Общий режим налогообложения 2018: выбор, налоги, отчетность — Контур.Бухгалтерия

Содержание

Налоговая служба разъяснила сельхозпредприятиям новые требования по восстановлению НДС

В связи с изменениями Налогового кодекса РФ (подпункт 6 пункта 3 статьи 170) с начала 2018 года сельхозпредприятия, использующие общую систему налогообложения, обязаны восстановить НДС с сумм полученных субсидий как из федерального, так из областного бюджетов.

Вопросы выполнения нового требования руководители и финансисты крупных сельхозпредприятий региона с сотрудниками областного Управления Федеральной налоговой службы на совещании, которое прошло под руководством заместителя губернатора по агропромышленной политике и природопользованию Андрея Кнорра.

Как сообщила заместитель руководителя УФНС России по Томской области Ирина Жалонкина, обязанность восстанавливать в бюджет НДС с сумм субсидий с 1 января 2018 года возникла у 57 сельхозпредприятий региона, которые используют общий режим налогообложения — это 67 % от общего числа налогоплательщиков сельскохозяйственной отрасли.

Чтобы новое требование не стало серьезной нагрузкой для хозяйств, им необходимо представить документы, подтверждающие, что полученные средства субсидий направлены на оплату товаров и услуг, не облагаемых НДС. Это возможно в том случае, если хозяйство ведет раздельный учет.

«Здесь необходима грамотная работа финансовых служб сельхозпредприятий: уровень их компетенции является одним из показателей эффективного присутствия на рынке. Поэтому вопросы экономики в сельском хозяйстве сегодня — на первом месте», — подчеркнул вице-губернатор Андрей Кнорр.

Еще одним вариантом упрощения налогового учета, может стать переход на единый сельскохозяйственный налог. Пока его платят только 13 % от общего числа предприятий АПК.

«Сейчас этот налог составляет 6 процентов, а с 1 января 2019 года вводится дифференцированная ставка — от нуля до 6 процентов, размер которой будут устанавливать законодательные органы субъектов РФ», — пояснила Ирина Жалонкина.

Декларационная кампания — 2018! – Администрация Кстининского сельского поселения

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы

№ 7 по Кировской области сообщает,

что началась «Декларационная кампания-2018»,

в ходе которой обязаны отчитаться о доходах

граждане, получившие в 2017 году доходы:

-от продажи имущества, находившегося в собственности налогоплательщика менее трех лет, независимо от суммы полученного дохода;

– доходы от продажи ценных бумаг;

– от продажи доли в уставном капитале или при выходе из состава участников общества;

– от сдачи имущества в аренду;

– по договорам дарения;

– по договорам найма;

– в виде выигрышей;

– от физических лиц, не являющихся налоговыми агентами, по договорам гражданско-правового характера;

– физические лица, получающие другие доходы, при получении которых не был удержан налог налоговыми агентами;

– индивидуальные предприниматели, применяющие общий режим налогообложения;

– лица, занимающиеся частной практикой.

Данные налогоплательщики

обязаны представить в налоговую инспекцию декларацию по налогу на доходы физических лиц

(форма № 3-НДФЛ)

не позднее 3 мая 2018 года

Форма налоговой декларации и программа по её заполнению размещены на официальном сайте ФНС России «www.nalog.ru»/ физические лица /формы налоговых деклараций/ налоговая декларация по форме 3-НДФЛ.

Налоговую декларацию можно подать одним из следующих способов:

  • лично при посещении налоговой инспекции, при этом при себе необходимо иметь документ, удостоверяющий личность;
  • через представителя по нотариально заверенной доверенности;
  • через Интернет-сервис «Личный кабинет налогоплательщика физического лица» с помощью неквалифицированной электронной подписи, которую можно получить в данном сервисе;
  • в виде почтового отправления с описью вложения.

Налоговая инспекция обращает внимание, что налоговые декларации по налогу на доходы физических лиц на получение стандартных, социальных и имущественных налоговых вычетов с приложением подтверждающих документов, налогоплательщики могут представлять в течение всего календарного года в любое удобное время.

Информирование налогоплательщиков по налогам производится специалистами Контакта-центра ФНС России по телефону 8-800-222-22-22 (звонок бесплатный).

ФНС рассказала, когда налоговые органы могут перевести упрощенца на общий режим

Налоговые органы не могут перевести плательщика ЕСХН или УСН на общий режим на основании направленного ему сообщения о несоответствии требованиям применения спецрежима.

Об этом предупреждает ФНС в своем письме от 24.08.2018 N СД-4-3/[email protected]

В ведомстве напоминают, что плательщик ЕСХН или УСН может утратить право на применение специального режима. Это может произойти при несоответствии определенным требованиям: по объему выручки, по стоимости основных средств, по доле доходов от сельхозпроизводства.

Для ЕСХН эти требования установлены пунктами 2, 2.1, 5 и 6 статьи 346.2 НК РФ. При их нарушении налогоплательщик утрачивает право на ЕСХН с начала года, в котором допущено нарушение.

Для УСН такие требования установлены пунктом 4 статьи 346.13, пунктами 3 и 4 статьи 346.12 и пунктом 3 статьи 346.14 НК РФ. При их нарушении налогоплательщик утрачивает право на УСН с начала квартала, в котором допущено нарушение.

При этом плательщик ЕСХН или УСН обязан сообщить в налоговый орган о переходе на иной режим налогообложения из-за утраты права на спецрежим в течение 15 календарных дней по истечении отчетного (налогового) периода.

Таким образом, налогоплательщик считается утратившим право на применение ЕСХН или УСН либо по сообщению самого налогоплательщика, либо на основании вступившего в силу решения по налоговой проверке.

В иных случаях у налоговых органов нет оснований считать налогоплательщика утратившим право на применение УСН или ЕСХН и перешедшим на общий режим.

Вместе с тем, налоговый орган вне рамок налоговой проверки может выявить, что налогоплательщик не соответствует условиям применения ЕСХН или УСН. В этом случае налоговый орган направит налогоплательщику соответствующее сообщение.

При этом такое сообщение носит сугубо уведомительный характер и просто предупреждает налогоплательщика о том, что он должен сам уведомить налоговый орган об утрате права на специальный налоговый режим.

Перевести налогоплательщика с указанных спецрежимов на общий режим на основании своего же сообщения налоговый орган не может.

Письмо ФНС России от 18.01.2018 N СА-4-7/[email protected]

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО
от 18 января 2018 г. N СА-4-7/[email protected]

Федеральная налоговая служба направляет для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в четвертом квартале 2017 года по вопросам налогообложения.

Действительный
государственный советник
Российской Федерации
2 класса
С.А.АРАКЕЛОВ

1. Привлечение физического лица к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения.

Граждане обратились в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобами на нарушение их конституционных прав положениями статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, так как по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, данные положения позволяют признавать налоговые органы надлежащими заявителями по искам о взыскании с граждан вреда, причиненного налоговым преступлением, выразившимся в уклонении от уплаты налогов организаций; позволяют взыскивать с граждан вред, причиненный бюджету таким налоговым преступлением, в случае прекращения в отношении них уголовного дела по нереабилитирующему основанию без учета того, что организация, привлеченная к налоговой ответственности за неуплату налога, является действующей и погашает образовавшуюся задолженность самостоятельно; позволяют взыскивать в пользу государства вред, причиненный преступлением, предусмотренным статьей 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, с граждан, уголовное дело в отношении которых прекращено вследствие акта об амнистии, признавая их виновными в инкриминируемом преступлении в рамках гражданского, а не уголовного процесса и нарушая тем самым презумпцию невиновности; неопределенность содержащегося в обжалуемых нормах понятия «вред», по мнению одного из заявителей, позволяет взыскивать с руководителя организации суммы не уплаченного в бюджет налога в случае, если неуплата возникла вследствие его преступных действий, установленных приговором суда.

Поводом к обращениям послужили факты взыскания с граждан в судебном порядке вреда, причиненного совершенными ими преступлениями.

По результатам изучения жалобы Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

На основании того, что органы Федеральной налоговой службы выступают, по сути, в качестве представителя интересов соответствующего публично-правового образования, лишившегося имущества в размере налоговых платежей, которые не поступили в бюджет в результате неправомерных действий физического лица, соответствующие иски о возмещении вреда на основании статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации могут предъявляться налоговыми органами наряду с исками, прямо упомянутыми в статье 31 Налогового кодекса Российской Федерации как в уголовном, так и в гражданском процессе.

При этом статья 31 Налогового кодекса Российской Федерации не исключает наличия у налоговых органов правомочия по обращению в суд от имени публично-правового образования с иском к физическим лицам, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений или в отношении которых уголовное преследование в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям, о возмещении вреда, причиненного их противоправными действиями публично-правовому образованию, что соответствует требованиям Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что обязанность возместить причиненный вред как мера гражданско-правовой ответственности применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего, как правило, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также его вину.

Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней. При этом, учитывая предусмотренные законом механизмы взыскания налоговой задолженности юридического лица — налогоплательщика с третьих лиц, наличие имущественного вреда в таких случаях, по смыслу положений главы 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» Гражданского кодекса Российской Федерации, связано с невозможностью взыскания налоговой недоимки и предопределяется исчерпанием либо отсутствием оснований для применения мер ее взыскания (в том числе закрепленных абзацами восьмым и девятым подпункта 2 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации), а также предусмотренных гражданским законодательством механизмов привлечения к ответственности по долгам юридического лица — налогоплательщика иных лиц.

Указывая на возможность возмещения физическим лицом вреда только при подтверждении окончательной невозможности исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что в тех случаях, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. de facto не является самостоятельным участником экономической деятельности), не исключается возможность привлечения такого физического лица к ответственности за вред, причиненный бюджету в связи с совершением соответствующего налогового преступления, еще до наступления указанных признаков невозможности исполнения юридическим лицом налоговых обязательств.

При этом прекращение уголовного преследования и уголовного дела не означает освобождение лица от иных негативных последствий совершенного деяния. При рассмотрении заявленного потерпевшим гражданского иска о возмещении причиненного налоговым преступлением вреда суд — с учетом того, что для прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию требуется отсутствие возражений обвиняемого (подсудимого) против применения данного основания, — не связан решением о прекращении уголовного дела в части установленности состава гражданского правонарушения, однако обязан произвести всестороннее и полное исследование доказательств по делу и дать им оценку, с тем чтобы, следуя требованиям Конституции Российской Федерации, вынести законное, обоснованное и справедливое решение.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации поддержал выводы, содержащиеся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.07.2017 N 77-КГ17-11 о том, что прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии не освобождает ответчика от возмещения вреда, причиненного в результате совершенных им противоправных действий, а также выводы, изложенные в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 27.06.2017 N 1359-О о том, что отказ в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования на стадии досудебного производства не освобождает ответчика от возмещения вреда.

Данные выводы содержатся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2017 N 39-П (по жалобе граждан на нарушение их конституционных прав положениями статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

2. Операции по реализации услуг буксиров по установке (снятию) бонового ограждения судна не освобождаются от обложения налогом на добавленную стоимость.

Поводом для обращения общества в Конституционный Суд Российской Федерации послужила имевшаяся, по его мнению, неопределенность в вопросе о применении подпункта 23 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым от обложения налогом на добавленную стоимость освобождаются услуги морским судам в период их стоянки в порту, при реализации обществом по договору с судовладельцем услуг буксиров по установке (снятию) боновых ограждений, которые препятствуют растеканию нефти и нефтепродуктов при их перегрузке в порту с борта судна.

Общество относило данные услуги к услугам по обслуживанию морских судов и судов внутреннего плавания в период их стоянки в портах, в связи с чем не облагало их указанным налогом, руководствуясь ответом Министерства транспорта Российской Федерации и имевшейся судебной практикой Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Определение от 16.08.2010 N ВАС-10859/10 по делу N А56-30865/2009 по заявлению ЗАО «Инфотек Балтика»), в котором указано, что перечень услуг по обслуживанию морских судов относительно подпункта 23 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации законодателем не ограничен.

Арбитражные суды по делу N А32-16940/2016, поддержанные Определением Верховного Суда Российской Федерации от 06.03.2017 N 308-КГ17-755 пришли к выводу о законности доначисления налоговым органом по результатам выездной налоговой проверки налога на добавленную стоимость по указанным услугам, а также пени и штрафа, установив, что услуги не связаны непосредственно с обслуживанием судна, а связаны с погрузкой нефти и нефтепродуктов. Суды, руководствуясь иной практикой арбитражных судов, которая изменила практику по рассматриваемому вопросу (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30.03.2015 N 308-КГ15-1222 по делу по делу N А32-9859/2014 по заявлению ЗАО «Таманьнефтегаз»), поддержали выводы налогового органа о том, что услуга по бонированию не связана с обслуживанием судна, следовательно, подлежит обложению налогом на добавленную стоимость в общем порядке.

Конституционный Суд Российской Федерации, поддержав в своем постановлении выводы судов относительно невозможности освобождения от обложения налогом на добавленную стоимость спорных операций, указал на недопустимость неблагоприятного воздействия на правовое положение лиц в случае изменения ранее устоявшейся судебной практики.

Соответственно, взимание с налогоплательщика, осуществляющего указанный вид услуги, налога на добавленную стоимость, а также суммы пени и штрафа за предыдущие периоды в данных правоотношениях возможно только с учетом действия налогового периода по налогу на добавленную стоимость и порядка изменения налогового регулирования, ухудшающего положение налогоплательщиков.

Данные выводы содержатся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.11.2017 N 34-П (по жалобе АО «Флот Новороссийского морского торгового порта» о проверке конституционности положений пункта 8 статьи 75, подпункта 3 пункта 1 статьи 111 и подпункта 23 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации).

3. Применение налогоплательщиком различных способов определения объема товара при его приобретении и последующей реализации в целях исчисления налога на добавленную стоимость противоречит принципу экономического основания налога, как налога, уплачиваемого с добавленной стоимости.

Общество для осуществления деятельности по производству, передаче и распределению пара и горячей воды приобретало ресурсы у контрагентов.

Приобретенный тепловой ресурс поставлялся обществом потребителям: управляющим компаниям, товариществам собственников жилья для нужд населения, а также иным потребителям по тарифу теплоснабжающей компании, утвержденному уполномоченным органом, с выставлением в адрес покупателей счетов-фактур.

В связи с изменением условий договоров, наличием писем потребителей и вступивших в законную силу судебных решений по договорам теплоснабжения (общество обращалось в суд с целью взыскания с покупателей дебиторской задолженности, образовавшейся по реализации тепловой энергии и горячей воды) налогоплательщиком составлены корректировочные счета-фактуры, в которых уменьшена либо увеличена стоимость и объем реализованной тепловой энергии.

Основной причиной такого уменьшения явилось применение различных методик определения объема потребленной тепловой энергии и теплоносителя, а именно, — вместо Методики N 105, которая применялась первоначально, расчет произведен в соответствии с Расчетом размера платы за коммунальные услуги, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307 «О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам», на основании которого производился перерасчет налоговых обязательств за поставку теплоносителя в жилищный фонд (управляющим компаниям, товариществам собственников жилья, и другим покупателям).

Суды, поддерживая позицию налогового органа, отметили, что применение налоговых вычетов и расчет налоговой базы производится исходя из единых требований, предъявляемых к объекту налогообложения, в том числе единой методики подсчета количества товара. Применение налогоплательщиком различных способов определения объема товара при его приобретении и последующей реализации противоречит принципу экономического основания налога, как налога, уплачиваемого с добавленной стоимости.

Учитывая, что после корректировки налогоплательщиком налоговой базы и выставления им в одностороннем порядке корректировочных счетов-фактур, как производителями, так и покупателями не были проведены корректировки объемов коммунальных ресурсов и налоговых обязательств, налоговый орган правомерно отказал заявителю в применении указанных вычетов по налогу на добавленную стоимость.

При этом наличие судебных актов о взыскании с потребителей задолженности за поставленную энергию для целей налогообложения не имеет значения, поскольку взыскание задолженности в меньшей сумме связано не с наличием оснований, предусмотренных пунктом 13 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации, а в связи с применением различных методик.

Суды, рассматривая настоящий спор, также руководствовались правовой позицией, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 05.04.2017 N 309-КГ17-2046, высказанной по результатам рассмотрения аналогичного налогового спора.

Данные выводы содержатся в судебных актах, поддержанных Определением Верховного Суда Российской Федерации от 01.12.2017 N 309-КГ17-2046 по делу N А50-12360/2016 (ООО «ИнвестСпецПром» против Инспекции Федеральной налоговой службы по Свердловскому району г. Перми).

4. Юридически значимым обстоятельством, определяющим возможность применения налоговых вычетов при приобретении товаров (работ, услуг) покупателем, является заявление к вычету налога на добавленную стоимость не более суммы налога, предъявленной ему контрагентом, так как поставщик создает в бюджете экономический источник для последующего возмещения налога покупателем.

Общество закупало коньячный спирт у иностранных поставщиков согласно заключенным контрактам.

Инспекция по результатам налоговой проверки, применив положения статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, сделала вывод о завышении обществом расходов по налогу на прибыль организаций в связи с приобретением коньячного спирта, а также отказала налогоплательщику в применении вычетов по «таможенному» налогу на добавленную стоимость, уплаченному обществом при ввозе коньячного спирта на территорию Российской Федерации.

В части доначисления налога на прибыль организаций, штрафов и пеней производство по делу было прекращено.

Суды трех инстанций поддержали выводы налогового органа в силу установленного инспекцией факта приобретения обществом спорного товара у иностранных поставщиков по завышенным ценам относительно уровня рыночных цен на соответствующий товар, что свидетельствует об уплате обществом на таможне при ввозе этого товара на территорию Российской Федерации налога в завышенном размере, что, в свою очередь, по мнению судов, привело к принятию обществом к вычету указанных сумм налога в завышенном размере.

На основании изложенного, суды пришли к выводу о неправомерности применения обществом налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в части, приходящейся на разницу между импортной ценой спорного товара и установленной инспекцией в порядке статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации рыночной ценой соответствующего товара. При этом суды указали, что, изменив в меньшую сторону цену сделки приобретенного товара по правилам статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, инспекция в силу подпункта 4 пункта 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации правомерно изменила величину принятого обществом к вычету налога на добавленную стоимость исходя из рыночной цены товара, установленной в порядке статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации. По мнению судов, общество не лишено возможности обратиться в таможенные органы с заявлением о возврате излишне уплаченных сумм налога на добавленную стоимость при ввозе на территорию Российской Федерации спорного товара в размере не принятых инспекцией к вычету сумм указанного налога.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя судебные акты нижестоящих судов, отметила, что общество приобрело у иностранных поставщиков коньячный спирт, при ввозе которого на территорию Российской Федерации общество уплатило в бюджет налог на добавленную стоимость в соответствующем размере (исходя из примененной сторонами сделки импортной цены товара), что подтверждается необходимыми документами; коньячный спирт был принят обществом к учету и использован в облагаемой налогом деятельности; принятая обществом к вычету сумма налога соответствует сумме налога, уплаченной в бюджет при ввозе названного товара на территорию Российской Федерации. Следовательно, установленные законом требования к вычету налога на добавленную стоимость обществом соблюдены.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 03.10.2017 N 305-КГ17-4111 по делу N А40-189344/2014 (ООО «Виноконьячный завод «Альянс-1892» против Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3).

5. При отсутствии доказательств направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды налогоплательщик, приобретая у подрядных организаций работы (услуги) по сохранению объекта культурного наследия и получив от этих подрядных организаций счета-фактуры с выделением суммы налога на добавленную стоимость, вправе применить соответствующие налоговые вычеты, а подрядные организации обязаны уплатить налог на добавленную стоимость в бюджет.

Отказывая налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость, налоговый орган исходил из того, что работы по сохранению и приспособлению объекта под современное использование с привлечением подрядных организаций выполнены на объекте культурного наследия и в соответствии с пунктом 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации освобождены от налогообложения налогом на добавленную стоимость, следовательно, налогоплательщик не имеет права на возмещение указанного налога, так как налоговые вычеты указаны по операциям, освобожденным от налогообложения налогом на добавленную стоимость.

Налогоплательщик ссылался на то, что он имеет право на получение вычетов по налогу на добавленную стоимость так как контрагенты выставили ему счета-фактуры с выделенным налогом, указывал на то, что действия контрагентов соответствовали положениям пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации, на основании которой они имели право выставлять счета-фактуры с выделением налога, несмотря на то, что спорные услуги от обложения налогом на добавленную стоимость освобождены (ссылался на судебную практику по спорам ООО «Авиакомпания Когалымавиа» — Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2016 N 305-КГ16-6640).

Кроме того, Общество полагало, что осуществленные контрагентами работы не являются работами по сохранению объекта культурного наследия, реализация которых не облагается налогом на добавленную стоимость.

Вместе с тем Арбитражный суд Северо-Западного округа учел при принятии постановления указанную судебную практику, но отклонил ее в связи с тем, что в судебных спорах с ООО «Авиакомпания Когалымавиа» судами установлены иные обстоятельства.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, не соглашаясь с такими выводами суда кассационной инстанции, сослалась на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 03.06.2014 N 17-П, в котором разъяснено, что одним из проявлений диспозитивности в регулировании налоговых правоотношений выступает право лиц, не являющихся плательщиками налога на добавленную стоимость, или налогоплательщиков, освобожденных от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с его исчислением и уплатой, вступить в правоотношения по уплате данного налога, что в силу пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации возлагает на таких лиц обязанность выставить покупателю счет-фактуру с выделением в нем суммы налога и, соответственно, исчислить сумму данного налога, подлежащую уплате в бюджет. Выставленный же покупателю счет-фактура, согласно пункту 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, в дальнейшем служит для него основанием для принятия указанных в счете-фактуре сумм налога к вычету.

Как следует из пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации, обязанность продавца уплатить налог на добавленную стоимость в бюджет и право покупателя применить налоговый вычет связаны с одним и тем же юридическим фактом — выставлением счета-фактуры: право покупателя на такой вычет ставится в зависимость от предъявления ему продавцом сумм налога на добавленную стоимость в порядке, предусмотренном Налогового кодекса Российской Федерации, то есть посредством счета-фактуры (пункт 1 статьи 169), а обязанность продавца перечислить сумму этого налога в бюджет обусловлена выставлением им счета-фактуры с выделением в нем соответствующей суммы отдельной строкой.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 27.11.2017 N 307-КГ17-12461 по делу N А56-42572/2016 (ООО «Новая Голландия Девелопмент» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Санкт-Петербургу).

Аналогичные выводы изложены в Определении Верховного Суда от 27.11.2017 N 307-КГ17-9857 по делу N А56-35772/2016 (АО «Никольские ряды» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Санкт-Петербургу).

6. Налоговым органом представлены доказательства получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды и соответственно необходимости восстановления правопреемником сумм налога на добавленную стоимость, принятых к вычету реорганизованной организацией в результате проведения ремонтных работ в нежилом здании, переданном правопреемнику для использования в необлагаемых указанным налогом операциях.

Общество, применявшее до реорганизации общий режим налогообложения, прекратило деятельность путем реорганизации в форме присоединения к проверяемому налогоплательщику (правопреемник), применяющее упрощенную систему налогообложения.

Налоговый орган пришел к выводу, что в случае если правопреемник не признается налогоплательщиком налога на добавленную стоимость, то суммы налога, ранее принятые к вычету реорганизованной организацией по приобретенным работам, связанным с капитальным ремонтом здания, переданного правопреемнику для использования в операциях, по которым исчисление налога на добавленную стоимость не производится, подлежат восстановлению и уплате в бюджет правопреемником на основании пункта 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации.

При этом инспекция сослалась на взаимозависимость вновь созданных юридических лиц: занятие одними и теми же лицами руководящих должностей у реорганизованного лица и правопреемника; нахождение их по одному и тому же адресу; обслуживание в одном и том же банке.

Суды, принимая во внимание взаимосвязанные положения подпункта 2 пункта 3 статьи 170 и пункта 2 статьи 346.11 Налогового кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о возможности в спорной правовой ситуации возложить обязанность по восстановлению налога на добавленную стоимость на налогоплательщика.

При этом суды поддержали выводы налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в виде неисполнения обязанности по восстановлению налога на добавленную стоимость в связи с совершением учредителями и руководителями организаций согласованных действий по реорганизации и дальнейшему переходу на упрощенную систему налогообложения.

Данные выводы содержатся в судебных актах по делу N А40-61102/2015, поддержанных Определением Верховного Суда Российской Федерации от 09.10.2017 N 305-КГ16-7109 (ООО «Арт-Гранд Виктория» против Инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по г. Москве).

7. В случае, если за налоговый период доля совокупных расходов на производство товаров (работ, услуг, имущественных прав), операции по реализации которых не подлежат налогообложению, не превышает пяти процентов общей величины совокупных расходов на производство, то все суммы налога, предъявленные налогоплательщикам продавцами используемых в производстве товаров (работ, услуг, имущественных прав) в указанном налоговом периоде, налогоплательщики вправе предъявлять к вычету.

Министерство промышленности и торговли Российской Федерации (заказчик) и общество (исполнитель) заключили государственный контракт на выполнение научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы.

Во исполнение контракта общество заключило договор с иностранной компанией на оказание инжиниринговых услуг и работ.

Оказанные обществу услуги и выполненные работы передавались заказчику и в рамках вышепоименованного контракта налогом на добавленную стоимость не облагались.

Основанием доначисления налога на добавленную стоимость в оспариваемой сумме послужил вывод инспекции о неправомерном предъявлении к вычету сумм налога по услугам и работам, приобретенным во исполнение обязательств по указанному государственному контракту, то есть в целях осуществления операций, освобожденных от налогообложения на основании подпункта 16 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации.

Суды двух инстанций выводы налогового органа поддержали.

Суд кассационной инстанции, руководствуясь положениями абзаца 9 пункта 4 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации, а также правовой позицией, изложенной в Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.06.2012 N 2676/12, и отменяя судебные акты нижестоящих судов, пришел к выводу о том, что поскольку доля совокупных расходов общества на производство товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не подлежат налогообложению в настоящем случае не превышает 5 процентов общей величины совокупных расходов на производство, то все суммы налога, предъявленные налогоплательщику продавцами используемых в производстве товаров (работ, услуг) в указанном налоговом периоде, общество вправе предъявлять к вычету в соответствии с порядком, предусмотренным статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации.

Данные выводы содержатся в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.07.2017 по делу N А56-40261/2016, поддержанном Определением Верховного Суда Российской Федерации от 28.11.2017 N 307-КГ17-17210 (ПАО «АВТОВАЗ» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 8).

Федеральная налоговая служба отмечает, что по данному вопросу имеется противоположная позиция арбитражных судов, поддержанная определениями Верховного Суда Российской Федерации от 12.10.2016 N 305-КГ16-9537 по делу N А40-65178/2015 по заявлению АО «РЖДстрой» и от 24.09.2015 N 304-КГ15-11541 по делу N А27-6566/2014 по заявлению ОАО «СУЭК-Кузбасс», а также в Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.10.2013 N ВАС-14569/13 по делу N А40-81453/12 по заявлению ОАО «Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод».

8. Имущество, используемое в производстве электрической энергии, несмотря на связь этого процесса с процессом передачи энергии, не может быть отнесено к подлежащему налогообложению по льготным ставкам, предусмотренным пунктом 3 статьи 380 Налогового кодекса Российской Федерации.

По итогам проведенных камеральных проверок налоговых деклараций по налогу на имущество организаций инспекция отказала налогоплательщику в применении пониженной ставки по данному налогу, предусмотренной пунктом 3 статьи 380 Налогового кодекса Российской Федерации.

Налоговый орган указал, что рассматриваемое имущество не относится к объектам основных средств по перечню, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 504 «О Перечне имущества, относящегося к железнодорожным путям общего пользования, федеральным автомобильным дорогам общего пользования, магистральным трубопроводам, линиям электропередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов».

Суды первой и апелляционной инстанций с такими выводами налогового органа не согласились, требования налогоплательщика удовлетворили.

Отменяя решение и постановление судов первой и апелляционной инстанций и признавая решение инспекции в оспоренной части законным и обоснованным, суд округа исходил из того, что в ходе выездной проверки Инспекция установила, что спорные объекты общества входят в состав имущества, функциональным назначением которого является участие в технологических процессах производства электрической энергии заданного количества и качества с целью последующей передачи потребителям посредством электрических сетей и энергоустановок сетевых организаций.

Спорные объекты основных средств исходя из их функционального назначения и характеристик, являются оборудованием, обеспечивающим производство, преобразование и передачу электроэнергии до начала линий электропередачи, и находятся в зоне балансовой и эксплуатационной ответственности тепловой электростанции. Представленные налогоплательщиком схемы электрических соединений станции, инструкции по эксплуатации основных средств, технические паспорта, которые, по его мнению, подтверждают использование имущества в целях передачи энергии, свидетельствуют лишь об участии спорного оборудования в едином цикле производства энергии, то есть об отнесении его к технологической части производства, а не передачи.

При этом исходя из норм отраслевого законодательства суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью, коды Общероссийского классификатора основных фондов которых содержатся в поименованном Перечне, относится имущество, которое с учетом функционального назначения используется для передачи электроэнергии.

Верховным Судом Российской Федерации толкование норм материального права судом кассационной инстанции поддержаны.

Данные выводы содержатся в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.06.2017 по делу N А56-7556/2016, поддержанном Определением Верховного Суда Российской Федерации от 11.10.2017 N 307-КГ17-14399 (АО «ИНТЕР РАО-Электрогенерация» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 26 по Санкт-Петербургу).

К выводам о невозможности применения пониженной ставки налога на имущество организаций, предусмотренной пунктом 3 статьи 380 Налогового кодекса Российской Федерации, по оборудованию, обеспечивающим выработку, преобразование и передачу электроэнергии до точки разграничения балансовой и эксплуатационной ответственности гидроэлектростанции, пришли суды в рамках дела N А55-15475/2016, рассмотренного по заявлению публичного АО «РусГидро» (Определение Верховного Суда РФ от 07.11.2017 N 306-КГ17-15755).

9. Не исключается возможность отмены вышестоящим налоговым органом решения нижестоящего налогового органа, которым налогоплательщику были предоставлены определенные льготы (преимущества, вычеты), в том числе решения о возмещении налога на добавленную стоимость, в случае когда оно было принято в нарушение требований законодательства о налогах и сборах.

По результатам камеральной налоговой проверки, представленной обществом налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 4 квартал 2013, налоговым органом отказано налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость, а также предложено уплатить суммы недоимки по указанному налогу, пени и штраф.

Далее указанные решения по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества отменены решением вышестоящего налогового органа — Управлением Федеральной налоговой службы по Костромской области.

Однако Федеральная налоговая служба, руководствуясь положениями пункта 3 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 9 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации», в порядке контроля за деятельностью Управления, отменила решение Управления в связи с необоснованностью выводов о недоказанности инспекцией нереального характера финансово-хозяйственных отношений общества с его контрагентами и не проявления должной осмотрительность при их выборе.

Общество полагая, что решение Федеральной налоговой службы принято с нарушением норм права, установленных статьями 88, 101 и 140 Налогового кодекса Российской Федерации, обжаловало его в судебном порядке.

Суды трех инстанций поддержали Федеральную налоговую службу с чем согласилась и Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации указав, что в данном случае предусматривается право государства (вышестоящего налогового органа), выявившего ошибку в определении налоговой обязанности, исправить ее по собственной инициативе, такое регулирование согласуется со статьей 57 Конституции Российской Федерации, из содержания которой усматривается, что определение размера налоговой обязанности не является предметом усмотрения налогоплательщиков и налоговых органов, налоги должны уплачиваться в законно установленном размере.

Вместе с тем Судебная коллегия также отметила, что сроки на реализацию вышестоящим налоговым органом рассматриваемых полномочий не могут быть не ограниченными во времени. Такой подход корреспондирует положениям статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации, которые предусматривают гарантии прав налогоплательщиков при проведении мероприятий налогового контроля, ограничивая глубину выездной налоговой проверки периодом, не превышающим трех календарных лет. Кроме того, из положений пунктов 4 и 10 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что результаты камеральной налоговой проверки могут быть пересмотрены по итогам выездной налоговой проверки, в том числе проводимой в рамках контроля за действиями нижестоящего налогового органа при условии, что налоговый период, за который проводится выездная налоговая проверка, охватывается трехлетним календарным сроком, исчисляемым с конца года, предшествующего году назначения выездной проверки.

В силу подпункта 8 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом Российской Федерации. Указанный общий срок соответствует максимальной глубине выездных налоговых проверок.

С учетом приведенных положений Судебная коллегия определила, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать полномочия, установленные пунктом 3 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.2017 N 305-КГ17-5672 по делу N А40-101850/2016 (ООО «Аквамарин» против Федеральной налоговой службы).

10. Для целей применения пониженной налоговой ставки резидентом промышленно-производственной особой экономической зоны значение имеет объективная связь рассматриваемых доходов (расходов) с деятельностью налогоплательщика в особой экономической зоне, включая те случаи, когда определенные доходы (расходы) имели место на стадии инвестирования в объекты, с использованием которых должна осуществляться указанная деятельность.

Общество является участником Соглашения об осуществлении промышленно-производственной деятельности в особой экономической зоне, созданной на территории Ставропольского района Самарской области. С целью исполнения указанного Соглашения обществом заключены международные контракты и для осуществления платежей по контрактам налогоплательщиком приобретена валюта (евро).

В связи с приобретением иностранной валюты общество получило внереализационный доход, который сложился из курсовых разниц.

В ходе налоговой проверки инспекция пришла к выводу, что общество неправомерно применило ставку 0 процентов в части налога на прибыль организаций в отношении указанного дохода от курсовых разниц, так как в рассматриваемой ситуации не соблюдаются условия применения пониженной ставки налога, указанные в Законе Самарской области от 07.11.2005 N 187-ГД «О пониженных ставках налога на прибыль организаций, зачисляемого в областной бюджет» и статьях 2, 3, 9, 10 Федерального закона от 22.07.2005 N 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации», поскольку полученные доходы не относятся к производственной деятельности, что послужило основанием для доначисления налога на прибыль организаций по ставке 20 процентов.

Суды трех инстанций поддержали налоговый орган в том, что под деятельностью, осуществляемой на территории особой экономической зоны, понимается производство и (или) переработка товаров (продукции) и их реализация, оказание услуг по обеспечению перевозок и складированию товаров, а также технико-внедренческая деятельность, в силу чего доход от курсовых разниц облагается по общеустановленной налоговой ставке.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к противоположному выводу, указав, что из взаимосвязанных положений пункта 1 статьи 10, пункта 1 статьи 12 Федерального закона от 22.07.2005 N 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» следует, что резидент промышленно-производственной особой экономической зоны не только ведет промышленно-производственную деятельность, но, прежде всего, осуществляет инвестиции и капитальные вложения, необходимые для ведения указанной деятельности.

Сформированный судами подход при рассмотрении настоящего дела приводит к невозможности применения пониженной налоговой ставки резидентами промышленно-производственной особой экономической зоны на стадии осуществления инвестиций, и к ограничению области применения пониженной ставки налога только прибылью от реализации товаров (работ, услуг), что не вытекает из положений пункта 1 статьи 284 Налогового кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 22.07.2005 N 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и не соответствует целям поощрения, государственной поддержки инвестиций.

Судами установлено, что иностранная валюта приобретена обществом в размере, соответствующем общей величине авансовых платежей, необходимость осуществления которых предусмотрена контрактами, заключенными с иностранными поставщиками оборудования, необходимого для исполнения Соглашения об осуществлении промышленно-производственной деятельности в особой экономической зоне. Фактическое использование иностранной валюты на указанные цели налоговым органом не оспаривалось.

С учетом связи внереализационных доходов в виде курсовых разницы с осуществлением обществом реальной экономической (инвестиционной) деятельности в качестве резидента особой экономической зоны Судебная коллегия пришла к выводу, что в отношении налоговой базы по названным доходам обществом могла быть применена пониженная налоговая ставка по налогу на прибыль организаций.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 02.11.2017 N 306-КГ17-9355 по делу N А55-12793/2016 (ООО «Озон Фарм» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Самарской области).

11. Драгоценные металлы, находящиеся на обезличенном металлическом счете, не относятся к валютным ценностям, следовательно, при их переоценке не возникает доходов (расходов) в виде положительной (отрицательной) курсовой разницы.

Общество производило переоценку стоимости драгоценных металлов по обезличенному металлическому счету по рыночному курсу стоимости золота.

Общество, руководствуясь пунктом 11 статьи 250 и подпунктом 5 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации, включило в состав внереализационных доходов за 2012 год включило выручку, полученную от переоценки остатка золота, а за 2013 год в состав внереализационных расходов затраты, понесенные от переоценки остатка золота.

Суды, учитывая пункт 5 части 1 статьи 1 Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», согласно которому валютными ценностями признаются иностранная валюта и внешние ценные бумаги пришли к выводу, что для целей налогового учета переоценка производится в отношении валютных ценностей и требований (обязательств), стоимость которых выражена в иностранной валюте.

Руководствуясь вышеуказанными нормами суды пришли к выводу о том, что драгоценные металлы, находящиеся на обезличенном металлическом счете, не относятся к валютным ценностям и не являются требованием (обязательством) налогоплательщика, следовательно, у заявителя не возникло доходов (расходов) в виде положительной (отрицательной) курсовой разницы.

Верховный Суд Российской Федерации также отметил, что соответствующая правовая позиция изложена в письме Министерства финансов Российской Федерации от 20.12.2011 N 11-14-09/1873.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.09.2017 N 303-КГ17-9519 по делу N А24-925/2016 (ЗАО «Артель старателей «Камчатка» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Камчатскому краю).

12. Обязательные платежи и взносы собственников помещений в многоквартирном доме, используемые товариществом собственников недвижимости на оплату стоимости содержания, обслуживания и ремонта жилого фонда, а также на оплату коммунальных услуг, являются целевыми поступлениями и не учитываются при определении налоговой базы.

Налоговым органом установлена неуплата товариществом собственников недвижимости налогов по упрощенной системе налогообложения по причине неотражения платежей за коммунальные услуги, поступивших от собственников помещений в многоквартирном доме, в налоговой базе. Налоговый орган полагал, что указанные средства нельзя считать целевыми поступлениями в смысле статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку товарищество являлось исполнителем указанных услуг.

Суды не согласились с позицией налогового органа, указав, что товарищество в силу своего правового статуса не является хозяйствующим субъектом с самостоятельными экономическими интересами, отличными от интересов его членов, является некоммерческой организацией. Осуществляя функции по сбору коммунальных платежей, товарищество не преследовало цели получения дохода, а удовлетворяло потребности собственников помещений в многоквартирном доме. Заключая договоры на оказание коммунальных услуг, на эксплуатацию, содержание и ремонт жилых помещений и общего имущества в многоквартирных домах, а также трудовые договоры со специалистами, товарищество выступало в имущественном обороте не в своих интересах, а в интересах членов товарищества. Товарищество оплачивало услуги организациям, непосредственно, выполняющим работы (оказывающим услуги) для собственников помещения дома.

Учитывая изложенное, суды пришли к выводу о том, что денежные средства, поступившие в проверяемом периоде на расчетный счет товарищества от собственников жилых помещений и израсходованные им на оплату коммунальных услуг, предоставленных сторонними организациями собственникам жилья в многоквартирном доме, являются целевыми поступлениями и в силу пункта 2 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат учету при определении налоговой базы.

Данные выводы содержатся в судебных актах по делу N А43-4208/2017, поддержанных Определением Верховного Суда Российской Федерации от 24.11.2017 N 301-КГ17-17182 (ТСН «Факел» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Нижегородской области).

Федеральная налоговая служба отмечает, что к рассматриваемому спору не применимы позиции, отраженные в судебных актах по делу N А42-7042/2014 по заявлению ТСЖ «Маяк» (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.01.2017 N 307-КГ16-5541) в силу различных обстоятельств данных дел.

В рассматриваемом деле ТСН «Факел» в налоговой декларации по упрощенной системе налогообложения не отражались только транзитные платежи, перечисляемые на счета ресурсоснабжающих организаций. При этом платежи за содержание жилья и свое вознаграждение товарищество отразило в налоговой базе, что учтено судами при рассмотрении дела.

В рамках дела N А42-7042/2014 ТСЖ «Маяк» применяло общую систему налогообложения (2011 — 2012 годы) и упрощенную систему налогообложения с объектом «доходы, уменьшенные на величину расходов» (2010 год), следовательно, с учетом расходов также облагало только оставшееся у него вознаграждение.

Ввиду того, что основанием для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются не только существенные нарушения норм материального права, но и восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (статья 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) и учитывая, что обстоятельства данных споров являются различными судебная практика Верховного Суда Российской Федерации по рассматриваемому вопросу не является противоречивой.

13. В случае, если управляющая организация является исполнителем услуг, а не агентом (посредником) между ресурсоснабжающими организациями и собственниками помещений, то полученные от собственников помещений денежные средства включаются в состав доходов такой организации.

Между обществом и собственниками был заключен договор управления многоквартирным домом.

Из содержания представленного договора на техническое обслуживание и предоставление коммунальных услуг, заключенных заявителем с собственниками жилых помещений следовало, что предметом данных договоров является оказание услуг и выполнение работ по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома, обеспечение предоставления коммунальных услуг: холодного и горячего водоснабжения, водоотведения, отопления, теплоснабжения, вывоза мусора путем заключения договоров с ресурсоснабжающими предприятиями.

Налоговый орган определил объем выручки, полученной обществом от оказания коммунальных услуг, на основании сведений, содержащихся в лицевых счетах собственников жилых помещений, книги учета доходов и расходов организации, первичных учетных документов.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддерживая налоговый орган указали, что для целей исчисления единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения, не имеет правового значения факт реализации обществом коммунальных услуг в качестве перепродавца, а не производителя, поскольку услуги по государственным регулируемым тарифам оказывались населению непосредственно обществом. Платежи за коммунальные услуги поступали на счет общества и расходовались последним по своему усмотрению.

Суд апелляционной инстанции также указал, что оснований для вывода о том, что заключенные обществом договоры управления являются агентскими договорами, не имеется, поскольку денежные средства, поступающие на счет общества в оплату коммунальных услуг, подлежат включению в состав доходов в соответствии со статьями 249 и 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации.

Данные выводы содержатся в судебных актах по делу N А74-10158/2016, поддержанных Определением Верховного Суда Российской Федерации от 30.10.2017 N 302-КГ17-15230 (ООО «Ремонтно-эксплуатационное управление» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Республике Хакасия).

14. Налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения и выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, при определении расчетной базы для исчисления страховых взносов уменьшают полученные доходы, исчисленные в соответствии со статьей 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации на расходы, предусмотренные статьей 346.16 Налогового кодекса Российской Федерации.

Обжалуя решение пенсионного фонда, предприниматель указывал на неправомерность исчисления страховых взносов для налогоплательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения «доходы уменьшенные на величину расходов» исходя из всей суммы доходов предпринимателя за спорный период без учета произведенных в связи с осуществлением хозяйственной деятельности расходов, поскольку такое исчисление приводит к возложению на предпринимателя бремени уплаты обязательных публичных платежей, несоразмерного результатам его экономической деятельности.

По мнению предпринимателя, расчетная база для обложения страховыми взносами по обязательному пенсионному страхованию должна быть экономически обоснована с учетом размера доходов индивидуального предпринимателя и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

В обоснование своих доводов предприниматель ссылался на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении от 30.11.2016 N 27-П (рассматривался вопрос исчисления страховых взносов лицами, применяющими общий режим налогообложения — уплачивающими налог на доходы физических лиц).

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации поддержала выводы предпринимателя указав, что поскольку принцип определения объекта налогообложения плательщиками налога на доходы физических лиц аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 30.11.2016 N 27-П правовая позиция подлежит применению и в рассматриваемой ситуации, следовательно, расчетная база для страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию должна определяться с учетом документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2017 N 303-КГ17-8359 по делу N А51-8964/2016, (предприниматель против государственного учреждения — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Арсеньевскому городскому округу Приморского края).

Федеральная налоговая служба сообщает, что выводы по рассматриваемому делу применимы и к расчету страховых взносов, установленных главой 34 «Страховые взносы» Налогового кодекса Российской Федерации, вступившей в силу с 01.01.2017 согласно Федеральному закону от 03.07.2016 N 243-ФЗ, так как в своем Постановлении от 30.11.2016 N 27-П Конституционный Суд Российской Федерации указал на аналогичный по существу механизм определения базы для обложения страховыми взносами между Налоговым кодексом Российской Федерации и Федеральным законом от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный Фонд обязательного медицинского страхования».

15. Налоговый орган вправе, но не обязан учитывать факты подачи уточненных налоговых деклараций налогоплательщиками после составления акта выездной налоговой проверки, сохраняя свое право на последующую реализацию возможности осуществления в их отношении соответствующих мероприятий налогового контроля.

Инспекция провела выездную налоговую проверку общества, после завершения которой (в день составления справки о проведенной проверке) общество представило уточненные налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость, согласно которым указанный налог подлежал к уплате в бюджет в большем размере больше, чем в ранее представленных налоговых декларациях.

Инспекция не приняла во внимание названные уточненные налоговые декларации при вынесении решения по результатам проверки.

Суды первой и апелляционной инстанций, принимая судебные акты в пользу налогоплательщика, исходили из того, что налоговый орган в оспариваемом решении не определил реальный размер налоговых обязательств общества.

Вместе с тем суд кассационной инстанции пришел к выводу, что суды не учли, что Налоговый кодекс Российской Федерации не устанавливает критерии для проверки показателей уточненных налоговых декларации, представленных после составления акта выездной налоговой проверки, но до вынесения решения по ней, исключительно в рамках проведения мероприятий дополнительного налогового контроля, камеральной налоговой проверки либо проведения повторной выездной налоговой проверки, оставляя указанные правомочия на усмотрение налогового органа.

Кассационная инстанция отметила, что по смыслу пункта 3 статьи 100, пункта 8 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации при вынесении решения по итогам налоговой проверки налоговым органом должны быть определены реальные налоговые обязательства налогоплательщика. При определении действительной обязанности по уплате налогов налоговый орган должен учитывать все показатели, влияющие на формирование налоговой базы, как выявленные в ходе проверки, так и отраженные в бухгалтерском и налоговом учете налогоплательщика.

При этом в рамках рассматриваемого спора установлено, что общество, представив в ходе проведения выездной налоговой проверки уточненные налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость, фактически признало правомерность доначисления налоговым органом спорной суммы налога и определение инспекцией в ходе проверки его реальных налоговых обязательств, при этом налог на добавленную стоимость в бюджет не уплатило.

Данные выводы содержатся в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.07.2017 по делу N А79-10989/2015, поддержанном Определением Верховного Суда Российской Федерации от 12.12.2017 N 301-КГ17-14742 (ООО «Производственная фирма «Стандарт» против Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Чебоксары).

16. Использование налогоплательщиком воды при осуществлении деятельности по добыче углеводородного сырья является объектом налогообложения водным налогом.

Судами установлено, что в 4 квартале 2012 года налогоплательщик осуществлял водопользование на основании технического проекта, предусматривающего право на забор подземных вод для целей осуществления добычи нефти (поддержания пластового давления).

Общество, ссылаясь на положения статьи 19.1 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 «О недрах», полагало, что у него отсутствует обязанность исчислять и уплачивать водный налог, поскольку, осуществляя лицензируемую добычу полезных ископаемых, оно имеет право пользоваться водным объектом для собственных производственных и технологических нужд без получения лицензии на водопользование.

Отказывая в удовлетворении требования общества, суды исходили из анализа положений главы 25.2 Налогового кодекса Российской Федерации и указали, что налоговым законодательством установлен исчерпывающий перечень видов и целей водопользования, не признаваемых объектом налогообложения водным налогом, тогда как использование водного объекта с целью забора воды для осуществления деятельности по добыче полезных ископаемых к этому перечню не относится.

Данные выводы содержатся в судебных актах по делу N А81-6318/2016, поддержанных Определением Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2017 N 304-КГ17-12104 (ООО «Заполярнефть» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Ямало-Ненецкому автономному округу).

17. Применение профессионального налогового вычета в размере 20 процентов от общей суммы доходов, полученной от предпринимательской деятельности, не распространяется на адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, частнопрактикующих нотариусов, арбитражных управляющих и других лиц, занимающихся в установленном действующим законодательством порядке частной практикой, но не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Предприниматель привлечен к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату налога на доходы физических лиц.

Основанием для принятия решения послужили выводы налогового органа о том, что предприниматель, осуществляя в 2014 году профессиональную деятельность в качестве арбитражного управляющего, непосредственно связанную с получением доходов от занятия частной практикой, являясь индивидуальным предпринимателем, применяющим общую систему налогообложения, представил в инспекцию налоговую декларацию по налогу на доходы физических лиц за 2014 год, в которой неправомерно уменьшил полученные доходы на профессиональный вычет в размере 20 процентов от суммы доходов, поскольку не подтвердил расходы, направленные на получение дохода от предпринимательской деятельности.

Не согласившись с ненормативным актом налогового органа, предприниматель обратился в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленное требование, суды первой и апелляционной инстанций, учитывая правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 14.09.2015 по делу N А31-13485/2013, исходили из правомерности применения заявителем установленного статьей 221 Налогового кодекса Российской Федерации профессионального налогового вычета в отношении доходов, полученных от деятельности в качестве арбитражного управляющего.

Отменяя принятые судебные акты и отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд округа, руководствуясь положениями статей 209, 210, 221, 227 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 20 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», пришел к выводу о законности решения налогового органа, поскольку арбитражные управляющие имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов лишь в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Налоговый вычет в размере 20 процентов на основании статьи 221 Налогового кодекса Российской Федерации предоставляется в отношении доходов, полученных индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности. В рассматриваемом случае такие доходы не установлены.

Данные выводы содержатся в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 13.04.2017 по делу N А55-11701/2016, поддержанном Определением Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2017 N 306-КГ17-9653 (арбитражный управляющий против Инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Самары).

Патентная и упрощенная системы налогообложения станут альтернативой уходящей системе единого налога на вмененный доход — Объявления — События

Бизнес сообщество Приморского края активно обсуждает перспективы упразднения с 2021 года специального режима налогообложения в виде единого налога на вмененный доход (ЕНВД). У налогоплательщиков впереди есть целый год, чтобы определиться и перейти на другие налоговые режимы.

Система ЕНВД с момента введения представляла собой режим налогообложения, позволяющий государству собирать налог с представителей мелкого и даже среднего бизнеса в сферах, где значительная часть расчетов с покупателями и заказчиками ведется в наличной денежной форме, и, у бизнеса имелась возможность минимизировать свои налоговые обязательства.

До последнего времени ЕНВД – один из самых востребованных специальных режимов налогообложения, используемых малым бизнесом. Размер налога при ЕНВД не зависит от денежных показателей деятельности, в основу расчета положены показатели физические, которые и учитывать и контролировать проще, а также есть возможность привязать их к условному вмененному доходу. Кроме этого, введение ЕНВД освобождало малый и средний бизнес от сложного расчета налогов, с которым и профессиональным бухгалтерам далеко не всегда удавалось справиться.

Однако в последние годы имеется тенденция снижения популярности этого режима налогообложения из-за предстоящего упразднения.

Отмена «вмененки» – давно ожидаемое и прогнозируемое событие. Систему планировалось отменить еще в 2018 году, но в последствие возможность ее применения продлена до 2021 года (п. 8 ст. 5 Федерального закона от 29 июня 2012 г. N 97-ФЗ).

Действующие нормы законодательства о налогах и сборах предоставляют возможность применения других специальных режимов налогообложения, например, в виде упрощенной системы налогообложения (УСН) или в виде патентной системы налогообложения (ПСН) для индивидуальных предпринимателей.

Эти режимы можно назвать льготными, поскольку налоговое бремя налогоплательщиков, применяющих такой режим, существенно ниже, чем у тех, кто применяет общий режим налогообложения.

Сравнивая УСН с ЕНВД, где ставка те же 15% следует отметить, что упрощенная система учитывает фактическую доходность, полученную налогоплательщиком, а не вмененный доход, что соответствует принципу равенства налогообложения.

Правительством запланированы меры по расширению возможностей использования патентной системы с учетом накопленной практики применения системы налогообложения в виде ЕНВД. Государственной думой в I чтении принят Проект ФЗ № 720839-7, где предусмотрено внесение изменений в действующую ПСН, которые, по сути, приблизят ПСН к ЕНВД.

Таким образом, у бизнес — сообщества, в связи с упразднением специального режима налогообложения в виде ЕНВД, есть год, чтобы перейти на другой специальный налоговый режим.

Напомним, что выбрать приемлемую систему налогообложения и рассчитать сумму налогов можно на сайте ФНС России в сервисах «Создай свой бизнес» и «Налоговый калькулятор – выбор режима налогообложения».

Если налогоплательщик переходит на упрощенную систему налогообложения, то уведомление об этом необходимо представить в налоговый орган заблаговременно, но не позднее 31 декабря 2020 года. А в случае перехода на патент заявление рекомендуется также подавать заранее, но не позднее 20 декабря 2020 года

Пресс-служба Управления ФНС России по Приморскому краю

Письмо № 03-11-11/78918 от 02.11.2018

Вопрос: О предоставлении вычетов по НДФЛ индивидуальному предпринимателю, применяющему специальные налоговые режимы.

Ответ: Департамент налоговой и таможенной политики рассмотрел обращение от 05.10.2018 и сообщает следующее.

Налоговым кодексом Российской Федерации (далее — Кодекс) предусмотрено, что при осуществлении предпринимательской деятельности индивидуальные предприниматели самостоятельно выбирают налоговый режим в соответствии с положениями глав 23, 26.1, 26.2, 26.3 и 26.5 Кодекса, а именно могут быть применены общий режим налогообложения или специальные налоговые режимы (система налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей, упрощенная система налогообложения, система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности или патентная система налогообложения).

Налогоплательщик — индивидуальный предприниматель вправе самостоятельно выбрать наиболее благоприятный для него режим налогообложения.

Индивидуальные предприниматели, являющиеся налогоплательщиками вышеуказанных специальных налоговых режимов, освобождаются от обязанности по уплате налога на доходы физических лиц.

Налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются, в частности, физические лица, являющиеся индивидуальными предпринимателями, исчисляющими и уплачивающими налог на доход физических лиц в соответствии со статьей 227 Кодекса.

При этом право на получение налоговых вычетов по налогу на доходы физических лиц имеют как физические лица, так и физические лица, являющиеся индивидуальными предпринимателями, если есть доходы, подлежащие обложению налогом на доходы физических лиц по ставке 13 процентов.

Если индивидуальный предприниматель, применяющий специальные налоговые режимы, получает другие доходы, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, подлежащие обложению налогом на доходы физических лиц по ставке 13 процентов, он вправе уменьшить сумму таких доходов на налоговые вычеты, предусмотренные статьями 218 — 221 Кодекса.

Учитывая изложенное, предоставление налоговых вычетов по налогу на доходы физических лиц не поставлено в зависимость от наличия статуса индивидуального предпринимателя.

 

Заместитель директора Департамента

Р.А.СААКЯН

02.11.2018

Дело ООО «Инвестиции» к Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Удмуртской Республике по вопросу применения вычетов НДС при переходе на общий режим налогообложения по работам, выполненным в периоде применения УСН (Определение судьи ВС РФ Завьяловой Т.В. от 23.07.2018 по делу № А71-8418/2017)

12 сентября

Общество применяло в период с 2009 года до 3 кв. 2016 г. УСН с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов».

С 2013 г. по 2016 г. им осуществлялась реконструкция здания со строительством пристройки. После окончания строительства и ввода объекта капитального строительства в эксплуатацию в 3 кв. 2016 г., в связи с увеличением остаточной стоимости основных средств Общество утратило право на применение УСН и с 3 кв. 2016 г. перешло на общую систему налогообложения, одновременно предъявив к вычету НДС по товарам, работам, услугам, приобретенным для реконструкции, на основании п. 6 ст. 346.25 НК РФ.

Налоговый орган пришел к выводу об отсутствии у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов по НДС в рассматриваемой ситуации.

Суды трех инстанций (УО) отказали Обществу в удовлетворении требований о признании решения налогового органа недействительным. По мнению судов, спорная сумма НДС должна быть включена в первоначальную стоимость основного средства в порядке ст. 346.16 НК РФ и в дальнейшем погашаться путем амортизации.

Общество обратилось в ВС РФ с кассационной жалобой, указав, что судами не был применен п. 6 ст. 346.25 НК РФ о том, что при переходе с УСН на общий режим налогообложения суммы НДС, предъявленные налогоплательщику, применяющему УСН, при приобретении им товаров (работ, услуг, имущественных прав), которые не были отнесены к расходам, вычитаемым из налоговой базы при применении УСН, принимаются к вычету при переходе на общий режим в порядке, предусмотренном гл. 21 Кодекса.

Также Общество сослалось на Определение КС РФ от 22.01.2014 № 62-О, по его мнению, подтверждающее позицию налогоплательщика.

Учет иностранной прибыли в соответствии с Законом о сокращении налогов и занятости | Tax Foundation

Ключевые выводы

  • Предыдущая «всемирная» или основанная на резиденции система корпоративного налогообложения была несовершенной, поскольку она поощряла корпорации «инвертировать», отговаривала корпорации от репатриации иностранных прибылей и создавала невыгодное конкурентное положение для американских корпораций, работающих в зарубежных странах.
  • Законодатели решили эти проблемы, введя в действие реформы международной налоговой системы в рамках Закона о сокращении налогов и занятости (TCJA).
  • TCJA провел реформы, направленные на территориальную налоговую систему путем освобождения иностранных прибылей от внутреннего налогообложения. В то же время он ввел в действие положения о борьбе с размыванием базы, нацеленные на получение высокодоходной иностранной прибыли, нематериального дохода и дохода, изъятого из Соединенных Штатов.
  • Четыре основных компонента новой международной налоговой системы — это освобождение от налога на участие, GILTI, FDII и BEAT.
  • Хотя законодатели обычно называют новую систему «территориальной» налоговой системой, ее более уместно назвать гибридной системой.
  • Общая структура системы США не уникальна для Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), поскольку большинство стран, перешедших на территориальные налоговые системы, также ввели положения о борьбе с размыванием базы. Однако эти положения США структурированы иначе, чем положения других стран.

Введение

До принятия Закона о сокращении налогов и занятости от 2017 года (TCJA) [1] в Соединенных Штатах действовала «всемирная» система корпоративного налогообложения по месту жительства, которая облагала налогом глобальную прибыль США.Компании из Южной (с зачетом налогов, уплаченных иностранным правительствам), но отложили уплату налога в США до тех пор, пока прибыль не будет репатриирована. Предыдущая система создавала два основных искажения. Во-первых, это удерживало компании от репатриации иностранных прибылей. Во-вторых, он побудил компании переместить свои юридические штаб-квартиры из Соединенных Штатов посредством так называемой «инверсии».

Законодатели решили эти вопросы, приняв реформы международной налоговой системы в рамках TCJA.TCJA значительно изменил способ налогообложения иностранных прибылей транснациональных корпораций, базирующихся в США. Он перешел от того, что считалось «всемирной» налоговой системой, к «территориальной» налоговой системе. В то же время он принял положения о предотвращении эрозии основания. Эти положения нацелены на получение высокодоходной иностранной прибыли, нематериального дохода и дохода, исключенного из Соединенных Штатов.

Хотя законодатели обычно называют новую систему «территориальной» налоговой системой, ее более уместно назвать гибридной системой.Новая система использует особенности территориальной (источник), мировой (место жительства) и системы корпоративного налогообложения на основе места назначения. В международном контексте система США в этом отношении не уникальна. Большинство стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которые перешли к территориальной налоговой системе, также ввели положения о борьбе с размыванием базы, которые уводят их от того, что можно было бы считать «чистой» территориальной налоговой системой.

Почему законодатели хотели реформировать международную налоговую систему?

До принятия TCJA в Соединенных Штатах действовала система корпоративного налогообложения по месту жительства или «всемирная».В соответствии с этой системой транснациональные корпорации США облагались подоходным налогом США на свою мировую прибыль. Прибыль в США облагалась тогдашней ставкой налога в размере 35 процентов за вычетом любых иностранных подоходных налогов, уже уплаченных с этой прибыли [2].

Корпорации

могут отсрочить налогообложение в США иностранной прибыли при условии, что эта прибыль реинвестируется в текущую зарубежную деятельность. Однако в соответствии с подразделом F США пассивный доход (проценты, дивиденды, рента и роялти) облагался налогом на текущей основе, что означает, что отсрочка для него не предусмотрена.Это было сделано для того, чтобы компании не могли размещать высокомобильные финансовые активы за рубежом, чтобы на неопределенный срок избежать налоговых обязательств США по доходу.

Предыдущая система, основанная на проживании, создавала два основных искажения. Во-первых, это препятствовало компаниям репатриировать иностранную прибыль [3]. Это связано с тем, что корпорации США столкнулись с дополнительным налогом США на иностранную прибыль только тогда, когда они репатриировали эту прибыль в Соединенные Штаты. До принятия TCJA было подсчитано, что компании отложили налоги как минимум на 2 доллара.6 триллионов иностранных прибылей хранятся за границей. [4]

Во-вторых, предыдущая система поощряла компании переносить свои юридические штаб-квартиры за пределы США. Компании потенциально могут столкнуться с дополнительным внутренним налогом на иностранную прибыль только в том случае, если они являются резидентами США. Таким образом, компании могут избежать всемирной системы, переместив свои штаб-квартиры в другую страну. В этом случае компании по-прежнему должны будут платить налог США на прибыль, полученную в Соединенных Штатах, но не должны будут платить США.налог на прибыль, полученную за рубежом. Мировая система США была одной из основных движущих сил корпоративных инверсий за последние несколько десятилетий [5].

Предыдущая мировая налоговая система Соединенных Штатов была в некотором роде уникальной среди развитых стран. До принятия TCJA Соединенные Штаты были одной из шести стран, в которых существовала всемирная система корпоративного налогообложения. Из 35 стран-участниц OCED 29 имели «освобождение от участия» или территориальные налоговые системы. [6] Эти системы значительно различаются по деталям, но, как правило, в рамках этих систем транснациональные корпорации со штаб-квартирой в этих странах не платят дополнительный налог на иностранную прибыль в стране штаб-квартиры, когда их иностранные дочерние компании выплачивают им прибыль в виде дивидендов.

С точки зрения транснациональных корпораций США, тот факт, что в большинстве стран существует территориальная налоговая система, а в Соединенных Штатах — всемирная система, мог создать невыгодное конкурентное положение (если только фирма не использовала прибыль, хранящуюся за границей, и не могла позволить себе покинуть страну). доход в отсроченном состоянии). Американская транснациональная корпорация, работающая в Германии, столкнется с немецким корпоративным налогом в размере 30 процентов плюс дополнительный 5-процентный налог США на немецкую прибыль, репатриированную в Соединенные Штаты.Напротив, конкурирующая французская фирма, работающая в Германии, столкнется только с немецкой налоговой ставкой в ​​размере 30 процентов на свой доход в Германии.

TCJA ввел новую налоговую систему для транснациональных корпораций США

Признавая существенные недостатки предыдущей системы налогообложения иностранной прибыли транснациональных корпораций США, законодатели провели реформы в рамках TCJA. Эти реформы существенно изменили способ налогообложения иностранных прибылей транснациональных корпораций, базирующихся в США.

TCJA ввел четыре новых основных положения.

Первое положение — это так называемое «освобождение от участия», которое освобождает иностранную прибыль, возвращаемую Соединенным Штатам, от внутреннего налогообложения. Это то, что приблизило систему США от «всемирной» налоговой системы к «территориальной» налоговой системе.

Второе и третье положения, «Глобальный нематериальный низкий налоговый доход» (GILTI) и «Полученный из-за рубежа нематериальный доход» (FDII), представляют собой две новые категории доходов, которые облагаются налогом по более низкой ставке, чем установленная законом ставка корпоративного налога в размере 21 процент.Вместе они создают всемирный минимальный налог на нематериальный доход.

Наконец, TCJA ввел новый минимальный налог, «Налог на размывание базы и противодействие злоупотреблениям» (BEAT), направленный на предотвращение изъятия транснациональными корпорациями доходов из налоговой базы США за счет сверхплатежей иностранным аффилированным корпорациям.

Освобождение от участия

TCJA перешел к «территориальной» налоговой системе, отменив дополнительный налог США на иностранную прибыль посредством так называемого «освобождения от участия».«Согласно освобождению от участия в США, иностранная прибыль, выплачиваемая материнским корпорациям США в виде дивидендов, полностью вычитается из налогооблагаемого дохода. [7] В результате эти иностранные прибыли не подлежат дополнительному налогообложению в США, как это было в соответствии с предыдущим законодательством.

Чтобы корпорации имели право на освобождение от участия в их иностранной прибыли, они должны удовлетворять трем общим требованиям. Во-первых, корпорация США должна владеть 10 процентами голосов или стоимости акций контролируемой иностранной корпорации (CFC).Во-вторых, материнская корпорация США должна соответствовать требованию периода владения в 366 дней. Наконец, корпорация США не может вычесть дивиденды из налогооблагаемого дохода США, если этот дивиденд получил налоговую льготу в другой стране. В частности, это сделано для предотвращения «гибридных дивидендов», которые вычитаются в другой стране при выплате в США и при получении в Соединенных Штатах, что приводит к фактическому отсутствию налога на этот поток доходов [8]. Освобождение от участия исключает обычную иностранную прибыль, выплачиваемую материнским корпорациям в виде дивидендов, но не исключает прирост капитала.Американские компании, которые продают или иным образом распоряжаются акциями CFC, не получают исключения из дохода от доходов от этих акций.

Глобальный нематериальный низкий налоговый доход (GILTI)

«Глобальный нематериальный низкий налоговый доход» (GILTI) — это новая категория иностранных доходов, которые ежегодно добавляются к налогооблагаемой прибыли корпораций [9]. По сути, это налог на прибыль, которая превышает 10% прибыли на инвестированные иностранные активы компании. GILTI облагается минимальным международным налогом в размере 10.5 и 13,125 процента в год. [10] Предполагается, что GILTI снизит стимулы для вывода корпоративных прибылей из Соединенных Штатов за счет использования интеллектуальной собственности (ИС).

Каждый год транснациональные корпорации США должны рассчитывать свои GILTI. GILTI равен так называемой «чистой проверенной прибыли» за вычетом 10 процентов «инвестиций в квалифицированные бизнес-активы» (QBAI). Чистая проверенная прибыль — это фактически вся иностранная прибыль, полученная CFC материнской компании в США, которая еще не облагалась налогом в Соединенных Штатах.[11] QBAI равен стоимости всех амортизируемых активов (машин, зданий, фабрик), которыми владеют CFC этой материнской компании в США.

Предположим, транснациональная корпорация США контролирует несколько CFC, которые в совокупности имеют чистую проверенную прибыль в размере 1000 долларов США. CFC владеют 9000 долларов в QBAI. Доход, равный 10 процентам от QBAI, или 900 долларов, освобожден от GILTI. В результате GILTI этой американской корпорации равен 100 долларам.

Таблица 1. Пример расчета GILTI

Чистый протестированный доход

$ 1 000

QBAI

$ 9 000

GILTI:

Чистый протестированный доход

$ 1 000

Минус

Освобождение от QBAI (10% от QBAI)

$ 900

равно

GILTI

$ 100

Фактически, GILTI приравнивается к иностранной прибыли, превышающей «нормальную» доходность квалифицированных инвестиций.[12] Идея заключается в том, что на конкурентном рынке инвестиции принесут то, что считается «обычным» доходом, или доходом, достаточным для удовлетворения инвесторов. В случае GILTI предполагается, что эта доходность составляет 10 процентов. Предполагается, что любая прибыль, превышающая эту обычную 10-процентную доходность, связана с доходностью IP или перемещением прибыли. Например, кофейня во Франции обычно может приносить инвесторам 10% годовых. Однако именно эта кофейня принадлежит U.S. Corporation использует интеллектуальную собственность, например силу бренда, что дает ее кофейне небольшое преимущество на рынке. В результате этот магазин возвращает инвесторам 15% прибыли. Предполагается, что дополнительный доход в 5 процентов сверх обычных 10 процентов связан либо с IP, либо с перемещением прибыли из другой юрисдикции и отражен в GILTI.

Закон позволяет корпорациям США вычитать 50 процентов GILTI. [13] Остальная часть облагается налогом по установленной корпоративной ставке 21 процент.В результате, эффективная налоговая ставка GILTI составляет 10,5%. [14] Корпорациям США также предоставляется иностранный налоговый кредит для компенсации иностранных налогов, уже уплаченных на GILTI. Однако иностранный налоговый кредит ограничен 80 процентами иностранных налогов. Это означает, что на каждый доллар уплаченных иностранных налогов корпорация США получила кредит в размере только 80 центов. Кроме того, избыточные иностранные налоговые льготы не могут быть перенесены вперед или назад.

Цель ограничения иностранного налогового кредита до 80 процентов от иностранного подоходного налога вместо предоставления полного иностранного налогового кредита состоит в том, чтобы заставить U.S. компании более чувствительны к их иностранному налоговому бремени. В условиях полного иностранного налогового кредита корпорации США безразличны к ставке своего иностранного подоходного налога, если их ставка подоходного налога за рубежом ниже ставки в США. Напротив, в условиях ограниченного иностранного налогового кредита американские фирмы сталкиваются с более высоким общим налоговым бременем, когда их иностранные налоговые обязательства выше, а не ниже, даже если иностранная ставка все еще ниже ставки в США.

80-процентный иностранный налоговый кредит приводит к скользящей шкале эффективных налоговых ставок, которые меняются в зависимости от иностранной ставки налога на прибыль.Мировая ставка GILTI составляет 10,5 процента, когда иностранные ставки налога на прибыль равны нулю, и увеличивается на 0,8 процента на каждый процентный пункт увеличения эффективной иностранной налоговой ставки. Эффективная ставка налога на GILTI составляет максимум 13,125 процента, когда ставка налога на прибыль за рубежом достигает 13,125 процента.

Вернитесь к предыдущему примеру корпорации США, у которой было 100 долларов GILTI. Этой компании будет разрешено вычесть половину своей GILTI из налогооблагаемой прибыли. Это оставит 50 долларов налогооблагаемых GILTI.Применение установленной законом налоговой ставки 21% приведет к первоначальному налоговому обязательству в размере 10,50 долларов США. Предположим, что наша типовая корпорация заплатила 5 долларов иностранного налога со своих 100 долларов в GILTI. Таким образом, корпорация получит налоговый кредит в размере 4 долларов США против своего первоначального налогового обязательства GILTI в размере 10,50 долларов США. В целом американская компания заплатит налог в размере 11,50 долларов США за свой GILTI (5 долларов США в иностранную юрисдикцию и 6,50 долларов США в США). Общая эффективная налоговая ставка по GILTI составит 11,5 процента.

Таблица 2.Пример расчета налога GILTI

GILTI

$ 100

Обязательства по иностранным налогам на GILTI

$ 5

Иностранный налоговый кредит

$ 4

Первоначальный налог в США на GILTI

$ 10,50

Минус

Иностранный налоговый кредит

$ 4

равно

Final U.S. Налог на GILTI

$ 6.50

Итого налог на GILTI

$ 11,50

Общая эффективная налоговая ставка по GILTI

11,5%

Минимальный налог GILTI использует так называемый подход «одной CFC». Таким образом, транснациональные корпорации США суммируют всю чистую протестированную прибыль и QBAI по всем CFC по всему миру и несут налог на свой совокупный доход.Это контрастирует с минимальным налогом для каждой страны, по которому американская корпорация будет рассчитывать доход GILTI для CFC в каждой стране. Подход с одним CFC более благоприятен для транснациональных корпораций США, поскольку он позволяет им одновременно усреднять свои GILTI с высокими и низкими налогами и избегать налогообложения CFC в некоторых юрисдикциях с низкими налогами. Минимум для каждой страны предотвратил бы это, но управлять им гораздо сложнее.

Хотя 80-процентное ограничение иностранного налогового кредита подразумевает, что не должно быть остаточных U.S. налог, когда ставка иностранного подоходного налога выше 13,125 процента, есть случаи, когда американские фирмы могут столкнуться с дополнительным налогом в США даже при более высокой эффективной налоговой ставке за рубежом. Это связано с тем, что иностранный налоговый кредит для GILTI подлежит тем же ограничениям, что и иностранный налоговый кредит согласно предыдущему закону. [15] Таким образом, определенные расходы, которые транснациональные корпорации США несут в США, могут ограничивать размер иностранного налогового кредита в той мере, в какой они распределяются за границей. [16] Таким образом, корпорациям может быть отказано в части иностранного налогового кредита, и они могут столкнуться с налоговыми обязательствами по GILTI, даже если их ставка иностранного налога превышает 13.125 процентов.

Полученный за рубежом нематериальный доход (FDII)

Вторая новая категория доходов — это «Нематериальный доход, полученный из-за рубежа» (FDII). Как и GILTI, FDII — это доход, связанный с использованием интеллектуальной собственности. Однако FDII — это доход от использования интеллектуальной собственности в Соединенных Штатах при создании экспорта. FDII предоставляется специальная более низкая налоговая ставка в размере 13,125 процента. Предполагается, что FDII будет стимулировать компании приносить и сохранять интеллектуальную собственность и связанную с ней прибыль в Соединенных Штатах.

Определение FDII очень похоже на определение GILTI. ПИИ равны прибыли, полученной из-за рубежа, превышающей «нормальную» доходность квалифицированных инвестиций. В частности, FDII равен иностранному доходу за вычетом 10 процентов «квалифицированных инвестиций в бизнес-активы» (QBAI). Полученный из-за границы доход — это доля дохода корпорации в США, связанная с экспортом товаров или услуг. QBAI для целей FDII равен стоимости материальных активов, используемых для получения дохода, полученного из-за рубежа.Например, компания может владеть заводом в США и экспортировать изделия в Германию. Полученный из-за границы доход этой компании будет представлять собой доход от продажи этих виджетов за границу, а завод будет учитываться как QBAI для целей FDII.

Компаниям разрешено вычитать 37,5% своих прямых иностранных инвестиций из налогооблагаемой прибыли. Таким образом, эффективная ставка на каждый доллар ПИИ составляет 13,125 процента [17].

Предположим, что компания получила 10 000 долларов общего дохода в Соединенных Штатах, а 10 процентов были получены от экспорта товаров за границу (1 000 долларов).Эта компания имеет 9000 долларов в QBAI, связанном с ее экспортной деятельностью. Это означает, что FDII компании составляет 100 долларов США: 1 000 долларов иностранного дохода минус 10 процентов QBAI (900 долларов США). Затем этой компании будет разрешено вычесть 37,5% своих прямых иностранных инвестиций ($ 37,50) из налогооблагаемой прибыли. В результате налогооблагаемый FDII составляет 62,50 долларов США, а налоговое обязательство — 13,125 долларов США, а эффективная налоговая ставка по FDII составляет 13,125 процента.

Таблица 3. Пример расчета FDII

Всего U.S. Доход

$ 10 000

Доля экспорта в доходах

10%

QBAI

$ 9 000

FDII

Полученный иностранный доход

$ 1 000

Минус

Освобождение от QBAI (10% от QBAI)

$ 900

равно

FDII

$ 100

Налогооблагаемый FDII (FDII минус 37.5% вычет)

$ 62,5

Ответственность FDII

$ 13,125

Общий вычет, который корпорация может использовать как для GILTI, так и для FDII, ограничивается корпоративным налогооблагаемым доходом. [18] Другими словами, комбинированный вычет для GILTI и FDII не может снизить налогооблагаемую прибыль ниже нуля. Если комбинированный вычет приведет к уменьшению налогооблагаемого дохода ниже нуля, вычет для FDII и GILTI будет уменьшен пропорционально тому моменту, когда налогооблагаемый доход корпорации будет равен нулю.[19]

GILTI и FDII: всемирный налог на нематериальный доход

В совокупности GILTI и FDII можно рассматривать как всемирный налог на предполагаемый нематериальный доход [20]. Они призваны поддержать новое освобождение от участия и уменьшить стимулы для компаний перемещать местонахождение интеллектуальной собственности, чтобы вывести корпоративные прибыли за пределы Соединенных Штатов.

При налогообложении GILTI и FDII многонациональные компании, базирующиеся в США, сталкиваются с примерно одинаковой налоговой ставкой на нематериальные активы, используемые для обслуживания зарубежных рынков, независимо от того, где эти нематериальные активы находятся.Если интеллектуальная собственность находится на иностранном рынке и используется для продажи продукции иностранным покупателям, она облагается минимальной налоговой ставкой от 10,5 до 13,125 процента через GILTI. Если та же самая интеллектуальная собственность находится в Соединенных Штатах и ​​используется для продажи продукции тем же иностранным покупателям, она облагается налогом в размере 13,125 процента через FDII.

Идея режима, включающего FDII и GILTI, заключается в том, что они являются пряником и кнутом, побуждающим компании размещать прибыль и интеллектуальную собственность в Соединенных Штатах.[21]

В этом отношении FDII и GILTI очень похожи на международную реформу «Вариант C», предложенную бывшим председателем комитета Палаты представителей США по методам и средствам Дэйвом Кэмпом (справа) [22]. Используя то же определение нематериальных активов (свыше 10 процентов квалифицированных инвестиций), Вариант C устанавливает минимальный налог в размере 15 процентов на нематериальный доход, находящийся на зарубежных рынках. В то же время он предоставил специальную 15-процентную ставку для нематериальных активов, расположенных в Соединенных Штатах и ​​используемых для продажи товаров на внешние рынки.

Базовый налог на подрыв и предотвращение злоупотреблений (BEAT)

Последним компонентом новой международной налоговой системы является новый налог, называемый «налогом на размывание базы и борьбу со злоупотреблениями» или BEAT. [23] BEAT — это, по сути, минимальный налог в размере 10 процентов (5 процентов в 2018 году), который предназначен для того, чтобы иностранные и местные корпорации, работающие в Соединенных Штатах, не могли уклоняться от внутренних налоговых обязательств путем перевода прибыли за пределы Соединенных Штатов. Объем BEAT ограничен крупными транснациональными корпорациями с валовой выручкой 500 миллионов долларов и более.BEAT также не применяется, за исключением случаев, когда выплаты «размывания базы», ​​выплаты, которые корпорации, базирующиеся в США, производят родственным иностранным корпорациям, превышают 3 процента (2 процента для определенных финансовых фирм) от общих вычетов, производимых корпорацией.

BEAT работает как минимальный налог. Корпорации платят BEAT в объеме, превышающем их обычные обязательства по корпоративному подоходному налогу. Таким образом, BEAT равен 10 процентам (5 процентов в 2018 году) «модифицированного налогооблагаемого дохода» за вычетом регулярных налоговых обязательств по корпоративному подоходному налогу (чтобы не опускаться ниже нуля).Модифицированный налогооблагаемый доход рассчитывается путем вычета обычного налогооблагаемого дохода и прибавления к ним выплат «размывания базы», ​​произведенных связанным иностранным корпорациям (фактически, запрещая вычет этих затрат). Эти платежи, добавленные к налогооблагаемому доходу для построения модифицированного налогооблагаемого дохода, включают платежи за услуги, проценты, арендную плату и роялти, а также вычеты на амортизацию. Однако платежи по стоимости проданных товаров, вычеты по GILTI и FDII и вычет из полученных дивидендов (освобождение от участия) не добавляются.

Предположим, что у корпорации в США валовая выручка 500 миллионов долларов, расходы 480 миллионов долларов и налогооблагаемый доход 20 миллионов долларов. Согласно обычному корпоративному подоходному налогу налоговые обязательства этой корпорации составят 4,2 миллиона долларов (21 процент от 20 миллионов долларов). Платежи этой корпорации в CFC, базирующуюся в другой стране, составили 50 миллионов долларов, что значительно превысило порог в 3 процента от общей суммы отчислений. Модифицированный налогооблагаемый доход компании в отношении BEAT составляет 70 миллионов долларов, что равняется ее налогооблагаемому доходу (20 миллионов долларов) плюс платежи, произведенные ею в иностранную CFC (50 миллионов долларов).Таким образом, его общие налоговые обязательства составляют 7 миллионов долларов (4,2 миллиона долларов в виде обычного корпоративного налога плюс 2,8 миллиона долларов, превышение BEAT над обычными корпоративными обязательствами).

Таблица 4. Пример расчета BEAT (в миллионах долларов)

Всего валовых поступлений в США

$ 500

Общие расходы США

$ 480

Налогооблагаемый доход

$ 20

Обязательства по корпоративному подоходному налогу @ 21%

$ 4.2

BEAT Ответственность

Налогооблагаемый доход

$ 20

плюс

Базовые платежи за эрозию

$ 50

равно

Модифицированный налогооблагаемый доход

$ 70

BEAT Ответственность @ 10%

$ 7

Запланированные изменения новых международных положений

TCJA включает запланированные изменения в течение следующего десятилетия, которые повлияют на GILTI, FDII и BEAT.Все три запланированных изменения должны повысить налоговую нагрузку на транснациональные корпорации США.

GILTI: В 2026 году отчисления на GILTI планируется снизить с 50 процентов до 37,5 процентов. В результате общая эффективная ставка налога на GILTI вырастет с 13,125 процента до 16,406 процента, включая эффект 80-процентного иностранного налогового кредита. [24]

FDII: В 2026 году вычет из FDII планируется снизить с 37,5 процента до 21.875 процентов. В результате эффективная ставка налога на FDII вырастет до 16,406% [25].

BEAT: В 2026 году показатель BEAT увеличится с 10 до 12,5 процента. [26]

Налоговая система США не является чисто «территориальной» налоговой системой

Нынешняя налоговая система США часто описывается как территориальная налоговая система. Однако это не чисто территориальный или исходный корпоративный подоходный налог. Новую систему можно более точно описать как гибридную систему, которая заимствует элементы из различных принципов международного налогообложения.

Существует три различных принципа международного налогообложения: по источнику (территориальному), по месту жительства (по всему миру) и по месту назначения. Каждый принцип пытается определить, когда и как корпоративная прибыль подлежит налогообложению внутри страны.

Источники («территориальные»)

Согласно системе налогообложения корпораций, основанной на источниках или «территориальной», прибыль корпораций облагается налогом в зависимости от места производства товаров и услуг. Таким образом, налогообложение не зависит от местонахождения компании; имеет значение только то, где производятся товары.Согласно этой системе, только прибыль, полученная в Соединенных Штатах, будет облагаться налогом, в то время как иностранная прибыль будет полностью освобождена.

По месту жительства («по всему миру»)

Согласно системе корпоративного налогообложения по месту жительства, прибыль корпораций облагается налогом в зависимости от места жительства корпорации или местонахождения ее штаб-квартиры. В соответствии с этой системой, которую США использовали более полно до принятия TCJA, корпорация со штаб-квартирой в Соединенных Штатах будет облагаться корпоративным налогом США на ее мировую прибыль.Однако, чтобы предотвратить двойное налогообложение в рамках системы по месту жительства, США предоставят иностранный налоговый кредит для любых иностранных налогов, уже уплаченных с этого дохода (до налоговой ставки США).

По назначению

Согласно системе налогообложения по месту назначения прибыль компаний облагается налогом в зависимости от места продажи товаров и услуг. В рамках этой системы не имеет значения, где находится штаб-квартира компании, и не имеет значения, где производятся товары. Вместо этого компании облагаются налогом в зависимости от местонахождения их клиента.

Реформы TCJA в международной налоговой системе заимствовали аспекты из всех трех принципов налогообложения.

Освобождение от налога на участие, то есть 100-процентный вычет иностранной прибыли, возвращенной материнским компаниям США, является ключевым компонентом территориальной или налоговой системы, основанной на источниках, которая исключает внутренний налог на иностранную прибыль.

GILTI больше соответствует принципу проживания. Таким образом, налогообложение в рамках GILTI зависит от того, где находится штаб-квартира компании.Многонациональные корпорации со штаб-квартирой в Соединенных Штатах облагаются налогом на свои GILTI, заработанные за границей, в то время как компании со штаб-квартирой в другом месте — нет. Тем не менее, стоит отметить, что GILTI гораздо более узкий по своему охвату, чем чисто всемирная система или система по месту жительства. Полная всемирная система будет включать всю прибыль, полученную корпорацией за год, в котором она была получена. Вместо этого GILTI ограничивает налогообложение «сверхнормальной» доходностью или доходностью, превышающей 10 процентов квалифицированных инвестиций.Этот аспект GILTI больше похож на то, как налогообложение по месту назначения влияет на иностранные инвестиции. [27]

FDII и BEAT чем-то напоминают налоговую систему по месту назначения. Ключевым компонентом корпоративного налога по месту назначения является корректировка границы. Регулировка границы облагает импорт налогами и предоставляет освобождение от налогов для экспорта. BEAT, который запрещает определенные вычеты для платежей иностранным аффилированным компаниям, фактически добавляет определенные импортные товары в налоговую базу так же, как это делалось бы с налогом по месту назначения.FDII, который обеспечивает пониженную ставку налога на доход, связанный с экспортом, соответствует духу полного освобождения экспортных продаж, которое обеспечивает корректировка границы.

Система США похожа на систему, используемую в других странах, в некоторых отношениях и отличается в других

Хотя новая система налогообложения иностранной прибыли в США представляет собой скорее гибридную систему, чем чисто территориальную налоговую систему, она не уникальна в этом отношении среди других промышленно развитых стран. Большинство стран ОЭСР используют гибридные системы, которые устраняют внутренний налог на иностранные доходы за счет освобождения от участия, но также защищают внутреннюю налоговую базу с помощью правил, основанных на корпоративном резидентстве.

С введением исключения для участия США стали больше соответствовать большинству стран ОЭСР. В 2017 году 29 из 35 стран ОЭСР освободили иностранные доходы от внутреннего налогообложения [28]. Однако освобождение от налога на участие в США больше похоже на канадскую или японскую системы освобождения от налогов, которые также не освобождают от прироста капитала, тогда как большинство европейских стран освобождают как дивиденды, так и прирост капитала.

Соединенные Штаты также не единственные, кто принимает положения о борьбе с эрозией базы наряду с освобождением от участия.Большинство стран ОЭСР с льготами для участия (20 из 29 стран с льготами) также используют так называемые правила CFC. [29] Как и в случае с GILTI, правила CFC основаны на резиденции, что означает, что они применяются только к транснациональным корпорациям с головным офисом внутри страны и направлены на предотвращение уклонения компаний от внутренних налоговых обязательств посредством определенных деловых соглашений.

Правила

CFC сложны, но они пытаются достичь той же цели, что и GILTI: налогообложение того, что считается легко перемещаемым доходом, при освобождении от налога дохода, относимого к реальным инвестициям.Однако следует отметить важные различия. Во-первых, GILTI использует гораздо более шаблонный подход (10 процентов квалифицируемых инвестиций) для определения того, какой доход не облагается налогом, чем традиционные правила CFC, которые используют что-то вроде подхода фактов и обстоятельств. Во-вторых, когда применяется GILTI, он облагает прибыль налогом по сниженной ставке, тогда как правила CFC обычно применяют полную внутреннюю ставку.

Налогообложение FDII очень похоже на политику, применяемую во многих странах: патентный ящик. Патентная коробка — это налоговый режим, который предусматривает специальную пониженную ставку налога на доход, относящийся к интеллектуальной собственности.За последнее десятилетие популярность патентных боксов выросла, и по состоянию на прошлый год 11 стран ОЭСР имели патентные боксы [30]. Однако основное различие между FDII и традиционным патентным ящиком состоит в том, что FDII применяется только к доходам, связанным с экспортом, тогда как патентные боксы применяются ко всем доходам, относящимся к интеллектуальной собственности.

Заключение

До принятия Закона о сокращении налогов и занятости США были одной из немногих стран ОЭСР с всемирной системой корпоративного налогообложения.Эта система была несовершенной. Новый международный налоговый режим США лучше. Это не идеально. Разработка любой территориальной налоговой системы требует принятия ряда важных компромиссов, и новая система ни в коем случае не является чисто «территориальной» налоговой системой. Тем не менее, переходя к территориальной налоговой системе, законодатели внесли важные улучшения в то, как Соединенные Штаты облагают налогом американские транснациональные корпорации.


[1] Официальное название закона — «Закон, предусматривающий выверку данных в соответствии с разделами II и V соответствующей резолюции по бюджету на 2018 финансовый год.”

[2] Кайл Померло и Кари Янсен, «Разработка территориальной налоговой системы: обзор систем ОЭСР», Налоговый фонд, 1 августа 2017 г. https://taxfoundation.org/territorial-tax-system-oecd-review/

[3] Джон Р. Грэм, Мишель Хэнлон и Терри Дж. Шевлин, «Барьеры для мобильности: эффект блокировки налогообложения в США всемирной корпоративной прибыли», National Tax Journal 63: 4 (1 сентября 2010 г.): 1111-1144.

[4] Письмо председателю Объединенного налогового комитета Кевину Брэди и Ричарду Нилу, 31 августа 2016 г.https://waysandmeans.house.gov/wp-content/uploads/2016/09/20160831-Barthold-Letter-to-BradyNeal.pdf

[5] С 1981 г. более 50 компаний переместили свои штаб-квартиры за границу. См. Zachary Mider, «Tax Inversion», Bloomberg, 2 марта 2017 г. https://www.bloomberg.com/quicktake/tax-inversion

[6] Померло и Янсен, «Разработка территориальной налоговой системы: обзор систем ОЭСР».

[7] 26 Кодекс США § 245A — Вычет из иностранного источника — часть дивидендов, полученных национальными корпорациями от указанных иностранных корпораций с 10-процентной собственностью.

[8] Это похоже на требование о «квалифицированных дивидендах» для акционеров США; для того, чтобы корпоративный дивиденд был «квалифицирован» для получения пониженной ставки налога, он должен сначала облагаться налогом на корпоративном уровне.

[9] 26 Кодекс США § 951A — Глобальный нематериальный доход с низким налогообложением, включенный в валовой доход акционеров Соединенных Штатов.

[10] Однако, как обсуждается ниже, американские транснациональные корпорации могут столкнуться с ставками по GILTI выше 13,125%.

[11] Например, некоторый доход мог уже облагаться налогом в соответствии с Подчастью F.

[12] Под сверхнормальной доходностью, или доходностью, превышающей «нормальную» доходность, здесь понимается доходность инвестиций, превышающая 10 процентов. Вероятно, это слишком узкое определение сверхнормальной доходности.

[13] 26 Кодекс США § 250 — Нематериальный доход, полученный из-за рубежа, и глобальный нематериальный доход с низким налогообложением.

[14] 21% * 50% = 10,5%.

[15] Иностранный налоговый кредит ограничен суммой налоговых обязательств США, умноженной на иностранный налогооблагаемый доход, разделенный на общий мировой налогооблагаемый доход.Таким образом, если расходы распределяются за границу, это уменьшает налогооблагаемую прибыль из-за границы и, таким образом, уменьшает налоговый кредит за рубежом.

[16] Мартин А. Салливан, «Экономический анализ: больше преимуществ, чем вы думали», Tax Notes , 13 февраля 2018 г. https://www.taxnotes.com/tax-reform/economic-analysis-more- gilti-вы-думали

[17] 21% * (1 — 37,5%).

[18] 26 Кодекс США § 250 — Нематериальный доход, полученный из-за рубежа, и глобальный нематериальный доход с низким налогообложением.

[19] Например, предположим, что налогооблагаемый доход корпорации составляет 100 долларов до вычета для GILTI и FDII.Также предположим, что его вычет для GILTI составляет 60 долларов и 50 долларов для FDII. Это первоначально уменьшило бы налогооблагаемую прибыль корпорации до — 10 долларов. TCJA сначала сократит FDII на 10 долларов * 50/110 долларов, или на 4,50 доллара. Затем оставшаяся сумма (5,50 долларов США) будет вычтена из GILTI.

[20] Нематериальный доход определяется как превышение 10 процентов квалифицированных инвестиций.

[21] С учетом некоторых взаимодействий между GILTI и FDII и ограничения иностранного налогового кредита, все же может иметь место тот случай, когда интеллектуальная собственность может облагаться разными ставками в зависимости от ее местоположения.

[22] Померло и Янсен, «Разработка территориальной налоговой системы: обзор систем ОЭСР».

[23] 26 Кодекс США § 59A — Налог на размывание базы платежей налогоплательщиков со значительными валовыми поступлениями.

[24] 26 Кодекс США § 250 — Нематериальный доход, полученный из-за рубежа, и глобальный нематериальный доход с низким налогообложением.

[25] Там же.

[26] 26 Кодекс США § 59A — Налог на размывающие базовые платежи налогоплательщиков со значительными валовыми поступлениями.

[27] Уильям Б.Баркер, «Корпоративный налог на основе здравого смысла: аргумент в пользу налога на потоки денежных средств на основе места назначения для корпораций», Католический университет Law Review 61: 4 (2012). https://scholarship.law.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1033&context=lawreview

[28] Померло и Янсен, «Разработка территориальной налоговой системы: обзор систем ОЭСР».

[29] Там же.

[30] Кайл Померло, Скотт Ходж и Джаред Вальчак, Международный индекс налоговой конкурентоспособности, 2017 г. , Tax Foundation, октябрь 2017 г.https://files.taxfoundation.org/20171030112339/TaxFoundation-ITCI-2017.pdf

Информация о стране в Германии — 2019

В целом, когда налогоплательщики-резиденты Германии прямо или косвенно владеют более 50 процентами акций иностранной дочерней компании (голоса или стоимости), которая (i) подлежит налогообложению по низкой ставке (эффективная ставка налога менее 25%). процентов) и (ii) получает доход от пассивной деятельности, не включенной в раздел 8 (1) Закона Германии о налогах на иностранные операции, любой соответствующий пассивный доход подлежит налогообложению в Германии.Исключения из 50-процентного порога применяются к определенным типам пассивного дохода (инвестиционный характер, например, процентный доход), таким образом, более низкое участие может быть достаточным для инициирования налогообложения КИК. Дочерние компании ЕС / ЕЭЗ, осуществляющие реальную экономическую деятельность, могут быть освобождены от правил CFC.

В своем решении от 26 февраля 2019 г. по делу X (C-135/17) Суд Европейского Союза (CJEU) постановил следующее по вопросу о том, применяются ли немецкие правила CFC к пассивному доходу с инвестиционным характером в дела с участием стран, не входящих в ЕС и ЕЭЗ, совместимы со свободой капитала:

  1. Вопрос о том, подпадают ли немецкие правила CFC, касающиеся третьих стран, под действие положения о приостановлении действия старых правил, является открытым и должен быть решен Федеральным налоговым судом Германии (BFH) в ходе дальнейшего разбирательства.
  2. Если условие о приостановке не выполнено, правила
    1. В соответствии с европейским законодательством, если с третьей страной не было согласовано административное содействие, обмен информацией или аналогичный обмен, Германия не сможет проверить фактические измерения.
    2. Не соответствует европейскому законодательству, если такая помощь или обмен с третьей страной существует, потому что критерий мотивации не применяется к дочерним компаниям в третьей стране.

В своем решении от 22 мая 2020 г. (IR 11/19) BFH постановил, что, по крайней мере, в рассматриваемые годы (с 2005 по 2007 г.) добавление пассивного дохода инвестиционного характера не является нарушением свободное движение капитала.

Оговорка о приостановлении не применима, поскольку правила КИК были коренным образом изменены в соответствии с Законом Германии о снижении налогов с 1 января 2001 года. Но, по мнению Федерального налогового суда, не было соглашения об обмене информацией со Швейцарией в последующие годы. спор, потому что все соглашения достаточного характера не вступали в силу до тех пор, пока не было явным образом предусмотрена административная помощь в отношении прошлых вопросов.

Министерский законопроект о Законе о реализации ATAD (опубликованный в декабре 2019 года) направлен на изменение немецких правил CFC, а также будет учитывать принципы решения BFH I R 11/19.

Налоги в Испании: вводное руководство для экспатов

Кто должен платить испанские налоги? Справочник по налогам в Испании, включая актуальные налоговые ставки, НДС, подоходный налог, налоги на недвижимость и налоги для нерезидентов.

Если вы живете и работаете в Испании, вы обязаны платить подоходный налог в Испании со своего дохода и имущества и должны подать испанскую налоговую декларацию. Платите ли вы испанские налоги со своего мирового дохода или испанского дохода, зависит только от вашего статуса резидента.

Если вы являетесь резидентом Испании, вы должны платить испанский налог со своего дохода по всему миру. Налоги применяются по прогрессивной шкале, хотя существуют налоговые вычеты. Если вы не являетесь резидентом Испании, вы платите налог в Испании только с испанского дохода, как правило, по фиксированной ставке. Это также включает в себя потенциальный доход от испанской недвижимости, даже если вы не сдаете ее в аренду. Испанский налог также применяется к собственности, инвестиционным интересам, товарам и услугам (НДС) в Испании.

Налоги в Испании распределяются между правительствами штата и регионами.Это означает, что испанские налоговые ставки могут варьироваться по стране в отношении подоходного налога, налога на имущество, налога на имущество, налога на прирост капитала и налога на наследство в Испании. Кроме того, работники в Испании должны платить испанский налог на социальное обеспечение. Налоговый год в Испании длится с 1 января по 31 декабря.

Настоящий справочник по налогам в Испании включает:

Balcells International Lawyers Group

Balcells Group предоставляет юридические консультации физическим лицам, компаниям, инвесторам, иммиграционным агентствам и другим посредникам.У них более 40 лет профессионального опыта, и они построили свою фирму на основе интеграции нескольких поколений юристов, которые предлагают сбалансированное видение, основанное на опыте и современности.

Получите помощь с налогами

Кто должен платить налог в Испании?

Испанский налог для резидентов

Если вы прожили в Испании шесть месяцев (183 дня) или более календарного года (не обязательно последовательно) или у вас есть основные жизненно важные интересы в Испании (например, ваша семья или бизнес находится в Испании), тогда вы классифицируются как резиденты Испании для целей налогообложения.

Как резидент Испании, вы должны подать испанскую налоговую декларацию и уплатить испанский подоходный налог со своего мирового дохода в следующих случаях:

  • ваш годовой доход от работы превышает 22 000 евро;
  • вы работаете не по найму в Испании или ведете собственный бизнес;
  • вы получаете доход от аренды более 1000 евро в год;
  • у вас есть доход от прироста капитала и сбережений более 1600 евро в год;
  • это ваш первый год декларирования налогового резидентства в Испании.

Кроме того, вы должны декларировать все свои активы за границей на сумму более 50 000 евро (используя Modelo 720 или форму 720). Ваш налогооблагаемый доход — это доход, оставшийся после отчислений на социальное обеспечение в Испании, пенсий, личных пособий и профессиональных расходов. Ставки налогов в Испании прогрессивные.

Налог в Испании для нерезидентов

Если вы живете в Испании менее шести месяцев (183 дней) в календарном году, вы являетесь нерезидентом и платите налоги только с доходов из Испании.Налоги применяются к вашему доходу по фиксированной ставке без надбавок или вычетов. Если вы нерезидент и владеете недвижимостью в Испании, независимо от того, сдаете вы ее в аренду или нет, вам также необходимо будет подать налоговую декларацию и уплатить испанские налоги на недвижимость для нерезидентов (или вмененный подоходный налог на вашу собственность). как местные испанские налоги на недвижимость.

Соглашения о двойном налогообложении

Испания подписала множество договоров с другими странами, чтобы избежать двойного налогообложения. Испанский налоговый орган ( Agencia Tributaria ) ведет постоянно обновляемый список договоров.

Подоходный налог с населения в Испании составляет Impuesto de Renta sobre las Personas Fisicas или IRPF. Подоходный налог в Испании распределяется между штатом и регионом. Каждый из 17 автономных регионов Испании принимает собственные налоговые ставки и размер обязательств. Следовательно, хотя государство снизило налоги и упростило диапазон подоходного налога, налоговая система по всей Испании остается сложной. Проще говоря, сумма налогов, которые вы платите в Испании, зависит от того, где вы живете.

Подробнее читайте в нашем справочнике по испанскому подоходному налогу.

Ставки налога в Испании в 2021 году

1 января 2021 года правительство Испании провело две новые налоговые реформы: налог на финансовые транзакции (FTT) и налог на цифровые услуги (DST). Реформы повысили налоги в первую очередь для крупных корпораций и высокооплачиваемых лиц.

Ниже приведены основные испанские налоговые ставки на доход от работы. Поскольку налоговые ставки в Испании неодинаковы по всей стране, ваш общий подлежащий уплате налог будет рассчитываться из общих налоговых ставок штата плюс соответствующие региональные налоговые ставки.

Налоговые ставки Испании в 2021 году следующие:

  • До 12 450 евро: 19%
  • 12 450–20 200 евро: 24%
  • 20 200–35 200 евро: 30%
  • 35 200–60 000 евро: 37%
  • 60 000–300 000 евро: 45%
  • более 300 000 евро: 47%

Также новинка 2021 года — ставка налога для сбережений, превышающих 200 000 евро, увеличена на 3%.

Зарегистрироваться для уплаты испанского налога: резиденты и нерезиденты

Вам необходимо зарегистрироваться для уплаты налогов в Испании в Agencia Tributaria , испанском налоговом органе, независимо от того, являетесь ли вы резидентом или нерезидентом.Во-первых, вам понадобится номер удостоверения личности иностранца (NIE), который вы можете получить в местном офисе по делам иностранцев ( Oficina de Extranjeros ) или в полицейском участке в течение 30 дней с момента прибытия в Испанию.

Заполните Modelo 30 , чтобы зарегистрировать свое обязательство по уплате испанского налога в качестве резидента или нерезидента в первый раз или изменить свои данные. Существуют инструкции на английском языке, которые помогут вам заполнить форму 30.

Подача налоговой декларации в Испании

Каждый должен подать испанскую налоговую декларацию в первый год налогового резидентства.По истечении первого года вам не нужно подавать налоговую декларацию в Испании, если ваш доход из всех источников составляет менее 8000 евро и у вас менее 1600 евро банковских процентов или инвестиционного дохода. То же самое применимо, если ваш доход от аренды составляет менее 1000 евро или вы зарабатываете менее 22000 евро в качестве наемного работника, поскольку ваш подоходный налог в Испании будет вычтен вашим работодателем.

Чтобы подать декларацию по испанскому подоходному налогу, см. Modelo 100 . Налоговый год в Испании длится с 1 января по 31 декабря.Приемлемые жители должны подавать налоговые декларации в Agencia Tributaria в период с 6 апреля по 30 июня года, следующего за налоговым годом. В Испании нет продлений при подаче налоговых деклараций.

Вы можете найти информацию о том, как заполнить и подать вашу налоговую декларацию в Испании, информацию о предыдущих налоговых декларациях и произведенных платежах. Чтобы получить доступ к этой услуге, вам понадобится ваш цифровой идентификационный сертификат.

Процесс управления вашими налоговыми декларациями, оптимизацией и планированием в Испании может быть намного проще с помощью служб бухгалтерского учета и налоговых консультаций, таких как Balcells International Lawyers Group, ADM или ATA Spain, которые могут помочь вам на каждом этапе процесс.

Подача налогов в США из Испании

Несмотря на то, что каждый гражданин США и держатель грин-карты должны подавать налоговую декларацию в IRS, даже если они проживают за границей, многие эмигранты по-прежнему не делают этого. Многие не знают об этих обязательствах, полагая, что им, как иммигрантам, не нужно платить или подавать налоговые декларации в США; собственно говоря, да! Для получения дополнительной информации и помощи в подаче налоговых деклараций в США из Испании, свяжитесь с отделом налоговой службы для экспатов и ознакомьтесь с нашим руководством по подаче налоговых деклараций США из-за границы.

Испанские налоги для нерезидентов

Общая фиксированная ставка подоходного налога для нерезидентов составляет 24% или 19%, если вы являетесь гражданином государства ЕС / ЕЭЗ.

Прочие доходы облагаются испанскими налогами нерезидентов по следующим ставкам:

  • Прирост капитала от переданных активов облагается налогом по ставке 19%.
  • Инвестиционные проценты и дивиденды облагаются налогом по ставке 19%, хотя обычно они ниже в соответствии с соглашениями об избежании двойного налогообложения. Налог на проценты не облагается гражданами ЕС.
  • Роялти облагаются налогом в размере 24%.
  • Пенсии облагаются налогом по прогрессивной ставке от 8% до 40%.

Чтобы подать заявку на уплату подоходного налога в качестве нерезидента Испании, сначала получите Modelo 149 . Затем используйте форму Modelo 150 , чтобы заполнить налоговую декларацию. Если вы являетесь владельцем недвижимости-нерезидента, вы должны подать налоговую декларацию по номеру Modelo 210 .

Специальный испанский налог для иностранцев, работающих по командировке

Существует специальный налоговый режим для иностранцев, приезжающих на работу в Испанию по трудовому договору с испанской компанией.Это иногда называют законом Бекхэма, поскольку он якобы был создан таким образом, чтобы футболисту Дэвиду Бекхэму не приходилось платить налог за свои права на всемирный имидж, когда он присоединился к Реалу в Мадриде в 2003 году. Правительство Испании изменило этот налоговый режим на 2021 налоговый год. .

Сотрудники, находящиеся по назначению в Испании, платят налог в размере 24% с дохода до 600 000 евро. В соответствии с новым налоговым законопроектом на 2021 год правительство увеличило ставку налога на доход, превышающий 600000 евро, до 47%. Кроме того, командированные сотрудники теперь платят 3% -ный налог на доход свыше 200 000 евро, полученный от дивидендов, процентов или прироста капитала.

Если вы являетесь налоговым резидентом Испании (проводите в Испании более 183 дней в году) и не были резидентом Испании в течение последних 10 лет, вы можете подать заявление на налогообложение в соответствии с этим режимом в течение шести месяцев с момента прибытия в Испанию. Следовательно, вы можете снизить уровень налогообложения на срок до пяти лет.

Испанские налоговые вычеты и льготы

Налогоплательщики-резиденты Испании получают определенные налоговые вычеты. Базовое личное пособие для всех в возрасте до 65 лет составляет 5550 евро, или 6700 евро с 65 лет и 8100 евро с 75 лет.

Если с вами проживают дети до 25 лет, вы можете запросить дополнительное пособие в размере:

  • 2400 евро за первого ребенка
  • 2700 евро за второго
  • 4000 евро за третьего
  • 4500 евро за четвертого
  • Дополнительное пособие в размере 2800 евро на каждого ребенка до трех лет

Если у вас есть Если родитель или бабушка или дедушка проживают с вами и ваш общий доход составляет менее 8000 евро, вы можете потребовать пособие в размере 1150 евро, если они старше 65 лет, и 2550 евро, если они старше 75 лет.

Как правило, вы можете требовать налоговые вычеты в Испании для:

  • платежей в испанскую систему социального обеспечения;
  • испанские пенсионные взносы;
  • расходы на покупку и ремонт основного дома;
  • благотворительных пожертвований

Начиная с января 2021 года в результате новых налоговых реформ размер пенсионных взносов налогоплательщиков в налоговых целях снизился до 2000 евро с 8000 евро. Однако этот лимит составляет 8000 евро, если увеличение происходит за счет взносов компании.Кроме того, увеличение не может превышать 30% от суммы чистого дохода от занятости и экономической деятельности, полученного физическим лицом в налоговом году.

Налог в Испании для супружеских пар

Если вы состоите в браке, гетеросексуальном или однополом браке, вы можете по своему выбору платить налог отдельно или вместе. Вам следует сравнить ставку испанского налога, которую вы заплатили бы как физические лица, с налогом, который вы заплатили бы как пара, до вашего окончательного решения, поскольку это не всегда лучший вариант.Существует надбавка супружеской паре ( declaración concunta) в размере 3400 евро для второго налогоплательщика в дополнение к общей надбавке в размере 5 550 евро, предоставляемой первому налогоплательщику.

Налог на недвижимость в Испании

Если вы владеете недвижимостью в Испании и проживаете в ней 1 января любого года, вы должны заплатить местный налог на недвижимость или Impuesto sobre Bienes Inmuebles (IBI). Сумма представляет собой сумму арендной платы, умноженную на ставку налога, установленную местными властями.Это касается нерезидентов и резидентов. Существует также басура , сбор за вывоз мусора. Владельцам недвижимости-нерезидентам также может потребоваться уплата вмененного подоходного налога по фиксированной ставке с потенциального дохода от аренды испанской недвижимости.

Если вы продаете недвижимость в Испании, вы должны заплатить налог на передачу собственности, Impuesto Transmisiones Patrimoniales (ITP). Когда недвижимость продается, местные власти взимают налог на увеличение стоимости земли — плюс валиа .

Налог на прирост капитала в Испании

Налог на прирост капитала в Испании (налог на прибыль от продажи собственности или других инвестиций) составляет:

  • Первые 6000 евро: 19%
  • 6000–50 000 евро: 21%
  • 50 000–200 000 евро: 23%
  • более 200 000 евро: 26%

Если вы купили недвижимость до 1994 года, вы можете будут обязаны платить больше налогов, чем раньше, поскольку налог на прирост капитала был отменен. Вы можете иметь право на освобождение от уплаты налогов, если вам больше 65 лет и вы продаете свой основной дом или если вы моложе 65 лет и продаете свой основной дом, чтобы купить другой основной дом в Испании.

Испанский налог на богатство

Налог на богатство в Испании уплачивается со стоимости ваших активов 31 декабря каждого года. С 2021 налогового года правительство увеличило максимальную ставку налогового диапазона на 1% в автономных сообществах, которые не утвердили свои собственные ставки. Это означает, что активы стоимостью более 10 миллионов евро могут облагаться налогом до 3,5%, в зависимости от региона.

Помимо не облагаемого налогом пособия в размере 700 000 евро, домовладельцам разрешается выплачивать еще 300 000 евро от стоимости их основного места жительства.

Налог на наследство и дарение в Испании

С 2015 года к нерезидентам из ЕС / ЕЭЗ обращаются так же, как и к резидентам, когда речь идет о налоге на наследство и дарение в Испании (также называемом налогом на наследование). Ставка составляет около 1–7% для всех, в зависимости от региона. До изменения нерезиденты платили примерно на 80% больше, чем резиденты. Верховный суд Испании постановил, что нерезиденты, которые в прошлом платили по более высокой ставке, имеют право на возмещение.

В 2017 году некоторые регионы, такие как Андалусия, обновили свою политику налогообложения наследования и дарения.Это привело к тому, что многим семьям не пришлось платить налог на наследство. Дополнительную информацию можно найти в законах своего региона. Вам следует проконсультироваться со специалистом по этим налогам, поскольку испанская налоговая система сложна. Подробнее читайте в нашем справочнике по испанскому наследственному праву.

НДС (IVA) в Испании

Испания имеет три уровня НДС (налога на добавленную стоимость) или Impuesto sobre el Valor Añadido (IVA):

  • Общие: 21% на товары и услуги.
  • Reducido: 10% на пассажирский транспорт, платные дороги, любительские спортивные мероприятия, выставки, товары для здоровья, неосновные продукты питания, сбор мусора, борьбу с вредителями и очистку сточных вод.
  • Superreducido: 4% на основные продукты питания, лекарства, книги и газеты.

Начиная с 2021 года, правительство повысило НДС с 10% до 21% на алкогольные напитки и напитки, содержащие добавленные натуральные и производные подсластители и / или подслащивающие добавки. Повышение налога не включает детское молоко и напитки, которые считаются пищевыми добавками для особых диетических потребностей.

Все плательщики НДС (в основном фрилансеры) должны предоставить все данные счета-фактуры онлайн на Agencia Tributaria в течение четырех дней с даты выставления, но не позднее 16-го числа месяца, следующего за его выставлением.

Корпоративный налог в Испании

Общая ставка корпоративного налога в Испании составляет 25%. Новообразованные компании платят 15% за первые два года работы. Тем не менее, снижение налога на 10% может быть предоставлено для прибыли, содержащейся в специальном резерве на пять лет.

Компании должны подавать налоговые декларации в течение шести месяцев и 25 дней после окончания отчетного периода. Оплата в рассрочку в апреле, октябре и декабре, каждый взнос обычно составляет 18% от налоговых обязательств.Узнайте больше о налогах для фрилансеров в Испании.

Приведенная здесь информация представляет собой только общий обзор; Вы всегда должны получать профессиональный совет от испанского финансового специалиста относительно ваших конкретных обстоятельств.

Налог на испанском языке

  • (Существительные) Налог на испанском языке: el impuesto, el tributo, la contribución
  • (Прилагательные) Налог на испанском языке: de impuestos, fiscal, tributario, impositivo, imponuestos, contributivo
  • Глаголы) Налог на испанском языке: tasar (оценка), gravar impuestos.

Налоговое управление Испании

  • Agencia Tributaria : испанская налоговая служба предоставляет информацию по всем аспектам налогообложения в Испании для физических и юридических лиц

Gibson Dunn | Принята новая редакция налогового законодательства Франции — что изменится в Законе о финансах 2018 года?

16 января 2018

Нажмите для PDF

21 декабря 2017 г. парламент Франции утвердил первые Финансовые законы времен президентства Эммануэля Макрона («Закон о финансах») [1].Общая цель, которую преследует французский парламент посредством этой налоговой реформы, заключается в поддержании привлекательности и конкурентоспособности французской экономики и в привлечении значительной части сбережений населения в производительную экономику и, следовательно, в акции компаний.

Ниже мы приводим некоторые ключевые меры налоговой реформы, которая открывает новые возможности для наших международных клиентов. Такие ключевые меры можно резюмировать следующим образом:

Компаниям:

    • Прогрессивное снижение ставки налога на прибыль с 33 1/3% до 25% с 2022 г .;
    • Отмена налога на уплату 3%;
    • Отмена правила Карреса об ограничении вычета процентов для компаний из ЕС.

Для физических лиц:

    • Введение «плоского налога» в размере 30% на доход и прирост капитала для физических лиц;
    • Улучшение социального и налогового режима Бесплатных акций; и
    • Ограничение сферы действия налога на имущество только недвижимым имуществом.

I. НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЙ

1,1 Постепенное снижение ставки корпоративного подоходного налога с 33 1/3% до 25%

Закон о финансах предусматривает постепенное снижение ставки КПН с 33 1/3% до 25% с 2019 по 2022 год.

Начало финансового года

Действующие ставки КПН

2019

31% (28% ниже 500 000 евро)

2020

28%

2021

26,5%

2022

25%

В 2022 году эффективная ставка составит всего 25.8% (включая социальную надбавку в размере 3,3%, которая будет по-прежнему применяться к КПН для прибыли, превышающей 2 289 000 евро [2]).

1,2 Отмена 3% налога на прибыль

С 2012 года французские компании уплачивают налог в размере 3% на свои дивиденды (в дополнение к КПН, применяемому к их налогооблагаемой прибыли).

После нескольких судебных решений, оспаривающих законность такого налога [3], налог отменен для дивидендов, выплаченных с 1 января 2018 года.

Однако парламент Франции утвердил исключительный взнос на прибыль для финансирования возмещения требований о возврате налога в размере 3% (на сумму около 10 миллиардов евро), поданных налогоплательщиками. Размер такого исключительного взноса зависит от оборота компании. Такое временное повышение ставок должно коснуться менее 300 компаний. На практике за финансовые годы, открытые только в 2017 году:

    • Компании, оборот которых превышает 1 миллиард евро, будут облагаться эффективной ставкой КПН в размере 39.5%;
    • Компании, оборот которых превышает 3 миллиарда евро, будут облагаться эффективной ставкой КПН в размере 44,5%.

1,3 Отмена правила Карреса об ограничении вычета процентов для компаний из ЕС

Применимо к финансовым годам, начинающимся 1 января 2012 г. или позднее, правило Карреса запрещает вычет финансовых расходов, связанных с приобретением акций дочерних компаний, в течение восьмилетнего периода, если холдинговые компании не могут продемонстрировать:

    • , что они эффективно принимают решения в отношении своих дочерних компаний во Франции; и
    • , что они эффективно контролируют или влияют на приобретенные дочерние компании во Франции.

Целью этого правила является предотвращение искусственного распределения долга во Франции, когда французские компании, контролируемые нефранцузскими инвесторами, могут приобретать акции французских или иностранных дочерних компаний.

Из-за потенциальной несовместимости такого положения с принципом свободы учреждения Европейского Союза Закон о финансах отменяет правило Карреса на годы, закончившиеся 31 декабря 2017 года, когда решения, контроль или влияние принимаются холдинговыми компаниями ЕС.С другой стороны, правило Карреса продолжает применяться, если такие решения и контроль или влияние осуществляются компаниями, не входящими в ЕС. Такая ситуация может вызвать проблему дискриминации в отношении французских компаний, принадлежащих акционерам, находящимся в государствах, заключивших налоговое соглашение с Францией, содержащее оговорку о недискриминации (например, налоговое соглашение между Францией и США).

2. НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ ЛИЦ

2,1 Введение 30% фиксированного налога на прибыль и прибыль с капитала с 1 января 2018 г.

Закон о финансах вводит фиксированную ставку подоходного налога с физических лиц в размере 30% на инвестиционный доход (например, проценты и дивиденды) и на прирост капитала по акциям компаний / организаций, не связанных с недвижимостью (vs.предельная ставка, которая могла достигать 60,5% за предыдущие годы). Дополнительный взнос от 3% до 4% по-прежнему применяется для лиц с высоким доходом (свыше 500 000 евро для одиноких или 1 000 000 евро для пар).

2,2 Реформа режима свободных акций

Что касается свободных акций и до 300 тыс. Евро прибыли от приобретения (равной справедливой рыночной стоимости акций на дату перехода прав), такая прибыль будет облагаться налогом по шкале ступеней налога на прибыль после применения 50% скидка.В отличие от предыдущего режима, такая скидка не зависит от минимального срока владения акциями. На практике такая прибыль обычно облагается налогом по ставке 22,5% плюс социальные отчисления по ставке 17,2%, то есть 39,7%.

При сумме свыше 300 тыс. Евро прибыль от приобретения продолжает облагаться налогом по ступенчатой ​​шкале ставок подоходного налога (до 45%, плюс, если применимо, от 3% до 4% дополнительных взносов для лиц с высоким доходом) без каких-либо скидок и 10% наемного работника. социальный вклад продолжает применяться к такой прибыли.

С другой стороны, ставка 30% социального взноса, подлежащего уплате работодателем (который взимается с первого евро прибыли от приобретения), снижается до 20%.

Новый режим свободной доли применяется к свободным акциям, присвоенным в соответствии с планами бесплатных акций, утвержденными годовым Общим собранием акционеров, проведенным после 31 декабря 2017 года.

2,3 Объем налога на имущество ограничен только недвижимым имуществом

С 1 января 2018 года французский номер Impôt de Solidarité sur la Fortune будет заменен на Impôt sur la Fortune Immobilière («IFI»).

По сравнению с прежним налогом на богатство, налогооблагаемая база МФИ сужена только до недвижимых активов и прав собственности. Он также включает ценные бумаги компаний или организаций, принадлежащих налогоплательщику, вплоть до той части активов недвижимости, которая прямо или косвенно принадлежит таким организациям (за исключением случаев, когда такие активы используются в коммерческих целях, например, для коммерческой, промышленной или гостиничной деятельности). Большинство налоговых соглашений, заключенных Францией с иностранными государствами, как правило, должны препятствовать применению такого правила прозрачности в отношении не (французских) налоговых резидентов (за исключением случаев, когда более 50% стоимости компании происходит от французских недвижимых активов). .

Паи или акции OPCVM, инвестиционных фондов или инвестиционных компаний с основным капиталом ( Société d’Investissement à Capital Fixe, SICAF ), владеющих недвижимостью или имущественными правами, будут исключены из новой налогооблагаемой базы, если налогоплательщик владеет менее 10% прав и если активы фонда составляют менее 20% прав недвижимого имущества. Более того, акции котирующихся на бирже инвестиционных компаний в сфере недвижимости ( SIIC ) будут освобождены от налога, если налогоплательщик владеет менее 5% уставного капитала SIIC.

Было добавлено несколько положений о борьбе со злоупотреблениями, чтобы запретить или свести к минимуму возможность вычета спина к спине семейного финансирования или единовременных ссуд, заключенных налогоплательщиками. Кроме того, если стоимость налогооблагаемых объектов недвижимости превышает 5 миллионов евро, а сумма вычитаемого долга налогоплательщика превышает 60% от этой стоимости, вычитается только 50% части долга, превышающей этот лимит.

Порог для МФИ остается установленным на уровне 1 300 000 евро, а налоговые рамки и ставки такие же, как и для бывшего налога на имущество.

Доля чистой налогооблагаемой стоимости недвижимости

Ставка (в процентах)
Не более 800 000 евро

0

Свыше 800 000 евро и меньше или равно 1 300 000 евро

0,50

Свыше 1 300 000 евро и меньше или равно 2 570 000 евро

0,70

Свыше 2 570 000 евро и меньше или равно 5 000 000 евро

1

Свыше 5 000 000 евро и меньше или равно 10 000 000 евро

1.25

Свыше 10 000 000 €

1,50


[1] Закон о финансах 2018 г. № 2017-1837 от 30 декабря 2017 г.

[2] Таким образом, эффективные ставки будут соответственно 32% (28,9% ниже 500 000 евро) в 2019 году, 28,9% в 2020 году и 27,4% в 2021 году для прибыли, превышающей 2 289 000 евро.

[3] ECJ 17 мая 2017 г., AFEP , C-365/16; Решение Конституционного суда Франции № 2017-660 QPC 6 октября 2017 г., Société de Participations financière .


Адвокаты Gibson, Dunn & Crutcher готовы помочь в решении любых вопросов, которые могут у вас возникнуть по этим вопросам. Пожалуйста, свяжитесь с юристом Гибсона Данна, с которым вы обычно работаете, или с авторами, Жеромом Делорьером, Ариэлем Харрочем и Джеффри М. Тринклейном.

Жером Делорьер — Париж (+33 (0) 1 56 43 13 00, [email protected]
Ариэль Харрох — Париж (+33 (0) 1 56 43 13 01, [email protected])
Джеффри М. . Trinklein — Лондон / Нью-Йорк (+44 (0) 20 7071 4224 / + 1 212-351-2344), jtrinklein @ gibsondunn.com)


© 2018 Gibson, Dunn & Crutcher LLP

Реклама адвоката: Прилагаемые материалы были подготовлены только для общих информационных целей и не предназначены для использования в качестве юридической консультации.

вариантов международной налоговой политики после TCJA

Налоговый закон 2017 года, известный как Закон о сокращении налогов и занятости (TCJA), ввел в действие значительное снижение ставок корпоративного налога, в результате чего корпоративные налоговые поступления в США сократились примерно до 1 процента от валового внутреннего продукта (ВВП).Поскольку аналогичные страны обычно получают около 3 процентов ВВП за счет корпоративного налога, а прибыль корпораций в США была на исторически высоком уровне, можно задаться вопросом, было ли сокращение TCJA ставки корпоративного налога в США слишком большим.

Хотя повышение установленной законом ставки корпоративного налога приведет к значительным поступлениям от корпоративного налога, реформы международного режима корпоративного налогообложения в Соединенных Штатах также могут повысить доходы, одновременно сократив стимулы для перевода прибыли и офшоринга.В этом информационном бюллетене обсуждается несколько предложений по реформе международного корпоративного налогообложения, дается ряд оценок суммы доходов, которые реформы принесут Соединенным Штатам.

Справочная информация о корпоративном налоге в США

До принятия TCJA ставка корпоративного налога в США составляла 35 процентов, а американские транснациональные компании (ТНК) облагались налогом на свои доходы во всем мире по той же ставке с двумя основными оговорками. Во-первых, корпорациям были разрешены иностранные налоговые льготы по налогам, уплаченным за границей, чтобы избежать двойного налогообложения на иностранные доходы.Во-вторых, до репатриации налог на прибыль из-за рубежа не взимался. В первые годы существования этой системы американские компании имели достаточные иностранные налоговые льготы для компенсации суммы налога США, причитающегося с иностранного дохода, что позволяло им репатриироваться без уплаты большого налога США на этот доход. Но со временем, когда зарубежные страны снизили свои налоговые ставки ниже ставки в США, все меньше компаний имело достаточные иностранные налоговые льготы, чтобы избежать уплаты налогов внутри страны. Таким образом, они оставили доход в офшоре, где он мог расти без налогов. Для финансирования инвестиций дома или для других целей компании могли брать займы.Это фактически предоставило им безналоговый доступ к своим доходам в офшоре, поскольку расходы на проценты вычитались дома, а прибыль, полученная в офшоре, приносила налогооблагаемые проценты. Поэтому компании откладывали репатриацию в надежде на налоговые каникулы, подобные тем, которые были приняты в рамках Закона о создании рабочих мест в США от 2004 года, или более низкие налоги при переходе к территориальной системе, которая исключает иностранный доход, как это произошло с TCJA.

Существовало повсеместное недовольство налогоплательщиков прежней системой, отчасти из-за неудобства налога при репатриации.Акционеры-активисты и компании организовали серьезное лоббирование с целью сделать международную налоговую систему США более «конкурентоспособной». Они часто указывали на высокую установленную законом ставку США по отношению к аналогичным странам, а также на якобы «всемирную» систему Америки в качестве причин для согласования системы США с аналогичными системами, несмотря на то, что правительство США получило небольшой доход от налогообложения иностранных налогов. доход. В этих сравнениях не учитывался тот факт, что до TCJA правительство США получало от корпоративного налога примерно на 50 процентов меньше в виде доли ВВП, чем аналогичные страны, несмотря на высокие — и растущие — корпоративные прибыли, отчасти из-за агрессивное смещение прибыли U.S. ТНК.

Международные налоговые положения в TCJA

Введите TCJA, который сочетал в себе массовое снижение ставки корпоративного налога — с 35 процентов до 21 процента — с якобы «территориальной» системой налогообложения, которая освобождает иностранные доходы от налогообложения. Из-за TCJA доходы от корпоративного налога резко сократились, что еще больше увеличило несоответствие между доходами от корпоративного налога в США и аналогичными странами.

По сравнению с предыдущей системой, новая территориальная система фактически собирает больше налогов на иностранный доход наиболее агрессивных по налогам ТНК, поскольку он облагает налогом некоторый иностранный доход по мере его получения, а не при репатриации.В частности, существует глобальный минимальный налог, известный как глобальный налог на нематериальный низко облагаемый доход (GILTI), который применяется, когда глобальное иностранное налоговое бремя для многонациональной группы достаточно низкое; минимальный налог применяется по эффективной ставке от 10,5% до 13,125%. Но первые 10 процентов прибыли на физические активы, расположенные в зарубежных странах, освобождены от минимального налога, что дает стимул для оффшорных физических активов, чтобы уменьшить укус минимального налога.Кроме того, поскольку налог GILTI основан на глобальном налоговом бремени компаний, он обладает извращенной особенностью поощрения всех иностранных доходов по сравнению с доходами США. Доход Haven — доход, указанный в юрисдикциях, где корпорации платят небольшие налоги или совсем не платят — конечно же, облагается налогом по более низкой ставке, чем доход в США, но даже доход в странах с более высокими налогами имеет налоговые льготы. Например, немецкий доход генерирует иностранные налоговые льготы, которые снижают налоговое бремя, связанное с минимальным налогом на доход от убежища, тогда как U.S. доход не имеет таких выгодных последствий.

Кроме того, TCJA включает налоговую преференцию, известную как вычет нематериального дохода, полученного из-за рубежа (FDII), для экспортного дохода США, превышающего определенный доход на активы. Это положение также действует как стимул для офшоринга, поскольку, при прочих равных, сокращение активов в Соединенных Штатах увеличивает выгоду от этой экспортной субсидии. Большинство экспертов приходят к выводу, что это положение, вероятно, будет неэффективным при изменении решений компаний о местонахождении интеллектуальной собственности, поскольку налоговый режим за рубежом, как правило, более благоприятен.Кроме того, это положение может не соответствовать обязательствам Всемирной торговой организации (ВТО) США и, вероятно, будет оспорено торговыми партнерами.

Варианты продвижения международной налоговой реформы

Во-первых, имеет смысл отменить FDII. Эта дорогостоящая льгота по экспортным налогам вряд ли будет эффективной, может быть несовместимой с правилами ВТО и, возможно, даже дороже, чем первоначально предполагал Объединенный комитет Конгресса по налогообложению (JCT). Используя оценки JCT, отмена приведет к увеличению U.S. налоговые поступления составляют от 127 миллиардов долларов, если принять ставку корпоративного налога 21%, и 212 миллиардов долларов, если принять ставку корпоративного налога 35 процентов.

Во-вторых, глобальный минимальный налог может быть заменен либо более высоким глобальным минимальным налогом по обычной внутренней ставке США, либо минимальным налогом для каждой страны по ставке ниже, чем внутренняя ставка. Любой вариант резко снизит стимулы к переводу прибыли по сравнению с действующим законодательством. Кроме того, нынешнее освобождение от налога на первые 10 процентов прибыли на активы может быть отменено, чтобы устранить стимулы к офшорингу в соответствии с действующим законодательством.

Если иностранный доход облагается налогом по более низкой ставке, чем внутренний доход, более низкая ставка для иностранного дохода сделает целесообразным наличие минимального налога для каждой страны, а не глобального минимального налога. Это гарантировало бы, что прибыль от убежища не поощрялась для всех компаний, поскольку в противном случае доход из стран с высокими налогами компенсировал бы минимальный подлежащий уплате налог.

Если иностранная ставка согласована со ставкой США, глобальный минимальный налог может работать лучше, поскольку весь иностранный доход будет облагаться налогом в США.Ставка S. Высокий налог на иностранный доход по-прежнему снизит налоговую нагрузку на доход в убежище, но поскольку весь иностранный доход будет облагаться налогом по той же ставке, что и ставка в США, больше не будет никаких общих налоговых льгот для иностранного дохода по сравнению с доходом в США.

Преимущества более низкого минимального налога для каждой страны

Рассмотрите возможность возврата ставки корпоративного налога в США до 35 процентов — уровня до TCJA — как предлагается несколькими U.С. Политики. В этих обстоятельствах более низкий размер минимального налога для каждой страны является менее обременительным для иностранного дохода, чем ставка в 35 процентов, что в некоторой степени решает проблемы конкурентоспособности компании. Например, минимум 21 процент ближе к текущим ставкам корпоративного налога за рубежом; Ставка корпоративного налога для стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2019 году составила в среднем 22 процента.

В целом, компании США будут утверждать, что трудно конкурировать с иностранными компаниями, которые находятся в налоговых режимах, не требующих минимальных налогов в странах, не входящих в U.С. рынки. Например, поскольку американские компании сталкиваются с более высоким налоговым бременем, действующим в Ирландии, чем многие иностранные компании, они окажутся в невыгодном конкурентном положении при обслуживании ирландского рынка, при обслуживании третьих рынков из Ирландии, при конкуренции за иностранные приобретения или при работе на глобальном рынке. бизнес, который зависит от дочерних компаний в глобальных цепочках поставок.

Компании делали завышенные заявления о конкурентоспособности как до, так и после TCJA. При этих режимах не было никаких свидетельств серьезных проблем с конкурентоспособностью США.С. корпоративное сообщество. Прибыль после налогообложения была высокой как в историческом, так и в сравнительном выражении; Компании США стабильно и непропорционально представлены в глобальных списках ведущих компаний мира по любым параметрам — будь то продажи, прибыль, рыночная капитализация или подсчет; а доходы от корпоративных налогов в США как доля от ВВП были намного ниже, чем у типичных торговых партнеров. Более того, самые мобильные американские компании заработали репутацию мировых лидеров в уклонении от уплаты налогов, так что компании в других странах чувствовали себя в невыгодном положении.

Однако режим с 21-процентным минимальным налогом, подлежащим уплате в настоящее время, без возможности отсрочить этот налог, гораздо более обременительным для глобальных операций, чем закон до или после принятия закона о вступлении в ЕС. Таким образом, жалобы компании могут иметь определенные достоинства в этом контексте. Более низкая ставка иностранного дохода, например, 21 процент или 28 процентов при наличии 35 процентов внутреннего налога, является способом признания этих потенциальных опасений по поводу конкурентоспособности. Хотя более низкая иностранная ставка является компромиссом по сравнению с полной внутренней ставкой, она, несомненно, встретит существенное сопротивление со стороны бизнеса, если рассматривать ее по сравнению с действующим законодательством.

Дополнительным аргументом в пользу более низкого минимального налога для каждой страны, а не соответствия более высокой внутренней ставке, является то, что может оказаться легче побудить другие страны принять минимальный налог по этой ставке. Давление налоговой конкуренции снизится по мере того, как все больше стран примут режим минимального налогообложения, что сделает экономическую деятельность и налоговые поступления менее чувствительными к различиям в налоговых ставках между странами. Многие известные торговые партнеры США проявили интерес к минимальному налоговому режиму, и ОЭСР предложила минимальный налог как часть своих предложений по цифровому налогообложению.

Преимущества согласованного глобального минимального налога

Если бы иностранная ставка была такой же, как и внутренняя ставка США, больше не было бы никаких опасений, что налоговая политика США отдает предпочтение иностранному доходу над внутренним доходом. Весь доход, независимо от источника, будет немедленно облагаться налогом по одной и той же ставке. Напротив, любой налоговый режим с иностранной ставкой ниже, чем ставка США, явно предпочтет иностранный доход, смещая игровое поле в сторону иностранных операций.

Кроме того, если иностранный доход облагался налогом в США.Ставка S. Компании жаловались, что установление минимального налога для каждой страны вызовет административные трудности. Хотя эти жалобы и преувеличены, и удобны, глобальный налог легче администрировать. При любой данной налоговой ставке компании предпочитают глобальные минимальные налоги, поскольку они облегчают бремя минимальных налогов, когда налоговые ставки различаются в разных странах.

Однако, если бы внутренняя ставка была возвращена к уровню до TCJA, возникли бы серьезные опасения по поводу конкурентоспособности U.S. ТНК, если иностранный доход облагался налогом по той же ставке. В качестве одного примера, если бы американская многонациональная корпорация облагалась налогом в размере 35 процентов от ее мирового дохода по мере ее заработка, а иностранная многонациональная корпорация облагалась налогом в соответствии с территориальной системой, исключающей иностранный доход, американская компания оказалась бы в невыгодном положении, если бы обе компании участвовали в торгах. объект зарубежного приобретения. Одно из возможных решений — объединить эту корпоративную политику с более жестким налогообложением капитала на индивидуальном уровне, введя более низкую корпоративную ставку — возможно, 28 процентов — как для иностранного, так и для внутреннего дохода.

В настоящее время есть много предложений по усилению налогообложения капитала на индивидуальном уровне. Они варьируются от относительно постепенных изменений — например, до повышения базиса после смерти; усиление налогообложения недвижимости; повышение ставок дивидендов и прироста капитала; прекращение сквозного бизнес-вычета; и ограничение взносов на необлагаемые налогом пенсионные счета и сберегательные счета колледжей — относительно системных, широких предложений, таких как введение налога на богатство или рыночного налогообложения для дохода от капитала.

Дополнительные предложения намного легче принять в краткосрочной перспективе, хотя более системные изменения, безусловно, заслуживают рассмотрения в среднесрочной перспективе после того, как будут решены вопросы реализации и юридические вопросы. Тем не менее, важно помнить, что около 70 процентов дохода от капитала в США не облагается налогом на индивидуальном уровне, поэтому корпоративный налог остается незаменимым инструментом для налогообложения дохода от капитала.

Антиинверсионные правила и режимы

Несмотря на то, что существуют налоговые положения, такие как снижение базы и налог против злоупотреблений (BEAT), которые пытаются воспрепятствовать перемещению прибыли иностранными многонациональными корпорациями, все вышеперечисленные предложения могут обескуражить U.S. резидентство для целей налогообложения, поскольку резиденция в США является причиной налогообложения доходов за рубежом. Таким образом, существует озабоченность по поводу корпоративных инверсий — транзакций, которые компании используют для изменения страны проживания в налоговых целях.

Предотвратить реинкорпорацию американских компаний за рубежом относительно просто, если есть политическая воля принять решительные меры по борьбе с инверсией. Законопроекты, предложенные Конгрессом, уже направлены именно на это. Один из вариантов — принять строгий тест на управление и контроль, и есть другие правила, которые могут бороться с корпоративными инверсиями.

По-прежнему будут опасения, что иностранные компании столкнутся с налоговым преимуществом, но с ними можно бороться с помощью более строгого BEAT или других мер по сокращению уклонения от уплаты налогов иностранными компаниями. Экономисты Эммануэль Саез и Габриэль Цукман предлагают применять формулярное распределение на основе продаж к глобальному налоговому дефициту иностранных компаний в странах без минимальных налогов; Налоговый дефицит — это разница между налоговыми компаниями, которые заплатили бы минимум 25 процентов налога, и их фактическими налоговыми платежами.Это предложение повлечет за собой множество сложностей, но такой налог принесет дополнительные доходы.

Предполагаемый прирост доходов от международной налоговой реформы

Согласно оценкам доходов JCT, каждое увеличение ставки корпоративного налога в США на процентный пункт приносит около 100 миллиардов долларов дохода за 10 лет. Кроме того, как отмена FDII, так и замена налога GILTI на более надежный минимальный налог для каждой страны принесут существенные доходы. (см. таблицу 1)

Оценки, представленные в таблице 1, основаны на нескольких предположениях, подробно описанных в примечаниях к таблице; эти предположения являются осторожными и согласуются с современной литературой в этой области.В первом столбце таблицы приведены оценки ряда данных Бюро экономического анализа США о доходах от прямых инвестиций; второй и третий столбцы представляют ряды из нового набора данных IRS по странам. Во втором столбце показан полный набор данных по странам, а в третьем столбце показан второй набор оценок, который усредняет оценки из полного набора данных с оценками из набора данных, который ограничен компаниями, сообщающими о положительной прибыли. Множественные наборы данных используются для предоставления диапазона возможных оценок, которые все основаны на источниках данных высокого качества.Сильные и слабые стороны этих данных обсуждаются в документе, упомянутом в первом примечании к таблице.

Таблица 1 не включает оценки глобальных минимальных налогов. При любой конкретной налоговой ставке глобальные минимальные налоговые поступления будут ниже, чем минимальные налоговые поступления для каждой страны из-за возможности перекрестного кредитования. Кроме того, чем дальше минимальная ставка налога отличается от ставки в США, тем в большей степени глобальный минимальный налог приведет к снижению доходов по сравнению с его аналогом для каждой страны.Когда иностранный доход поощряется по сравнению с доходом в США, появляется больший стимул для объединения потоков доходов из других стран с более высокими и более низкими налогами, а не для получения дохода в Соединенных Штатах. Таким образом, если ставки в США и иностранных государствах не схожи, введение минимального налога для каждой страны лучше остановит перераспределение прибыли и защитит базу налогообложения корпораций в США.

Примечательно, что недавно ОЭСР предложила неуказанный глобальный минимальный налог в рамках своей работы над цифровой экономикой, и может появиться импульс для принятия минимальных налогов в других странах.Принятие минимальных налогов иностранными правительствами будет приносить доход в Соединенных Штатах по той же причине, по которой минимальный налог в США приносит иностранные доходы: минимальные налоги уменьшают стимул к перемещению доходов от всех небожителей в районы. Таким образом, для правительства США также важно продуктивно участвовать в международных усилиях по сотрудничеству по этому вопросу. Правительства могут многое выиграть от обуздания налоговой конкуренции. И поскольку налоговая конкуренция представляет собой гораздо большую проблему для налогообложения капитала, чем для налогообложения рабочей силы, пресечение налоговой конкуренции отвечает важным целям прогрессивности.Несмотря на то, что доход от капитала гораздо более сконцентрирован, чем доход от труда, в последние десятилетия налоговое бремя на доход от капитала снизилось по сравнению с налоговым бременем на доход от труда.

Заключение

До принятия Закона о сокращении налогов и занятости правительство США собирало меньше корпоративных налоговых поступлений, чем аналогичные страны, несмотря на то, что прибыль корпораций в США была на исторически высоком уровне. Перераспределение прибыли ТНК повлекло за собой большие потери доходов, и компании сообщили о 2 долларах США.8 триллионов накопленных доходов всего в девяти налоговых убежищах в 2017 году, накануне принятия Закона о гражданстве и юстиции. TCJA отреагировал на это значительным снижением корпоративных налогов, а международные положения законодательства оказали противоречивое и неоднозначное влияние на перемещение прибыли. Реформы международных налоговых правил США, описанные выше, одновременно повысят доходы корпораций, сократят перераспределение прибыли и положат конец стимулам к оффшорной экономической деятельности, закрепленным в действующем законодательстве.

Кимберли Клаузинг — старший научный сотрудник Центра американского прогресса и Института Тормунд А.Миллер и Уолтер Минц, профессор экономики в Рид-колледже.

Примечания

Налоговая система

Нынешняя налоговая база Китая была создана после налоговой реформы в 1994 году для удовлетворения потребностей социалистической рыночной экономики. С начала 21 века китайское правительство внесло ряд корректировок и улучшений в налоговую систему, которая гарантировала доходы правительства и способствовала быстрому экономическому росту страны.

Вехи

2006 г.
Сельскохозяйственный налог, существовавший в Китае более 2000 лет, был отменен.

2007 г.
Была интегрирована система налогообложения городского землепользования для отечественных предприятий (DE), иностранных предприятий (ИП) и физических лиц.

2008 г.
Были интегрированы системы подоходного налога с предприятий для DE и FE.

2009 г.
◆ Были интегрированы системы налогообложения недвижимости для DE и ИП.
◆ Принята конвертация пошлины в акцизный налог на нефтепродукты.
◆ Завершена трансформация НДС из системы, ориентированной на производство, в систему, ориентированную на потребление. Предприятиям было разрешено вычитать входящий НДС на приобретение машин и оборудования из своего выходного НДС.

2010 г.
Были интегрированы системы городского налога на содержание и строительство для DE, ИП и частных лиц.

2012 г.
Пилотная реформа налога с предприятий на НДС была проведена в транспортном секторе и некоторых современных секторах услуг в нескольких регионах.

2013
Налог на бизнес в рамках пилотной реформы НДС был распространен на другие части Китая.

2014
Пилотная реформа налога на бизнес по НДС была распространена на секторы железнодорожного транспорта, почты и телекоммуникаций.

2015
Неуклонный прогресс был достигнут с реформой налога на бизнес в отношении НДС и реформы акцизного налога. Налог на ресурсы был реформирован и теперь взимается на адвалорной основе.

2016
Налог на бизнес в рамках пилотной реформы НДС был полностью расширен, чтобы охватить все товары и услуги.Реформа налогообложения ресурсов на адвалорной основе была расширена в охвате. Закон Китайской Народной Республики о налогах на охрану окружающей среды, принятый на 25-й сессии Постоянного комитета Двенадцатого Всекитайского собрания народных представителей Китайской Народной Республики, вступил в силу 1 января 2018 г.

2017
Ставки НДС были упрощены с отменой ставки 13%, что привело к структуре НДС с 17%, 11% и 6%. Временные правила налогообложения предприятий Китайской Народной Республики были отменены.Временные правила НДС Китайской Народной Республики были пересмотрены. Закон Китайской Народной Республики о подоходном налоге был пересмотрен, чтобы обеспечить дополнительную поддержку пожертвований на общественное благосостояние. Объем пилотной реформы по налогу на водные ресурсы был расширен до 9 провинций (автономные районы, муниципалитеты, находящиеся под непосредственным контролем центрального правительства), включая Пекин. Были изданы правила применения Закона Китайской Народной Республики о налоге на охрану окружающей среды. Закон Китайской Народной Республики о налоге на табачный лист и Закон Китайской Народной Республики о налоге на тоннаж судов были одобрены голосованием на 31-й сессии Постоянного комитета 12-го Всекитайского собрания народных представителей и вступят в силу с 1 июля. 2018.

2018
По мере продвижения реформы НДС первоначальные налоговые ставки 17% и 11% были скорректированы до 16% и 10% соответственно, чтобы сформировать трехуровневую шкалу ставок НДС: 16%, 10% и 6%. Путем повышения порога для мелких налогоплательщиков НДС до годового оборота не более пяти миллионов юаней квалифицированные общие налогоплательщики НДС получили право перерегистрироваться в качестве мелких налогоплательщиков к концу 2018 года. Компании в передовой обрабатывающей промышленности например, производство оборудования и современная сфера услуг, например, НИОКР и электросетевые компании с непогашенным входящим НДС, не начисленным в определенный налоговый период, имеют право на возмещение на единовременной основе.

2019
Первоначальные ставки НДС 16% и 10% были скорректированы до 13% и 9% соответственно, чтобы сформировать текущую трехуровневую ставку НДС 13%, 9% и 6%; объем вычета предналогового налога был расширен, чтобы включать единовременный вычет вспомогательной недвижимости, вычет внутренних услуг пассажирского транспорта и дополнительный вычет производственной сферы и сферы услуг по быту; была официально введена система возврата НДС
для возврата правомочным налогоплательщикам их дополнительных льгот по НДС.Были внедрены льготные налоговые льготы и политика освобождения малых и микропредприятий, а также увеличены налоговые льготы для малых и микропредприятий.
1 января 2019 года были официально введены в действие Правила применения Закона Китайской Народной Республики о подоходном налоге с физических лиц. 1 сентября 2019 года официально вступил в силу Закон Китайской Народной Республики о налоге на занятие сельхозугодиями. 26 августа 2019 года 12-я сессия Постоянного комитета 13-го Всекитайского собрания народных представителей обсудила и приняла Закон Китайской Народной Республики о налоге на ресурсы, который вступит в силу 1 сентября 2020 года.

TTBGov — Ставки налогов и сборов

Вернуться на страницу налоговой проверки

Ставки налога по товарам

Пиво | Вино | Дистиллированные спиртные напитки | Табачные изделия | Сигаретная бумага / тубы | Огнестрельное оружие / боеприпасы

Подача налогов в TTB

Налоговые формы, инструкции по подаче и полезные советы

Сроки подачи налоговой декларации

Подача и оплата онлайн | Зарегистрируйтесь в Pay.Gov

Информация для тех, кто сталкивается с финансовыми трудностями

Примечание — Это только для информационных целей — Для пива, вина и крепких спиртных напитков некоторые сниженные налоговые ставки и налоговые льготы доступны только в том случае, если вы соответствуете критериям, связанным с производством, переработкой или зарубежными заданиями. Сниженные налоговые ставки и налоговые льготы также могут быть ограничены, если вы являетесь частью контролируемой группы или системы единого налогоплательщика. См. Страницу CBMA для получения дополнительной информации.Для крепких спиртных напитков эффективная ставка налога может быть ниже в зависимости от налоговых вычетов для подходящего вина или соответствующего ароматизатора. См. Отраслевой циркуляр TTB 2018-4.

АЛКОГОЛЬ — Налоговые ставки за календарный год с 2018 г. по настоящее время (просмотреть прошлые налоговые ставки)

ПИВО — сниженные ставки налога на вывоз или импорт внутри страны (с 2018 г. по настоящее время)

баррелей за календарный год

Пиво, произведенное и переработанное отечественным пивоваром, производящим не более 2000000 баррелей в календарный год

Первые 60,000
(норма на баррель)

Свыше 60,000 до 2,000,000
(норма на баррель)

3 доллара.50

16,00

Пиво удалено:

  • Отечественный пивовар, производящий более 2000000 баррелей в календарный год и производивший пиво

  • Избирающий импортера США с пониженной ставкой, назначенной им иностранным пивоваром

Первые 6,000,000
(скорость на баррель)

16 долларов.00

ПИВО — общая ставка налога на вывоз или импорт внутри страны

Пиво удалено:

  • Отечественный пивовар, не производивший пиво

  • Импортер из США, которому иностранная пивоварня не назначила льготную ставку

  • Пивовар, который исчерпал свое право на сниженную ставку в течение календарного года, или импортер, который уже воспользовался назначенными сниженными ставками

Все стволы
(Скорострельность на ствол)

18 долларов.00

ВИНО — Налоговые ставки и налоговые льготы при вывозе или импорте внутри страны (с 2018 г. по настоящее время)

Налоговый класс

Ставка налога за галлон вина

Налоговые льготы за календарный год
(и эффективные налоговые ставки за галлон вина после применимых кредитов)

  • Отечественные производители вина имеют право на налоговые льготы на вино, которое они производят, и могут передавать свои налоговые льготы другим винодельням или подвальным винным погребам, которые получают их вино в залог
  • Избирать У.Импортеры S. могут воспользоваться налоговыми льготами, присвоенными им иностранным винодельческим заводом
  • .

Первые 30,000
Галлонов вина

Свыше 30,000 до 130,000
Галлонов вина

Более 130 000 до 750 000
Галлонов вина

Тихое вино

16% и под спиртом
(0.392 г CO2 / 100 мл или меньше)

1,07 долл. США

1 кредит
(0,07 доллара)

Кредит 90 ¢
(0,17 доллара США)

53,5 ¢ на счете
(0,535 $)

Более 16 — 21% алкоголя по объему
(0,392 г CO2 / 100 мл или менее

$ 1,57

1 кредит
(0.57)

Кредит 90 ¢
(0,67 доллара США)

53,5 ¢ на счете
(1.035 $)

Более 21 — спирт 24% по объему
(0,392 г CO2 / 100 мл или менее)

3,15 долл. США

1 кредит
(2,15 доллара)

Кредит 90 ¢
(2,25 доллара США)

53.5 ¢ на балансе
($ 2,615)

Мед
Не более 0,64 г CO2 / 100 мл; получен исключительно из меда и воды; не содержит фруктовых продуктов или фруктовых ароматизаторов; и содержащие менее (не равно) 8,5% спирта по объему

1,07 долл. США

1 кредит
(0,07 доллара)

Кредит 90 ¢
(0,17 доллара США)

53.5 ¢ на балансе
($ 0,535)

Слабоалкогольное вино по объему
Не более 0,64 г CO2 / 100 мл; полученный в основном из винограда или из концентрата виноградного сока и воды; не содержащие фруктовых продуктов или фруктовых ароматизаторов, кроме виноградных; и содержащие менее (не равно) 8,5% спирта по объему

1,07 долл. США

1 кредит
(0,07 доллара)

Кредит 90 ¢
(0.17)

53,5 ¢ на счете
(0,535 $)

Вино искусственно газированное

Более 0,392 г CO2 / 100 мл — введено или добавлено иным способом

$ 3,30

1 кредит
(2,30 доллара)

Кредит 90 ¢
(2,40 доллара США)

53.5 ¢ на балансе
($ 2.765)

Игристое вино

Более 0,392 г CO2 / 100 мл — встречающиеся в природе

$ 3,40

1 кредит
(2,40 доллара)

Кредит 90 ¢
(2,50 доллара США)

53,5 ¢ на балансе
(2,865 долл. США)

Крепкий сидр

Не более 0.64 г CO2 / 100 мл; полученный в основном из яблок / груш или концентрата яблочного / грушевого сока и воды; не содержащие никаких других фруктовых продуктов или фруктовых ароматизаторов, кроме яблока / груши; и содержащие не менее 0,5% и менее (не равно) 8,5% спирта по объему

$ 0,226

6,2 ¢ на счете
(0,164 доллара США)

5,6 ¢ на счете
(0,17 доллара США)

3,3 ¢ на счете
(0.193)

ДИСТИЛЛИРОВАННЫЕ СПИРТЫ — сниженные ставки налога на вывоз или импорт внутри страны (с 2018 г. по настоящее время)

  • Владельцы отечественных заводов по производству дистиллированных спиртов (DSP) могут воспользоваться преимуществами пониженных ставок при удалении ограниченного количества дистиллированных спиртов, которые они перегоняли или переработали (начиная с 2022 года, переработчики должны соответствовать минимальным требованиям по переработке)
  • Избирать У.Импортеры S. могут воспользоваться льготными ставками, назначенными им соответствующим образом иностранной компанией по производству спиртных напитков

Пробных галлонов на календарный год

Первые 100000 пробных галлонов
(скорость за пробный галлон)

Более 100000 до 22 230000 галлонов пробных образцов
(скорость на галлон проб)

2 доллара.70

$ 13,34

ДИСТИЛЛИРОВАННЫЕ СПИРТЫ — Общая ставка налога на вывоз или импорт внутри страны

  • Относится к владельцам DSP, которые удаляют дистиллированный спирт, который они не перегоняли или не перерабатывали (или, начиная с 2022 года, обрабатывали только путем розлива)
  • Относится к импортерам из США, которым иностранная компания по производству крепких спиртных напитков не назначила льготную ставку.
  • Относится к владельцам DSP, которые исчерпали право на получение льготных ставок за календарный год, и к импортерам, которые уже воспользовались назначенными льготными ставками

Все пробные галлоны
(скорость на пробный галлон)

13.50

ТАБАЧ — текущие налоговые ставки (просмотреть прошлые налоговые ставки)

Табачные изделия

1000 шт.

Упаковка из 20 шт.

Маленькие сигареты

$ 50,33

1 доллар.01

Большие сигареты

$ 105.69

2,11 долл. США

Маленькие сигары

$ 50,33

1,01 долл. США

Табачные изделия

1000 шт.

Каждый

Большие сигары

52.75% продажной цены, но не до
, превышающей 402,60 доллара за 1000

$ 0,4026 максимум

Табачные изделия

1 фунт

Банка или пакетик на 1 унцию

Трубочный табак

$ 2,8311

0 руб.1769

Табак жевательный

$ 0,5033

$ 0,0315

Нюхательный табак

$ 1,51

$ 0,0944

Табак для собственного потребления

$ 24,78

1 доллар.5488

Сигаретная бумага и гильзы

Налог

Сигаретная бумага

50 статей 1

Сигаретная бумага длиной до 6½ дюймов

0 руб.0315

Сигаретная бумага длиной более 6½ дюймов

Нормы использования указаны выше, но каждые 2¾ дюйма или их часть длины каждого считаются одной сигаретной бумагой.

Трубки для сигарет

50 трубок 2

Сигаретные гильзы длиной до 6½ дюймов

0 руб.0630

Сигаретные гильзы длиной более 6½ дюймов

Нормы использования, указанные выше, но считаются каждые 2¾ дюйма или их часть длины каждой сигаретной гильзы.

1 Ставка налога для менее чем 50 бумаг такая же. Налог не распределяется пропорционально.
2 Ставка налога для менее чем 50 пробирок такая же. Налог не распределяется пропорционально.

ОРУЖИЕ И БОЕПРИПАСЫ — текущие налоговые ставки

Огнестрельное оружие и боеприпасы

Налог

Пистолеты и револьверы

10% от продажной цены

Прочее огнестрельное оружие и боеприпасы

11% от продажной цены

Последнее обновление страницы: 22 декабря 2020 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *