офисных башен, новых богатых пригородов, нефтехимических заводов, вторичных производств и услуг, налоговых поступлений и литературных стереотипов богатого техасца, таких как Jett Rink из книги Эдны Фербер Giant (1952), или Дж.Р. Юинг из телешоу Даллас . Однако во время нефтяной депрессии 1980-х годов зависимость от нефти снизилась в противоположном направлении и вызвала серьезные экономические страдания, безработицу и замедление роста городов. Еще одним важным физическим ресурсом была земля в изобилии. В Техасе мало географических барьеров, и, как следствие, города рассредоточились по ландшафту настолько, насколько это возможно для пассажиров. Люди могли себе это позволить. Частные дома на больших участках были возможны для среднего класса; в Подмосковье возникли торговые центры; офисные кластеры в пригородах привели к полинуклеации; общественный транспорт, зависящий от плотности населения, в значительной степени потерпел неудачу; загрязнение воздуха рассеяно.Хотя другие американские города построены аналогичным образом, особенно на Западе, картина более заметна. Плотность населения в мегаполисах страны в 1990 году составляла 332 человека на квадратную милю; в Техасе — 301. Однако это расширение находилось под некоторым политическим контролем. Планирование и зонирование городского пейзажа началось с Далласа в 1910 году и распространилось на большинство крупных городов, за исключением Хьюстона, который упорно предпочитал оставаться крупнейшим незонированным городом страны.Более того, принятый в 1957 году закон штата об обновлении городов и оказании помощи в планировании позволил городам Техаса контролировать и изменять свой рост. Пространство, нефть, политика комиссий, расовое и этническое смешение и смешение западной и южной культур сделали урбанизацию Техаса уникальной историей, в то время как испанские и англо-американские принципы руководили ею. Большинство техасцев сейчас живут в городах и являются частью городской культуры. Урбанизация Техаса в основном завершена; на будущее остается только доработка и расширение.

См. Также АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ, БИБЛИОТЕКИ КАРНЕГИ, ДИАЛЕКТЫ, РАЗВИТИЕ АВТОМОБИЛЬНЫХ ДОРОГ, УБИЙСТВО КЕННЕДИ, НЕФТЯНАЯ И ГАЗОВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ, ПРОИЗВОДСТВО В ИСПАНСКОМ ТЕХАСЕ, ОРИГИНАЛ, ТЕКСИГАЗ, 909, ИСПАНСКИЙ

10 бизнес-возможностей с низкими инвестициями для малых городов

Индийские маленькие города борются с возможностями трудоустройства. В большие города наблюдается большой приток рабочих мест в транснациональных компаниях или лучших бизнес-возможностей.Но из-за того, что городские пейзажи не способствуют улучшению условий жизни, многие молодые работающие люди задумываются о том, чтобы вернуться в старый добрый городок. Но как вы справляетесь с отсутствием возможностей трудоустройства? Вы их создаете.

Хотя Индия входит в тройку ведущих центров для стартапов в мире, маленькие города Индии по-прежнему неохотно открывают новые направления в бизнесе. В отличие от больших городских поселений, маленькие города по-разному реагируют на стартапы. Каждый город имеет определенный характер и, следовательно, разные требования.

Вот 10 бизнес-идей с низкими инвестициями, которые помогут вам расти в маленьком городке:

Food Trucks

Food Trucks не совсем чуждо маленьким городкам. Напоминающие «thellas» старого мира, фургоны с едой — это мобильные закусочные, которые могут предложить уникальные блюда по довольно разумной цене. Мобильность фудтрака позволяет ему размещаться в разных местах в идеальное время. Например, грузовик с едой может припарковаться возле школы днем, а вечером — возле офиса.


Фургоны с едой — идеальный вариант для малого бюджета, так как вам не нужно вкладывать деньги в недвижимость.

Кафе-мороженое

Мороженое никогда не выходит из употребления. Крошечное мороженое — идеальное предприятие с низкими инвестициями. Им требуется минимальное пространство, основное оборудование и небольшая численность персонала, что делает его идеальным вариантом для небольших инвестиций. Владельцы могут выбрать определенную тематику и виды мороженого, которые нелегко достать в городе. Кафе-мороженое прекрасно работают около кинотеатров или популярных закусочных.

{blurbs}

Дошкольные учреждения

Дошкольные учреждения могут быть открыты в небольших жилых помещениях с единовременными инвестициями в безопасность и учебные материалы. Хорошая дошкольная школа, которая является новаторской с точки зрения обучения, обязательно привлечет работающих родителей. Однако один серьезный отказ от ответственности заключается в том, что владение дошкольным учреждением — это огромная ответственность и требует безраздельного внимания к детям.

Услуги прачечной

Услуги прачечной требуют относительно больших единовременных вложений, но затраты можно быстро окупить.Первоначально вы можете привлечь клиентов более дешевыми, но качественными услугами. Услуга по доставке и доставке будет иметь важное значение для расширения охвата вашей клиентской базы. Чтобы привлечь внимание клиентов, вы можете предложить дополнительные услуги, такие как небольшое кафе или читальный зал, для людей, которые хотели бы подождать, пока начнется стирка.

Книжные магазины + Кафе

Комбинация книжных магазинов и кафе стала большим успехом в нескольких мегаполисах, но большинство малых городов Индии еще не экспериментировали с этой идеей.С растущей культурой свиданий эти книжные магазины-кафе могут оказаться идеальным местом встречи для первой встречи.

Услуги по уборке дома

Такие приложения, как UrbanClap и Haptik, открыли совершенно новое измерение того, как мы работаем с услугами по приготовлению пищи и уборке. Но эти услуги строго ограничены большими городами и даже ограничены только некоторыми частями городов-метрополитенов. Открытие новой клининговой услуги через веб-сайт или телефонную службу не должно требовать больших вложений.

Туризм

Хотя этот вариант сильно зависит от местоположения небольшого городка, большинство индийских городов обладают достаточным характером, чтобы привлекать туристов, особенно старые города. Отправляйтесь на подробные экскурсии по городу, экскурсии по историческому наследию. может оказаться выгодным небольшим вложением, но требует больших затрат времени и знаний. Открытие тематических вариантов проживания — еще один хороший способ заработать на туристическом потоке.

Фитнес-центры

Социальные сети так же велики в маленьких городах, как и в крупных городах, таких как Дели и Мумбаи, и фитнес — одна из тенденций, которая проникла в маленькие города.Хотя фитнес-центры потребуют единовременных крупных вложений и довольно низких затрат на обслуживание.

Интернет-услуги

Большой или маленький город не может выжить без этого товара. Интернет сделал его популярным во всех городах нашей страны, а смартфоны открывают доступ к самым узким проспектам. Несмотря на таких поставщиков услуг, как Airtel, Vodafone и теперь Jio, существует серьезная нехватка хороших поставщиков интернет-услуг для бытовой техники и ПК. Это можно превратить в серьезную возможность для бизнеса.Хотя этот конкретный бизнес может включать в себя немного более высокие инвестиции, возврат гарантирован, если обслуживание хорошее.

Управление мусором

Хотя многим это может показаться слишком непривлекательным, это определенно актуальная необходимость. Большинство городов страдают от плохого обращения с мусором. Разделение на базовом уровне имеет решающее значение для лучшего управления отходами и, что удивительно, также обеспечивает хорошую маржу. Люди, заинтересованные в таком предприятии, могут даже сотрудничать с местными властями, чтобы максимизировать прибыль и минимизировать усилия.

Что я могу делать со степенью городского планирования?

Выпускники городского планирования играют ключевую роль в управлении и развитии мест, в которых мы живем, чтобы сделать их более безопасными, устойчивыми и здоровыми

Варианты работы

Рабочие места, непосредственно связанные с вашей степенью, включают:

Рабочие места, где ваша степень будет полезна include:

Помните, что многие работодатели принимают заявки от выпускников с любой степенью, поэтому не ограничивайте свое мышление вакансиями, перечисленными здесь.

Потратьте несколько минут, чтобы ответить на викторину о подборе вакансий и выяснить, какая карьера вам подойдет.

Попробуйте подобрать работу

Опыт работы

Вам нужно будет быть в курсе текущего планирования, созданной среды и более широких экологических проблем. если вы хотите продолжить карьеру в сфере планирования. Вы также должны уметь выражать страсть к созданию лучших мест.

Постарайтесь получить опыт работы с помощью соответствующей неполной или временной работы, волонтерских должностей или стажировок.Некоторые местные органы власти и работодатели из частного сектора предлагают места работы в отделах планирования, а также у них могут быть возможности для наблюдения за работой или посещения рабочих мест.

Вы можете подать заявку на участие в волонтерской деятельности через Planning Aid England, службу, которая предоставляет бесплатные консультации по планированию тем, кто не может позволить себе оплату профессиональных услуг. Королевский институт городского планирования (RTPI) предлагает исчерпывающий онлайн-каталог консультантов по планированию.

Получите максимум пользы от учебных поездок в рамках вашего курса, чтобы получить практические навыки, необходимые на рабочем месте.Некоторые курсы включают оплачиваемый год прохождения профессиональной практики. Используйте этот год для развития своих навыков, налаживания контактов и развития контактов.

Членство студентов в профессиональной организации, такой как RTPI, поможет расширить ваши возможности для общения и обучения.

Найдите места для работы и узнайте больше об опыте работы и стажировках.

Типичные работодатели

Выпускники, получившие образование в области городского планирования, продолжают карьеру в области планирования, проектирования и развития, а также в таких областях, как транспорт, экономическое развитие, жилищное строительство, восстановление городов, туризм, охрана окружающей среды и экологические консультации.

Рабочие места существуют в государственном секторе:

  • местных органов власти (например, службы восстановления или планирования и развития)
  • центральное / децентрализованное правительство
  • основные государственные органы.

Частные консалтинговые компании по планированию и охране окружающей среды также нанимают выпускников курсов по городскому планированию для консультирования организаций и частных лиц по конкретным схемам планирования.

Возможности также существуют:

  • консультации по бизнесу
  • строительные и геодезические компании
  • природоохранные агентства, такие как Natural England и Агентство по окружающей среде
  • жилищные ассоциации и социальные предприятия
  • крупный розничный бизнес
  • организации по планированию районов
  • транспортные организации (напр.грамм. аэропортов)
  • частные застройщики
  • центры устойчивой энергетики
  • коммунальные предприятия.

Вы также можете работать в сфере благотворительности и неправительственных организаций (НПО) с организациями по охране окружающей среды, охране природы и наследия.

Найдите информацию о работодателях в сфере недвижимости, строительства и других сферах занятости.

Работодатели, нанимающие выпускников по городскому планированию сейчас

Программа повышения квалификации 2022

  • Pegasus Group
  • Различные местоположения
  • Конкурентоспособная зарплата
Посмотреть больше вакансий в сфере недвижимости и строительства

Навыки для вашего CV

Изучение городского планирования позволяет вам развить специалиста знания в области городского и регионального планирования, дающие вам ряд профессиональных навыков, таких как:

  • проектирование и создание мест
  • знание процессов планирования, права и жилищной политики
  • финансов и разработки политики
  • стратегического мышления
  • аналитических исследований
  • аргументированный аргумент
  • написание профессионального отчета и презентация
  • партнерство, работа и сотрудничество.

Вы также развиваете навыки, которые пригодятся во многих сферах карьеры. К ним относятся:

  • устное и письменное общение
  • ИТ
  • переговоры и посредничество
  • решение проблем
  • беспристрастность и дипломатия
  • командная работа
  • исследования
  • творчество
  • принятие решений
  • общее, управление временем и людьми
  • прагматизм.

Дальнейшее обучение

Некоторые выпускники городского планирования поступают в аспирантуру, чтобы углубить свои знания в области планирования или специализироваться в определенной области, такой как морское планирование и управление, планирование и управление или оценка и управление окружающей средой.Аспирантура, наряду с практическим опытом, важна, если вы хотите получить чартерное членство в RTPI.

Специальные курсы для выпускников урбанистических школ позволяют сосредоточить внимание на таких темах, как транспорт, городской дизайн, регенерация городов, экологическое планирование и инфраструктура.

Другие области дальнейшего изучения, которые могут привести к родственной карьере, включают:

  • архитектура
  • управление бизнесом
  • искусственная среда
  • ландшафтная архитектура
  • транспорт и планирование.

Чтобы получить дополнительную информацию о дальнейшем обучении и найти интересующий вас курс, см. Степени магистра и найдите курсы повышения квалификации по городскому планированию.

Чем занимаются выпускники факультета городского планирования?

В тройку лучших рабочих мест, занимаемых выпускниками кафедры городского планирования, работающими в Великобритании, входят чиновник по городскому планированию (20%), дипломированный геодезист (19%), а также специалисты по архитектуре и городскому планированию (10%).

9129 912 912 912 912 912 912 912 Городское планирование работ
Место назначения Процент
Занятые 74.1
Дальнейшее обучение 9,4
Работа и учеба 8,4
Безработные 4
Прочие 4.112 В процентах
Инженерное дело и строительство 44,9
Техники и другие специалисты 15.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

OrbitalWars Copyright © 2019. Наши партнеры GoldPride | Free-kassa

Карта сайта