Проверка ифнс: Реестры и проверка контрагентов | ФНС России

Содержание

Проверки ФНС и ФСС | Современный предприниматель

Передача ФНС контрольно-административных функций за полнотой и своевременностью бюджетных поступлений изменила прежний порядок перечислений платежей в фонды, что отразилось в документальном сопровождении этих операций и вызвало необходимость обмена информацией между ведомствами. Еще 30.11.2016 между ФНС и ФСС было заключено соглашение №№ ММВ-23-11/[email protected] / 02-11-13/06-5262П об информационном обмене, регламентирующее основные аспекты взаимодействия между этими ведомствами.

Сегодня возникла необходимость предметного освещения целого ряда моментов, связанных не только с вопросами передачи конфиденциальной информации (перечисления платежей в бюджет, их уточнения, доначисления, или, наоборот, возврата), но и повышения эффективности проверок деятельности компаний. По этим причинам действующий между федеральными службами регламент дополнен специальным дополнительным соглашением № 1 от 23.10.2018 г., инспирирующим проведение объединенных проверок ФНС и ФСС. Рассмотрим, какие вопросы регулируются с его заключением.

Проведение совместных проверок ФНС и ФСС

Соглашением от 30.11.2016 предусмотрены принципы взаимодействия служб, базирующиеся на взаимном обмене сведений, проведении совместных консультаций, создании совместных рабочих групп и участие в семинарах. Теперь, объединив свои силы, ФНС и ФСС договорились о совместных одновременных проверках, закрепив договоренности дополнительным соглашением № 1.

Согласно этому документу, подписанному сторонами и введенному в действие 23 октября 2018, оба ведомства будут одновременно осуществлять выездные проверки деятельности плательщиков-страхователей, руководствуясь п. 7 ст. 4.7 закона о соцстраховании на случай нетрудоспособности и материнства № 255-ФЗ от 29.12.2006. Речь в документе идет о проверках:

  • Фондом соцстрахования – достоверности расходов компаний по выплатам страхового обеспечения;

  • налоговыми органами – правильности и полноты исчисления страховых взносов и своевременности их перечисления.

Наряду с утверждением проведения одновременных проверок обеими службами, существенные корректировки коснулись организации передачи информации от ФНС в ФСС (приложение 1к допсоглашению) и, наоборот – от ФСС в ФНС (приложение 2 к допсоглашению). Оба перечня переработаны, расширены и изложены в обновленной редакции.

К примеру, ФНС будет информировать ФСС о фактах привлечения компании к ответственности за выявленное в рамках камеральной проверки налоговое правонарушение, о суммах задолженности по страховым отчислениям. В свою очередь ФСС обязательно уведомит налоговый орган о принятых решениях по объемам незачтенных затрат на выплату страхового обеспечения как до 01.01.2017, так и после этой даты.

Предполагается конкретизация сумм задолженностей, измененных с принятием решений по их списанию, т.е. ИФНС обязана передавать сведения о списанных суммах пеней, недоимок или штрафов по страховым отчислениям, а отделения ФСС – о произошедших изменениях сумм сальдо расчетов по страховым взносам, штрафам или пени.

Порядок проведения совместных проверок

Организация совместных проверок предполагает прежнее разграничение полномочий между контролирующими органами, т. е. ФСС ревизует обоснованность произведенных затрат по страховым случаям, а ФНС – правомерность применения пониженных тарифов, зачетов затрат за счет отчислений, правильность их расчета и уплаты.

Как правило, проверке подвергаются юридические лица и ИП, если:

  • фирмой были осуществлены затраты за счет средств соцстраха в значительных размерах;

  • компанией от ФСС получены крупные суммы на расходы по соцстрахованию;

  • при камеральной проверке налоговиками установлены факты нарушения в расчете или перечислении страховых взносов.

Согласно п. 7 ст. 4.7 закона № 255-ФЗ от 29.12.2006 совместно с ФНС не рассматриваются обращения страхователей в Фонд по поводу отказа в выплате страховых возмещений или неправильного определения объема страхового обеспечения. Вопросами рассмотрения обращений страхователя о выделении средств на выплату страховых возмещений также занимается ФСС. Фонд может организовать проверку (камеральную или выездную) обоснованности расходов, затребовав от страхователя необходимые документы, не привлекая к проверке инспекторов ФНС.

Таким образом, проверки ФСС/ФНС будут проводиться повсеместно, но в рамках своих направлений в соответствии с планами проверок либо, осуществляя внеплановые контрольные мероприятия при необходимости. 

О функциях мобильного приложения «Проверка чеков ФНС России»

Одним из обязательных реквизитов кассового чека является QR-код в отдельной выделенной области чека, содержащий данные, которые могут быть прочитаны программой с использованием камеры смартфона.

В целях реализации функции гражданского контроля ФНС России разработано бесплатное мобильное приложение для покупателя, позволя-ющее использовать QR-код для проверки кассовых чеков. Его основные функции: просто и быстро проверять чек, сообщать о выявленных нарушени-ях и быть удобным инструментом для подачи жалоб. Пользователи, авторизованные по номеру телефона, могут быстро написать жалобу, если им не выдали кассовый чек или в последнем указана не та сумма.

У пользователей, которые авторизовались с помощью логина и пароля личного кабинета или ЕСИА, есть возможность составить более подробное обращение, получить ответ налогового органа, а также по желанию выступить свидетелем по вопросу нарушения законодательства о применении ККТ. Для этого необходимо отсканировать QR-код или ввести данные кассового чека вручную.

Кроме того, мобильное приложение — базис, на котором можно разместить много других полезных сервисов: хранение собственных кассовых чеков, отслеживание расходов на покупки (в том числе подотчетных лиц), ведение электронного семейного бюджета или удобное прикрепление кассовых чеков к декларации для заявления налогового вычета.

Обновленное мобильное приложение для iOS и Android позволяет не только сканировать чеки, сохранять, проверять их достоверность, но и получать кешбэк на свой счет в виде бонусных баллов. Также пользователи смогут участвовать в акциях и розыгрышах. Доступные партнеры отражаются в разделе «Акции» мобильного приложения.

Разъяснения, касающиеся формирования чеков коррекции и на возврат денежных средств, а также функционала мобильного приложения «Проверка чеков ФНС России», дал заместитель начальника Управления оперативного контроля ФНС России А.А. Сорокин, журнал «Налоговая политика и практика», № 7/2021.

в ФНС приостановлены проверки онлайн-касс до конца 2020 года — modulkassa.ru

Из-за коронавируса ФНС отменила проверки онлайн-касс до 31 декабря 2020 года. Это установлено в постановлениях правительства № 409, № 438 и в постановлении ФНС № ЕД-7-2/[email protected] 

Приостановление проверок не освобождает предпринимателей от ответственности. Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение 54 ФЗ, закона о применении контрольно-кассовой техники — один год со дня совершения нарушения. За работу без онлайн-кассы или за работу с нарушениями, налоговая выписывает штраф: минимум 10 000 ₽ для ИП и минимум 30 000 ₽ для компаний. 

Как налоговая узнает о торговле без онлайн-кассы

До конца 2020 года ФНС не будет проводить выездные проверки и контрольные закупки. Но если покупатель сообщит о том, что торговая точка работает без онлайн-кассы — после снятия моратория на проверки предприниматель понесет административную ответственность. 

Налоговая выпустила приложение «Проверка кассового чека». Покупатель сканирует QR-код с чека или вводит реквизиты вручную. С помощью программы можно проверить, легален ли чек, и отправить жалобу в ФНС. 

Как работать по 54 ФЗ

По закону предприниматель может выбрать любую модель онлайн-кассы из реестра налоговой. Главное — передавать информацию обо всех продажах в ФНС через оператора фискальных данных и выдавать покупателям бумажный или отправлять электронный чек. 

МодульКасса работает по 54 ФЗ и включена в Госреестр контрольно-кассовой техники, использование которой разрешено в России. Мобильная МодульКасса называется там MSPOS-K, МодульКасса с эквайрингом — ПТК MSPOS-Е-Ф. 

В мобильную МодульКассу встроены принтер чеков и сканер штрихкодов, который помогает быстро оформить товарную накладную и считывает коды маркировки. Устройство занимает мало места и весит всего 600 грамм. МодульКасса работает без подзарядки до 48 часов. С ней официантам удобно обслуживаться столики, а курьерам — принимать оплату. У МодульКассы отзывчивый сенсорный экран, который реагирует на касания за секунду и распознает даже руки в перчатках. 

В любой момент к МодульКассе можно подключить терминал для эквайринга, чтобы принимать к оплате карты. В мобильную МодульКассу с эквайрингом уже встроен терминал для безналичной оплаты. 

Перед тем как начать работать с новым аппаратом, его надо зарегистрировать в налоговой и заключить договор с оператором фискальных данных. С услугой «Касса под ключ» мы готовим онлайн-кассу к работе за вас, настраиваем ее и обучаем сотрудников. 

Мы постоянно улучшаем кассу, чтобы сделать ее быстрее и удобнее. Поэтому цена и количество моделей могут меняться. Актуальная информация — на нашем сайте.

Оставить заявку на обратный звонок

Номер телефона Заказать звонок Оставляя заявку, вы соглашаетесь на обработку персональной информации ООО «Аванпост»

Спасибо! Скоро наш оператор свяжется с вами для подтверждения заказа.

Напишите в чат нашему консультанту на сайте.  Он поможет выбрать подходящую модель фискального накопителя, расскажет, как поменять ФН и оформит доставку. Курьер привезет ФН за один-два дня по Москве и до семи рабочих дней в регионы. 

Купить онлайн-кассу

ФНС сокращает сроки проведения камеральных проверок деклараций по НДС

ФНС сокращает сроки проведения камеральных проверок деклараций по НДС

ФНС запустила новый пилотный проект по сокращению сроков камеральной проверки деклараций по НДС до одного месяца. Ранее срок проверки был 2 месяца с момента представления декларации. Особенности проведения проверки в сокращенный срок приведены в письме ФНС от 06.10.2020 № ЕД-20-15/[email protected]

В письме отмечается, что в отношении деклараций по НДС, в которых заявлено право на возмещение сумм налога из бюджета, предусмотренное статьей 176 НК РФ, камеральная проверка может быть завершена по истечении месяца со дня представления декларации.

Днем представления декларации по НДС назначено 25-е число месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, либо день представления уточненной декларации по НДС.

Не позднее 10 календарных дней со дня представления декларации по НДС, налоговые органы должны осуществить оценку на соответствие следующим условиям:

  1. представление заявления о применении заявительного порядка возмещения НДС;

  2. сумма уплаченных налогов за три года, предшествующих налоговому периоду, за который представлена налоговая декларация по НДС, превышает сумму налога заявленной к возмещению из бюджета по такой декларации.

По истечении месяца со дня представления декларации, налогоплательщики, соответствующие указанным условиям оцениваются на одновременное соответствие следующим условиям:

  • отсутствие ошибок в декларации и противоречий между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля, приводящих к изменению налоговых обязательств;

  • отсутствие противоречий между сведениями об операциях, содержащихся в декларациях по НДС, представленных налогоплательщиком и его контрагентами;

  • отсутствие признаков нарушений законодательства о налогах и сборах, приводящих к завышению суммы налога, заявленной к возмещению из бюджета либо к занижению суммы налога, подлежащей уплате в бюджет.

При проведении камеральной проверки оценка целесообразности проведения мероприятий налогового контроля в отношении контрагентов низкого и среднего уровня налогового риска, по которым налогоплательщиком заявлены налоговые вычеты по НДС, определяется с учетом сведений, имеющихся в распоряжении налоговой.

В ФНС уверены, что сокращение срока камеральных проверок по НДС позволит бизнесу эффективнее распоряжаться оборотными капиталами и улучшит деловой климат.


Моратории ИФНС на налоговые проверки во время пандемии коронавируса 2020

Оглавление Скрыть

Что значит мораторий на проверки ИФНС

По поручению Правительства выездные налоговые проверки, проверки контрольно-кассовой техники и валютного законодательства были приостановлены:

  • до 1 мая 2020 года – Приказом ФНС № ЕД-7-2/181 от 20.03.2020;
  • до 31 мая 2020 года – п. 4 Постановления Правительства РФ № 409 от 02.04 2020.

Мораторий распространяется на всех налогоплательщиков. Цель – поддержать бизнес, который находится в сложных экономических условиях.

Мораторий касается и запланированных контрольных мероприятий и тех, которые уже в процессе проведения. Если дата рассмотрения материалов налоговой проверки выпала на период до 31.05.2020 (включительно), то инспекторы должны письменно сообщить налогоплательщику о переносе срока.

Незавершенные проверки по применению контрольно-кассовой техники и соблюдению валютного законодательства налоговики должны закончить дистанционно – через каналы спецсвязи, личный кабинет налогоплательщика или по почте.

Какие налоговые проверки приостановлены

ФНС в письме № СД-4-2/[email protected] от 09.04.2020 сообщила, что до 31.05.2020 (включительно) инспекторы не будут:

  • выносить решения о выездных налоговых проверках, в том числе повторных;
  • проводить уже назначенные выездные (включая повторные) налоговые проверки.

До той же даты приостановлены сроки, связанные с выездными проверками и налоговыми правонарушениями (ст. 100, 101 и 101.4 НК РФ). Течение этих сроков возобновляется в июне. Например, если в апреле-мае налоговики направят налогоплательщику акт по результатам проведенной ранее проверки, то срок, отведенный на подачу возражений, будет отсчитываться только с 01.06.2020.

Также до 31.05.2020 отменили и другие мероприятия по контролю, при которых инспекторы лично общаются с налогоплательщиками:

  • допросы;
  • осмотры;
  • выемки документов;
  • инвентаризации;
  • вызовы в налоговую инспекцию.

Моратории на проверки малого и среднего бизнеса

До 31 декабря 2020 года для малого и среднего бизнеса запретили проводить и другие государственные и муниципальные проверки. Исключение – случаи, когда основанием для проверки служит причинение вреда, угроза жизни и здоровью граждан, природные и техногенные ЧС и др. Об этом сказано в ст. 26.2 Федерального закона № 294-ФЗ от 26.12.2008 и Постановлении Правительства РФ № 438 от 03.04.2020. Налоговые проверки под запрет не подпадают.

Условие действия такого моратория – организация или ИП должны относиться к малому или среднему предпринимательству. Узнать, к какой категории относится бизнес, можно через онлайн-сервис ФНС «Единый реестр субъектов МСП». Для этого нужно ввести ИНН или ОГРН (ОГРНИП), либо наименование организации (ФИО ИП).

Если вы не нашли себя в базе субъектов МСП и считаете, что это ошибочно, в сервисе есть возможность отправить заявку на проверку сведений Реестра.

Итоги

До 31.05.2020 для всех организаций и предпринимателей отменили выездные налоговые проверки.

У малого и среднего бизнеса до конца 2020 года не будет и других проверок, кроме налоговых. Проведут их лишь в исключительных случаях, например, при угрозах здоровью и жизни граждан или в чрезвычайной ситуации.

Спокойно пережить один из самых непростых периодов бизнеса поможет онлайн-сервис «Моё дело». Эксперты сервиса в курсе последних изменений – они всегда готовы ответить на вопросы и помогут вам не допустить ошибок.

ФНС напомнила о сроках уплаты налогов на имущество

2021-11-10T11:32:00+03:00

2021-11-10T12:12:26+03:00

2021-11-10T11:32:00+03:00

2021

https://1prime.ru/state_regulation/20211110/835172989.html

ФНС напомнила о сроках уплаты налогов на имущество

Экономика

Новости

ru-RU

https://1prime.ru/docs/terms/terms_of_use.html

https://россиясегодня.рф

ФНМ сообщила, что у россиян осталось меньше месяца для своевременной уплаты имущественных налогов за 2020 год. «Срок для своевременной оплаты физическими лицами имущественных… ПРАЙМ, 10.11.2021

налоги, экономика, новости, налоги, фнс, уплата, физлица, имущество

https://1prime.ru/images/83254/75/832547573.jpg

1920

1440

true

https://1prime.ru/images/83254/75/832547573.jpg

https://1prime.ru/images/83254/75/832547572.jpg

1920

1080

true

https://1prime.ru/images/83254/75/832547572.jpg

https://1prime.ru/images/83254/75/832547559.jpg

1920

1920

true

https://1prime.ru/images/83254/75/832547559.jpg

https://1prime.ru/state_regulation/20211108/835150575.html

Агентство экономической информации ПРАЙМ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Агентство экономической информации ПРАЙМ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Агентство экономической информации ПРАЙМ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Агентство экономической информации ПРАЙМ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Агентство экономической информации ПРАЙМ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

  • Налоги
  • Новости

ФНС напомнила о сроках уплаты налогов на имущество

МОСКВА, 10 ноя — ПРАЙМ. ФНМ сообщила, что у россиян осталось меньше месяца для своевременной уплаты имущественных налогов за 2020 год.

Проект о едином налоговом платеже на бизнес готов ко второму чтению

«Срок для своевременной оплаты физическими лицами имущественных налогов, указанных в налоговых уведомлениях за 2020 год, истекает 1 декабря», — сказано в сообщении.

Уплату налогов можно произвести через сервис «Заплати налоги» либо через личный кабинет на сайте ФНС.

ФНС отметила, что в случае просрочки уплаты, уже со 2 декабря налогоплательщику ежедневно будут начисляться пени. Инспекторы направят требование об уплате просроченного налога. При его неисполнении ФНС обратится в суд. Далее долг будут взыскивать судебные приставы. Они вправе принять ограничительные меры, например, заблокировать банковский счет должника или арестовать и принудительно реализовать его имущество

Если налогоплательщик до сих пор не получил уведомление и при этом не имеет льгот, освобождающих от уплаты налогов, он может обратиться в любую налоговую инспекцию, уполномоченный МФЦ или направить соответствующее заявление через личный кабинет на сайте ФНС.

ФНС России проводит отраслевой проект «Общественное питание»

Федеральная налоговая служба приступила к осуществлению отраслевого проекта в отношении субъектов предпринимательской деятельности, оказывающих услуги общественного питания. Целью отраслевого проекта «Общественное питание» является побуждение повсеместного применения контрольно-кассовой техники в установленных законом случаях, увеличение выручки, фиксируемой с применением контрольно-кассовой техники, и, как следствие, повышение роста доходов бюджета за счёт сокращения теневого оборота рынка общественного питания и создания равных, конкурентных условий ведения бизнеса.

В соответствии с Федеральным законом от 22.05.2003 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов в Российской Федерации» при реализации физическим лицам товаров, работ, услуг, в том числе услуг общественного питания, организации или индивидуальные предприниматели обязаны применять контрольно-кассовую технику и выдавать (направлять) клиентам в момент оплаты кассовые чеки, содержащие обязательные реквизиты.

Налоговыми органами проводятся контрольные мероприятия по выявлению налогоплательщиков сферы услуг общественного питания, нарушающих требования законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники. При организации контрольных мероприятий налоговые органы придерживаются рискориентированного подхода, направленного на максимальное сокращение избыточных проверок, отказ от проверок добросовестных субъектов, усиление контроля в отношении лиц, чья деятельность является высоко рискованной. Отбор налогоплательщиков для включения в план контрольных мероприятий осуществляется на основании всестороннего анализа всей имеющейся у налогового органа информации.

Важным внешним источником информации о нарушении законодательства о применении контрольно-кассовой техники являются сведения, поступающие от граждан. Кассовые чеки можно быстро и удобно проверить на соответствие законодательству с помощью мобильного приложения «Проверка чека» (установка приложения возможна: для платформы Android через сервис Google Play, для платформы iOS через сервис AppStore), а также на сайте https://kkt-online.nalog.ru.

При этом в случае обнаружения нарушения, в том числе в случае невыдачи чека, покупатель в рамках осуществления «гражданского контроля» может направить сигнал в налоговый орган. Кроме того, сообщение о нарушении законодательства о применении контрольно-кассовой техники можно направить посредством официального сайта ФНС России и личного кабинета налогоплательщика.

Помимо сведений, поступающих от граждан, налоговые органы используют информацию из внутренних источников. Сумма продаж, полученная с помощью автоматизированной системы контроля — АСК ККТ, сопоставляется с показателями налоговой отчетности, а также с фактом ее представления.

Процесс автоматизации анализа данных, поступающих в налоговые органы, построен на алгоритмах, позволяющих выявить правонарушителя и однозначно квалифицировать нарушение.

Следует учитывать, что за неприменение контрольно-кассовой техники статьей 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность в виде штрафа (часть 2 статьи 14.5 КоАП РФ) и приостановления деятельности (часть 3 статьи 14.5 КоАП РФ)

Сывороточные нейтрализующие антитела к интерферону (IFN) и биоактивность IFN у пациентов с тяжелой эссенциальной смешанной криоглобулинемией II типа

Развитие NAB против IFN-α коррелировало со снижением терапевтической эффективности у пациентов с хроническим миелогенным лейкозом (39), волосатоклеточный лейкоз (40), карциноидные опухоли (33, 36) и хронический гепатит C (7, 21, 31), леченные IFN-α, а в последнее время — у пациентов с рассеянным склерозом, получавших IFN-β (26, 27, 37). Он также наблюдался у пациентов с тяжелой эссенциальной смешанной криоглобулинемией (EMC) II типа, для которых IFN-α является хорошо зарекомендовавшим себя и широко применяемым методом лечения (9, 10, 12, 32).Несколько исследований также продемонстрировали, что терапия второй линии естественным IFN-α человека может быть эффективной для восстановления терапевтического ответа у пациентов с хроническим гепатитом C (5, 13, 31) и у больных раком (8, 20, 38, 42). ), у которых возникает рецидив после продукции NAB к rIFN-α. Однако возможность того, что переход на альтернативные препараты IFN-α может преодолеть вызванное NAB снижение биологической и клинической активности IFN, до сих пор редко рассматривалась.

Более того, четкая причинно-следственная связь между производством NAB и снижением биологической эффективности IFN не была окончательно доказана.

Одним из возможных способов решения этих проблем было бы изучение влияния циркулирующих антител на фармакодинамику IFN в попытке установить, способны ли они снижать биодоступность и биологическую активность вводимого IFN-α.

Таким образом, цель настоящего исследования состояла в том, чтобы проанализировать фармакодинамический ответ на рекомбинантный IFN-α2a (rIFN-α2a) у NAB-серопозитивных пациентов с EMC, которые после первоначального ответа на лечение rIFN-α2a продемонстрировали последующее отсутствие ответа.В частности, были измерены следующие маркеры: (i) экспрессия в мононуклеарных клетках периферической крови (PBMC) мРНК хорошо известного IFN-индуцированного белка MxA, который является общепринятым специфическим индикатором IFN типа I (IFN α и β) активность (22) и (ii) уровень экспрессии неоптерина в сыворотке крови, маркера активности макрофагов, который является суррогатным маркером биоактивности IFN-α (25).

Кроме того, был рассмотрен вопрос, способны ли препараты IFN-α, которые отличаются от rIFN-α2a, такие как консенсусный IFN [(C) IFN] и лейкоцитарный IFN (LeIFN), преодолеть снижение биологических эффектов IFN. это развивалось одновременно с образованием NAB.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Характеристики пациентов.

В этом исследовании внимание было сосредоточено на двух пациентах с EMC типа II, у которых лечение rIFN-α2a не удалось, и которым пришлось начать новый цикл терапии IFN. Клиническое течение этих пациентов, получавших различные типы ИФН, описано ниже.

(i) Пациент 1.

Пациент 1 — 62-летняя женщина с криоглобулинами II типа, пурпурой, диффузной артралгией, сухим синдромом, гипертонией, умеренной анемией, протеинурией (3 г / день), сниженным клиренсом креатинина (34 мл / мин) и гистопатологический диагноз диффузного мембранопролиферативного гломерулонефрита с отложениями иммуноглобулина M, иммуноглобулина G и комплемента.Тесты на антитела к вирусу гепатита С (ВГС) и РНК ВГС в плазме неоднократно давали отрицательный результат. Несмотря на отсутствие доказательств инфекции ВГС, пациенту вводили rIFN-α2a (Roferon A; Hoffmann-La Roche, Базель, Швейцария) по 3 МЕ ежедневно в течение 3 месяцев с последующим введением 3 МЕ через день (11). В целом ее реакция была превосходной: исчезли криоглобулины и исчезли клинические симптомы. Примерно через 8 месяцев терапия IFN была прекращена из-за повторного появления протеинурии, которая была приписана нефротоксичности IFN.Затем клиническое состояние пациентки оставалось стабильным в течение примерно 5 лет, после чего пурпура и протеинурия вернулись, а уровень криокрита повысился до 8%. Пациенту снова вводили rIFN-α2a в дозе 3 МЕ в день; пурпура быстро исчезла, но протеинурия сохранилась (от 3 до 6 г / день). Ее лечение было прервано через 3 месяца, когда у нее обнаружили НАБ к rIFN-α2a. Еще через 6 месяцев пурпура и слабость вернулись, и ее лечили (C) IFN (Infergen; Yamanouchi Pharma S.p.A., Милан, Италия) по 9 мкг в день в течение 3 месяцев, а затем через день в течение следующих 6 месяцев. Никаких изменений клинических симптомов или лабораторных данных не наблюдалось. Затем пациенту вводили LeIFN (Alfater; Nuovo Istituto Sieroterapico, Лукка, Италия) в дозе 3 МЕ в день, и в течение нескольких недель пурпура исчезла, а уровень протеинурии снизился до 0,8 г в день. На момент написания статьи, на 10-м месяце лечения, у пациентки нет признаков васкулита, а ее уровни протеинурии и криокрита ниже 0.1 г в день и менее 3% соответственно.

(ii) Пациент 2.

Пациент 2 — мужчина 56 лет, у которого диагностирована криоглобулинемия II типа, ассоциированная с ВГС (уровень криокрита 34%), вызывающая тяжелую пурпуру, синдром сухости и легкую нефропатию. Его лечили rIFN-α2a по 3 МЕ ежедневно в течение 3 месяцев, а затем по 3 МЕ через день. Все клинические признаки васкулита исчезли через несколько недель после начала лечения, но РНК ВГС оставалась определяемой, а уровень криоглобулинов не опускался ниже 20% на протяжении всего лечения.В течение 8-го месяца терапии пурпура вернулась, и поэтому лечение rIFN-α2a было прекращено. Пациент лечился низкими дозами стероидов в течение 3 лет, пока не произошло заметное обострение пурпуры. Затем ему был назначен повторный курс rIFN-α2a в дозе 3 МЕ в день в течение 2 недель без какого-либо улучшения симптомов. Затем в его сыворотке были обнаружены NAB с высоким титром к rIFNα2a, но пациент отказался от лечения другими типами IFN. Примерно через 4 года и пурпура, и артралгии заметно ухудшились, и его лечили (C) IFN в дозе 9 мкг в день в течение 3 месяцев без каких-либо улучшений.Затем пациенту вводили LeIFN в дозе 3 МЕ в день; в течение 1 недели после начала лечения пурпура исчезла, а через 4 месяца РНК HCV не определялась.

Дизайн исследования.

Фармакодинамическое исследование трех различных форм IFN-α, а именно rIFN-α2a, (C) IFN и LeIFN, было проведено одновременно с заменой препаратов IFN-α (см. Схему на рис. 1) у пациентов. описано выше. В частности, у пациентов брали образцы крови в исходное состояние, а также через 24 и 48 ч после однократной инъекции rIFN-α2a перед началом лечения (C) IFN.Лечение (C) IFN начинали через 2 недели после инъекции rIFN-α2a. Образцы крови также были взяты в те же моменты времени после первого введения (C) IFN и LeIFN, когда должен был начаться переход на (C) IFN и лечение LeIFN. Анализ

NAB выполняли перед введением всех трех препаратов IFN-α, и изменения уровней мРНК MxA и неоптерина оценивали в каждый момент времени, чтобы оценить биологическую активность препаратов IFN-α in vivo.

Оба пациента дали свое информированное согласие на участие в фармакодинамическом исследовании IFNs.

Забор крови.

Венозная периферическая кровь каждого пациента отбиралась в пробирки, содержащие ЭДТА, и пробирки, не содержащие антикоагулянтов. PBMC разделяли градиентной седиментацией Ficoll-Hypaque; 5 × 10 6 PBMC собирали, гранулировали и замораживали при -80 ° C до тех пор, пока они не потребуются. Образцы сыворотки, полученные после центрифугирования, также хранили при -80 ° C до тех пор, пока они не потребуются.

Обнаружение NAB к IFN-α. Титры антител

определяли, как описано ранее (3), с помощью теста нейтрализации против 10 МЕ IFN-α.Использовали различные препараты IFN-α: rIFN-α2a, (C) IFN, LeIFN и подтипы IFN-α (PBL Biomedical Laboratories, Нью-Брансуик, штат Нью-Джерси). Сыворотки обычно инактивировали при 56 ° C в течение 30 минут перед титрованием. Серийные разведения (начиная с 1:10 и увеличиваясь в два раза) сывороток пациентов или контрольной группы инкубировали при 37 ° C с 60 мкл, содержащими 20 МЕ каждого типа IFN-α на мл. Через 1 час 100 мкл каждой из индивидуальных смесей добавляли к дублированным монослоям клеток карциномы легкого человека (A549) в 96-луночных микротитровальных планшетах.После 18-24 часов культивирования и после интенсивной промывки клетки заражали вирусом энцефаломиокардита и инкубировали при 37 ° C в течение 24 часов. Контрольные клетки включали титрование препаратов IFN-α, используемых в соответствующих анализах, и эталонное стандартное антитело к IFN-α (код G037-501-572; National Institutes of Health, Bethesda, MD). Противовирусную активность и ее нейтрализацию оценивали на основе индуцированного вирусом цитопатического эффекта, и для его количественной оценки клетки окрашивали кристаллическим фиолетовым в 20% этаноле.Краситель, поглощенный клетками, элюировали 33% уксусной кислотой, и его оптическую плотность измеряли на микроденситометре при 540 нм. Степень индуцированного вирусом цитопатического эффекта, его ингибирования IFN-α и его отмены NAB продемонстрировали путем определения количества красителя, элюированного из каждой лунки. Титры рассчитывали по методике Гроссберга и Каваде (24) и Каваде (28), и титры выражали как t 1/10 , то есть разведение сыворотки, которое снижает 10 лабораторных единиц IFN на мл. до 1 лабораторной единицы / мл.

Образцы сыворотки крови обычно анализировали на предмет отсутствия эндогенной или остаточной активности IFN.

Анализ экспрессии транскрипта MxA методом QC RT-PCR.

Экспрессия транскрипта гена MxA человека в PBMC от пациентов была определена количественно с помощью процедуры количественно-конкурентной (QC) обратной транскрипции (RT) -PCR, которая была недавно создана в нашей лаборатории. Принципы и применение метода подробно описаны в другом месте (4).

(i) Экстракция РНК.

Суммарную РНК экстрагировали из PBMC с помощью TRIZOL (Life Technologies, Милан, Италия), который основан на методе кислого фенолгуанидин-изотиоцианата.

(ii) ОТ-ПЦР для обнаружения мРНК β-актина.

Для RT 5 мкл каждого образца РНК (25 мкг / мл) нагревали в течение 5 минут при 80 ° C, помещали на лед и объединяли с 5 мкл смеси RT, содержащей конечную концентрацию 0,5 мМ дезоксирибонуклеозида. трифосфат (dNTP; Roche, Милан, Италия), 0,8 Ед. ингибитора РНКазы (Roche) на мкл, 0.012 мкг антисмыслового праймера (CGT CAT ACT CCT GCT TGC TGA TCC ACA TCT GC; Roche) на мкл и 0,8 ед. Обратной транскриптазы вируса мышиного лейкоза Молони (M-MuLV) (Roche) на мкл в реакционном буфере, содержащем 50 мМ Трис-HCl, 40 мМ KCl, 6 мМ MgCl 2 и 10 мМ дитиоэритрит (Roche). Через 1 ч при 42 ° C и 15 мин при 65 ° C были сделаны серийные разведения кДНК. Затем 5 мкл каждого разведения добавляли к каждой смеси ПЦР (45 мкл), содержащей конечную концентрацию 0,003 мкг каждого праймера (смысловой праймер, TAC CAC TGG CAT CGT GAT GGA CTC CGG TGA CG; антисмысловой праймер CGT CAT ACT CCT GCT TGC TGA TCC ACA TCT GC) на мкл каждого дНТФ в концентрации 200 мкМ и 0.04 ед. ДНК-полимеразы Taq (Roche) на мкл в реакционном буфере, содержащем 10 мМ трис-HCl (pH 8,3), 1,5 мМ MgCl 2 и 50 мМ KCl. Амплификацию выполняли в аппарате с программируемым термическим циклом (Whatman Biometra Gmbh, Геттинген, Германия) следующим образом: 1 цикл при 94 ° C в течение 3 минут; 30 циклов при 94 ° C в течение 1 минуты, 60 ° C в течение 1 минуты и 72 ° C в течение 1 минуты; и 1 цикл при 72 ° C в течение 10 мин. Длина полученного ампликона составила 649 п.н. Аликвоту каждой реакционной смеси подвергали электрофорезу на 1.5% агарозные гели, и гели окрашивали бромидом этидия (1 мкг / мл) (Bio-Rad Laboratories, Милан, Италия).

(iii) Количественная оценка экспрессии транскрипта MxA методом QC RT-PCR.

Для количественной оценки MxA-специфического транскрипта был сконструирован внутренний конкурент, который содержал делецию 40 п.н. (что отличает его от полноразмерного продукта длиной 289 п.о.) и который распознается олигонуклеотидными праймерами, полученными из последовательность мРНК MxA человека.

Образцы РНК были серийно разведены (1: 5 или 1:10; начиная с 1: 1), и 2 × 10 6 копий внутреннего конкурента были добавлены в каждое разведение. Затем 5 мкл каждого образца добавляли к 5 мкл смеси RT, содержащей (конечные концентрации) 0,4 мМ dNTP, 0,6 ед. Ингибитора РНКазы на мкл, 0,01 мкг антисмыслового праймера (CGA GCT GGA TTG GAA AGC CC) на мкл. и 0,6 ед. обратной транскриптазы M-MuLV на мкл в реакционном буфере, содержащем 50 мМ трис-HCl, 40 мМ KCl, 6 мМ MgCl 2 , и 10 мМ дитиоэритритол.Через 1 час при 42 ° C и 15 минут при 65 ° C проводили ПЦР, добавляя 5 мкл каждого образца в каждую смесь для ПЦР (45 мкл), содержащую 0,003 мкг каждого праймера (смысловой праймер, GCT ACA CAC CGT GAC GGA TAT GG; антисмысловой праймер: CGA GCT GGA TTG GAA AGC CC) на мкл, каждый dNTP в концентрации 200 мкМ и 0,04 ед. ДНК-полимеразы Taq на мкл в реакционном буфере, содержащем 10 мМ трис-HCl (pH 8,3) , 1,5 мМ MgCl 2 и 50 мМ KCl. Амплификацию проводили в аппарате с программируемым термическим циклом следующим образом: 1 цикл при 94 ° C в течение 3 мин; 30 циклов при 94 ° C в течение 1 минуты, 64 ° C в течение 1 минуты и 72 ° C в течение 1 минуты; 1 цикл при 72 ° C в течение 10 мин.

Точка эквивалентности определялась как точка, в которой при анализе в агарозном геле разведение полноразмерной мРНК MxA имело бы интенсивность, эквивалентную интенсивности полосы конкурента. Когда точка эквивалентности падала между разведениями, это было промежуточное разведение.

Уровни мРНК MxA были нормализованы с использованием гена домашнего хозяйства β-актина, чтобы избежать различий, вызванных возможной деградацией или загрязнением РНК или различной эффективностью экстракции РНК.

Обнаружение неоптерина.

Уровни неоптерина в сыворотке измеряли с помощью коммерческого набора для иммуноферментного анализа (DRG, Марбург, Германия) в соответствии с инструкциями производителя.

Статистические методы.

Средние значения сравнивались с помощью теста Стьюдента t ; P Значения <0,05 считались значимыми.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Был проведен анализ фармакодинамических профилей различных препаратов IFN-α, вводимых после периода вымывания двум пациентам с EMC, у которых развились NAB к IFN-α во время предыдущей терапии rIFN-α2a (см. Материалы и методы и рис. .1). В частности, образцы крови собирали на исходном уровне и через 24 и 48 ч после однократной инъекции rIFN-α2a, а затем после первого введения (C) IFN и LeIFN в момент перехода на (C) терапию IFN и LeIFN. собирался быть инициированным. Анализ

NAB выполняли перед введением всех трех препаратов IFN-α, и уровни MxA и неоптерина измеряли в каждый момент времени.

Разработка НАБ и оценка их специфики.

Результаты анализа NAB приведены в таблице 1.

Можно видеть, что даже до введения rIFN-α2a у обоих пациентов были NAB к rIFN-α2a в их сыворотках, причем титр у пациента 1 был выше, чем у пациента 2.

Чтобы определить, имел ли место перекрестный -реактивность между различными типами rIFN-α, нейтрализующие активности положительных сывороток от обоих пациентов против rIFN-α2a, (C) IFN и, при необходимости, LeIFN.

Антитела нейтрализовали (C) IFN, хотя пациенты ранее не получали этот тип IFN.Однако для нейтрализации rIFN-α2a требовалась более высокая концентрация антитела, чем для нейтрализации (C) IFN. Таблица 1 показывает, что эти NAB были специфичны к обеим рекомбинантным формам IFN-α, но были совершенно неэффективны против LeIFN (как анализировали до перехода на лечение этим типом IFN). Интересно, что образец сыворотки от пациента 2, который был собран до лечения (C) IFN, содержал более высокий титр NAB, чем тот, который был собран до лечения rIFN-α2a. Дальнейший анализ позволил нам оценить специфичность подтипа IFN-α NAB в сыворотки пациентов до начала цикла лечения LeIFN.В таблице 2 показаны результаты эксперимента по перекрестной реактивности, в котором уровни нейтрализующей активности против нескольких рекомбинантных подтипов IFN-α были измерены в сыворотках пациентов с EMC. Можно видеть, что титр против rIFN-α2a, типа первоначально вводимого IFN, был высоким у обоих пациентов. Некоторые другие подтипы IFN-α были нейтрализованы той же сывороткой, но для некоторых подтипов противовирусная активность была затронута незначительно. Ингибирующая активность NAB была преодолена двумя подтипами IFN-α (подтипы 8b и 14a) у пациента 1 и тремя подтипами (подтипы 1, 8b и 21a) у пациента 2.Интересно, что низкий титр ( t 1/10 ,

Фармакодинамическое исследование.

В фармакодинамическом исследовании уровни экспрессии мРНК MxA в PBMC и уровни неоптерина в сыворотке измерялись в условиях ex vivo до и через 24 и 48 часов. после однократной инъекции rIFN-α2a, (C) IFN или LeIFN, когда должен был начаться переход на (C) IFN или LeIFN (см. схему, показанную на рисунке 1). Рисунки 2 (пациент 1) и 3 (пациент 2) показывают результаты одного репрезентативного эксперимента из трех выполненных.

(i) Индукция экспрессии мРНК MxA.

У пациента 1 после введения rIFN-α2a не было обнаружено увеличения уровней мРНК MxA. Аналогичный результат был получен после введения (C) IFN, тогда как значительное увеличение (≥10-кратное) уровня экспрессии мРНК MxA было отмечено после введения LeIFN. Пик индукции мРНК MxA наблюдался через 24 ч после введения LeIFN.

У пациента 2, у которого был только низкий титр NAB, наблюдалась небольшая реакция с точки зрения индукции экспрессии мРНК MxA после введения rIFN-α2a, с пиком активности через 24 часа.У этого пациента не наблюдалось повышения уровня мРНК MxA после первого введения (C) IFN. Это отсутствие увеличения совпадает с увеличением титра NAB против rIFN-α2a и (C) IFN (Таблица 1). Однако после инъекции LeIFN наблюдалось значительное (≥10-кратное) повышение уровня транскрипции гена MxA человека через 24 и 48 часов.

(ii) Индукция сывороточного неоптерина.

Результаты показали, что у пациента 1 не было индукции продукции неоптерина после введения IFN-α, что не зависит от типа коммерческого препарата (рис.Аналогичный результат был применен и к пациенту 2, хотя через 48 часов после инъекции rIFN-α2a наблюдалось небольшое повышение уровня неоптерина (рис. NAB, а не неспособность этих пациентов продуцировать неоптерин в ответ на лечение IFN, уровни неоптерина в сыворотке были измерены у пяти NAB-отрицательных пациентов с EMC до и через 24 и 48 ч после введения rIFN-α2a. Результаты показаны на рис. 5, из которого видно, что уровни неоптерина значительно увеличились у NAB-отрицательных пациентов после инъекции rIFN-α2a ( P

ОБСУЖДЕНИЕ

Ключевой проблемой в разработке антител против IFN является установление о том, могут ли эти антитела влиять на биологическую активность вводимого IFN.

В этом исследовании мы продемонстрировали, что NAB ингибируют биологическую активность IFN-α in vivo у пациентов с EMC, получающих лечение rIFN-α, путем измерения уровней экспрессии транскрипта гена MxA человека в PBMC. Это открытие указывает на биологическое значение NAB против rIFN-α2a и (C) IFN in vivo и подтверждает результаты предыдущих исследований, в которых наблюдались пониженные уровни суррогатных маркеров активности IFN у пациентов, страдающих несколькими заболеваниями, при которых NAB развивались во время rIFN-терапия (14-16, 42).

Кроме того, когда лечение было переключено на LeIFN, биологический ответ был восстановлен у пациентов, резистентных к лечению с rIFN-α2a- и (C) IFN-серопозитивными, при этом введение природного препарата IFN-α могло вызвать значительное увеличение в экспрессии мРНК MxA через 24 и 48 ч после инъекции.

Мы считаем, что восстановление биологических ответов у этих пациентов связано с их способностью преодолевать активность анти-IFN-α NAB. Действительно, NAB, которые были специфичны для более ранних препаратов rIFN-α2a, перекрестно реагировали с (C) IFN, но не со всеми подтипами, которые включают LeIFN.Действительно, по крайней мере четыре подтипа IFN-α (т.е. подтипы 1, 8b, 21a и 14a) сохранили свою противовирусную активность в присутствии NAB-содержащих сывороток от двух пациентов.

В соответствии с нашим наблюдением, другие исследователи сообщили, что большинство сывороток, полученных от пациентов, получавших rIFN-α2, содержат антитела, которые способны нейтрализовать рекомбинантные формы IFN-α2, но которые, как правило, не способны значительно нейтрализовать противовирусную активность природного IFN. -α (1).Однако мы также продемонстрировали, что NAB, которые развивались во время терапии rIFN-α2a, обладали четко определенным спектром специфичности. Действительно, сыворотки этих пациентов нейтрализовали большинство, но не все подтипы, присутствующие в естественной смеси IFN-α (LeIFN). Эти данные косвенно предполагают, что НАК к rIFN-α2a и (C) IFN не ингибируют биологическую активность природного IFN-α (LeIFN), поскольку некоторые подтипы не нейтрализуются антителами к rIFN-α. Эти результаты согласуются с несколькими клиническими отчетами. в котором было указано, что природные формы IFN-α могут быть полезны для восстановления ответов у пациентов, которые стали устойчивыми к рекомбинантным препаратам IFN-α (5, 8, 13, 20, 30, 31, 38, 42).Действительно, лечение наших пациентов LeIFN также привело к восстановлению клинического ответа.

Однако некоторые вопросы остаются без ответа. Например, неясно, почему нейтрализующий титр для rIFN-α2a был выше, чем для (C) IFN. Можно рассмотреть несколько гипотез.

Возможно, что аминокислотная последовательность (C) IFN, которая представляет собой консенсусную последовательность IFN (наиболее часто встречающиеся аминокислоты в каждом локусе) большинства встречающихся в природе IFN типа I человека (29), может иметь другую конформационную структуру. от rIFN-α2a, что приводит к более или более доступным антигенным эпитопам.С другой стороны, более низкий титр NAB можно объяснить тем фактом, что было показано, что молекула (C) IFN обладает биологической активностью in vitro, отличной от таковой других IFN типа I (6, 35), и это может означать, что разные количества антиген или молекула должны быть нейтрализованы в биопробе; следовательно, существуют различные способы нейтрализации NAB. Необходимы дальнейшие исследования этого явления. Более того, у пациента 2 примерно через 2 недели после однократной инъекции rIFN-α2a наблюдалось увеличение титра NAB, а также отсутствие индукции MxA после первого введения (C) IFN. одновременно с увеличением титров NAB к rIFN-α2a и (C) IFN, как описано выше.Возможное объяснение последнего состоит в том, что однократное введение антигена (т.е. rIFN-α2a) стимулировало вторичный гуморальный ответ. Однако, поскольку дополнительных данных по этой теме нет, такое рассмотрение может быть только предположением, поскольку сыворотка пациента 1, по-видимому, вела себя иначе, при этом титр NAB был немного ниже после введения rIFN-α2a. Для проверки этой гипотезы необходимы дальнейшие исследования. Также стоит отметить, что оба пациента показали устойчивость к rIFN-α2a с клинической точки зрения, хотя концентрация NAB у пациента 1 была значительно выше, чем у пациента 2.Можно предположить, что у пациентов с EMC, в отличие от того, что наблюдается у пациентов с волосисто-клеточной лейкемией (42), на фармакокинетические и фармакодинамические свойства rIFN-α2a также может влиять относительно низкая концентрация NAB. и интригует тот факт, что увеличение уровня экспрессии MxA не происходило параллельно с увеличением концентрации неоптерина в сыворотке. Возможная причина отсутствия повышения концентрации неоптерина в сыворотке крови у пациентов после введения LeIFN может заключаться в том, что, в отличие от экспрессии транскрипта MxA, неоптерин индуцируется не только IFN типа I, но и более широким спектром других цитокинов. такие как IFN-γ (25), фактор некроза опухоли альфа (25) и интерлейкин-10 (41), поэтому он представляет собой менее специфический параметр у пациентов, получавших IFN, и, прежде всего, у NAB-положительных пациентов.Можно также предположить, что подтипы IFN-α, которые не нейтрализуются NAB до rIFN-α2a, неспособны индуцировать экспрессию такого маркера. Уже сообщалось, что некоторые подтипы IFN-α обладают специфической активностью (17-19, 23, 34, 43), и это наблюдение может быть дополнительным подтверждением того, что существование различных подтипов IFN-α может иметь биологическое значение. . В будущей работе лучшее понимание путей передачи сигналов IFN позволит нам объяснить различное поведение MxA и неоптерина, наблюдаемое здесь.

Поскольку LeIFN восстановил клинические ответы этих пациентов, результаты убедительно показывают, что MxA представляет собой суррогатный маркер клинического результата, в то время как другие маркеры, такие как неоптерин, на которые значительно влияет лечение IFN-α, могут быть только косвенными маркерами биологическая активность IFN. Из этого можно сделать вывод, что неоптерин является менее специфическим маркером, особенно у пациентов, получавших NAB-положительный IFN-α, во время наблюдения за пациентами, получавшими IFN.

В заключение, хотя представленные здесь результаты относятся только к двум пациентам, они предоставляют доказательства того, что NAB имеют биологическое значение in vivo против IFN-α у пациентов с EMC и что проблема NAB все еще существует.Кроме того, данные продемонстрировали, что влияние NAB на изменения биоактивности IFN-α и восстановление биологических и клинических ответов на IFN можно контролировать путем измерения экспрессии MxA у пациентов, получающих терапию IFN.

Аутоантитела к IFN типа I связаны с тяжелой пневмонией COVID-19

Недавняя работа, опубликованная в Science Paul Bastard et al. 1 сообщили, что нейтрализующие аутоантитела (ауто-АТ) против интерферонов I типа (ИФН) отчетливо обнаружены у пациентов с опасной для жизни пневмонией COVID-19 (101/987, 10.2%), в то время как редко выявлялись у бессимптомных, доброкачественных инфекционных или здоровых лиц (рис. 1). Среди пациентов с тяжелой пневмонией COVID-19, у которых есть нейтрализующие ауто-АТ против интерферонов I типа, пациенты мужского пола составляют подавляющее большинство (95/101, 94%), что позволяет предположить, что патогенный ген, кодирующий ауто-АТ, может быть связан с полом.

Рис. 1

Пациенты с опасной для жизни пневмонией COVID-19, вызванной вирусом SARS-CoV-2, вырабатывают ауто-АТ (красный цвет) против интерферонов 1 типа. 1

Пандемия COVID-19, вызванная SARS-CoV-2, вызвала более миллиона смертей во всем мире.Клинические проявления у пациентов сильно различаются, от бессимптомной инфекции до смертельного исхода. Жером Хаджадж и др. сообщили, что дефицит интерферонов типа I может быть признаком тяжелой формы COVID-19. 2 Интерферон типа I служит сигналом для борьбы с вирусной инфекцией. Он может эффективно способствовать врожденному иммунитету и внутреннему иммунитету, когда в организм вторгаются вирусы или бактерии. Таким образом, правильность функционирования интерферона 1 типа напрямую влияет на прогрессирование пневмонии COVID-19.В другом недавнем исследовании, опубликованном в Science, Qian Zhang et al. 3 сообщил, что 3,5% (23 из 659) пациентов с опасным для жизни COVID-19 имели врожденные ошибки в 13 локусах человека. Вышеупомянутые локусы противовирусной защиты регулируют TLR3- и IRF7-зависимый IFN-иммунитет типа I к вирусу гриппа, предполагая, что врожденные дефекты генов, связанные с IFNs типа I, могут привести к прогрессированию пневмонии COVID-19. Помимо врожденных ошибок, Paul Bastard et al. заметили, что нейтрализующие IgG ауто-АТ против интерферонов I типа существуют у трех пациентов с синдромом аутоиммунной полиэндокринопатии I типа (APS-1) до заражения SARS-CoV-2 4 , и все они переросли в опасную для жизни COVID-19 пневмонию.Следовательно, исследователи выдвинули гипотезу о том, что, возможно, опасная для жизни пневмония COVID-19 также может быть приписана нейтрализующим ауто-АБ в отношении интерферонов типа I.

Чтобы проверить эту гипотезу, Пол Бастард и др. использовали несколько методов (проточная цитометрия на основе множественных частиц, иммуноферментный анализ и технология Luminex) для определения уровней ауто-АТ в образцах плазмы или сыворотки крови из трех групп с разными стадиями заболевания. Результаты показали, что 135 пациентов с критическим COVID-19 имели высокий уровень ауто-АТ IgG против IFN-α2 и / или IFN-ω в плазме или сыворотке.Среди них 49 пациентов были положительны на АТ как в отношении IFN-α2, так и в отношении IFN-ω, 45 были положительны в отношении Abs против обоих IFN-α2, 41 были позитивными в отношении Abs против IFN-ω. Напротив, ауто-АТ не было обнаружено у пациентов из легкой или бессимптомной групп, а у четырех пациентов из здоровой популяции были выявлены ауто-АТ. Короче говоря, по сравнению с бессимптомными или легкими пациентами и здоровыми людьми феномен, заключающийся в том, что 13,7% пациентов с опасной для жизни пневмонией COVID-19 имели ауто-АТ IgG по крайней мере против одного IFN типа I, является очевидным различием.Интересно, что 15 пациентов с опасным для жизни COVID-19 не только имели ауто-АТ против IFN-α2 и / или IFN-ω, но также имели ауто-АТ против других цитокинов (IFN-γ, GMCSF, IL-6, IL- 10, IL-12p70, IL-22, IL-17A, IL-17F и / или TNFβ). Хотя у пациентов были ауто-АТ, которые связываются с несколькими цитокинами, исследователи отметили, что только 3 цитокина (IL-12p70, IL-22, IL-6) у некоторых пациентов были полностью нейтрализованы ауто-Abs. Это открытие показывает, что не все ауто-АБ обладают способностью нейтрализовать цитокины.После этого исследователи проверили нейтрализующую способность ауто-АТ против IFN-α2 и IFN-ω in vitro. Совместно инкубируя PBMC от здоровых доноров с IFN-α2 и / или IFN-ω в присутствии плазмы, полученной от пациентов с ауто-Abs, они наблюдали, что фосфорилирование STAT1 у 101 пациента было полностью отменено. Кроме того, анализируя индукцию ISG CXCL10, исследователи обнаружили, что ауто-АБ эффективно блокирует функцию IFN-α2 in vitro, но функция IFN-γ все еще действует.Позже исследователи дополнительно изучили разнообразие ауто-абс с помощью нескольких методов. Среди 22 выбранных субъектов (у которых было подтверждено наличие ауто-АТ против IFN-α2), все пациенты имели ауто-АТ в отношении всех 13 подтипов IFN-α, 2 пациента имели ауто-АТ для атаки на IFN-β, 2 имели auto-Abs против IFN-ε и один против IFN-κ. Они доказали, что эффект IFN-α2 в предотвращении заражения SARS-CoV-2 клеток Huh7.5 устраняется сывороткой, содержащей ауто-АТ против IFN типа I. Кроме того, они обнаружили, что низкие (1 пациент) или неопределяемые (40 пациентов) уровни 13 типов IFN-α были протестированы в плазме 41 пациента с ауто-АТ.Эти результаты показали, что ауто-АБС потенциально могут увеличивать инфицирование SARS-CoV-2 и усугублять болезнь. Удивительно, но в группе с угрожающей жизни COVID-19 пневмонией и нейтрализацией ауто-АТ против интерферонов I типа наблюдается заметная гендерная предвзятость, где 95 из 101 пациента с ауто-АТ для интерферонов были мужчинами. Более того, 49,5% пациентов с ауто-АБС были старше 65 лет, что позволяет предположить, что пол и старение могут способствовать увеличению частоты ауто-АБС.

В целом, Paul Bastard et al.представили множество доказательств того, что ауто-АТ против интерферонов I типа могут быть фактором риска угрожающей жизни пневмонии COVID-19. Это исследование имеет директивное значение для клинического лечения пневмонии COVID-19. Во-первых, определение уровней ауто-АБС может заранее обеспечить профилактическую защиту пациентов с риском развития тяжелой пневмонии SARS-Cov-2. Во-вторых, ингибирование ответа IFNs типа I аутоантителами может быть ключевым патогенезом обострения пневмонии COVID-19, что позволяет предположить, что мы можем ослабить эффекты ауто-Abs с помощью плазмафереза ​​или компенсации IFN типа I. 5 Наконец, исследования также побуждают нас обратить внимание на опасность ауто-АБС при лечении других заболеваний, вызванных вирусными инфекциями. В будущем следует попытаться выяснить причину и механизм производства ауто-АБС. Следует ответить на вопрос, является ли это универсальным фактором риска при других вирусных инфекционных заболеваниях. Считается, что поиск других дефектов в иммунной системе пациентов с тяжелой пневмонией COVID-19 даст важные подсказки для определения клинических методов лечения.

IFN-лямбда (IFN-λ) экспрессируется тканезависимым образом и преимущественно действует на эпителиальные клетки in vivo

Abstract

Интерфероны (IFN) обладают противовирусным, иммуномодулирующим и цитостатическим действием. IFN-α / β (IFN типа I) и IFN-λ (IFN типа III) связывают разные рецепторы, но регулируют аналогичные наборы генов и проявляют поразительно похожие биологические активности. Мы проанализировали, в какой степени системы IFN-α / β и IFN-λ перекрываются in vivo с точки зрения экспрессии и ответа.Мы наблюдали определенную степень тканевой специфичности в продукции IFN-λ. В головном мозге IFN-α / β легко продуцировался после заражения различными РНК-вирусами, тогда как экспрессия IFN-λ в этом органе была низкой. В печени вирусная инфекция индуцировала экспрессию генов IFN-α / β и IFN-λ. Опосредованная плазмидным электропереносом экспрессия in vivo отдельных генов IFN позволила сравнить тканевую и клеточную специфичность ответов на системные IFN-α / β и IFN-λ. Ответ на IFN-λ коррелировал с экспрессией α-субъединицы рецептора IFN-λ (IL-28Rα).Ответ IFN-λ был заметным в желудке, кишечнике и легких, но очень низким в центральной нервной системе и селезенке. На клеточном уровне ответ на IFN-λ в почках и головном мозге ограничивался эпителиальными клетками. Напротив, ответ на IFN-α / β наблюдался в различных типах клеток в этих органах и был наиболее заметным в эндотелиальных клетках. Таким образом, система IFN-λ, вероятно, эволюционировала для специфической защиты эпителия. IFN-λ может способствовать предотвращению вирусной инвазии через кожу и поверхности слизистых оболочек.

Сведения об авторе

Клетки, инфицированные вирусом, могут секретировать интерфероны (IFN), цитокины, которые вызывают состояние устойчивости к инфекции в соседних клетках. IFN имеют решающее значение для замедления раннего размножения патогенов в организме. Были описаны два семейства IFN, проявляющих поразительно похожие свойства: IFN типа I (или IFN-α / β) и IFN типа III (или IFN-λ). В нашей работе был рассмотрен вопрос об избыточности этих двух систем IFN in vivo. Во-первых, мы обнаружили, что относительная экспрессия IFN-λ по сравнению с IFN-α / β проявляла некоторую тканевую специфичность и была низкой в ​​мозге.Затем мы использовали стратегию, основанную на экспрессии клонированных генов IFN in vivo, для сравнения ответов различных тканей на IFN-α и IFN-λ. Как предполагалось в предыдущей работе in vitro, ответ на IFN-λ оказался ограниченным эпителиальными клетками, в отличие от ответа на IFN-α, который имел место в большинстве типов клеток. Ткани с высоким содержанием эпителия, такие как кишечник, кожа или легкие, были наиболее чувствительны к IFN-λ и экспрессировали большее количество рецептора IFN-λ. Наши данные предполагают, что система IFN-λ развивалась как специфическая защита эпителия и что она может способствовать предотвращению вирусной инвазии через кожу и поверхности слизистых оболочек.

Образец цитирования: Sommereyns C, Paul S, Staeheli P, Michiels T (2008) IFN-Lambda (IFN-λ) экспрессируется тканезависимым образом и преимущественно действует на эпителиальные клетки in vivo. PLoS Pathog 4 (3): e1000017. https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017

Редактор: Майкл Дж. Бухмайер, Калифорнийский университет в Ирвине, Соединенные Штаты Америки

Поступило: 14 сентября 2007 г .; Одобрена: 30 января 2008 г .; Опубликован: 14 марта 2008 г.

Авторские права: © 2008 Sommereyns et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: S.P. и C.S. являются участниками бельгийской FRIA (Fonds pour la Recherche dans l’Inductrie et l’Agriculture). Эта работа была поддержана Национальным фондом медицинских научных исследований (FRSM), Crédits aux chercheurs of the FNRS, Actions de Recherche Concertées, Communauté Française de Belgique, Французской ассоциацией pour la Recherche sur la Sclérose en Plaques (ARSEP ), Бельгийским фондом Шарко и Немецким исследовательским фондом (DFG).

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Интерферон типа I (IFN), также называемый IFN-α / β, был первоначально открыт благодаря его мощной противовирусной активности [1]. Позже было показано, что IFN типа I проявляет плейотропную активность. Он модулирует врожденные и приобретенные иммунные ответы, рост клеток и апоптоз [2].

IFN типа I образует обширное мультигенное семейство [3]. Геномы человека и мыши несут 13 или 14 генов, кодирующих близкородственные подтипы IFN-α [4], [5].Кроме того, они содержат гены, кодирующие IFN-β, IFN-κ [6], IFN-ε / τ [7] и IFN-ω (человеческий) или лимитин / IFN-ζ (мышиный) [8]. Подтипы MuIFN-α имеют примерно 90% идентичности аминокислотных последовательностей друг с другом и примерно 30% идентичности последовательностей с другими подтипами IFN типа I. Некоторые из этих IFN гликозилированы, а другие нет [4], [5], [9], [10]. Несмотря на эту замечательную вариабельность, все подтипы IFN типа I, по-видимому, связываются с одним и тем же гетеродимерным рецептором [11], что поднимает вопрос о причине множественности гена IFN типа I.Некоторые данные предполагают, что различные подтипы IFN могут проявлять различное сродство к каждой из субъединиц рецептора и, следовательно, генерировать сигналы, которые могут различаться по природе, продолжительности или интенсивности. Например, Jaitin и его сотрудники сообщили, что подтипы IFN-α / β различаются по своему сродству к IFNAR1 и что эта субъединица рецептора является ограничивающим фактором для образования тройных комплексов [12]. Связывание с субъединицей IFNAR1 будет благоприятствовать сигнальным путям, ведущим к антипролиферативной активности, тогда как связывание с субъединицей IFNAR2 будет благоприятствовать сигнальным путям, ведущим к противовирусным ответам [13].Такие тонкие различия в связывании могут объяснить несколько качественных различий, наблюдаемых в активности разных подтипов IFN. Альтернативно, мультигенная природа семейства IFN может позволить отдельным подтипам IFN экспрессироваться в ткани или клеточно-специфическим образом.

Интересно, что мультигенная система IFN типа I сосуществует с, казалось бы, избыточной системой IFN типа III, обнаруженной совсем недавно. IFN типа III (также называемый IFN-λ или IL-28/29) структурно и генетически близок к членам семейства цитокинов IL-10, но проявляет IFN-подобную активность типа I [14], [15].У людей 3 гена кодируют 3 члена этого нового семейства: IFN-λ1, IFN-λ2 и IFN-λ3. Среди этих молекул только HuIFN-λ1 гликозилирован [14], [15]. У мышей ген IFN-λ1 является псевдогеном. Гены IFN-λ2 и IFN-λ3 кодируют гликозилированные белки [16].

Было показано, что экспрессия

IFN-λ зависит от тех же триггеров (вирусная инфекция, лиганды TLR) [17], [18] и путей передачи сигнала [19] — [21], что и те, которые индуцируют экспрессию IFN типа I. IFN типа I и типа III связывают неродственные гетеродимерные рецепторы.Рецептор IFN типа I состоит из повсеместно экспрессируемых субъединиц IFNAR1 и IFNAR2c [22]. Рецептор IFN типа III состоит из субъединицы IL-10Rβ, которая широко экспрессируется и разделяется другими цитокинами, родственными IL-10, и субъединицы IL-28Rα, которая специфична для IFN-λ и отвечает за передачу сигнала [14] — [16], [23]. Хотя рецепторы IFN типа I и III не связаны между собой, они вызывают поразительно похожие ответы, в основном за счет активации STAT-1 и STAT-2 и, в меньшей степени, STAT-3 [14], [16], [ 24] — [26].Ассоциация фосфорилированных STAT-1 и -2 с IRF-9 / p48 дает комплекс ISGF3, который индуцирует транскрипцию сотен генов, так называемых «интерферон-стимулированных генов» (ISG). Эти ISG кодируют белки, такие как Mx1, OAS или IFIT, которые опосредуют противовирусные эффекты IFN [27]. Сообщалось также, что IFN-α / β и IFN-λ активируют путь киназы MAP посредством фосфорилирования JNK и p38. Было обнаружено, что ISG, активируемые IFN типа I и типа III, похожи [25], [26]. Соответственно, было показано, что IFN типа III проявляет противовирусные [23], [24], [28], [29], антипролиферативные [16], [30] и иммуномодулирующие свойства [31], [32], аналогичные свойствам IFN типа I.

Было показано, что in vitro клеточные ответы на IFN-λ во многом зависят от экспрессии субъединицы рецептора IL-28Rα [18], [26]. Сверхэкспрессия IL-28Rα в не отвечающих клетках восстанавливала ответ этих клеток на IFN-λ [26]. Экспрессия IL-28Rα была обнаружена в первичных кератиноцитах и ​​клетках толстой кишки, но не в спленоцитах, фибробластах и ​​эндотелиальных клетках, что указывает на то, что рецептор IFN-λ может экспрессироваться клеточно-специфическим образом [16], [24]. Эти данные предполагают, что in vivo отдельные клетки или ткани могут быть нацелены на IFN-α / β и IFN-λ.Однако имеется мало данных о продукции IFN-λ и тканевой и клеточной специфичности ответа на этот IFN in vivo.

Чтобы изучить возможную тканевую специфичность экспрессии IFN-λ, мы сравнили экспрессию IFN типа I и типа III в головном мозге и в печени, используя различные модели вирусной инфекции. Чтобы сравнить чувствительность различных тканей и клеток к IFN типа I и типа III, мы использовали стратегию, основанную на экспрессии клонированных генов IFN in vivo. Мы наблюдали некоторую тканевую специфичность в продукции IFN типа III и четкую тканевую специфичность в ответе на IFN III типа.На клеточном уровне ответ на IFN-λ показал выраженную специфичность в отношении эпителиальных клеток, что явно отличалось от ответа на IFN-α.

Результаты

Тканевая зависимость экспрессии гена IFN типа III

Имеющиеся в настоящее время данные in vitro не выявляют дифференциальной экспрессии генов IFN типа I и типа III. Чтобы проверить, существует ли некоторая тканевая специфичность в производстве IFN типа III по сравнению с типом I IFN in vivo, мы сравнили экспрессию IFN-α, IFN-β и IFN-λ в головном мозге и в печени мышей, инфицированных различными РНК-вирусами: вирус (TMEV, нейровирулентный штамм GDVII или персистентный штамм DA1), LACVdelNSs (мутант вируса Ла Кросса, лишенный NSs белка-антагониста IFN), вирус гепатита мышей (MHV, штамм A59) или вирус, повышающий уровень лактатдегидрогеназы (LDV).

Для обнаружения мышиного IFN-λ мы разработали новые праймеры, которые амплифицируют транскрипты IFN-λ2 и IFN-λ3, но не предполагаемые транскрипты псевдогена IFN-λ1. Для обнаружения мышиного IFN-α мы разработали праймеры, специфичные для IFN-α5 (таблица 1). Было показано, что этот подтип IFN является одним из наиболее заметно индуцируемых подтипов IFN-α в головном мозге после инфекций LACV и TMEV [33]. Используя стратегию ОТ-ПЦР-клонирования-секвенирования, использованную в предыдущем исследовании [33], мы заметили, что IFN-α5 также был среди наиболее явно экспрессируемых подтипов IFN-α (20.4%) в печени мышей, инфицированных MHV (рисунок 1). Таким образом, экспрессия IFN-α5, по-видимому, является хорошим маркером для отслеживания глобальной экспрессии IFN-α как в инфицированной печени, так и в головном мозге.

Рисунок 1. Относительная экспрессия различных подтипов IFN-α в печени, инфицированной MHV-A59.

Кодирующие последовательности IFN-α амплифицировали с помощью RT-PCR с использованием смеси праймеров, разработанной для равной амплификации различных подтипов мышиного IFN-α [33]. Затем клонировали продукты ПЦР и секвенировали отдельные клоны. Гистограмма показывает процент последовательностей от 2 мышей (50 и 53 последовательности), соответствующих каждому подтипу IFN-α.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g001

Сначала мы проанализировали продукцию IFN у мышей, инфицированных интрацеребрально (i.c.) MHV-A59 или внутрибрюшинно (i.p.) LDV (таблица 2). После i.c. После инъекции MHV-A59 может распространяться в центральной нервной системе (ЦНС) гематогенным и нейрональным путями. Вирус также может проникать в кровоток через нарушенный гематоэнцефалический барьер в месте инокуляции и достигать печени, где он реплицируется. Известно, что штамм MHV-A59 нацелен на широкий спектр клеток, включая гепатоциты, макрофаги (включая клетки Купфера и клетки микроглии), эндотелиальные клетки, глиальные клетки и нейроны [34].ЛДВ вводили внутрибрюшинно. быстро инфицирует популяцию LDV-пермиссивных макрофагов у мышей [35]. Через день после инфицирования, что соответствует пику виремии, антиген-положительные клетки LDV были обнаружены в большинстве органов, включая печень и лептоменингию головного мозга. Впоследствии вирус устанавливает стойкую инфекцию, ограниченную количеством доступных клеток-мишеней [36], [37]. Таким образом, группы мышей C57BL / 6 были инфицированы либо i.c. с MHV-A59 или i.p. с LDV, поскольку эти модели инфекции позволяют сравнивать ответы IFN в головном мозге и печени одних и тех же животных.Мышей, инфицированных MHV-A59, умерщвляли через 72 часа после инфицирования, когда были заметны клинические признаки энцефалита. LDV-инфицированных мышей умерщвляли через 24 часа после инфицирования, что соответствует пику виремии и экспрессии IFN [36], [38].

У мышей, инфицированных LDV (рис. 2A), мы заметили поразительную разницу в относительной экспрессии IFN-λ в головном мозге и в печени. МРНК IFN-λ легко обнаруживалась в печени, но с трудом определялась в головном мозге (у 1 из 9 мышей обнаруживались количества мРНК IFN-λ в головном мозге).Напротив, мРНК IFN-α и IFN-β четко выявлялись как в печени, так и в мозге этих мышей. Экспрессия IFN-λ по сравнению с экспрессией IFN типа I была значительно ниже в головном мозге, чем в печени (таблица 3). У мышей, инфицированных MHV-A59 (рис. 2В), наблюдалась такая же тенденция. Различия были менее значительными, но статистически значимыми (Таблица 3).

Рис. 2. Количественное определение транскриптов IFN-λ, IFN-α5 и IFN-β в инфицированном вирусом мозге и печени.

Гистограммы показывают количество копий кДНК ИФН на 10 6 копий кДНК β-актина, определенное с помощью ПЦР в реальном времени, после обратной транскрипции РНК, выделенной из мозга и печени мышей, инфицированных различными РНК-вирусами, в различных экспериментальных условиях. настройки (см. Таблицу 2).A, B, F, G, H: среднее и стандартное отклонение групп мышей. C – E: данные от отдельных мышей. Фоновая амплификация у ложно инфицированных мышей (не показана) составляла менее 1 копии IFN-β или IFN-λ и менее 10 копий кДНК IFN-α5 на 10 6 копий кДНК β-актина.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g002

Затем мы исследовали в различных экспериментальных условиях инфицирования (см. Таблицу 2), существует ли такая же тенденция более низкой относительной экспрессии IFN-λ в головном мозге, чем в печени существовала.Продукцию IFN исследовали в головном мозге мышей, инфицированных нейротропными вирусами (TMEV-DA1, TMEV-GDVII, LACVdelNSs). В анализируемый момент времени (Таблица 2) оба штамма TMEV, инокулированные интрацеребрально, в первую очередь инфицируют нейроны, как и LACVdelNS, инокулированные внутрибрюшинно [39] — [41]. В мозге мышей, инфицированных этими вирусами, экспрессия IFN-λ была либо необнаруживаемой (TMEV-DA1), либо очень низкой по сравнению с экспрессией IFN-α или IFN-β (TMEV-GDVII и LACVdelNSs) (рис. 2C, 2D, 2E, 2F). Напротив, в печени мышей, инфицированных i.п. с MHV-A59, хотя между экспериментальными группами существовали различия, экспрессия IFN-λ была близка или выше, чем у IFN-α (рис. 2G, 2H). Взятые вместе, наши данные предполагают, что экспрессия IFN-λ (по сравнению с IFN-α / β) ограничена в головном мозге по сравнению с печенью.

Экспрессия генов IFN in vivo путем электропереноса

Затем мы проанализировали, проявляет ли ответ на определенные IFN также некоторую степень тканевой специфичности in vivo. С этой целью мы решили сравнить экспрессию ISG в периферических органах и в ЦНС после экспрессии in vivo клонированных генов IFN.IFN экспрессировался in vivo из экспрессионных векторов, которые вводили в переднюю большеберцовую мышцу с помощью электроинъекции [42]. Преимущество этого метода перед введением рекомбинантного IFN состоит в том, что генные продукты, как ожидается, несут нативные посттрансляционные модификации, такие как гликозилирование.

Мы проверили эффективность процедуры, отслеживая управляемую плазмидой экспрессию люциферазы, используя визуализацию in vivo. Как показано на фиг. 3, экспрессия люциферазы легко определялась в большеберцовой мышце через 2 дня и продолжалась до 3 или 4 месяцев после однократной электроинъекции плазмиды.Затем, чтобы проверить, может ли IFN экспрессироваться in vivo, в этих экспериментальных условиях мышам вводили электроинъекцию в переднюю большеберцовую мышцу с плазмидной ДНК, кодирующей MuIFN-α6T (номер доступа AY220465), или мутант этого IFN, несущий сайт гликозилирования ( Мутация D68N). ПЦР-анализ и секвенирование продуктов ПЦР подтвердили, что подтип IFN, экспрессируемый в мышцах, соответствует подтипу, экспрессируемому введенной плазмидой (данные не показаны). Через два и семь дней после электроинъекции как гликозилированные, так и негликозилированные формы циркулирующего IFN-α6T, экспрессируемые из большеберцовой мышцы, индуцировали экспрессию различных ISG (OASl2, Mx1, IRF7 и Ifit1) в инъецированной мышце, но также и в печени. селезенка и почки.ISG также были активированы, но на меньшем уровне, в головном и спинном мозге (рисунки 4 и 5, таблицы 4 и 5 и данные не показаны). Когда пустой вектор был электроинъектирован, усиление экспрессии ISG выявлялось в инъецированной мышце, но вряд ли, если вообще было, в других тканях. Эксперименты, проведенные на мышах IFNAR1-KO, не смогли выявить активацию транскрипции ISG под действием IFN-α6T (рис. 5, таблицы 4 и 5), показывая, что индукция ISG, наблюдаемая у мышей, несущих ген рецептора IFN типа I, действительно была типом- Я IFN-зависимый.

Фигура 3. Экспрессия люциферазы in vivo после внутримышечной инъекции. электроинъекция экспрессионной плазмиды.

Левая панель: изображение мыши, демонстрирующее экспрессию люциферазы в большеберцовой мышце правой ноги. Правая панель: наблюдение за экспрессией люциферазы in vivo (произвольные единицы) у двух мышей, которым электроинъектировали 10 мкг плазмидной ДНК (pCS41), экспрессирующей ген люциферазы светлячка, и у одной мыши, электроинъектированной 0,5 мкг плазмидной ДНК pCS41 и 10 мкг плазмидная ДНК, экспрессирующая IFN-α6T.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g003

Рисунок 4. Экспрессия OASl2 в различных тканях после электроинъекции плазмид, кодирующих IFN-α или IFN-λ.

транскриптов OASl2, обнаруженных с помощью ОТ-ПЦР в реальном времени, через 7 дней после электроинъекции плазмиды, кодирующей MuIFN-α6T, MuIFN-α6T / D78N, MuIFN-λ3 или пустой вектор (фиктивный), в 7-недельном FVB / N мышей. Результаты выражены в виде копий кДНК OAS12 на копию кДНК β-актина. На графиках представлены результаты для отдельных мышей и среднее значение для каждой группы для одного репрезентативного эксперимента.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g004

Рисунок 5. Экспрессия гена Mx1, индуцированная системным IFN-α и IFN-λ, в органах IFNAR1-положительных и IFNAR1-дефицитных мышей.

Транскрипцию гена

Mx1 анализировали с помощью ОТ-ПЦР в реальном времени через 7 дней после электроинъекции плазмиды, кодирующей MuIFN-α6T, MuIFN-λ3 или пустой вектор (имитация), у 6-недельных Mx1-позитивных мышей (2 BALB. A2G-Mx1 и 2 мыши B6.A2G-Mx1, сгруппированные как мыши Mx1 / WT) или 8-недельных мышей Mx1 / IFNAR1-KO.Результаты выражены в виде копий кДНК Mx1 на копию кДНК β-актина. На графиках представлены результаты для отдельных мышей и среднее значение для каждой группы для одного репрезентативного эксперимента.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g005

Таким образом, электроперенос плазмидной ДНК in vivo обеспечивает экспрессию циркулирующего IFN, который активирует экспрессию ISG в исследуемых тканях. В этой экспериментальной обстановке не было обнаружено значительной разницы между активностями гликозилированной и негликозилированной форм IFN-α6T.

Ответ на системный IFN типа III

Мы использовали эту стратегию экспрессии in vivo для сравнения тканевой специфичности ответов на IFN типа I и типа III. Через семь дней после электропереноса мы измерили с помощью ОТ-ПЦР в реальном времени экспрессию ISG в органах мышей, получивших плазмиды, кодирующие IFN-α6T или IFN-λ3 (рисунки 4 и 5 и таблицы 4 и 5). Интересно, что хотя IFN-α6T индуцировал истинную экспрессию ISG во всех протестированных органах, ответ на IFN-λ3 проявлял некоторую тканевую специфичность.В ответ на IFN-λ3 экспрессия OASl2 (Рисунок 4), Mx1 (Рисунок 5) и IFIT1 (не показан) была близка к фону в головном мозге, спинном мозге, селезенке, печени и мышцах, но была обнаружена в почках. . В различных экспериментальных условиях (таблица 4) индукция экспрессии OASl2 под действием IFN-λ3 составляла ≤3,1 ± 0,7 в головном мозге, но колебалась от 6 ± 0,9 до 27 ± 5,2 в почках. Соответственно, индукция экспрессии Mx1 у мышей, несущих функциональные аллели Mx1 , была ≤2,3 ± 0,4 в головном мозге, но колебалась от 8.От 4 ± 2,4 до 29 ± 0,6 в почке. Эксперименты, проведенные на мышах IFNAR1-KO (фиг. 5 и таблица 5), показали, что индукция экспрессии ISG, наблюдаемая с IFN-λ3, не зависела от активации системы IFN типа I.

Тканевая специфичность экспрессии IL-28Rα

Было показано, что в клеточных линиях ответ на IFN типа III связан с уровнем экспрессии α-субъединицы рецептора IL-28. Таким образом, дифференциальная экспрессия IL-28Rα может объяснить тканевую селективность ответов IFN-λ in vivo.Мы использовали ОТ-ПЦР в реальном времени для сравнения уровней экспрессии IL-28Rα и повсеместно экспрессируемой субъединицы IFNAR1 рецептора IFN типа I в головном мозге, печени и почках. На экспрессию IFNAR1 и IL-28Rα не влияли ни IFN-α, ни экспрессия IFN-λ (фиг. 6). В почках, которые показали хорошую чувствительность к IFN типа III, экспрессия IL-28Rα была явно выше, чем в головном мозге и печени (рис. 6).

Рисунок 6. Экспрессия IL-28Rα проявляет тканевую специфичность.

Экспрессия

IL-28Rα и IFNAR1 определялась через 7 дней после электроинъекции плазмид, кодирующих MuIFN-λ3 (справа) или MuIFN-α6T (в центре), или после электроинъекции пустого вектора (слева), у 6-недельного BALB.Мыши A2G-Mx1. Экспрессию IL-28Rα и IFNAR1 измеряли с помощью ОТ-ПЦР в реальном времени. Результаты выражены в виде средних значений и стандартного отклонения соотношения между копиями кДНК IL28Rα и IFNAR1.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g006

IFN-λ индуцирует экспрессию ISG в эпителиальных клетках, но не в эндотелиальных клетках

Чтобы идентифицировать клетки, отвечающие на IFN типа I и типа III in vivo, мы провели иммуногистофлуоресценцию, используя Mx1 в качестве маркера ответа IFN.С одной стороны, мы изучили ответ IFN в почках, которые, как было установлено, легко реагируют как на IFN-α, так и на IFN-λ (см. Рисунок 4). С другой стороны, мы исследовали ответ на IFN в головном мозге. В отличие от почек, этот орган легко реагировал на IFN типа I, но почти не отвечал на IFN типа III.

В почках широко распространена экспрессия Mx1, индуцированная IFN-α (Фигуры 7C, 7E, 7G и 8A). Мечение Mx1 было заметно в эндотелиальных клетках (Фигуры 7C, 7E, 7G), но Mx1-положительные клетки также включали эпителиальные клетки канальцев и эпителия мочи (не показаны).Соседняя жировая ткань также сильно реагировала на IFN-α6T (фиг. 8A). Напротив, экспрессия Mx1 в ответ на IFN-λ резко ограничивалась эпителиальными клетками (Фигуры 7D, 7F). Мечение эпителия мочи было заметным (рис. 7H) (намного сильнее, чем в ответ на экспрессию IFN-α). Клубочки были отрицательными (рис. 7D). В коре и мозговом веществе положительными оказались только клетки эпителия. Жировая ткань имела метку, подобную фону (фиг. 8B).

Рисунок 7. IFN-α и IFN-λ отвечающие клетки в почках.

Экспрессия Mx1, обнаруженная с помощью иммуногистохимии (белые ядерные пятна), через 7 дней после электроинъекции плазмиды, кодирующей MuIFN-α6T или MuIFN-λ3. Срезы почки: A. контрольной мыши Mx1 / WT, которой электроинъектировали пустой вектор. Обратите внимание, что некоторые клетки (в основном эндотелиальные) были слабо Mx1-положительными. B. Контрольной мыши Mx1 / IFNAR1-KO электроинъектировали плазмиду, кодирующую IFN-α6T. C – E – G: мыши Mx1 / WT электроинъектировали плазмиду, кодирующую IFN-α6T. D – F – H: мыши Mx1 / IFNAR1-KO, которым электроинъектировали плазмиду, кодирующую IFN-λ3.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g007

Рис. 8. IFN-α и IFN-λ отвечающие клетки в жировой ткани почек и в головном мозге.

Экспрессия Mx1, обнаруженная иммуногистохимическим методом (в виде белых ядерных пятен), через 7 дней после электроинъекции плазмиды, кодирующей MuIFN-α6T или MuIFN-λ3. A – C – E: мыши Mx1 / WT электроинъектировали плазмиду, кодирующую IFN-α6T. B – D – F: мыши Mx1 / IFNAR1-KO, подвергнутой электроинъекции плазмиды, кодирующей IFN-λ3. A – B: срезы, показывающие жировую ткань почек.C – D: срезы головного мозга, показывающие сосудистое сплетение 4-го желудочка. E – F: более сильное увеличение сосудистого сплетения. G: Рисунок, показывающий структурную организацию сосудистого сплетения.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g008

В головном мозге очень немногие клетки ответили на IFN-λ, как и ожидалось из-за очень низкой экспрессии ISG в этом органе. Эти клетки соответствовали редким эпителиальным клеткам мозговых оболочек и клеткам сосудистого сплетения.В сосудистом сплетении сравнение между экспрессией Mx1 в ответ на IFN-α и на IFN-λ было типичным (рис. 8C-F). IFN-α индуцировал в основном экспрессию Mx1 в эндотелиальных клетках сосудов, находящихся между двумя монослоями кубовидных эпителиальных клеток (фиг. 8C и 8E). Некоторые эпителиальные клетки также были Mx1-положительными. В ответ на IFN-λ экспрессия Mx1 была заметной в эпителиальных клетках, но отсутствовала в эндотелиальных клетках (фиг. 8D и 8F).

Принимая во внимание резкое ограничение ответа IFN-λ на эпителиальные клетки в головном мозге и почках, мы проверили, будет ли ответная реакция различных тканей на IFN-λ соответствовать их эпителиальной природе.Таким образом, мы использовали ОТ-ПЦР в реальном времени для сравнения в разных тканях: i) индукции ISG в ответ на системно экспрессируемый IFN-λ по сравнению с IFN-α (рис. 9A) и ii) экспрессии IL-28Rα и IFNAR1 (рис. 9B). ). Ответ тканей на IFN-λ (по сравнению с IFN-α) точно соответствовал экспрессии IL-28Rα (по сравнению с IFNAR1). Интересно, что такие ткани, как желудок, кишечник, кожа и легкие, которые имеют важный эпителиальный компонент, показали наивысшую чувствительность к IFN-λ по сравнению с IFN-α. Небольшие видимые различия, наблюдаемые между относительной экспрессией IL-28Rα (по сравнению с IFNAR1) в тканях желудочно-кишечного тракта и в легких или коже, не были значительными.Кроме того, эти различия не проявлялись при рассмотрении только экспрессии IL-28Rα (данные не показаны). Напротив, нервные ткани и селезенка очень плохо реагировали на IFN-λ и экспрессировали небольшие количества IL-28Rα. Неожиданно печень плохо ответила на IFN-λ и экспрессировала низкие количества IL-28Rα, несмотря на эпителиальную природу гепатоцитов. Напротив, отклик сердца был на удивление высоким.

Рисунок 9. Корреляция между относительной чувствительностью органов к IFN-λ и относительной экспрессией IL-28Rα и IFNAR1.

A. Относительное функциональное влияние IFN-λ на IFN-α в различных органах. Гистограмма показывает для каждого органа соотношение между экспрессией OASl2 в ответ на циркулирующий IFN-λ и экспрессией OASl2 в ответ на циркулирующий IFN-α (среднее значение для двух мышей) через 7 дней после электропереноса экспрессионных плазмид. Б. Относительная экспрессия, измеренная с помощью ОТ-ПЦР в реальном времени, IL-28Rα и IFNAR1 (среднее значение и стандартное отклонение от 5 мышей).

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1000017.g009

Обсуждение

Тканевая специфичность экспрессии IFN-λ

Многие данные сходятся, чтобы показать, что IFN типа I может экспрессироваться практически всеми ядросодержащими клетками, включая некоторые нейроны.Напротив, мало что известно о специфичности экспрессии IFN-λ. Было показано, что повышающая регуляция транскрипции IFN-λ зависит от тех же стимулов, сенсоров и путей передачи сигнала, что и те, которые участвуют в продукции IFN типа I [17] — [21], [28]. Экспрессия IFN-λ в основном описана in vitro, в MD-DC, pDC, макрофагах и в многочисленных линиях лимфоидных, миелоидных и эпителиальных раковых клеток [18], [28]. В этих исследованиях было показано, что IFN-α / β и IFN-λ экспрессируются одновременно. В MD-DC и pDC при инфицировании вирусом гриппа A или вируса Сендай IFN-α / β и IFN-λ экспрессировались с одинаковым порядком величины и с аналогичной кинетикой [43].

Наши данные показывают, что экспрессия IFN-λ в центральной нервной системе минимальна даже в условиях сильной экспрессии IFN-α и IFN-β, как это наблюдается после заражения LACVdelNSs или TMEV-GDVII. Напротив, в печени IFN-λ легко экспрессировался после инфекций как LDV, так и MHV-A59. Разница между относительными уровнями экспрессии IFN типа III и типа I, обнаруженная в печени и в головном мозге, была очень значительной в случае мышей C57BL / 6, инфицированных i.p. с LDV или инфицированными i.c. с MHV-A59. Аналогичная тенденция низкой относительной экспрессии IFN-λ в головном мозге наблюдалась с другими моделями инфекции (разными вирусами и разными линиями мышей). Однако наше исследование не исключает возможного влияния генетического фона мыши на относительную экспрессию генов IFN типа I и типа III.

Тем не менее, наши результаты показывают, что существует некоторая различная тканевая специфичность в продукции IFN типа I и типа III. Это говорит о том, что молекулярные пути, ведущие к экспрессии генов IFN I и III типов, различаются либо качественно (некоторые специфические факторы, необходимые для индукции гена IFN-λ), либо количественно (разные пороги сенсоров, трансдукция сигнала или факторы транскрипции, необходимые для активации типа IFN I и III типа).Тканевая специфичность продукции IFN-λ, наблюдаемая в этой работе, вероятно, является результатом специфичности клеточного типа. In vitro было показано, что IFN-λ в значительной степени продуцируется MD-DC и pDC [43]. Если эти клетки также являются важными продуцентами IFN-λ in vivo, нехватка DC, в частности pDC, в ЦНС может быть причиной низкой экспрессии IFN типа III в этом органе.

Тканевая и клеточная специфичность ответа IFN-λ

Было показано, что в клеточных линиях ответы IFN-λ коррелируют с экспрессией IL-28Rα.На основе экспрессии IL-28Rα и чувствительности клеточных линий и первичных клеток к IFN-λ было высказано предположение, что IFN-λ может в первую очередь экспрессироваться клетками эпителиального происхождения. Соответственно, in vivo IFN-λ оказался эффективным против некоторых вирусов, которые, как известно, инфицируют эпителиальные клетки, таких как вирус Herpes simplex-2 [17]. Косвенное свидетельство также исходит из того факта, что вирус Яба-подобной болезни, вирус с тропизмом к дерме, вырабатывает белок-антагонист интерферона III типа [11]. Однако до сих пор не было прямых данных in vivo, идентифицирующих клетки, отвечающие на IFN-λ.

Здесь мы показываем с помощью иммуногистохимии, что ответ на IFN-λ затрагивает в первую очередь эпителиальные клетки, по крайней мере, в почках и в ЦНС. В почках экспрессия Mx1 в ответ на IFN-λ была особенно заметной в клетках плюристратифицированного эпителия мочи. Напротив, эндотелиальные клетки, которые хорошо ответили на IFN-α, не смогли ответить на IFN-λ. В сосудистом сплетении головного мозга реакция на IFN-α была наиболее выраженной в эндотелиальных клетках и обнаруживалась в клетках кубовидного эпителия.Напротив, ответ на IFN-λ был обнаружен только в кубовидных эпителиальных клетках. На тканевом уровне чувствительность к IFN-λ, измеренная по индукции ISG, коррелировала с экспрессией IL-28Rα по сравнению с экспрессией IFNAR1. Опять же, богатые эпителием ткани, такие как желудок, кишечник, кожа или легкие, реагировали на IFN-λ. Однако неясно, почему печень не реагировала лучше и почему сердце оказалось таким же отзывчивым, как и легкие.

Сообщалось, что

IFN-λ обладает иммуномодулирующей активностью, как и IFN I типа.Например, было обнаружено, что IFN-λ модулирует баланс Th2 / Th3 иммунных ответов [32]. Однако, в соответствии с предыдущими исследованиями, наши данные показывают, что ни эндотелиальные клетки, ни клетки селезенки, два важных компонента самонаведения и активации иммунных клеток, не отвечали детектируемым образом на IFN-λ, хотя ответ небольшой популяции клеток можно было легко обнаружить. . Будет интересно идентифицировать клетки-мишени, которые опосредуют иммуномодулирующую функцию IFN-λ.

Отсутствие ответа IFN-λ в центральной нервной системе

IFN типа I оказал большое влияние на патологии ЦНС.С одной стороны, было показано, что IFN типа I играет важную роль в устойчивости людей и мышей к нейротропным вирусным инфекциям [44], [45]. С другой стороны, IFN типа I оказался полезным против аутоиммунных заболеваний, таких как рассеянный склероз [46], [47] и экспериментальный аутоиммунный энцефалит на мышах [48]. Было показано, что IFN-β снижает частоту рецидивов и активность заболевания при ремиттирующем РС [49]. Однако воздействие IFN типа I также может вызывать побочные эффекты. Лечение IFN часто вызывает симптомы гриппа.При продлении, например, в случае лечения гепатита С, лечение интерфероном типа I может привести к неврологическим или нейропсихиатрическим побочным эффектам, таким как депрессия [50], [51].

IFN-λ может представлять интересную альтернативу IFN типа I. Действительно, IFN-λ, по-видимому, активирует тот же набор генов, что и IFN типа I, и большинство биологических функций IFN типа I, по-видимому, разделяются IFN типа III. Мы заметили, что ЦНС является как плохим продуцентом IFN-λ, так и плохим ответчиком на этот цитокин. В ЦНС гематоэнцефалический барьер в основном состоит из плотных контактов, которые соединяют эндотелиальные клетки и, таким образом, предотвращают диффузию метаболитов из крови в паренхиму ЦНС.Таким образом, отсутствие реакции эндотелиальных клеток на циркулирующий IFN-λ может объяснить полное отсутствие ответа на IFN-λ в ЦНС. Однако в сосудистом сплетении эндотелиальные клетки фенестрированы. В этой структуре гематоэнцефалический барьер образован плотными контактами, возникающими между кубовидными эпителиальными клетками (рис. 8G). Ответ этих клеток на IFN-λ предполагает, что они экспрессируют рецептор IFN-λ на своей базолатеральной мембране, доступной для факторов, диффундирующих из кровотока.Низкая чувствительность ЦНС к IFN-λ, по-видимому, не является результатом исключительно сочетания гематоэнцефалического барьера и недостаточной чувствительности эндотелиальных клеток. Наши данные RT-PCR показывают, что экспрессия рецепторной цепи IL-28Rα очень низкая во всем мозге. Это предполагает, что даже при воспалительных состояниях (например, при РС или при вирусной инфекции), о которых известно, что они влияют на целостность гематоэнцефалического барьера, можно ожидать, что ЦНС будет плохо реагировать на IFN-λ. Это согласуется с наблюдением, что мыши IFNAR1-KO (которые имеют интактную систему IFN-λ) проявляют крайнюю предрасположенность ко многим нейротропным вирусным инфекциям [45].Будет интересно проверить, будет ли IFN-λ проявлять меньшую токсичность из-за низкой чувствительности ЦНС, чем IFN-α / β. Это может быть интересно, если эффективные цели лечения IFN находятся на периферии и, конечно, чувствительны к IFN-λ.

Избыточность систем IFN типа I и типа III и значение для вирусного патогенеза

Хотя IFN типа I и типа III передают сигнал через разные рецепторы, эти два семейства IFN имеют общие черты. Продукция обоих типов IFN может запускаться одними и теми же стимулами, а реакция клеток на IFN типа I и типа III включает активацию одного и того же набора генов.Почему эти две, казалось бы, избыточные системы развивались совместно, не совсем понятно. Предыдущие данные, основанные на клеточных линиях и первичной чувствительности клеток к IFN-λ, позволили предположить, что ключевым различием между системами IFN типа I и типа III может быть клеточная специфичность экспрессии рецептора IFN-λ [18], [26]. Наша работа подтверждает, что in vivo основное различие между системами IFN типа I и типа III заключается в ограничении клеточного типа ответов на IFN-λ. IFN типа III, по-видимому, возник прежде всего как защита эпителиальных клеток.Однако IFN типа I также действует на эти клетки, оставляя открытым вопрос об избыточности.

С одной стороны, IFN-λ можно рассматривать как остаток древней системы противовирусной защиты, которая возникла для защиты простых организмов. В своей эволюции IFN-подобные гены типа III, которые встречаются в геноме рыб, по-видимому, предшествовали генам IFN типа I, которые возникли с развитием птиц и четвероногих [52]. IFN типа I развился бы быстрее, чтобы стать основной системой противовирусной защиты, действующей во многих типах клеток.В этой гипотезе IFN-λ будет играть только роль резервной системы.

С другой стороны, сосуществование двух систем с перекрывающейся специфичностью могло быть выбрано, потому что обе системы вносят вклад в защиту от угрожающих жизни и / или широко распространенных патогенных вирусов или микроорганизмов. Наши данные предполагают, что основной функцией IFN-λ будет защита эпителиальных структур. Многие вирусы используют эпителиальные клетки в качестве первичных сайтов репликации. К ним относятся такие вирусы, как поксвирусы, герпесвирусы и вирус гриппа, которые могли оказать достаточное влияние на популяции видов, чтобы стимулировать некоторую эволюцию геномов.Эффект IFN-λ против вагинальной инфекции HSV-2 [17], обратная корреляция между индуцированной риновирусом экспрессией IFN-λ и вирусной нагрузкой у инфицированных добровольцев [53], а также антагонистическая активность Yaba-подобного вируса против IFN- λ [11], поддерживают активную роль этого IFN. Таким образом, ожидается, что IFN-λ также будет способствовать защите респираторного эпителия от вируса гриппа. Соответственно, недавние открытия предполагают, что IFN-λ способствует защите дыхательных путей от вируса гриппа A за счет индукции экспрессии гена Mx (Маркус Мордстейн и Питер Стахели, неопубликованные наблюдения).IFN-λ также может играть важную роль в ранней защите слизистой оболочки кишечника от очень распространенных патогенов, таких как ротавирусы, или, возможно, от бактерий. Необходимы дальнейшие исследования для подтверждения того, что в этих тканях первичными мишенями активности IFN-λ также являются эпителиальные клетки, и для оценки степени защиты, добавляемой системой IFN-λ к очень мощной системе IFN-α / β. . Представление о том, что существует некоторая дифференцированная регуляция продукции IFN типа I и типа III, может также расширить диапазон ответа или ускорить реактивность организма на некоторые специфические патогены.

Материалы и методы

Мыши

Самок мышей FVB / N, 129 / Sv, C57BL / 6 в возрасте 3-4 недель (эксперименты по заражению) и самок или самцов мышей FVB / N в возрасте 7-8 недель (эксперименты с электроинъекцией) были получены от Charles River Laboratories или от животноводческий комплекс Univ. Лувен, Бельгия. Конгенные мыши, несущие функциональный ген Mx1, были из колонии Univ. Фрайбурга, Германия. Этими мышами были BALB.A2G-Mx1 и B6.A2G-Mx1 (обозначенные Mx1 / WT) [54], а также B6.Мыши A2G-Mx1, лишенные функционального рецептора IFN I типа (обозначенного Mx1 / IFNAR1-KO) [55]. Обращение с мышами и экспериментальные процедуры проводились в соответствии с национальными и институциональными руководящими принципами по уходу за животными и их использованию (номер соглашения UCL / MD / 2006/034).

Вирусы и инфекции

В данном исследовании использовались

вирусов: персистентный штамм DA вируса мышиного энцефаломиелита (TMEV) Тейлера (молекулярный клон DA1) и нейровирулентный штамм GDVII [40], вирус Ла-Кросса, удаленный из гена NSs (LACVdelNS) [56], вирус гепатита мышей. , штамм A59 (MHV-A59) [57] и вирус, повышающий уровень лактатдегидрогеназы штамма Riley (LDV) [58].

Внутримозговые инфекции (ic) проводили путем инъекции 40 мкл бессывороточной среды, содержащей 10 3 БОЕ TMEV (GDVII), 10 5 БОЕ TMEV (DA) или 2 × 10 4 TCID 50 MHV-A59. Контрольным мышам вводили 40 мкл бессывороточной культуральной среды. Внутрибрюшинное (ip) инфицирование выполняли путем инъекции 250 микролитров бессывороточной среды, содержащей 10 4 БОЕ LACVdelNS, 2 × 10 7 ID 50 LDV или 1 или 2 × 10 4 TCID 50 MHV-A59.

Экстракция РНК и обратная транскрипция в реальном времени (RT) -PCR

Мышей анестезировали и перфузировали PBS перед забором органов. РНК выделяли из органов с использованием методики, описанной Chomczynski и Sacchi [59], и подвергали обратной транскрипции, как описано ранее [60]. RT-PCR в реальном времени выполняли, как описано ранее [60], с использованием SybrGreen и iCycler или MyIQ ™ (Biorad). Стандарты состояли из 10-кратных разведений известных концентраций геномной ДНК мыши, плазмид, несущих интересующий фрагмент ПЦР (pCR4-Topo, Invitrogen) или плазмиды pcDNA3-IFN-α5 [10] или pEF-IFN-λ3 [16] ( любезно предоставлены С.Котенко). Последовательности праймеров и используемые условия ПЦР представлены в таблице 1. Подтверждена специфичность праймеров к IFN-α5 подтипу IFN. Продукт ПЦР не был обнаружен, когда плазмиды, кодирующие другие подтипы IFN-α, использовались в качестве матриц. Более того, когда в качестве матрицы использовали геномную ДНК, сегмент гена IFN-α5 специфически амплифицировался, что подтверждается секвенированием продуктов ПЦР.

Плазмиды

Ген люциферазы светлячка клонировали из pGL3 (Promega) в pcDNA3 (Invitrogen) с использованием сайтов рестрикции Hin dIII- Xba I с получением pCS41.Плазмида pcDNA3-muIFNα6T [10] была подвергнута сайт-направленному мутагенезу [61] с олигонуклеотидом TM439 (5 ​​’GGA GGG TTG CAT T CC AAG CAG CAG A 3′) для получения мутанта Asp to Asn78 (D78N), который несет Сайт N-гликозилирования. Мутировавший участок IFN-α6T был повторно клонирован в pcDNA3 и секвенирован, чтобы убедиться, что во время процедуры мутагенеза не произошло никаких неожиданных мутаций.

MuIFN-λ3 клонировали из pEF-2-mIFN-λ3 [16] в pcDNA3 (Invitrogen) с использованием сайтов рестрикции Asp 718- Eco RI.Сигнальная последовательность человеческого IFNGR2 и N-концевые кодирующие последовательности FLAG, присутствующие в pEF-2-mIFN-λ3, были заменены последовательностью, кодирующей сигнальную последовательность мышиного IFN-λ3 дикого типа. С этой целью 3 ‘комплементарные праймеры TM723 (5’ AAA GGT ACC GCC ACC ATG CTC CTC CTG CTG TTG CCT CTG CTG CTG GCC GCA 3 ‘) и TM724 (5’ AAA GGA TCC GCT TGG GTT CTT GCT AGC ACT GCG GCC AGC AGC AGA GGC AA 3 ‘) использовали для ПЦР, и полученный фрагмент клонировали в рекомбинантную плазмиду с использованием сайтов рестрикции Asp 718 и Bam HI.Область muIFN-λ3 секвенировали, чтобы убедиться в отсутствии неожиданной мутации во время этапов ПЦР и субклонирования. Полученная плазмида pcDNA3-IFN-λ3 кодирует muIFN-λ3 дикого типа с сигнальной последовательностью дикого типа. Аналогичную процедуру использовали для получения pcDNA3-IFN-λ2 из pEF-2-mIFN-λ2 [16].

Электроинъекция ДНК

Мышей анестезировали 200 мкл смеси медетомидина гидрохлорида 100 мкг / мл (Domitor) и кетамина 500 мкг / мл (Anesketin) внутримышечно. Перед инъекцией ДНК мышей локально брили, используя крем для депиляции.10 мкг свободной от эндотоксина плазмидной ДНК (Qiagen endofree) в 25 мкл PBS инъецировали в левую и правую переднюю большеберцовую мышцу мышей. Затем вводили электрические импульсы (80 В на 4 мм, 8 импульсов, 20 мсек / импульс, пауза: 480 мсек) с помощью системы Cliniporator (Cliniporator, IGEA, Карпи, Италия), оснащенной 4-миллиметровыми электродными пластинами [62]. Во всех экспериментах использовался проводящий гель для обеспечения электрического контакта с кожей (EKO-GEL, гель для передачи ультразвука, Egna, Италия). Затем мышей разбудил i.м. инъекция 250 мкл Атипамезола 500 мкг / мл (Антиседан).

Визуализация in vivo

Мышей анестезировали, как при электроинъекции ДНК, и вводили 3 мг люциферина (ксеногена) в 100 мкл PBS внутрибрюшинно. Через 10 мин после инъекции люциферина активность люциферазы контролировали in vivo с помощью камеры CCD (IVIS 50, Xenogen) [63]. Затем мышей будили, как описано выше.

Иммуногистохимия

Мышей анестезировали перед умерщвлением для извлечения органов.Их перфузировали PBS. Свежесобранные мозг и почки погружали в забуференный 4% формальдегид на 24 часа при комнатной температуре, а затем заливали парафином. Срезы ткани толщиной 8 мкм были вырезаны, помещены на предметные стекла SuperFrost Plus, высушены при 37 ° C в течение ночи и обработаны стандартными методами иммуногистохимии. Вкратце, срезы депарафинизировали, пермеабилизировали в течение 5 минут в фосфатно-солевом буфере (PBS), содержащем 0,1% Triton X-100, и промывали PBS. Затем срезы обрабатывали в течение 90 мин при 97 ° C в натрий-цитратном буфере 0.01 M — pH 5,8, чтобы демаскировать антигены. Блокирование проводили путем инкубации срезов в течение 1 часа с нормальной козьей сывороткой (Sigma), разведенной 1/50 в PBS. Затем проводили иммуномечение в блокирующем растворе, содержащем антитела. Белок Mx1 был обнаружен с помощью кроличьего поликлонального антитела AP5 [64], которое распознает C-концевые 16 аминокислот Mx1. Его использовали в разведении 1/150. Для иммунофлуоресцентного мечения вторичное антитело (при 1/800) представляло собой козье антитело против кролика, связанное с Alexa 488 (Molecular Probes).

Благодарности

Благодарим Мюриэль Минет за квалифицированную техническую помощь. Мы благодарны Катрин Юттенхов, Доминик Донкерс, Гаэль Вандермёлен и Вероник Пре за большую помощь в проведении процедуры электроинъекции in vivo. Мы благодарим Жюли де Вевер и Оливье Ферона за помощь в эксперименте по биолюминесценции in vivo и Ивана Теата за помощь в гистологии. Мы также хотим поблагодарить Friedemann Weber за предоставление LACVdelNS, а также Gaetan Thirion и Jean-Paul Coutelier за помощь в проведении инфекций LDV и MHV-A59.

Вклад авторов

Задумал и спроектировал эксперименты: CS SP TM. Проведены эксперименты: CS SP PS TM. Проанализированы данные: CS SP TM. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: PS. Написал статью: CS SP PS TM. Выполнил и разработал эксперименты для определения тканей и клеток, отвечающих на IFN: CS. Выполнены и разработаны эксперименты, предназначенные для анализа продукции IFN: SP. Предоставили Mx-положительным мышам, а также антитела и выполнили LACV-инфекции: PS.Помогал в разработке и проведении нескольких экспериментов и написал рукопись с помощью всех соавторов: TM.

Ссылки

  1. 1. Айзекс А., Линденманн Дж. (1957) Вмешательство вируса. I. Интерферон. Proc R Soc Lond B Biol Sci 147: 258–267.
  2. 2. Goodbourn S, Didcock L, Randall RE (2000) Интерфероны: передача сигналов клеток, иммуномодуляция, противовирусный ответ и меры противодействия вирусам. J Gen Virol 81: 2341–2364.
  3. 3.Zwarthoff EC, Mooren AT, Trapman J (1985) Организация, структура и экспрессия генов альфа-интерферона мыши. Nucleic Acids Res 13: 791–804.
  4. 4. Pestka S, Krause CD, Walter MR (2004) Интерфероны, интерфероноподобные цитокины и их рецепторы. Immunol Rev 202: 8–32.
  5. 5. van Pesch V, Lanaya H, Renauld JC, Michiels T (2004) Характеристика семейства генов альфа-интерферона мыши. J Virol 78: 8219–8228.
  6. 6. Лафлер Д.В., Нарделли Б., Царева Т., Мазер Д., Фенг П. и др.(2001) Интерферон-каппа, новый интерферон типа I, экспрессируемый в кератиноцитах человека. J Biol Chem 276: 39765–39771.
  7. 7. Hardy MP, Owczarek CM, Jermiin LS, Ejdeback M, Hertzog PJ (2004) Характеристика локуса интерферона типа I и идентификация новых генов. Геномика 84: 331–345.
  8. 8. Oritani K, Kincade PW, Zhang C, Tomiyama Y, Matsuzawa Y (2001) Интерфероны I типа и лимитин: сравнение структур, рецепторов и функций. Фактор роста цитокинов Rev 12: 337–348.
  9. 9. Sommereyns C, Michiels T (2006) N-гликозилирование мышиного IFN-бета в предполагаемой рецептор-связывающей области. J Интерферон цитокин Res 26: 406-413.
  10. 10. van Pesch V, Michiels T (2003) Характеристика интерферона-альфа 13, нового конститутивного подтипа мышиного интерферона-альфа. J Biol Chem 278: 46321–46328.
  11. 11. Хуанг Дж., Смирнов С.В., Льюис-Антес А., Балан М., Ли В. и др. (2007) Ингибирование интерферонов типа I и типа III секретируемым гликопротеином вируса болезни Яба.Proc Natl Acad Sci U S A 104: 9822–9827.
  12. 12. Jaitin DA, Roisman LC, Jaks E, Gavutis M, Piehler J, et al. (2006) Изучение дифференциального действия интерферонов (IFN): мутант IFN-альфа2 с повышенным сродством к IFNAR1 функционально подобен IFN-бета. Mol Cell Biol 26: 1888–1897.
  13. 13. Jaks E, Gavutis M, Uze G, Martal J, Piehler J (2007) Дифференциальная аффинность рецепторных субъединиц интерферонов типа I регулирует активацию дифференциального сигнала.J Mol Biol 366: 525–539.
  14. 14. Котенко С.В., Галлахер Г., Баурин В.В., Льюис-Антес А., Шен М. и др. (2003) IFN-lambdas опосредуют противовирусную защиту через отдельный рецепторный комплекс цитокинов класса II. Нат Иммунол 4: 69–77.
  15. 15. Шеппард П., Киндсфогель В., Сюй В., Хендерсон К., Шлюцмайер С. и др. (2003) IL-28, IL-29 и их рецептор цитокинов класса II IL-28R. Нат Иммунол 4: 63–68.
  16. 16. Ласфар А., Льюис-Антес А., Смирнов С.В., Ананта С., Абушахба В. и др.(2006) Характеристика мышиной системы IFN-лямбда-лиганд-рецептор: IFN-лямбда проявляют противоопухолевую активность в отношении меланомы B16. Cancer Res 66: 4468–4477.
  17. 17. Анк Н., Вест Х., Бартольди К., Эрикссон К., Томсен А. Р. и др. (2006) Лямбда-интерферон (IFN-lambda), IFN типа III, индуцируется вирусами и IFN и проявляет мощную противовирусную активность против некоторых вирусных инфекций in vivo. J Virol 80: 4501–4509.
  18. 18. Узе Г., Моннерон Д. (2007) ИЛ-28 и ИЛ-29: новички в семействе интерферонов.Biochimie 89: 729–734.
  19. 19. Оногути К., Йонеяма М., Такемура А., Акира С., Танигучи Т. и др. (2007) Вирусные инфекции активируют гены интерферона I и III типов посредством общего механизма. J Biol Chem 282: 7576–7581.
  20. 20. Osterlund P, Veckman V, Siren J, Klucher KM, Hiscott J, et al. (2005) Экспрессия генов и противовирусная активность альфа / бета-интерферонов и интерлейкина-29 в инфицированных вирусом миелоидных дендритных клетках человека. J Virol 79: 9608–9617.
  21. 21. Ян К., Пуэль А., Чжан С., Эйденшенк С., Ку К.Л. и др. (2005) Опосредованная TLR-7, -8 и -9 индукция IFN-альфа / бета и -ламбда человека является IRAK-4 зависимой и избыточной для защитного иммунитета к вирусам. Иммунитет 23: 465–478.
  22. 22. Доманский П., Витте М., Келлум М., Рубинштейн М., Хакетт Р. и др. (1995) Клонирование и экспрессия длинной формы бета-субъединицы бета-рецептора интерферона альфа, которая необходима для передачи сигналов. J Biol Chem 270: 21606–21611.
  23. 23. Dumoutier L, Lejeune D, Hor S, Fickenscher H, Renauld JC (2003) Клонирование нового преобразователя сигнала активации рецептора цитокина типа II и активатора транскрипции (STAT) 1, STAT2 и STAT3. Biochem J 370: 391–396.
  24. 24. Brand S, Beigel F, Olszak T, Zitzmann K, Eichhorst ST и др. (2005) IL-28A и IL-29 опосредуют антипролиферативные и противовирусные сигналы в эпителиальных клетках кишечника, а инфекция CMV у мышей увеличивает экспрессию IL-28A в толстой кишке.Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol 289: G960–968.
  25. 25. Dumoutier L, Tounsi A, Michiels T, Sommereyns C, Kotenko SV, et al. (2004) Роль тирозиновых остатков рецептора интерлейкина (IL) -28 в противовирусной и антипролиферативной активности IL-29 / интерферон-лямбда 1: сходство с передачей сигналов интерферона I типа. J Biol Chem 279: 32269–32274.
  26. 26. Чжоу З., Хэмминг О.Дж., Анк Н., Палудан С.Р., Нильсен А.Л. и др. (2007) Интерферон типа III (IFN) индуцирует IFN-подобный ответ типа I в ограниченном подмножестве клеток посредством сигнальных путей, включающих как путь Jak-STAT, так и митоген-активируемые протеинкиназы.J Virol 81: 7749–7758.
  27. 27. Platanias LC, Fish EN (1999) Сигнальные пути, активируемые интерферонами. Exp Hematol 27: 1583–1592.
  28. 28. Ank N, West H, Paludan SR (2006) IFN-lambda: новые противовирусные цитокины. J Интерферон цитокин Res 26: 373–379.
  29. 29. Bartlett NW, Buttigieg K, Kotenko SV, Smith GL (2005) Лямбды мышиного интерферона (интерфероны типа III) проявляют мощную противовирусную активность in vivo на модели поксвирусной инфекции.J Gen Virol 86: 1589–1596.
  30. 30. Sato A, Ohtsuki M, Hata M, Kobayashi E, Murakami T (2006) Противоопухолевая активность IFN-лямбда в моделях опухолей мышей. J Immunol 176: 7686–7694.
  31. 31. Джордан В.Дж., Эскдейл Дж., Бониотто М., Родия М., Келлнер Д. и др. (2007) Модуляция цитокинового ответа человека интерфероном лямбда-1 (IFN-lambda1 / IL-29). Гены иммунной 8: 13–20.
  32. 32. Джордан У. Дж., Эскдейл Дж., Сринивас С., Пекарек В., Келнер Д. и др.(2007) Человеческий интерферон лямбда-1 (IFN-lambda1 / IL-29) модулирует ответ Th2 / Th3. Гены иммунной 8: 254–261.
  33. 33. Delhaye S, Paul S, Blakqori G, Minet M, Weber F и др. (2006) Нейроны продуцируют интерферон I типа во время вирусного энцефалита. Proc Natl Acad Sci U S A 103: 7835–7840.
  34. 34. Matthews AE, Weiss SR, Paterson Y (2002) Вирус гепатита мышей — модель вирус-индуцированной демиелинизации ЦНС. J Neurovirol 8: 76–85.
  35. 35. Plagemann PG, Moennig V (1992) Вирус, повышающий лактатдегидрогеназу, вирус артериита лошадей и вирус геморрагической лихорадки обезьян: новая группа вирусов с положительной цепью РНК.Adv Virus Res 41: 99–192.
  36. 36. Stueckemann JA, Holth M, Swart WJ, Kowalchyk K, Smith MS, et al. (1982) Репликация вируса, повышающего уровень лактатдегидрогеназы, в макрофагах. 2. Механизм персистирующей инфекции у мышей и клеточных культур. J Gen Virol 59: 263–272.
  37. 37. Anderson GW, Palmer GA, Rowland RR, Even C, Plagemann PG (1995) Вступление вируса, повышающее лактатдегидрогеназу, в центральную нервную систему и репликация в нейронах переднего рога.J Gen Virol 76 (Pt 3): 581–592.
  38. 38. Dubuy H, Baron S, Uhlendorf C, Johnson ML (1973) Роль интерферона в вирусной инфекции лактодегидрогеназы мышей, in vivo и in vitro. Заражение иммунной 8: 977–984.
  39. 39. Blakqori G, Delhaye S, Habjan M, Blair CD, Sanchez-Vargas I, et al. (2007) Неструктурные белковые NSs вируса буниавируса La Crosse служат для подавления системы интерферона типа I млекопитающих-хозяев. J Virol 81: 4991–4999.
  40. 40. Brahic M, Bureau JF, Michiels T (2005) Генетика стойкой инфекции и демиелинизирующего заболевания, вызываемого вирусом Тейлера.Annu Rev Microbiol 59: 279–298.
  41. 41. Роос Р.П. (2002) Патогенез заболевания, вызванного вирусом энцефаломиелита мышей Тейлера. В: Семлер Б.Л., Виммер Э., редакторы. Молекулярная биология пикорнавирусов. ASM Press. С. 427–435.
  42. 42. Ли С., Чжан Х, Ся Х, Чжоу Л., Бро Р. и др. (2001) Доставка генной терапии IFN-альфа с помощью внутримышечной электропорации для подавления роста опухоли, расположенной в отдаленном месте. Джин Тер 8: 400–407.
  43. 43. Коча Е.М., Севера М., Джакомини Э., Моннерон Д., Ремоли М.Э. и др.(2004) Вирусная инфекция и агонисты Toll-подобных рецепторов индуцируют дифференциальную экспрессию интерферонов типа I и лямбда в человеческих плазматических и дендритных клетках, происходящих из моноцитов. Eur J Immunol 34: 796–805.
  44. 44. Jouanguy E, Zhang SY, Chapgier A, Sancho-Shimizu V, Puel A, et al. (2007) Первичные иммунодефициты человека интерферонов типа I. Биохимия 89: 878–883.
  45. 45. Paul S, Ricour C, Sommereyns C, Sorgeloos F, Michiels T (2007) Интерфероновый ответ типа I в центральной нервной системе.Биохимия 89: 770–778.
  46. 46. Адорини Л. (2004) Иммунотерапевтические подходы при рассеянном склерозе. J Neurol Sci 223: 13–24.
  47. 47. Neuhaus O, Archelos JJ, Hartung HP (2003) Иммуномодуляция при рассеянном склерозе: от иммуносупрессии до нейропротекции. Тенденции Pharmacol Sci 24: 131–138.
  48. 48. Тейдж И., Трешоу А., Тейге А., Матссон Р., Навикас В. и др. (2003) Делеция гена IFN-бета приводит к усиленному и хроническому демиелинизирующему экспериментальному аутоиммунному энцефаломиелиту.J Immunol 170: 4776–4784.
  49. 49. Группа TI-bMSS (1993) Интерферон бета-1b эффективен при ремиттирующем рассеянном склерозе. I. Клинические результаты многоцентрового рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования. Группа изучения рассеянного склероза IFNB. Неврология 43: 655–661.
  50. 50. Dieperink E, Willenbring M, Ho SB (2000) Нейропсихиатрические симптомы, связанные с гепатитом C и интерфероном альфа: обзор. Am J Psychiatry 157: 867–876.
  51. 51.Raison CL, Demetrashvili M, Capuron L, Miller AH (2005) Нейропсихиатрические побочные эффекты интерферона-альфа: распознавание и управление. Наркотики ЦНС 19: 105–123.
  52. 52. Levraud JP, Boudinot P, Colin I, Benmansour A, Peyrieras N, et al. (2007) Идентификация рецептора IFN у рыбок данио: значение для происхождения системы IFN позвоночных. J Immunol 178: 4385–4394.
  53. 53. Contoli M, Message SD, Laza-Stanca V, Edwards MR, Wark PA и др.(2006) Роль дефицитной продукции интерферона-лямбда типа III в обострениях астмы. Нат Мед 12: 1023–1026.
  54. 54. Horisberger MA, Staeheli P, Haller O (1983) Интерферон индуцирует уникальный белок в клетках мыши, несущих ген устойчивости к вирусу гриппа. Proc Natl Acad Sci U S A 80: 1910–1914.
  55. 55. Koerner I, Kochs G, Kalinke U, Weiss S, Staeheli P (2007) Защитная роль бета-интерферона в защите хозяина от вируса гриппа А. Дж. Вирол 81: 2025–2030.
  56. 56. Blakqori G, Weber F (2005) Эффективное спасение на основе кДНК буньявирусов La Crosse, экспрессирующих или не содержащих NS неструктурных белков. J Virol 79: 10420–10428.
  57. 57. Godfraind C, Holmes KV, Coutelier JP (1995) Инволюция тимуса, индуцированная вирусом гепатита A59 у мышей BALB / c. J Virol 69: 6541–6547.
  58. 58. Coutelier JP, Van Snick J (1985) Изотипически ограниченная активация B-лимфоцитов вирусом лактодегидрогеназы.Eur J Immunol 15: 250–255.
  59. 59. Chomczynski P, Sacchi N (1987) Одностадийный метод выделения РНК путем экстракции кислотным тиоцианатом гуанидиния, фенолом и хлороформом. Анальная биохимия 162: 156–159.
  60. 60. Paul S, Michiels T (2006) Лидирующие белки кардиовирусов функционально взаимозаменяемы и эволюционировали, чтобы адаптироваться к репликации вирусов. J Gen Virol 87: 1237–1246.
  61. 61. Кункель Т.А. (1985) Быстрый и эффективный сайт-специфический мутагенез без фенотипического отбора.Proc Natl Acad Sci U S A 82: 488–492.
  62. 62. Vandermeulen G, Staes E, Vanderhaeghen ML, Bureau MF, Scherman D, et al. (2007) Оптимизация внутрикожного электропереноса ДНК для иммунизации. Журнал контролируемого выпуска.
  63. 63. ДеВевер Дж., Фрерарт Ф., Бузен С., Бодле С., Ансио Р. и др. (2007) Кавеолин-1 имеет решающее значение для созревания кровеносных сосудов опухоли посредством регуляции как образования эндотелиальных трубок, так и рекрутирования муральных клеток.Am J Pathol 171: 1619–1628.
  64. 64. Meier E, Fah J, Grob MS, End R, Staeheli P и др. (1988) Семейство интерферон-индуцированных мРНК, связанных с Mx, кодирует цитоплазматические и ядерные белки в клетках крыс. J Virol 62: 2386–2393.

границ | Концентрации белка IFN типа I в плазме при туберкулезе человека

Введение

Сигнатуры транскрипции крови, высокообогащенные генами, стимулированными интерфероном (IFN) (ISG), являются признаком туберкулеза (TB) (Moreira-Teixeira et al., 2018), ведущая причина смертности от инфекционного заболевания. Повышенная экспрессия ISG в лейкоцитах крови пациентов с активным туберкулезом способствовала разработке многообещающих биомаркеров крови, которые имеют диагностическую ценность для различения людей с туберкулезом и бессимптомных контрольных лиц (Berry et al., 2010; Maertzdorf et al., 2011 ; Bloom et al., 2013; Kaforou et al., 2013; Zak et al., 2016). В соответствии с этим мы недавно опубликовали сигнатуру крови из 11 генов, в основном состоящую из ISG, и показали, что показатели сигнатуры были постоянно выше в случаях туберкулеза, чем в контроле с бессимптомным (латентным) заболеванием Mycobacterium tuberculosis ( M.tb ) инфекции (ЛТИ) (Darboe et al., 2018). Эти данные, а также исследования иммунобиологии ТБ предполагают, что IFN типа I и / или II запускают экспрессию ISG в лейкоцитах крови, как это наблюдается при вирусных инфекциях и ряде интерферонопатий (McNab et al., 2015). Известно, что инфекция M.tb индуцирует IFNγ-экспрессирующие Т-клеточные ответы, которые необходимы для иммунологического контроля бактерии, чтобы предотвратить прогрессирование заболевания (O’Garra et al., 2013), но в настоящее время неизвестно, является ли TB заболевание связано с повышенным содержанием белка IFNα или IFNβ в периферической крови.Хотя в одном исследовании ранее не сообщалось об отсутствии различий в уровнях циркулирующего белка IFNα2 при туберкулезе (Berry et al., 2010), этот вывод основывался на результатах анализов Luminex, большинство из которых сообщенные значения находились на нижнем пределе обнаружения анализа. , которого, как мы теперь знаем, недостаточно для измерения физиологических диапазонов IFNα (Rodero et al., 2017).

Мы предположили, что пациенты с активным туберкулезом имеют повышенные уровни IFNα или β в плазме, как это наблюдается при респираторных вирусных инфекциях.Эта гипотеза ранее не проверялась, так как классические ELISA не обладают чувствительностью, необходимой для надежного обнаружения IFNα или β в кровотоке. Однако недавно мы использовали технологию цифрового ИФА, основанную на подсчете отдельных меченных ферментами иммунокомплексов белков, захваченных на парамагнитных шариках в наборах одиночных молекул (Simoa), в сочетании с уникальными высокоаффинными антителами, выделенными от пациентов с мутацией APS1 / APECED (Meyer et al. ., 2016) для определения аттомолярных концентраций IFNα в плазме при вирусных инфекциях, аутоиммунных заболеваниях и интерферонопатиях (Rodero et al., 2017). Здесь мы расширили этот подход, чтобы также измерить IFNβ с помощью цифрового ELISA, и с помощью этих новых анализов мы проверили гипотезу о том, что количество белков IFN типа I повышается в крови во время заболевания туберкулезом.

Методы

Когорты пациентов

Тридцать пациентов (Активный ТБ) с Xpert MTB / RIF (Cepheid) ТБ с мокротой (ВИЧ-отрицательный) и 30 QuantiFERON (QFT) Gold In-tube (Qiagen) положительный бессимптомный взрослый контроль (LTBI) были набраны из Западной Капской провинции. Провинция ЮАР, где ТБ является эндемическим заболеванием (Таблица 1).Участники исследования предоставили письменное информированное согласие, а протокол исследования был рассмотрен и одобрен Комитетом по этике исследований на людях Университета Кейптауна. В качестве дополнительных положительных и отрицательных контролей для ответа на интерферон I типа мы также включили когорту французских педиатрических пациентов (11) с подтвержденной инфекцией респираторного гриппа и здоровых доноров ( n = 30) из Парижа (Таблица 1). Здоровые доноры (когорта CoSImmGEn платформы Investigation Clinique et Accès aux Ressources Biologiques (ICAReB), Centre de Recherche Translationnelle, Institut Pasteur, Париж, Франция) и пациенты дали информированное согласие.

Таблица 1 . Характеристики когорты пациентов.

Анализы интерферона I типа

Концентрации белков

IFNα и IFNβ в плазме определяли количественно с помощью анализов Simoa, разработанных с помощью наборов Quanterix Homebrew, как описано ранее (Rodero et al., 2017). Для анализа IFNα клон антитела 8h2 использовали в качестве улавливающего антитела после нанесения на парамагнитные шарики (0,3 мг / мл), клон 12H5 был биотинилирован (соотношение биотин / антитело = 30/1) и использовался в качестве детектора, а рекомбинантный IFNα17 (Peprotech) использовали в качестве стандарта.Для анализа IFNβ, 710322-9 IgG1, каппа, мышиное моноклональное антитело (PBL Assay Science) использовали в качестве улавливающего антитела после покрытия парамагнитных гранул (0,3 мг / мл), 710323-9 IgG1, каппа, мышиное моноклональное антитело ( PBL Assay Science) биотинилировали (соотношение биотин / антитело = 40/1) и использовали в качестве антитела-детектора, а рекомбинантный белок (PBL Assay Science) использовали для количественного определения концентраций IFNβ. Предел обнаружения (LOD) анализов IFNα и IFNβ составлял 0,5 фг / мл и 0,2 пг / мл соответственно.Функциональную активность IFN типа I измеряли с использованием цитопатического анализа in vitro , который был описан ранее (Lebon et al., 1979). Вкратце активность IFN определяли путем добавления плазмы пациента к клеткам бычьей почки Madin – Darby (MDBK), которые заражали вирусом везикулярного стоматита для измерения вирусного цитопатического эффекта по сравнению со стандартом IFN (Lebon et al., 1979). ISG крови измеряли по шкале сигнатуры крови из 11 генов (сигнатура риска ACS TB) с помощью qRT-PCR из РНК, выделенной из цельной крови, собранной PAXgene, как описано ранее (7).Исходные данные (Dataset_1) из статьи доступны на Figshare, doi: 10.6084 / m9.figshare.8799131.

Статистический анализ

Для многогрупповых сравнений были выполнены тесты множественного сравнения Краскела-Уоллиса и Данна (рисунки 1A – C). Для двухгрупповых сравнений использовался U-критерий Манна-Уитни (рис. 1D). Результаты представлены в виде графиков в логарифмических масштабах из-за широкого распределения данных.

Рисунок 1 . ИФН типа I при активном ТБ. (A) IFNα (фг / мл) и (B) IFNβ (пг / мл) концентрации и (C) активность IFN (МЕ / мл) в плазме здоровых контролей ( n = 30), вирусная инфекция гриппа ( n = 11), ЛТИ ( n = 30) и пациенты с активным ТБ ( n = 30). (D) балла ISG, определенная по сигнатуре 11 генов (Darboe et al., 2018) в клетках крови от ЛТИ ( n = 30) и пациентов с активным ТБ ( n = 30). ( A – C : были выполнены тесты Крускала-Уоллиса с множественными сравнительными тестами Данна; (D) -тест Манна-Уитни U ). (Предел обнаружения цифрового ИФА обозначен пунктирной линией). (E) Корреляция Спирмена между оценкой ISG и концентрацией IFNα в плазме.

Результаты

Уровни IFNα в плазме были обнаружены у половины пациентов с туберкулезом и контрольной группы LTBI из Южной Африки на уровнях ниже 100 фг / мл, но не различались между этими двумя группами (рис. 1A).Хотя эти южноафриканские доноры имели значительно ( p <0,01) более высокие уровни белка IFNα в плазме (медиана 1-2 фг / мл), чем у здоровых европейских контролей, уровни IFNα у лиц с вирусной инфекцией гриппа были на несколько порядков выше, чем у лиц в группе. другие три группы со средней концентрацией 39 пг / мл (рис. 1A). Уровни IFNβ в плазме, также измеренные с помощью цифрового ELISA, но с коммерческими антителами, которые дают более низкую чувствительность, чем анализ IFNα, в большинстве случаев не определялись.Однако IFNβ был обнаружен у всех людей с вирусной инфекцией в средней концентрации 5 пг / мл, но был обнаружен только у одного пациента с туберкулезом и двух контрольных пациентов с ЛТИ из Южной Африки (рис. 1B). Для дальнейшей оценки потенциальных интерферонов типа I, не обнаруженных с помощью наших анализов Simoa, мы проверили функциональную активность IFN типа I, используя цитопатический анализ in vitro , который менее чувствителен, чем цифровой ELISA (Lebon et al., 1979). Активность IFN в этих образцах плазмы отражала наблюдаемые результаты уровня белка; только пациенты с вирусными инфекциями имели измеряемый биоактивный ИФН I типа (рис. 1С).Наконец, как было показано ранее и опубликовано нами и другими авторами (Berry et al., 2010; Maertzdorf et al., 2011; Bloom et al., 2013; Kaforou et al., 2013; Zak et al., 2016; Darboe et al., ., 2018), пациенты с активным туберкулезом имели значительно более высокие показатели сигнатуры в крови 11 генов, основанные на экспрессии гена ISG, по сравнению с LTBI ( p <0,0001; рисунок 1D) (7). Эта сигнатура гена ISG не показала корреляции с уровнями IFNα в плазме (корреляция Спирмена (95% ДИ) = 0,06 (от -0,21 до 0,32), p = 0.68; Рисунок 1E).

Обсуждение

Наши данные предполагают несоответствие между экспрессией мРНК ISG лейкоцитами крови и циркулирующим IFN типа I при туберкулезе и выявляют текущие ограничения в нашем понимании иммунобиологии инфекции M.tb . Эта способность напрямую измерять белок IFN типа I с беспрецедентной чувствительностью может дать новое понимание природы, регуляции и последствий ответа на IFN при заболевании туберкулезом. Фактическое отсутствие IFNα и IFNβ в плазме предполагает, что рецептор IFN типа I (IFNAR), запускающий в циркулирующих иммунных клетках для активации экспрессии ISG, должен происходить в другом отделе, вероятно, в месте инфекции или в дренируемых лимфоидных тканях.Почему это отличается от туберкулеза и вирусной инфекции гриппа, которая выявила сильно повышенные концентрации белка IFN и ранее описанные сигнатуры ISG в крови (Dunning et al., 2018), остается неясным. Альтернативно, экспрессия ISG также может управляться IFNγ, который, как хорошо известно, экспрессируется M.tb -специфическими Т-клетками, нетрадиционными Т-клетками и естественными клетками-киллерами во время инфекции M.tb и заболевания туберкулезом (O ‘ Гарра и др., 2013). Однако уровни IFNγ в плазме и обилие Т-клеток, экспрессирующих IFNγ, не позволяют различать бессимптомные M.tb и туберкулез (Pai, ​​2010), и, следовательно, измерения IFN типа II в периферической крови также не могут объяснить экспрессию мРНК ISG лейкоцитами крови. Поскольку респираторные вирусные инфекции, такие как грипп, связаны с высокой экспрессией мРНК ISG (Dunning et al., 2018) и, таким образом, могут приводить к ложноположительным результатам по сигнатуре транскриптомного туберкулеза (Singhania et al., 2018), измерение белков IFN типа I может использоваться для различения респираторных вирусных инфекций и туберкулеза. Южноафриканские доноры, латентно инфицированные M.tb (определено на основании положительного ответа QFT) использовалась в качестве наиболее подходящей контрольной группы для сравнения с активным туберкулезом, а также была включена здоровая европейская популяция. Хотя было бы интересно также включить QFT-отрицательную популяцию из Южной Африки, высокая распространенность инфекции M.tb у взрослых делает эту задачу сложной, и люди, которые QFT + являются здоровыми с клинической точки зрения. Различия в концентрациях IFNα, наблюдаемые между здоровыми европейцами и контрольной группой LTBI, интересны и могут быть связаны либо с экологическими, либо с генетическими различиями, что потребует дальнейшего изучения в четко определенных популяционных когортах.

Кроме того, идентификация происхождения и источника интерферона типа I потребует дополнительных исследований на соответствующих моделях животных, где возможен доступ к инфицированной ткани. Кроме того, учитывая временный характер секреции белка IFN типа I, для выявления таких потенциальных различий может потребоваться иммунная стимуляция. Это поможет прояснить противоречивую роль интерферонов типа I в заболевании туберкулезом и может помочь в будущей разработке новых диагностических инструментов, вакцин и методов лечения.

Доступность данных

Все наборы данных, созданные для этого исследования, доступны на Figshare, doi: 10.6084 / m9.figshare.8799131.

Заявление об этике

Тридцать пациентов (Активный ТБ) с Xpert MTB / RIF (Cepheid) ТБ с мокротой (ВИЧ-отрицательный) и 30 QuantiFERON (QFT) Gold In-tube (Qiagen) положительный бессимптомный взрослый контроль (LTBI) были набраны из Западной Капской провинции. Провинция ЮАР, где ТБ является эндемическим заболеванием (Таблица 1). Участники исследования предоставили письменное информированное согласие, а протокол исследования был рассмотрен и одобрен Комитетом по этике исследований на людях Университета Кейптауна.В качестве дополнительных положительных и отрицательных контролей для ответа на интерферон I типа мы также включили когорту французских педиатрических пациентов (11) с подтвержденной респираторной вирусной инфекцией гриппа и здоровых доноров (30) из Парижа (таблица 1). Здоровые доноры (когорта CoSImmGEn платформы Investigation Clinique et Accès aux Ressources Biologiques (ICAReB), Centre de Recherche Translationnelle, Institut Pasteur, Париж, Франция) и пациенты дали информированное согласие.

Взносы авторов

DD и TS разработали исследование и написали рукопись.AL, NB, VB, FD, SM, AP-N, MH и FR сгенерировали и проанализировали данные. Все авторы внесли свой вклад в доработку рукописи, прочитали и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была поддержана Отделом стратегических партнерств в области инноваций в области здравоохранения (SHIP) Южноафриканского совета медицинских исследований на средства, полученные от Департамента науки и технологий Южной Африки; финансируемый Европейской комиссией консорциум TBVAC2020 (h3020-PHC-643381), Национальное агентство исследований (номер гранта ANR CE17001002) и Fondation Recherche Medical (номер гранта FRM SPF201170938617).Авторы благодарят ImmunoQure AG за предоставление антител для оценки уровней белка IFNα в анализе Simoa.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Берри, М. П., Грэм, К. М., Макнаб, Ф. У., Сюй, З., Блох, С. А. А., Они, Т. и др. (2010). Интерферон-индуцируемая нейтрофильная сигнатура транскрипции крови при туберкулезе человека. Природа 466, 973–977. DOI: 10.1038 / nature09247

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блум, К. И., Грэм, К. М., Берри, М. П., Розакеас, Ф., Редфорд, П. С., Ван, Ю. и др. (2013). Сигнатуры транскрипции крови позволяют различать туберкулез легких, саркоидоз легких, пневмонию и рак легких. PLoS ONE 8: e70630. DOI: 10.1371 / journal.pone.0070630

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарбоэ, Ф., Мбанди, С. К., Томпсон, Э. Г., Фишер, М., Родо, М., ван Ройен, М. и др. (2018). Диагностическая характеристика оптимизированной транскриптомной сигнатуры риска туберкулеза в криоконсервированных мононуклеарных клетках периферической крови. Туберкулез 108, 124–126. DOI: 10.1016 / j.tube.2017.11.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даннинг, Дж., Бланкли, С., Хоанг, Л. Т., Кокс, М., Грэм, К. М., Джеймс, П. Л. и др. (2018). Прогрессирование сигнатур транскрипции цельной крови от индуцированных интерфероном к паттернам, связанным с нейтрофилами, при тяжелом гриппе. Nat. Иммунол. Nat. Publ. Группа 19, 625–635. DOI: 10.1038 / s41590-018-0111-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кафороу, М., Райт, В. Дж., Они, Т., Френч, Н., Андерсон, С. Т., Бангани, Н. и др. (2013). Выявление туберкулеза у ВИЧ-инфицированных и неинфицированных взрослых африканцев с использованием сигнатур экспрессии РНК цельной крови: исследование случай-контроль. PLoS Med. Публичная библиотека им. 10: e1001538. DOI: 10.1371 / journal.pmed.1001538

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лебон, П., Понсо, Дж., Айкарди, Дж., Гутьер, Ф., и Артуис, М. (1979). Ранний интратекальный синтез интерферона при герпетическом энцефалите. Биомедицина 31, 267–271.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Maertzdorf, J., Repsilber, D., Parida, S.K., Stanley, K., Roberts, T., Black, G., et al. (2011). Профили экспрессии генов человека восприимчивости и устойчивости к туберкулезу. Genes Immun. 12, 15–22. DOI: 10.1038 / gene.2010.51

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макнаб, Ф., Майер-Барбер, К., Шер, А., Вак, А., и О’Гарра, А. (2015). Интерфероны I типа при инфекционных заболеваниях. Nat. Rev. Immunol. 15, 87–103. DOI: 10.1038 / nri3787

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Meyer, S., Woodward, M., Hertel, C., Vlaicu, P., Haque, Y., Kärner, J., et al. (2016). Пациенты с дефицитом AIRE обладают уникальными высокоаффинными аутоантителами, улучшающими заболевание. Ячейка 166, 582–595. DOI: 10.1016 / j.cell.2016.06.024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Морейра-Тейшейра, Л., Майер-Барбер, К., Шер, А., и О’Гарра, А. (2018). Интерфероны I типа при туберкулезе: враг, а иногда и друг. J. Exp. Med. 215, 1273–1285. DOI: 10.1084 / jem.20180325

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Гарра А., Редфорд П. С., Макнаб Ф. У., Блум К. И., Уилкинсон Р. Дж. И Берри М. П. Р. (2013). Иммунный ответ при туберкулезе. Annu. Rev. Immunol. 31, 475–527. DOI: 10.1146 / annurev -munol-032712-095939

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Родеро, М.П., Декальф, Дж., Бондет, В., Хант, Д., Райс, Г. И., Вернеке, С. и др. (2017). Обнаружение белка интерферона альфа позволяет выявить различные уровни и клеточные источники заболевания. J. Exp. Med. 214, 1547–1555. DOI: 10.1084 / jem.20161451

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сингхания А., Верма Р., Грэм К. М., Ли Дж., Тран Т., Ричардсон М. и др. (2018). Модульная сигнатура транскрипции определяет фенотипическую гетерогенность туберкулезной инфекции человека. Nat. Commun. 9: 2308. DOI: 10.1038 / s41467-018-04579-w

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зак Д. Э., Пенн-Николсон А., Скриба Т. Дж., Томпсон Э., Сулиман С., Амон, Л. М. и др. (2016). Сигнатура РНК крови для риска заболевания туберкулезом: проспективное когортное исследование. Ланцет 387, 2312–2322. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (15) 01316-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аутоантитела к интерферону, связанные с дефицитом AIRE, снижают экспрессию IFN-стимулированных генов | Кровь

Интерфероны I типа (IFN) представляют собой цитокины с плейотропной активностью, которые способствуют ранней защите от патогенов, развитию адаптивного иммунитета и защитным противоопухолевым ответам.Семейство генов IFN типа I человека состоит из 13 различных функциональных генов IFN-α и отдельных генов IFN-β, IFN-, IFN-κ и IFN-ω; все соответствующие молекулы IFN используют один и тот же рецепторный комплекс клеточной поверхности, рецептор IFN-α. 1,2 Хотя основополагающие исследования сообщили об экспрессии IFN типа I моноцитами, 3 IFN-α, -β и -ω секретируются в гораздо больших количествах дендритными клетками (DC), прежде всего плазматическими DC. 4,5 Однако практически все ядерные клетки могут продуцировать некоторые IFN типа I после вирусной инфекции.Активация генов IFN в DC зависит от регуляторных факторов IFN 7 (IRF7) и 3 (IRF3), первый из которых назван «главным регулятором синтеза IFN типа I». 6 После секреции и связывания рецептора, проксимальная к мембране немедленная передача сигналов инициируется посредством каталитической активации рецептор-ассоциированных тирозинкиназ JAK1 и TYK2. Факторы транскрипции в сигнальном преобразователе и активаторе членов семейства транскрипции (STAT1 и STAT2) затем присоединяются к активированному рецепторному комплексу посредством мотивов рекрутирования фосфотирозина, а затем подвергаются фосфорилированию по тирозину и, в комплексе с белком IRF9, перемещаются в ядро ​​для повышения -регулируют экспрессию IFN-стимулированных генов (ISG). 1 IFN типа I глубоко вовлечены в патогенез некоторых аутоиммунных заболеваний. В частности, при хроническом системном аутоиммунном заболевании, системной красной волчанке (СКВ) 2,5,7-9 сывороточные уровни IFN-α повышены у пациентов с тяжелой СКВ и связаны с частой повышающей регуляцией ISG, так называемая подпись IFN в мононуклеарных клетках периферической крови (PBMC).

Недавно мы сообщили о высоком титре нейтрализующих аутоантител к IFN типа I, но не к IFN типа II у пациентов с аутоиммунной полиэндокринопатией, эктодермальной дистрофией (APECED или APS1), 10 рецессивным заболеванием, возникающим в результате мутаций в аутоиммунном регуляторе ( AIRE 902 ген (7).Хотя AIRE был обнаружен в ДК, происходящих из моноцитов, 11 белок в основном экспрессируется в медуллярных эпителиальных клетках тимуса (mTECs), где, как считается, он контролирует аутоиммунитет, регулируя экспрессию ограниченных периферическими тканями антигенов, которые вызывают самотолерантность у развивающиеся Т-клетки. 11-16 У большинства пациентов APECED развиваются множественные эндокринные аутоиммунные заболевания, часто с высоким уровнем сывороточных аутоантител к компонентам пораженных органов. APECED с высокой клинической вариабельностью обычно начинается в младенчестве с хронической инфекции Candida , за которой следует аутоиммунная атака на паращитовидные железы, кору надпочечников и / или гонады, эндокринные клетки кишечника, островки поджелудочной железы, щитовидную железу и другие. 17 Распространенность органоспецифических аутоантител у пациентов с APECED колеблется от 8% до 66%. 18 Для тех, кто против IFN-ω или IFN-α, он достигает 100% или более 95% соответственно. 10,19 Однако не сообщалось об антителах к IFN у мышей с дефицитом Aire , которые не точно воспроизводят многие характеристики APECED, особенно кандидоз. 20 Подобные аутоантитела к IFN также обнаруживаются у многих пациентов с тимомой, особенно у пациентов с миастенией гравис. 21

Здесь мы представляем новые доказательства, подтверждающие нашу гипотезу о том, что, специфически нейтрализуя IFN-α, эти аутоантитела снижают экспрессию ISG в клетках периферической крови APECED. Снижение регуляции ISG не было вызвано каким-либо врожденным дефектом в полученных из моноцитов ДК пациентов или плазмацитоидных ДК, поскольку это было обратимым, если они культивировались без нейтрализации аутоантител. Мы также сообщаем об увеличении уровней сывороточного хемокина (мотив C-X-C) лиганда 10 (CXCL10; псевдоним IP-10) в APECED, что, скорее всего, отражает повышенную продукцию провоспалительных цитокинов в тканях-мишенях.

IFN-λ: путь к защите тканей при РТПХ | Кровь

В этом выпуске Blood Хенден и др. Раскрывают ключевую роль интерферона λ (IFN-λ; интерлейкин 28 [IL-28] / IL-29) в предотвращении повреждения ткани кишечника во время острой болезни трансплантат против хозяина ( рТПХ). 1

Хотя иммуноопосредованный ответ трансплантат против лейкемии (GVL) имеет первостепенное значение для терапевтического эффекта аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток (алло-HSCT), aGVHD представляет собой серьезное и потенциально смертельное клиническое осложнение.Общие подходы к облегчению aGVHD до сих пор были сосредоточены на индукции иммунной толерантности путем прямого воздействия на иммунные клетки. 2 Однако в настоящее время появляется все больше свидетельств того, что защита ключевых тканей-мишеней, таких как желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) от иммуноопосредованного повреждения, имеет большой потенциал для снижения тяжести рТПХ. В соответствии с этой концепцией, Хенден и др. Предлагают терапию IFN-λ в качестве новой стратегии для усиления защиты тканей вместо сосредоточения внимания исключительно на аллореактивных иммунных клетках.Они представляют убедительные доказательства того, что IFN-λ ограничивает потерю кишечных стволовых клеток (ISC) и способствует регенерации эпителия кишечника, тем самым сохраняя барьерную функцию слизистых оболочек.

Желудочно-кишечный тракт играет ключевую роль в развитии оРТПХ. Повреждение эпителия ЖКТ во время режима кондиционирования (например, облучения, химиотерапии) подпитывает порочный круг, управляемый сигналами опасности и последующей активацией антигенпрезентирующих клеток (APC). Затем активированные APC активируют аллореактивные Т-клетки донорского происхождения, которые в дальнейшем разрастаются и способствуют повреждению тканей. 2 В последние годы был достигнут значительный прогресс в понимании путей, связанных с регенерацией кишечника и защитой тканей во время aGVHD, которые включают IL-22, интерфероны типа I, фактор роста кератиноцитов и агонист Wnt R-spondin1. 3,4 Введение рекомбинантного ИЛ-22, например, стимулирует регенерацию кишечного эпителия за счет нацеливания на ISC. 4 и в настоящее время тестируется в клинических испытаниях вместе с системными кортикостероидами у пациентов с оРТПХ (NCT02406651).Однако, поскольку IL-22 обладает как защитными, так и воспалительными свойствами (т.е. он участвует в кожной GVHD), использование IL-22 в клинической практике должно быть тщательно и осторожно оценено. 5 Эта проблема, по-видимому, не относится к IFN-λ, цитопротекторный эффект которого более специфичен для желудочно-кишечного тракта. Значительно более высокие уровни рецептора IFN-λ в эпителии кишечника по сравнению с уровнем в печени могут объяснить избирательные изменения ЖКТ.

Исследование Хендена и др. Также показывает, что лечение IFN-λ не ухудшает аллореактивные иммунные ответы, опосредующие GVL, потому что IFN-λ не влияет на функцию T-клеток, хотя это действительно приводит к снижению скорости приживления T-клеток.Авторы объясняют влияние приживления Т-клеток прямым воздействием IFN-λ на естественные киллеры (NK) реципиента. Несмотря на то, что они демонстрируют явное влияние IFN-λ на выживаемость и цитотоксическую функцию NK-клеток, необходимо больше узнать о механизмах, с помощью которых эти клетки ограничивают рост Т-клеток после трансплантации костного мозга (BMT). Ожидаются прямые эффекты IFN-λ на гематопоэтический компартмент из-за экспрессии функционального IFN-λ на B-клетках, некоторых подмножествах дендритных клеток или нейтрофилах. 6 Обнаружение того, что IFN-λ ослабляет воспаление кишечника за счет снижения продукции форм кислорода нейтрофилами 7 , может быть важным при патологии GVHD, учитывая решающую роль этих клеток в стимулировании повреждения GI. 8

Терапевтическое использование IFN-λ для aGVHD, по-видимому, легко применимо к клиническому применению, поскольку пегилированная форма IFN-λ (PEG-rIL-29) уже используется в клинических испытаниях фазы 3 для инфекции вируса гепатита C (NCT01866930). ).Влияние IFN-λ на вирусный контроль распространяется на широкий спектр вирусов, таких как вирус гриппа A, коронавирус SARS и респираторно-синцитиальный вирус в легких, а также на норовирус, реовирус и ротавирус в желудочно-кишечном тракте. 9 При всех этих вирусных инфекциях в эпителиальных клетках индуцируется противовирусное состояние, 6 , но эти изменения могут быть контрпродуктивными при хроническом воздействии IFN-λ или при уже имеющемся повреждении ткани. 10 В случае оРТПХ Хенден и др. Предлагают введение IFN-λ сразу после алло-ТГСК, чтобы обеспечить защиту тканей без нарушения иммунных ответов, связанных с благоприятными эффектами GVL.Взятые вместе, это исследование элегантно решает проблему защиты и восстановления тканей у пациентов, перенесших алло-ТГСК. Полученные данные могут также повлиять на другие заболевания, которые проявляются повреждением слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта.

Раскрытие информации о конфликте интересов: авторы заявляют об отсутствии конкурирующих финансовых интересов.

Роль IFN-γ в прогрессии и регрессе опухоли: обзор | Исследование биомаркеров

  • 1.

    Дэвидсон Дж. Н., Кон В. Е., Смит К. К., Гиз А. С., Сетлоу Дж. К., Дагган Д. Е. и др. Интерфероноподобный вирус-ингибитор, индуцируемый в лейкоцитах человека фитогемагглютинином. Наука (80-). 1965; 149: 1964–5.

    Google ученый

  • 2.

    Заиди М.Р., Мерлино Г. Две стороны интерферона-g при раке. Clin Cancer Res. 2011; 17 (19): 1–7.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Alspach E, Lussier DM, Schreiber RD.Интерферон γ и его важная роль в стимулировании и подавлении спонтанного и терапевтического противоракового иммунитета. Cold Spring Harb Perspect Biol. 2018; 11.3: 1–22.

  • 4.

    Лилкова Е., Петков П., Илиева Н., Крачмарова Е., Начева Г., Литов Л. Молекулярное моделирование эффектов гликозилирования на структуру и динамику гамма-интерферона человека. Модель J Mol. 2019; 25 (127): 1–13.

    CAS Google ученый

  • 5.

    Гордон-Алонсо М., Хирш Т., Вильдманн К., Ван дер Брюгген П.Галектин-3 захватывает гамма-интерферон в матриксе опухоли, снижая выработку градиента хемокинов и инфильтрацию Т-клеток опухолью. Nat Commun. 2017; 8 (793): 1–15.

    CAS Google ученый

  • 6.

    Mendoza JL, Escalante NK, Jude KM, Bellon JS, Su L, Horton TM, et al. Структура рецепторного комплекса IFNγ определяет дизайн предвзятых агонистов. Природа. 2019; 567: 56–60.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 7.

    Чжан Дж. Взаимодействие инь и ян IFN-γ при воспалении и аутоиммунных заболеваниях. J Clin Invest. 2007. 117 (4): 871–3.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 8.

    Ивашков ЛБ. IFNγ: передача сигналов, эпигенетика и роль в иммунитете, метаболизме, иммунотерапии болезней и рака. Nat Rev Immunol. 2018; 18 (9): 545–58.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 9.

    Tau GZ, Cowan SN, Weisburg J, Braunstein NS, Rothman PB. Регуляция передачи сигналов IFN-γ важна для цитотоксической активности CD8 + Т-клеток. J Immunol. 2001. 167 (10): 5574–82.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 10.

    Маймела Н.Р., Лю С., Чжан Ю. Судьбы CD8 + Т-клеток в микроокружении опухоли. Comput Struct Biotechnol J. 2018; (xxxx): 1–13.

  • 11.

    Mojic M, Takeda K, Hayakawa Y.Темная сторона IFN-γ: его роль в стимулировании иммунодефицита рака. Int J Mol Sci. 2018; 19 (89): 1–13.

    Google ученый

  • 12.

    Ангелова М., Чароентонг П., Хакл Х., Фишер М.Л., Снайдер Р., Крогсдам А.М. и др. Характеристика иммунофенотипов и антигеномов колоректального рака выявляет различные механизмы ускользания от опухоли и новые мишени для иммунотерапии. Genome Biol. 2015; 16 (64): 1–17.

    CAS Google ученый

  • 13.

    Заиди М.Р., Дэвис С., Нунан Ф.П., Графф-вишня С., Хоули Т.С., Уокер Р.Л. и др. Интерферон-γ связывает УФ-излучение с активацией меланоцитов и способствует меланомагенезу. Природа. 2011. 469 (7331): 548–53.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 14.

    Burke JD, Young HA. IFN-γ: цитокин в нужное время, в нужном месте. Semin Immunol. 2019; 43: 1–8.

  • 15.

    Каннан Ю., Ю. Дж., Райс Р. М., Сешадри С., Вей М., Калиджури М. А. и др.ИКБ? Увеличивает опосредованную IL-12 и IL-18 продукцию IFN-γ в человеческих NK-клетках. Кровь. 2011. 117 (10): 2855–64.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 16.

    Strengell M, Matikainen S, Sirén J, Foster D, Julkunen I., Sareneva T. IL-21 в синергии с IL-15 или IL-18 усиливает продукцию IFN-γ в человеческих NK- и T-клетках. J Immunol. 2003; 170: 5464–9.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 17.

    Hosking MP, Флинн CT, Whitton JL, Hosking MP, Flynn CT, Whitton JL. Антиген-специфические наивные CD8 + Т-клетки продуцируют один импульс IFN-γ in vivo в течение нескольких часов после заражения, но без противовирусного эффекта. J Immunol. 2014; 193: 1873–85.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 18.

    Thieu VT, Yu Q, Chang H, Yeh N, Evelyn T, Sehra S, et al. Stat4 необходим для T-bet, чтобы способствовать определению IL-12-зависимой судьбы Th2.Иммунитет. 2008. 29 (5): 679–90.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 19.

    Канхере А., Хертвек А., Бхатиа У, Го М.Р., Джексон И., лорд Г.М. и др. T-bet и GATA3 управляют дифференцировкой Th2 и Th3 посредством клоноспецифичного нацеливания на дистальные регуляторные элементы. Nat Commun. 2012; 3 (1268): 1–12.

    Google ученый

  • 20.

    Негиси Х., Тадацугу Т., Янаи Х.Класс цитокинов интерферона (IFN) и семейство факторов транскрипции фактора регуляции IFN (IRF). Cold Spring Harb Perspect Biol. 2017; 10 (11): 1–16.

    Google ученый

  • 21.

    Пирс Е.Л., Мартинс А., Кравчик С.М., Хатчинс А.С., Зедяк В.П., Мао С. и др. Контроль функции эффекторных CD8 + Т-клеток с помощью фактора транскрипции эомезодермина. Наука (80-). 2003. 302: 1041–3.

    CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Лиаскоу Э., Патель С.Р., Уэбб Дж., Багкоу Д., Акирор С., Кришна М. и др. Повышенная чувствительность Treg-клеток пациентов с ПБЦ к низкой дозе IL-12 приводит к их дифференцировке в клетки, секретирующие IFN-γ. J Autoimmun. 2018; 94: 1–13.

  • 23.

    Thierfelder WE, Van Deursen JM, Yamamoto K, Tripp RA, Sarawar SR, Carson RT, et al. Потребность в Stat4 в опосредованных интерлейкином-12 ответах естественного kil.pdf. 1996 171–4.

  • 24.

    Schoenborn JR, Wilson CB. Регулирование интерферона-g во время врожденных и адаптивных иммунных ответов.Adv Immunol. 2007; 96: 41–101.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 25.

    Гаррис С.С., Арлауцкас С.П., Колер Р.Х., Циппелиус А., Вайследер Р., Питтет М.Дж. и др. Для успешной иммунотерапии рака против PD-1 требуется взаимодействие между Т-клетками и дендритными клетками с участием цитокинов IFN-γ и IL-12. Иммунитет. 2018; 49: 1–14.

    Артикул CAS Google ученый

  • 26.

    Сайто Т., Такеучи А. CD4 CTL, цитотоксический субнабор CD4 + Т-клеток, их дифференциация и функция. Фронт Иммунол. 2017; 8: 1–7.

    Google ученый

  • 27.

    Сюй Х. Иммунотерапия рака на основе цитокинов Th2. Гепатобилиарный панкреат Dis Int. 2014; 13 (5): 482–94.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 28.

    Бергер А., Бруневаль П., Фридман В., Биндеа Г.Клиническое влияние различных классов инфильтрирующих Т-цитотоксических и вспомогательных клеток (Th2, Th3, Treg, Th27) у пациентов с колоректальным раком. Cancer Res 2011; 71 (4): 1236–1271.

  • 29.

    Szabo SJ, Kim ST, Costa GL, Zhang X, Fathman CG, Glimcher LH, et al. Новый фактор транскрипции, T-bet, управляет приверженностью к линии Th2. Клетка. 2000. 100: 655–69.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 30.

    Poggi A, Giuliani M.Мезенхимальные стромальные клетки могут регулировать иммунный ответ в микроокружении опухоли. Вакцина. 2016; 4 (4): 41.

    PubMed Central Статья CAS PubMed Google ученый

  • 31.

    Гао Дж., Ши Л.З., Чжао Х., Чен Дж., Сюн Л., Хе Кью и др. Потеря генов пути IFN-γ в опухолевых клетках как механизм устойчивости к терапии анти-CTLA-4. Клетка. 2017; 167 (2): 397–404.

    Артикул CAS Google ученый

  • 32.

    Platanias LC, Lurie RH. Механизмы передачи сигналов, опосредованной интерфероном типа I и типа II. Nat Rev.2005; 5 (май): 375–86.

    CAS Google ученый

  • 33.

    Лю Х., Гольджи Дж., Бродер Л.К., Чанг Ф.С., Чен Дж. Т., Розали С. и др. ИФН, полученный из опухоли, вызывает агонизм хронического пути и чувствительность к потере ADAR. Nat Med. 2018; 25: 95–102.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 34.

    Шредер К., Герцог П.Дж., Раваси Т., Хьюм Д.А. Интерферон-γ: обзор сигналов, механизмов и функций. J Leukoc Biol. 2004. 75: 163–89.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 35.

    Ян М., Ду Кью, Варлей П.Р., Госвами Дж., Лян З., Ван Р. и др. Примирование регуляторным фактором 1 интерферона экзосом, полученных из опухоли, усиливает противоопухолевый иммунный ответ. Br J Рак. 2018; 118 (1): 62–71.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 36.

    Абико К., Мацумура Н., Хаманиши Дж., Хорикава Н., Мураками Р., Ямагути К. и др. IFN-γ из лимфоцитов индуцирует экспрессию PD-L1 и способствует прогрессированию рака яичников. Br J Рак. 2015; 112 (9): 1501–9.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 37.

    Гарсия-диас А., Шин Д.С., Морено Б.Х., Сако Дж., Эскуин-ординас Н., Родригес Г.А. и др. Пути передачи сигналов рецептора интерферона, регулирующие экспрессию PD-L1 и PD-L2.Cell Rep. 2017; 19 (6): 1189–201.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 38.

    Song M, Ping Y, Zhang K, Yang L, Li F, Zhang C и др. Низкие дозы IFN-γ индуцируют стволовость опухолевых клеток в опухолевом микроокружении немелкоклеточного рака легкого. Cancer Res. 2019; 81771781: 1-29.

    Google ученый

  • 39.

    Гао Й, Ян Дж., Цай Й, Фу С., Чжан Н., Фу Х и др.IFN-γ-опосредованное ингибирование рака легких коррелирует с экспрессией PD-L1 и регулируется передачей сигналов PI3K-AKT. Int J Cancer. 2018; 143 (4): 931–43.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Zhu Y, Song D, Song Y, Wang X. Интерферон гамма вызывает воспалительные реакции через взаимодействие CEACAM1 и PI3K в эпителиальных клетках дыхательных путей. J Transl Med. 2019; 17 (147): 1–10.

    Google ученый

  • 41.

    Setoguchi R, Matsui Y, Mouri K. Передача сигналов mTOR способствует устойчивой и непрерывной продукции IFN-γ CD8 + T-клетками памяти человека и их пролиферации. Eur J Immunol. 2015; 45: 893–902.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 42.

    Lekmine F, Uddin S, Sassano A, Parmar S, Brachmann SM, Majchrzak B, et al. Активация киназы p70 S6 и фосфорилирование репрессора 4E-BP1 трансляции мРНК интерферонами I типа *.J Biol Chem. 2003. 278 (30): 27772–80.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 43.

    Lekmine F, Sassano A, Uddin S, Smith J, Majchrzak B., Brachmann SM, et al. Интерферон-γ взаимодействует с киназой p70 S6 для регулирования фосфорилирования рибосомного белка 40S S6. Exp Cell Res. 2004; 295: 173–82.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 44.

    Каур С., Сассано А., Дольняк Б., Джоши С., Майчшак-кита Б., Бейкер Д.П. и др.Роль пути Akt в трансляции мРНК интерферон-стимулированных генов. PNAS. 2008. 105 (12): 4808–13.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 45.

    Parker BS, Rautela J, Hertzog PJ. Противоопухолевое действие интерферонов: значение для терапии рака. Нат Рев Рак. 2016; 16 (3): 131–44.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 46.

    Hu X, Ивашков ЛБ.Перекрестная регуляция передачи сигналов и иммунных ответов с помощью IFN-γ и STAT1. Иммунитет. 2009. 31 (4): 539–50.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 47.

    Müller E, Corthay A, Christopoulos PF, Halder S, Lunde A, Beraki K, et al. Лиганды Toll-подобных рецепторов и гамма-интерферон действуют синергично для индукции противоопухолевых макрофагов M1. Фронт Иммунол. 2017; 8: 1–16.

    Google ученый

  • 48.

    Castro F, Cardoso AP, Gonçalves RM, Serre K, Oliveira MJ. Гамма-интерферон на перекрестке иммунного надзора за опухолью или уклонения от него. Фронт Иммунол. 2018; 9: 1–19.

    Артикул CAS Google ученый

  • 49.

    Пол С., Чхатар С., Мишра А., Лал Г. Активация Т-клеток естественных киллеров увеличивает макрофаги iNOS + CD206-M1 и контролирует рост солидной опухоли. J Immunother Canc. 2019; 7 (208): 1–13.

    CAS Google ученый

  • 50.

    Клуг Ф., Пракаш Х., Хубер П.Е., Сейбел Т., Бендер Н., Халама Н. и др. Облучение в низких дозах программирует дифференцировку макрофагов по фенотипу iNOS + / M1, который обеспечивает эффективную Т-клеточную иммунотерапию. Раковая клетка. 2013. 24 (5): 589–602.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 51.

    Honkanen TJ, Tikkanen A, Karihtala P, Mäk M, Väyrynen JP, Koivunen JP. Прогностическая и прогностическая роль опухолевых макрофагов в HER2-положительном раке молочной железы.Научный доклад 2019; 9 (1): 1–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 52.

    Ма Дж, Лю Л., Че Дж, Ю Н, Дай Ф, Ю З. Форма M1 опухолевых макрофагов при немелкоклеточном раке легкого положительно связана со временем выживания. BMC Рак. 2010; 10 (112): 1–9.

    CAS Google ученый

  • 53.

    Zhang M, He Y, Sun X, Li Q, Wang W, Zhao A, et al. Высокое соотношение M1 / ​​M2 ассоциированных с опухолью макрофагов связано с увеличением выживаемости у пациентов с раком яичников.J Ovarian Res. 2014; 7 (19): 1–16.

    Google ученый

  • 54.

    Чжан Х., Ван Х, Шен З. Инфильтрация диаметрально поляризованных макрофагов предсказывает общую выживаемость пациентов с раком желудка после хирургической резекции. Рак желудка. 2014; 18 (4): 740–50.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 55.

    Ni L, Lu J. Интерферон гамма в иммунотерапии рака.Cancer Med. 2018; 7 (9): 4509–16.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 56.

    Ong CEB, Lyons AB, Woods GM, Flies AS. Индуцируемая экспрессия IFN-γ для активации MHC-I в клетках лицевых опухолей дьявола. Фронт Иммунол. 2019; 9: 1–9.

    Артикул CAS Google ученый

  • 57.

    Jongsma MLM, Guarda G, Spaapen RM. Регуляторная сеть, лежащая в основе экспрессии MHC класса I.Мол Иммунол. 2017; 113: 1–6.

  • 58.

    Пан Дж., Чжан М., Ван Дж., Ван Кью, Ся Д., Сунь В. и др. Интерферон-g — аутокринный медиатор созревания дендритных клеток. Immunol Lett. 2004; 94: 141–51.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 59.

    Fang P, Li X, Dai J, Cole L, Camacho JA, Zhang Y, et al. Дифференциация субпопуляций иммунных клеток и воспаление тканей. Журнал Hematol Oncol 2018; 11 (1): 1–22.

  • 60.

    Рассел М.С., Дудани Р., Кришнан Л., Сад С. IFN-γ, экспрессируемый Т-клетками, регулирует стойкость презентации антигена, ограничивая выживаемость дендритных клеток. J Immunol. 2009. 183: 7710–8.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 61.

    Weidinger G, Henning G, Meulenter V, Niewiesk S. Ингибирование презентации антигена класса II главного комплекса гистосовместимости путем нейтрализации гамма-интерферона приводит к нарушению устойчивости к энцефалиту, индуцированному вирусом кори.Дж. Вирол 2001; 75 (7): 3059–3065.

  • 62.

    Giroux M ́lanie, Schmidt M, Descoteaux A. IFN-γ — индуцированная экспрессия MHC класса II: трансактивация трансактиваторного промотора IV класса II регуляторным фактором-1 IFN регулируется протеинкиназой C- α. J Immunol. 2003. 171: 4187–4194.

  • 63.

    Дженнер Р.Г., Таунсенд М.Дж., Джексон И., Сан К., Бауман Р.Д., Янг Р.А. и др. Факторы транскрипции T-bet и GATA-3 контролируют альтернативные пути дифференцировки Т-клеток через общий набор генов-мишеней.PNAS. 2009. 106 (42): 17876–81.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 64.

    Szabo SJ, Sullivan BM, Stemmann C, Satoskar AR, Sleckman BP, Glimcher LH. Отчетливые эффекты T-bet в детерминации клонов Th2 и продукции IFN-g в CD4 и CD8 T-клетках. Наука (80-). 2002; 295: 338–41.

  • 65.

    Бернер В., Лю Х., Чжоу К., Олдерсон К.Л., Сан К., Вайс Дж. М. и др. IFN-g опосредует потерю CD4 + Т-клеток и ухудшает вторичный противоопухолевый ответ после успешной начальной иммунотерапии.Nat Med. 2007. 13 (3): 354–60.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 66.

    Джуретич И.М., Леванон Д., Негреану В., Гронер Ю., Рао А., Ансель К.М. Факторы транскрипции T-bet и Runx3 взаимодействуют, чтобы активировать Ifng и заглушить Il4 в Т-хелперных клетках 1 типа. Nat Immunol. 2007; 8 (декабрь 2006): 145–53.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 67.

    Weaver CT, Harrington LE, Mangan PR, Gavrieli M, Murphy KM.Th27: линия эффекторных Т-лимфоцитов CD4 с регуляторными Т-клеточными связями. Иммунитет. 2006; 24: 677–88.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 68.

    Cruz A, Khader SA, Torrado E, Fraga A, Pearl JE, Pedrosa J, et al. Передний край: IFN-γ регулирует индукцию и распространение IL-17-продуцирующих CD4 Т-клеток во время микобактериальной инфекции. J Immunol. 2006; 177: 1416–20.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 69.

    Танака К., Итияма К., Хашимото М., Ёсида Х., Такимото Т., Такаэсу Г. и др. Потеря супрессора передачи сигналов цитокинов 1 в хелперных Т-клетках приводит к дефектной дифференцировке Th27 за счет усиления антагонистических эффектов IFN-γ на STAT3 и Smads. J Immunol. 2008; 180: 3746–56.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 70.

    Intlekofer AM, Takemoto N, Wherry EJ, Longworth SA, Northrup JT, Palanivel VR, et al. Эффекторная судьба CD8 + Т-клеток памяти, связанная с T-bet и эомезодермином.Nat Immunol. 2005. 6 (12): 1236–44.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 71.

    Whitmire JK, Tan JT, Whitton JL. Интерферон-γ действует непосредственно на CD8 + Т-клетки, увеличивая их количество во время вирусной инфекции. J Exp Med. 2005. 201 (7): 1053–9.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 72.

    Ravichandran G, Neumann K, Berkhout LK, Schramm C, Altfeld M, Tiegs G, et al.Интерферон-γ-зависимые иммунные ответы вносят вклад в патогенез склерозирующего холангита у мышей. J Hepatol. 2019; 71.4: 773-82.

  • 73.

    Рафаэли Ю., Ван Парийс Л., Александр С.И., Аббас А.К. Интерферон-γ необходим для вызванной активацией гибели Т-лимфоцитов. J Exp Med. 2002. 196 (7): 999–1005.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 74.

    Driver JP, Racine JJ, Ye C., Lamont DJ, Newby BN, Leeth CM, et al.Интерферон g ограничивает диабетогенные эффекторные реакции CD8 + Т-клеток при диабете 1 типа. Диабет. 2017; 66: 710–21.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 75.

    Olalekan SA, Cao Y, Hamel KM, Finnegan A. B-клетки, экспрессирующие IFN-γ, подавляют дифференцировку Treg-клеток и способствуют аутоиммунному экспериментальному артриту. Eur J Immunol. 2015; 45 (4): 988–98.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 76.

    Синь Л., Эртельт Дж. М., Роу Дж. Х., Цзян Т. Т., Киндер Дж. М., Чатурведи В. и др. Коммитированная дифференцировка Th2 CD4 + Т-клеток блокирует индуцированную беременностью экспрессию Foxp3 с антиген-специфической потерей плода. J Immunol. 2014. 192 (7): 2970–4.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 77.

    Каретто Д., Кацман С.Д., Вилларино А.В., Галло Е., Абул К.А. Передний край: ответ Th2 подавляет образование периферических регуляторных Т-клеток.J Im. 2010. 184 (1): 30–4.

    CAS Google ученый

  • 78.

    Panduro M, Benoist C, Mathis D. Клетки Treg ограничивают продукцию IFN-γ, чтобы контролировать рост макрофагов и фенотип во время регенерации скелетных мышц. PNAS. 2018; 115 (11): 2585–93.

    Артикул CAS Google ученый

  • 79.

    Bhat P, Leggatt G, Waterhouse N, Frazer IH. Интерферон-γ, полученный из цитотоксических лимфоцитов, непосредственно усиливает их подвижность и цитотоксичность.Cell Death Dis. 2017; 8 (июнь): 1–11.

    Google ученый

  • 80.

    Ni C, Wu P, Zhu X, Ye J, Zhang Z, Chen Z, et al. IFN-γ избирательно оказывает проапоптотическое действие на клетки рака толстой кишки, инициирующие опухоль и сохраняющие метку. Cancer Lett. 2013. 336 (1): 174–84.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 81.

    Кунду М., Рой А., Пахан К. Селективная нейтрализация мономера p40 IL-12 вызывает гибель клеток рака простаты через IL-12 — IFN-γ.PNAS. 2017; 114 (43): 11482–7.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 82.

    Hao Q, Tang H. Интерферон-γ и миметики Smac синергетически индуцируют апоптоз клеток рака легких независимо от TNFα. Cancer Cell Int. 2018; 18 (84): 1–12.

    Google ученый

  • 83.

    Гуинн З., Браун Д.М., Петро ТМ. Активация IRF3 способствует экспрессии IFN-γ и ISG54 во время иммунных ответов на рост опухоли B16F10.Int Immunopharmacol. 2017; 50: 121–9.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 84.

    Заиди MR. Парадокс интерферона-гамма при раке. J Interf Cytokine Res. 2019; 39 (1): 30–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 85.

    Kammertoens T, Sommermeyer D, Loddenkemper C, Loew R, Uckert W., Blankenstein T, et al. Отторжение опухоли путем местной индукции гамма-интерферона в установленных опухолях связано с деструкцией и некрозом кровеносных сосудов.Int J Cancer. 2011; 128: 371–8.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 86.

    Kammertoens T, Friese C, Arina A, Idel C, Briesemeister D, Rothe M, et al. Ишемия опухоли под действием интерферона-γ напоминает физиологическую регрессию кровеносных сосудов. Природа. 2017; 545: 98–102.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 87.

    Лу И, Ян В., Цинь Ц., Чжан Л., Лю С., Цинь З. и др.Чувствительность стромальных фибробластов к IFN-γ блокирует рост опухоли за счет ангиостаза. J Immunol. 2009. 183: 6413–21.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 88.

    Могхаддам А.С., Мохаммадян С., Вазини Х., Тагадози М., Сейед-Эсмаили А., Мардани Ф. и др. Пластичность, поляризация и функция макрофагов при здоровье и болезнях. J Cell Physiol 2018; (сентябрь 2017 г.): 1–31.

  • 89.

    Thirunavukkarasu S, Plain KM, Purdie AC, Whittington RJ, De Silva K.IFN-γ не может преодолеть ингибирование отдельных событий активации макрофагов в ответ на патогенные микобактерии. PLoS One. 2017; 12 (5): 1–19.

    Артикул CAS Google ученый

  • 90.

    Миллс Э.Л., Нил ЛАО. Перепрограммирование метаболизма митохондрий в макрофагах в качестве противовоспалительного сигнала. Eur J Immunol. 2016; 46: 13–21.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 91.

    Baer C, Squadrito ML, Laoui D, Thompson D, Hansen SK, Kiialainen A, et al. Подавление активности микроРНК усиливает активацию макрофагов, индуцированную IFN-γ, и способствует противоопухолевому иммунитету. Nat Cell Biol. 2016; 18 (октябрь 2015): 790–802.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 92.

    Hatzioannou A, Banos A, Sakelaropoulos T., Fedonidis C, Vidali MS, Köhne M, et al. Внутренняя роль IL-33 в опосредованном Treg иммуноувазией опухоли.Nat Immunol. 2020; 21 (1): 75–85.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 93.

    Лю С., Чикина М., Дешпанде Р., Менк А.В., Ван Т., Табиб Т. и др. Treg-клетки способствуют SREBP1-зависимой метаболической пригодности опухолевых макрофагов посредством репрессии интерферона-g, происходящего из CD8 + Т-клеток. Иммунитет. 2019; 51: 1–17.

    Артикул CAS Google ученый

  • 94.

    Руис Р., Дзидеонво В., Ан М., Сурендран С., Тальабраччи В.С., Хоу И. и др. Стерол-регуляторный элемент-связывающий белок-1 (SREBP-1) необходим для регулирования синтеза гликогена и экспрессии глюконеогенных генов в печени мыши *. J Biol Chem. 2014. 289 (9): 5510–7.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 95.

    Видер Т., Бреннер Э., Асманн С., Хан М., Алхалед М., Шильбах К. и др. Цитокины Т-хелперов-1 приводят к старению рака.Природа. 2013; 494: 361–5.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 96.

    Мю Н, Пихлер Б., Видер Т., Мэйлхаммер Р., Шаак К., Горески К. и др. Передача сигналов TNFR1 и IFN-g определяет, индуцируют ли Т-клетки состояние покоя опухоли или способствуют многоступенчатому канцерогенезу. Раковая клетка. 2008; 13: 507–18.

    Артикул CAS Google ученый

  • 97.

    Лю Y, Лян X, Инь X, Lv J, Тан К., Ма Дж и др.Блокада метаболической схемы IDO-кинуренин-AhR отменяет индуцированный IFN-гамма иммунологический покой репопулирующих опухоль клеток. Nat Commun. 2017; 8: 1–15.

    Артикул CAS Google ученый

  • 98.

    Миттал Д., Виджаян Д., Путц Е.М., Агилера А.Р., Марки К.А., Штраубе Дж. И др. Интерлейкин-12 из CD103 + Batf3-зависимых дендритных клеток, необходимый для подавления метастазирования NK-клетками. Cancer Immunol Res. 2017; 5 (12): 1098–108.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 99.

    Гласнер А., Леви А., Энк Дж., Селигер Б., Зитвогель Л., Мандельбойм О. Опосредованная рецептором NKp46 продукция интерферона-g естественными клетками-киллерами увеличивает фибронектин 1 для изменения архитектуры опухоли и контроля метастазов. Иммунитет. 2018; 48 (1): 107–19.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 100.

    Fu S, He K, Tian C, Sun H, Zhu C, Bai S, et al. Нарушение биосинтеза липидов снижает противоопухолевую эффективность внутриопухолевых клеток iNKT.Nat Commun 2020; 11 (1): 1–15.

  • 101.

    Sabari JK, Leonardi GC, Shu CA, Umeton R, Montecalvo J, Ni A, et al. Экспрессия PD-L1, бремя мутаций опухоли и ответ на иммунотерапию у пациентов с измененным экзоном 14 МЕТ раком легких. Энн Онкол. 2018; 29.10: 1–23.

  • 102.

    Пан С., Лю Х., Робинс Э., Сонг В., Лю Д., Ли З. и др. Иммуноонкологические агенты нового поколения: текущие сдвиги в иммунотерапии рака. J Hematol Oncol. 2020; 13 (1): 1–15.

    Артикул Google ученый

  • 103.

    Айерс М., Рибас А., Маккланахан Т.К., Айерс М., Лансфорд Дж., Небожин М. и др. Профиль мРНК, связанный с IFN-γ, позволяет прогнозировать клинический ответ на блокаду PD-1. J Clin Invest. 2017; 127 (8): 2930–40.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 104.

    Higgs BW, Morehouse CA, Streicher K, Brohawn PZ. Сигнатура РНК-мессенджера гамма-интерферона в биопсиях опухолей позволяет прогнозировать исходы у пациентов с немелкоклеточной карциномой легких или уротелиальным раком, получавших дурвалумаб.Clin Cancer Res. 2018; 24 (16): 3857–66.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 105.

    Karachaliou N, Gonzalez-cao M, Crespo G, Drozdowskyj A, Aldeguer E, Gimenez-capitan A, et al. Гамма-интерферон, важный маркер ответа на блокаду иммунных контрольных точек у пациентов с немелкоклеточным раком легкого и меланомой. Ther Adv Med Oncol. 2018; 10: 1–23.

    Google ученый

  • 106.

    Ван В., Грин М., Чой Дж. Э., Хихон М., Кеннеди П. Д., Джонсон Дж. К. и др. CD8 + Т-клетки регулируют ферроптоз опухоли во время иммунотерапии рака. Природа. 2019: 1–19.

  • 107.

    Тибо Р., Бост П., Майло И., Казо М., Лемэтр Ф, Гарсия З. и др. Активность стороннего IFN-γ способствует распространению и устойчивой передаче сигналов цитокинов, изменяющих микроокружение опухоли. Нат Рак. 2020; 1 (3): 302–14.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 108.

    Hoekstra ME, Bornes L, Dijkgraaf FE, Philips D, Pardieck IN, Toebes M, et al. Модуляция на большом расстоянии опухолевых клеток-свидетелей с помощью IFN-γ, секретируемого CD8 + Т-клетками. Нат Рак. 2020; 1 (3): 291–301.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 109.

    Zhang M, Huang L, Ding G, Huang H, Cao G, Sun X и др. Гамма-интерферон ингибирует опосредованный осью CXCL8 – CXCR2 перенос опухоли-ассоциированных макрофагов в опухоль и повышает эффективность анти-PD1 при раке поджелудочной железы.J Immunother Cancer. 2020; 8 (1): 1–15.

    CAS Google ученый

  • 110.

    Sceneay J, Goreczny GJ, Wilson K, Morrow S, Molly J, Ubellacker JM, et al. Передача сигналов интерферона снижается с возрастом и связана с эффективностью блокады иммунных контрольных точек при тройном отрицательном раке молочной железы. Рак Discov. 2019: CD-18-1454.

  • 111.

    Ди Пилато М., Ким Е.Ю., Кадилья Б.Л., Прюссманн Дж. Н., Насралла М. Н., Серуджия Д. и др. Нацеливание на комплекс CBM заставляет Treg-клетки направлять опухоли на иммунную контрольную терапию.Природа. 2019; 570: 112–6.

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 112.

    Overacre-delgoffe AE, Chikina M, Dadey RE, Yano H, Brunazzi EA, Shayan G, et al. Интерферон-γ управляет хрупкостью Treg, что способствует развитию противоопухолевого иммунитета. Клетка. 2017; 169 (6): 1130–41.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 113.

    Gong W, Zhang G, Liu Y, Lei Z, Li D, Yuan Y, et al.Отмена IFN-g после иммунотерапии усиливает инвазию меланомы B16 и метастазирование за счет усиления передачи сигналов опухолевого интегрина avb3. Int J Cancer. 2008. 123 (3): 702–8.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 114.

    Xu Y, Aubé J, Xiong Y. Подавитель опухолей TET2 способствует повышению иммунитета к раку и эффективности иммунотерапии. J Clin Invest. 2019; 129.10: 1–59.

  • 115.

    Гамеро М, Соболофф Дж., Темпера I, Заиди МР.Передача сигналов интерферона-γ в меланоцитах и ​​клетках меланомы регулирует экспрессию CTLA-4. Cancer Lett. 2018; 78 (2): 436–50.

    Google ученый

  • 116.

    Pegram HJ, Lee JC, Hayman EG, Imperato GH, Tedder TF, Sadelain M, et al. Нацеленные на опухоль Т-клетки, модифицированные для секреции ИЛ-12, уничтожают системные опухоли без необходимости предварительного кондиционирования. Кровь. 2012. 119 (18): 4133–41.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 117.

    Shi LZ, Fu T, Guan B, Chen J, Blando JM, Allison JP, et al. Взаимозависимая передача сигналов IL-7 и IFN-g в Т-клетках контролирует эрадикацию опухоли с помощью комбинированной терапии a-CTLA-4 + a-PD-1. Nat Commun. 2016; 7 (12335): 1–12.

    Google ученый

  • 118.

    Qian J, Wang C, Wang B, Yang J, Wang Y, Luo F и др. Ось IFN-γ / PD-L1 между Т-клетками и микроокружением опухоли: подсказки для терапии глиомы анти-PD-1 / PD-L1. J Нейровоспаление.2018; 15 (290): 1–13.

    Google ученый

  • 119.

    Патель С.Дж., Санджана Н.Е., Киштон Р.Дж., Эйдизаде А., Воднала С.К., Кам М. и др. Идентификация основных генов для иммунотерапии рака. Природа. 2017; 548: 537–42.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 120.

    Kelly SA, Gschmeissner S, East N, Balkwill FR. Повышение метастатического потенциала за счет γ-интерферона.Cancer Res. 1991. 51 (15): 4020–7.

    CAS PubMed Google ученый

  • 121.

    Chen H, Chou AS, Liu Y, Hsieh C, Kang C. Индукция метастатических раковых стволовых клеток из NK / LAK-устойчивых плавающих, но не прикрепленных субпопуляций клеточной линии карциномы UP-LN1 посредством IFN-g. Лабораторные исследования 2011; 91 (10): 1502–1513.

  • 122.

    Lo UG, Pong RC, Yang D, Gandee L, Dang A, Lin CJ, et al. IFIT5, индуцированный IFN-g, способствует переходу от эпителия к мезенхиме при раке простаты посредством процессинга микроРНК.Cancer Res. 2019; 79 (6): 1098–112.

    CAS PubMed Google ученый

  • 123.

    Lo U, Bao J, Cen J, Yeh H, Luo J, Tan W и др. Интерферон-индуцированный IFIT5 способствует переходу от эпителия к мезенхиме, что приводит к инвазии рака почек. Am J Clin Exp Urol. 2019; 7 (1): 31–45.

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 124.

    Singh AP, Moniaux N, Chauhan SC, Meza JL, Batra SK.Ингибирование экспрессии MUC4 подавляет рост и метастазирование опухолевых клеток поджелудочной железы. Cancer Res. 2004. 64 (2): 622–30.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 125.

    Андрианифаханана М., Сингх А.П., Немос С., Поннусами М.П., ​​Монио Н., Мехта П.П. и др. Индуцированная IFN-g экспрессия MUC4 в клетках рака поджелудочной железы опосредуется активацией STAT-1: новым механизмом ответа IFN-g. Онкоген. 2007. 26 (51): 7251–61.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 126.

    Чапела П.Дж., Броддус Р.Р., Хокинс С.М., Лесси Б.А., Карсон Д.Д. Цитокиновая стимуляция экспрессии MUC4 в клеточных линиях карциномы репродуктивной ткани человека и рака эндометрия. J Cell Biochem. 2015; 116: 2649–57.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 127.

    Сингх С., Кумар С., Шривастава Р.К., Нанди А., Такер Г., Мурали Х. и др. Потеря ELF5 – FBXW7 стабилизирует IFNGR1, способствуя росту и метастазированию трижды отрицательного рака молочной железы посредством передачи сигналов интерферона-γ.Nat Cell Biol. 2020; 22.5: 591–602.

  • 128.

    Ян В., Ульрике Э., Цинь З., Лу И, Ван Р., Хао Дж. И др. Ускоренное метастазирование опухоли из-за опосредованной рецептором IFNγ диссоциации периваскулярных клеток от кровеносных сосудов. J Pathol. 2017; 242 (3): 334–46.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 129.

    Lane RS, Femel J, Breazeale AP, Loo CP, Thibault G, Kaempf A, et al. Дермальные лимфатические сосуды, активируемые IFNγ, подавляют цитотоксические Т-клетки при меланоме и воспаленной коже.J Exp Med. 2018; 215 (12): 3057–74.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 130.

    Пай С.С., Хуанг Дж. Т., Лу Х, Касбон А., Кинсбери Г. А., Фонг Л. и др. Клональная делеция опухолеспецифических Т-клеток интерфероном g придает терапевтическую устойчивость к комбинированной блокаде иммунных контрольных точек. Иммунитет. 2019; 50 (февраль): 1–16.

    Google ученый

  • 131.

    Мандай М., Хаманиши Дж., Абико К., Мацумура Н., Баба Т., Кониши И. Двойные стороны IFN-g в прогрессировании рака: роль индукции PD-L1 в определении про- и противоопухолевого иммунитета. Clin Cancer Res. 2016; 22 (10): 2329–34.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 132.

    Zhang X, Zeng Y, Qu Q, Zhu J, Liu Z. PD — L1, индуцированный IFN — γ из связанных с опухолью макрофагов через сигнальные пути JAK / STAT3 и PI3K / AKT, способствовал прогрессированию рака легких .Int J Clin Oncol. 2017; 22 (6): 1026–33.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 133.

    Беллуччи Р., Мартин А., Боммарито Д., Ван К., Хансен С.Х., Фриман Г.Дж. и др. Индуцированная интерфероном-g активация JAK1 и JAK2 подавляет восприимчивость опухолевых клеток к NK-клеткам за счет усиления экспрессии PD-L1. Онкоиммунология. 2015; 4 (6): 1–10.

    Артикул CAS Google ученый

  • 134.

    Akinleye A, Rasool Z. Ингибиторы иммунных контрольных точек PD-L1 в качестве противораковых средств. J Hematol Oncol. 2019; 12 (1): 1–13.

    CAS Статья Google ученый

  • 135.

    Ян Л., Ли А., Лей Q, Чжан Ю. Пути передачи сигналов, присущие опухоли: ключевые роли в регуляции иммуносупрессивного микроокружения опухоли. J Hematol Oncol. 2019; 12 (1): 1–14.

    Артикул Google ученый

  • 136.

    Xiang J, Zhang N, Sun H, Su L, Zhang C, Xu H и др. Нарушение SIRT7 увеличивает эффективность ингибитора контрольной точки посредством регуляции MEF2D лиганда 1 запрограммированной клеточной смерти 1 в клетках гепатоцеллюлярной карциномы. Гастроэнтерология. 2020; 158 (3): 664–678.e24.

  • 137.

    Abd Hamid M, Yao X, Waugh C, Rosendo-Machado S, Li C, Rostron T, et al. Дефектная продукция гамма-интерферона опухолеспецифическими CD8 + Т-клетками связана с гиперметилированием 5′-метилцитозин-гуанина промотора гамма-интерферона.Фронт Иммунол. 2020; 11: 1–11.

    Артикул CAS Google ученый

  • 138.

    Хе И-Ф, Ван Х-Х, Чжан Г-М, Чен Х-Т, Чжан Х, Фэн З-Х. Устойчивая низкоуровневая экспрессия интерферона-g способствует развитию опухоли: потенциальные идеи в профилактике опухолей и иммунотерапии опухолей. Cancer Immunol Immunother. 2005; 54: 891–7.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 139.

    Benci JL, Xu B, Qiu Y, Wu TJ, Dada H, Victor CT-S и др. Передача сигналов опухолевого интерферона регулирует программу мультигенной устойчивости к блокаде иммунных контрольных точек. Клетка. 2016. 167 (6): 1540–54.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 140.

    Ли Х, Шао Ц., Ши И, Хан В. Уроки, извлеченные из блокады иммунных контрольных точек в иммунотерапии рака Ахмед Тархини; Тимоти Бернс; Рахул Парих; Guarvel Goel; Анни им Ж. Hematol Oncol 2018; 11 (1): 1–26.

  • 141.

    Марин-Асеведо Дж. А., Дхолария Б., Сояно А. Е., Кнутсон К. Л., Чумсри С., Лу Ю. Новое поколение иммунной контрольной терапии рака: новые разработки и проблемы. Журнал Hematol Oncol 2018; 11 (1): 1–20.

  • 142.

    Лю Д. Биомаркеры рака для таргетной терапии. Biomark Res. 2019; 7 (1): 1–7.

    Артикул Google ученый

  • 143.

    Benci JL, Johnson LR, Choa R, Xu Y, Qiu J, Zhou Z и др. Противоположные функции интерферона координируют адаптивный и врожденный иммунные реакции на блокаду контрольных точек иммунного рака.Клетка. 2019; 178 (4): 933–948.e14.

  • 144.

    Пак А., Ян Й, Ли Й, Ким М. С., Пак И, Юнг Х и др. Индолеамин-2,3-диоксигеназа в клетках рака щитовидной железы подавляет функцию естественных клеток-киллеров, подавляя экспрессию NKG2D и NKp46 через сигнальные пути STAT. J Clin Med. 2019; 8 (842): 1–17.

    Google ученый

  • 145.

    Puccetti P, Grohmann U. IDO и регуляторные Т-клетки: роль в обратной передаче сигналов и неканонической активации NF-κB.Nat Rev Immunol. 2007; 7: 817–23.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 146.

    Лю М., Ван Х, Ван Л., Ма Х, Гонг З., Чжан С. и др. Нацеленность на путь IDO1 при раке: от кабинета до постели больного. Журнал Hematol Oncol 2018; 11 (1): 1–12.

  • 147.

    Хуанг Кью, Ся Дж, Ван Л, Ван Х, Ма Х, Дэн Кью и др. MiR-153 подавляет экспрессию IDO1 и усиливает иммунотерапию CAR Т-клетками. Журнал Hematol Oncol 2018; 11 (1): 1–12.

  • 148.

    R.Wernera E, Bitterlich G, Fuchsa D, Hausena A, Reibneggera G, Szabo G, et al. Человеческие макрофаги разлагают триптофан под действием гамма-интерферона. Life Sci. 1987. 41 (3): 273–80.

    Артикул Google ученый

  • 149.

    Шальпер К.А., Карвахаль-хаусдорф Д., Маклафлин Дж., Алтан М., Велчети В., Гаул П. и др. Дифференциальная экспрессия и значение PD-L1, IDO-1 и B7-h5 при раке легких человека. Clin Cancer Res.2017; 23 (2): 370–8.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 150.

    Banzola I, Mengus C, Wyler S, Hudolin T, Manzella G, Chiarugi A, et al. Экспрессия индоламин-2,3-диоксигеназы, индуцированная IFN-γ и TNF-α, как потенциальный биомаркер прогрессирования рака простаты. Фронт Иммунол. 2018; 9: 1–15.

    Артикул CAS Google ученый

  • 151.

    Фольджеро В., Чифальди Л., Пира Г.Л., Гоффредо Б.М., Винти Л., Локателли Ф.Взаимодействие TIM-3 / Gal-9 индуцирует IFNγ-зависимую экспрессию IDO1 в бластных клетках острого миелоидного лейкоза. J Hematol Oncol. 2015; 8 (1): 4–8.

    Артикул CAS Google ученый

  • 152.

    Sarkar SA, Wong R, Hackl SI, Moua O, Gill RG, Wiseman A, et al. Индукция индоламин-2,3-диоксигеназы интерфероном-γ в островках человека. Диабет. 2007. 56 (1): 72–9.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 153.

    Spranger S, Spaapen RM, Zha Y, Williams J, Meng Y, Ha TT, et al. Повышающая регуляция PD-L1, IDO и T reg в микроокружении меланомной опухоли управляется CD8 + Т-клетками. Sci Transl Med. 2013; 5 (200): 1–10.

    Артикул CAS Google ученый

  • 154.

    Ju B, Hainz U, Fuchs D, Felzmann T, Heitger A. Интерферон-g — запускаемая компетентность индоламин-2,3-диоксигеназы в человеческих дендритных клетках, полученных из моноцитов, индуцирует регуляторную активность в аллогенных Т-клетках.Кровь. 2009. 114 (15): 3235–43.

    Артикул CAS Google ученый

  • 155.

    Накаяма М., Хаякава Ю., Кодзима Ю., Икеда Н., Имаи Н., Огасавара К. и др. IFN-g необходим для иммуноредактирования цитотоксического Т-клеточного генома рака. Nat Commun. 2017; 8 (14607): 1–12.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *