Рко пример заполнения: Расходный кассовый ордер (РКО). Скачать бланк Word 2021 и образец заполнения бесплатно

Содержание

образец заполнения расходного кассового ордера при выдаче суммы наличных денег под отчет, основание для оформления

Подотчетные лица – это сотрудники организации, имеющие право на получение денежных средств с целью их дальнейшей траты на нужды предприятия.

Список данных работников определяется руководителем в приказе. При выдаче денег в подотчет составляется расходный кассовый ордер.

Нужно ли оформлять расходный кассовый ордер при выдаче суммы под отчет?

РКО – это первичный бухгалтерский документ, который необходим бухгалтеру для проведения операции по выдаче наличных денег из кассы.

На основании этой бумаги в бухучете отражается проводка по данной операции.

В зависимости от направления выдачи денежных средств выбирается соответствующий счет, в дебет которого будет оприходована наличная сумма из кредита счета 50 «Касса».

Кроме того, на основании РКО вносится запись в кассовую книгу о произведенной операции.

Если подотчетному лицу выдаются под отчет деньги из кассы, данный факт обязательно нужно документировать с помощью расходного кассового ордера.

Только в этом случае операцию можно будет правильно учесть. Без РКО бухгалтер не сможет выполнить проводку, а кассир заполнить кассовую книгу.

Обязанность по оформлению расходного кассового ордера при выплате денежных средств в подотчет работникам закреплена также на законодательном уровне в пп.6.3 п.6 Указания Банка России №3210-У от 11.03.2014.

Правильное оформление

Для заполнения следует применять унифицированный бланк КО-2 – это форма РКО действует давно, несмотря на отмену обязательности применения унифицированных документов. ОКУД данного бланка 0310002.

При выдаче в подотчет денежной суммы необходимо заполнить следующие поля РКО:

  • ОКПО – код предприятия по территориальному справочнику.
  • Название компании в полном или сокращенном виде.
  • Подразделение при необходимости, из которого происходит расходование наличных денег на подотчет.
  • Номер – проставляется в хронологическом порядке в соответствии с действующей нумерации в организации, отраженной в кассовой книге.
  • Дата – день заполнение ордера соответствует моменту выдачи в подотчет денег подотчетному лицу.
  • Код подразделения нужно заполнять, если таковые введены в организации.
  • Счет бухгалтерского учета, в дебет которого поступает подотчетная сумма (счет 71).
  • Код аналитического учета заполняется при ведении аналитики по данном счету.
  • Кредит – счет 50, предназначенный для учета операций по кассе.
  • Сумма – цифрами заполняется выдаваемая под отчет денежная сумма.
  • Выдать – ФИО работника подотчетного лица, которому выдаются деньги в подотчет, заполняется в дательном падеже.
  • Основание – основание и цель выдачи наличных денег (например, выдача в подотчет на оплату канцтоваров по накладной №11 от 14.11.2018).
  • Сумма – прописью в именительном падеже с большой буквы, копейки цифрами, ниже повторяется та же величина цифрами.
  • Приложение – документальное основание для выплаты денежных средств под отчет работнику, это может быть заявление подотчетного лица или приказ.
  • Подписи ответственных лиц – руководитель и главный бухгалтер.
  • Получил – полученная подотчетным лицом денежная сумма из кассы, дата получения и подпись.
  • По – реквизиты паспорта подотчетного лица.
  • Выдал – подпись и ФИО кассира, выдавшего деньги под отчет из кассы.

Какое основание указать в форме КО-2?

В строке «Приложение» нужно указать документы, которые служат основанием для выдачи кассиром денежных средств подотчетному лицу.

Как правило, составляется заявка или заявление от работника на имя руководителя, где заполняется необходимое количество денег, цель их расходования.

На заявлении руководитель ставит одобряющую визу.

Заявление с визой является достаточным основанием для кассира, чтобы выдать из кассы денежную сумму.

Также выдача возможна на основании приказа руководителя, где прописано распоряжение выплатить определенную денежную сумму конкретному человеку.

В строке «Основание» вносится фраза, начинающаяся со слов «Выдача под отчет…», далее поясняется, на что именно будут потрачены деньги.

Скачать образец заполнения

Скачать пример заполнения расходного кассового ордера на подотчет – word.

Полезное видео

О новых правилах выдачи наличных денежных средств подотчет, рассказано в данном видео:

Выводы

При выдаче в подотчет денег бухгалтер обязательно заполняет расходный кассовый ордер. На его основании работнику выдается наличность из кассы кассиром.

В момент получения денег подотчетное лицо обязано поставить свою подпись.

РКО позволяет учесть произведенную расходную операцию по кассе. Ордер регистрируется в кассовой книге, а в бухгалтерском учете с помощью двойной записи отражается данная расходная операция.

Пример заполнения расходного кассового ордера и инструкция


Документальное сопровождение выдачи наличных

В наше время тотального господства банков и банковских переводов ни одна организация не может обойтись без фактических денежных средств. В этой статье рассматривается пример заполнения расходного кассового ордера (РКО) и вопросы, связанные с его применением.

Любая организация или ИП обязаны вести расчеты с контрагентами, осуществлять платежи в бюджет и фонды через расчетный счет. Но остается еще немало случаев, когда нужны наличные деньги:

  • выдача подотчетному лицу
  • расчет по оплате труда
  • выдача на хозяйственные нужды
  • оплата аванса поставщику

Правовая основа и обязательность заполнения кассового документа

Правовой Федеральный акт возлагает на Центробанк определить шаг за шагом операции по кассе. Этот распорядок расписан Указанием Банка, где говорится, что все кассово-денежные операции оформляются ордерами: приходными и расходными. Там же указаны наименования стандартных форм. Формы эти закреплены в законодательных нормативах. Форма КО-2 предназначена для расходного кассового ордера.

Таким образом, создание расходно-кассового документа при выдаче денег является обязательной процедурой.

Пример заполнения расходно-кассового ордера поможет правильно составить документ. Кроме того, он обязательно должен записываться в журнальной форме, где фиксируются все приходные и расходные документы кассы. Этот журнал, в свою очередь, имеет КО-3 стандартную форму.

Оформление ордера

Оформляет расходный кассовый документ бухгалтер. На уровне законодательства нет четких требований, как заполнять ордер. Но так как для ордера существует унифицированная форма, то ответственное лицо заполняет бланк ордера в соответствии с требованиями соответствующих полей в форме:

Пример РКО

  • на верхней строчке пишется название организации
  • ниже его – структурное подразделение; если нет подразделения, то ставится прочерк
  • в табличке «Коды» код по ОКУД 0310002 – проставляется автоматически, а код ОКПО должен соответствовать коду из классификатора

Далее проставляется номер, присвоенный документу и дата его составления, дата получения денег из кассы.

Затем бухгалтер должен проставить бухгалтерские счета. Кредит счета всегда будет 50, а вот дебет зависит от хозяйственной операции, в соответствии с которой выдаются деньги:

  • 70 – выдача зарплаты сотрудникам
  • 60 – оплата поставщикам и заказчикам
  • 71 – расчет с подотчетными лицами
  • 51 – перевод определенной суммы на текущий счет организации

В следующей графе проставляется сумма операции, ниже записывается фамилия работника, который получает деньги. В строке «Основание» записывается хозяйственная операция, на основании которой происходит снятие денег. Это чаще всего:

  • оплата труда сотрудников
  • выдача на хозяйственные нужды
  • наличные перечисляются на счет (расчетный)
  • выплаты по договорам аренды и т.д.

В следующей строке «Сумма» записывается сумма прописью. Строка «Приложение» – это документы, подтверждающие происходящие хозяйственные операции. Это может быть:

  • платежная ведомость
  • письменное заявление на хозяйственные нужды
  • квитанция к объявлению на взнос наличными соответственно и т.д.

Ниже подписывается руководство организации. Если бухгалтера в организации нет, то за него расписывается руководитель.

Требования к оформлению РКО

Пример заполнения расходно-кассового ордера подтверждает, что РКО является финансовым документом, поэтому:

  • в записях не должно быть помарок, исправлений, ошибок
  • заверять расходник электронно-цифровой подписью нельзя
  • документ должен быть в бумажном виде

Выдача денег в кассе по РКО

Процедура выдачи денег в кассе

Деньги по расходному ордеру выдает кассир организации. В его обязанность входит проверить правильность оформления ордера и убедиться, что руководитель и главный бухгалтер поставили свои подписи в соответствующих строках. В ордере есть строка, где записаны паспортные данные получателя:

  • фамилия, имя, отчество должны быть в дательном падеже
  • перед выдачей кассир должен сверить паспортные данные в ордере с оригиналом, который обязан предоставить получатель

В строке «Получил» надо написать сумму из кассы, ниже проставить текущее число и расписаться тому лицу, которое непосредственно получает деньги. После получения соответствующей суммы кассир должен поставить фамилию и расписаться.

Сейчас заполнение всех документов происходит на компьютере. В Указаниях Банка России № 3210-У отмечается, что расходник можно заполнять и от руки.

Упоминаний, что нельзя комбинировать автоматическое и ручное заполнение, тоже нет. Таким образом, при необходимости можно заполнить от руки те строки, которые не попали в расходник автоматически. Расходный документ заполняется в единственном числе и подшивается в кассовую книгу.

РКО в кредитных организациях

В банковских организациях тоже применяют РКО, только он имеет немного иную форму. Банк России в указаниях установил стандартный формуляр по ОКУД 0402009. Эта форма во многом схожа с той, которой пользуются некредитные организации, но есть и различия. Например, новые реквизиты:

Составление РКО в банке

  • талон отрывной к РКО № – указывается цифрами номер, который должен соответствовать РКО
  • дебет и кредит формируются, как того требуют положения Банка
  • свободное поле – заполняется, как того требуют правила, так называемого аналитического учета в случаях операций с драгоценными металлами. Этот порядок закреплен во внутреннем документе организации, учетной политике
  • символ – пишутся цифрами символы
  • шифр документа – это обозначение документа в цифрах
  • направление выдачи наличных денег – пишется направление выдачи, учитывая символы отчетности
  • свободное поле – пишутся реквизиты в соответствии с требованием учетной политики конкретной банковской организации

Руководство для бухгалтера

Новый правовой акт разрешает предпринимателям с 01.01.2013 создавать и использовать первичные формы документов. Но для РКО нужно использовать ранее утвержденные формы и заполнять их в соответствии с вышеуказанными правилами.

Таким образом, как видно из примера, составить документ РКО довольно просто. При составлении необходимо внимательно заполнить все поля документа без ошибок и помарок, иначе документ может быть признан недействительным.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

как правильно заполнить и где взять образец

РКО всегда осуществляется на основе договора между банковским учреждением и клиентом. Этот документ регламентирует порядок функционирования банковского счета клиента. В соответствии с пунктами подписанного документа банковское учреждение принимает на себя ряд обязательств. То же самое касается и клиента.

В первую очередь, банк обязуется проводить все банковские операции по счету клиента. Совершение банковских операций совершается согласно положениям действующего законодательства РФ и в пределах компетенции банка. Помимо этого, банк должен гарантировать сохранность финансовых средств, которые поступили на счет клиента в процессе совершения РКО. Банковское учреждение может осуществлять любые операции по счету клиента только лишь по его поручению.

В подписанном договоре также должны быть указаны условия конфиденциальности информации о хозяйственной деятельности банковского клиента. Банк неправомочен распространять какую-либо информацию об операциях, которые были совершены его клиентом. Наконец, в подписанном договоре на РКО должно быть четко указано, что банк обязан выдавать своему клиенту выписки с его счета по первому требованию.

Что такое договор на расчетно-кассовое обслуживание

Договор на РКО является официальным документом, регламентирующим отношения между банком и клиентом. Предметом договора всегда является счет, который банк открывает своему клиенту. Именно на этот счет банк будет принимать и зачислять денежные средства от клиента.

В соответствии с данным договором не только банковское учреждение, но и клиент берет на себя ряд обязательств. Во-первых, клиент должен рассчитываться по своим обязательствам путем перечисления на открытый счет необходимых сумм. Расчет может быть как наличными, так и безналичным. При этом клиент может самостоятельно распоряжаться финансовыми средствами, которые хранятся на счету. Также согласно договору клиент может давать банковскому учреждению поручения на совершение расчетно-кассовых операций. К правам клиентов также стоит отнести возможность требовать банковские отчеты о выполнений поручений. Еще одно право любого клиента – получение средств в порядке, установленном действующим законодательством и договором на РКО.

В том случае, если одна из сторон договор не будет выполнять свои обязательства, вторая сторона может потребовать возмещение понесенных убытков на условиях, предусмотренных законодательством нашей страны.

Как правильно заполнить договор на расчетно-кассовое обслуживание

Для заключения договора на РКО юридическое или физическое лицо должно заполнить и подать заявление на открытие счета в выбранном банке. Это заявление необходимо подать в один из филиалов данного банковского учреждения. При этом клиент должен предоставить пакет документов, который предусмотрен для открытия счета под определенную категорию клиентов. Следует знать, что в банках открываются различные счета для индивидуальных предпринимателей, нерезидентов, юридических лиц и т.д.

Договор на РКО состоит из нескольких пунктов:

  • предмет договора;
  • права и обязанности сторон;
  • размер и порядок оплаты услуг банка;
  • срок действия договора;
  • порядок разрешения споров;
  • ответственность сторон;
  • особые условия;
  • реквизиты и адреса сторон.

Только лишь после заполнения всех вышеперечисленных пунктов, договор обретает юридическую силу. Заключение договора также должно быть подтверждено подписями обеих сторон.

В завершение стоит добавить, что для официального оформления отношений с банком клиент должен предоставить копию учредительных документов, паспорт лица, представляющего документы на заключение договора, а также копию паспортов учредителей организации.

ООН по поддержанию мира и защите гражданского населения в эпоху COVID-19

Миротворцы миссии ООН в ДРК (МООНСДРК) провели встречу с внутренне перемещенными лицами, вождями и знатными людьми в Бужомбо. (МООНСДРК / силы)

На прошлой неделе 24 женщины, дети и младенцы были зарезаны в родильном отделении в Кабуле. Женщины были «сами по себе», поскольку политика больниц запрещала им сопровождать их в свете пандемии COVID-19. Пандемия вызвала серьезные разрушительные последствия во всем мире, но не помешала совершению таких зверств, несмотря на призыв Генерального секретаря Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриша к глобальному прекращению огня для борьбы с распространением болезни.Поскольку значительные ресурсы отвлекаются на борьбу с кризисом в области здравоохранения, многие субъекты продолжают совершать насильственные нападения и издевательства над гражданскими лицами.

В Мали 24 апреля боевики напали на несколько деревень и убили не менее десятка мирных жителей недалеко от Бандиагары. «Нас убивает, — сказал местный мэр, — не коронавирус, а война». На следующий день в Демократической Республике Конго (ДРК) 17 человек погибли в засаде в национальном парке Вирунга, который был закрыт с марта из-за опасений COVID-19.В начале мая всего за девять дней было зарегистрировано десять нападений на гуманитарные организации в северо-восточном городе Нделе в Центральноафриканской Республике (ЦАР), в результате которых 27 человек погибли, 56 получили ранения и 2000 человек стали перемещенными лицами.

Угрозы защиты расширяются и обостряются во время пандемии. COVID-19 и меры, принятые для ограничения его распространения, усиления существующих уязвимостей, создания новых потребностей в защите и ограничения возможностей субъектов защиты, действующих в зонах конфликтов.В частности, миротворческие операции ООН должны быстро адаптироваться и находить творческие решения для выполнения своих защитных функций на местах.

Рост насилия, злоупотреблений и напряженности

Игнорируя призывы к глобальному прекращению огня, многие враждующие стороны и вооруженные группы активизировали свою деятельность, использовали кризис здравоохранения для получения власти и контроля и продолжали угрожать мирным жителям. Некоторые вооруженные группы открыто атаковали больницы и медицинские центры COVID-19, в то время как другие воспользовались пандемией и сокращением присутствия государственных и международных субъектов, чтобы действовать и укреплять свои опорные пункты, как в ЦАР и Мали.В странах Африки к югу от Сахары количество нападений с применением насилия в период с середины марта по середину апреля увеличилось на 37 процентов, и воинствующие экстремистские группы заявили о своем намерении использовать COVID-19 как возможность для продвижения своей повестки дня, выполнения государственных функций и завоевания доверия. местных сообществ.

Некоторые государственные субъекты также совершали злоупотребления , с утверждениями о чрезмерном применении силы при введении комендантского часа и чрезвычайных мер, и в более общем плане обеспокоены усилением репрессий и злоупотреблений в контексте введенных государством запретов.Например, в Южном Судане силы безопасности, как сообщается, избивали и стреляли в мирных жителей, обвиняемых в распространении COVID-19.

COVID-19 также усилил напряженность в обществе во многих странах, поскольку в пандемии обвиняют меньшинства и определенные группы. Сообщается, что в ЦАР мусульман изображают «аутсайдерами, распространяющими вирус», а вооруженные группы обвиняют внутренне перемещенных лиц в вспышках заболеваний и вынуждают их вернуться в места происхождения.

Кроме того, задерживаются мирные процессы и инициативы по посредничеству и примирению, а также осуществление важнейших мер укрепления доверия, таких как процессы разоружения и реинтеграции.Это, вероятно, усилит напряженность и вызовет разочарование среди сторон конфликта и сообществ. В ЦАР возможный пересмотр поправки к конституции о продлении срока полномочий президента и парламентариев встречает сильное сопротивление и может спровоцировать общественные беспорядки, в то время как в Мали политическая активность в центре страны снизилась. В Абьее на массовые консультации, основанные на объединенных комитетах сообщества общин, повлияли ограничения на поездки и сокращение участия как со стороны ООН, так и со стороны членов сообщества.

Ограничение экономических возможностей также подвергает гражданское население большей уязвимости и риску радикализации и вербовки вооруженными группами. Кроме того, дефицит управления и ограниченные возможности государства иногда приводили к неправильному осуществлению мер сдерживания, направленных на борьбу с вирусом. В ДРК более тысячи заключенных были освобождены из-под стражи в конце марта, чтобы ограничить вспышки, а неадекватные процессы проверки привели к освобождению ключевых участников, причастных к насильственным конфликтам.

Дополнительные ограничения для миротворцев ООН

Миротворцы ООН уполномочены защищать гражданских лиц от физического насилия в ДРК, ЦАР, Мали, Южном Судане, Дарфуре, Ливане и Абьее. Кризис COVID-19 сам по себе не является угрозой физического насилия, что является ключевым фактором, определяющим «защиту гражданского населения» (POC) в миротворческой деятельности. Однако распространение вируса и меры по смягчению его последствий прямо или косвенно сказываются на рисках для уязвимых мест и на способности миссий защищаться.

За последние два десятилетия миротворческие миссии постепенно адаптировали свои стратегии защиты, охватывая целостный подход, предполагающий скоординированное вмешательство военных, полиции и гражданского населения. Это влечет за собой применение силы для обеспечения физической защиты местного населения от любой угрозы насилия, а также поддержание диалога, взаимодействия и других действий, способствующих созданию «защитной среды». В качестве одного из наиболее очевидных воплощений «ориентированной на людей» ООН миротворческие миссии тесно сотрудничают с сообществами для документирования нарушений прав человека, оценки потребностей и угроз в защите, разработки местных планов защиты и механизмов раннего предупреждения, а также укрепления диалога и посредничества для разрядки напряженность.

COVID-19 ставит под сомнение осуществимость стратегий защиты, основанных на таком обширном контакте с местным населением. В поддержку мер по смягчению последствий, миссии ООН вынуждены пересмотреть свои стратегии, оперативную деятельность и методы работы в соответствии с принципом ООН «не навреди». Они должны соответствовать двум совпадающим ожиданиям: обязанность обеспечивать непрерывность бизнеса и выполнять свои мандаты в отношении POC, особенно в свете угроз, вновь возникших или усугубленных пандемией; и необходимость предотвращения вреда и защиты здоровья персонала ООН и местных сообществ, в том числе посредством социального дистанцирования и поддержки правительственных стратегий.

Эти ожидания создали фундаментальную дилемму для операций по поддержанию мира, поскольку стратегии сдерживания порождают новые проблемы для эффективного выполнения мандатов по защите. Например, миссии сократили свои следы, чтобы предотвратить распространение вируса. Большинство из них сократили патрулирование и личное участие, что значительно снизило их способность сдерживать насилие и физически вмешиваться.

В Мали батальоны миссии ООН (МИНУСМА) сообщили о случаях COVID-19, и им пришлось изолировать и изолировать их, что затруднило оперативные возможности военного компонента ООН.Поскольку МИНУСМА рассматривает стратегии, позволяющие минимизировать контакты с местным населением или вообще не контактировать с ними, военный компонент уделяет приоритетное внимание воздушному патрулированию, а полиции ООН пришлось сократить количество патрулей до механизированных.

В Дарфуре миссия ООН-Африканского союза (ЮНАМИД) сократила количество патрулей и взаимодействие с местными жителями до минимума из-за ограничений на передвижение. Временные силы ООН в Ливане (ВСООНЛ) сократили свои учения для противников и приостановили информационно-пропагандистскую или оперативную деятельность, требующую физического контакта с общинами и ливанскими вооруженными силами.Возможности временных сил ООН в Абьее (ЮНИСФА) по обеспечению зоны, свободной от оружия, посредством патрулирования и контрольно-пропускных пунктов также гораздо более ограничены из-за ограничений COVID-19. Во всех этих миссиях образовавшийся вакуум безопасности может быть легко заполнен агрессивными актерами.

Помимо сокращения присутствия военных, отсутствие гражданского персонала в некоторых полевых отделениях снижает возможности для посредничества, анализа угроз защиты и механизмов оповещения. Например, мониторинг прав человека снизился в ЦАР, где ограничения на поездки и передвижение привели к сокращению количества проверок и миссий по защите, а гражданский персонал ООН сталкивается с большими трудностями в доступе к общинам для оценки злоупотреблений.В ДРК налаживание некоторых межобщинных диалогов было отложено до дальнейшего уведомления.

Поскольку ООН приостановила ротацию войск и полиции, содержание одних и тех же контингентов в сложных условиях в течение неопределенного периода времени вызывает много опасений по поводу возможного снижения производительности и эффективности. То же самое относится и к гражданскому персоналу, находящемуся в изоляции в опасных, враждебных и сложных зонах конфликта с ограниченными ресурсами и средствами связи.

Кроме того, противники мира усилили пропаганду против ООН, подпитывая и без того хрупкое доверие населения к миротворцам.В большинстве случаев миссий, похоже, усиливаются анти-ООН и ксенофобные настроения. Кампании дезинформации против МИНУСМА, государственных сил и международных сил используются экстремистскими группами, предполагающими, что миссия распространяет вирус. Например, в районе Бандиагара группа недовольных женщин заблокировала патруль МИНУСМА и забросала сотрудников ООН камнями.

Анти-ООН дискурсы были зарегистрированы также в ДРК, ЦАР и Южном Судане, когда персонал беспокоился о рисках гражданских беспорядков и протестов против ООН.Это может значительно подорвать доверие населения к ООН как к субъекту защиты и спровоцировать сокращение использования механизмов раннего предупреждения, созданных для получения предупреждений и адекватной защиты местных сообществ, таких как бесплатный номер, недавно установленный МИНУСМА в Мопти.

Наконец, отвлечение финансирования оказывает дополнительное давление на способность миссий поддерживать деятельность по защите. В миссии ООН в ЦАР (MINUSCA), UNIFIL и UNAMID средства программных проектов и проектов с быстрой отдачей были перенаправлены на поддержку усилий местных и национальных учреждений по сдерживанию распространения COVID-19.Хотя проекты по повышению осведомленности и осведомленности косвенно способствуют усилиям по защите, снижая риски для уязвимых мест, вызванных COVID-19, они также отвлекают ресурсы от других проектов по защите. На глобальном уровне финансирование операций по поддержанию мира также может быть перенаправлено на борьбу с кризисом COVID-19, что усугубит и без того нестабильную финансовую ситуацию для операций ООН.

Новое изобретение защиты в контексте пандемии

Хотя COVID-19 создает много новых проблем, это не первый случай, когда миротворческим операциям ООН приходится адаптировать и рассматривать изменение стратегий защиты в свете кризиса.Миротворцы уже были призваны вводить новшества с участием сообщества в недопустимых контекстах, таких как Мали, где поддержание связи с населением может подвергнуть их риску побочного ущерба или мести со стороны экстремистских групп. В последней политике по борьбе с преступностью, опубликованной Департаментом миротворческих операций (DPO), подчеркивается, что непричинение вреда и уменьшение вреда гражданскому населению являются основными принципами для миротворцев, выполняющих мандаты по защите.

Также повышенное внимание уделяется переходным условиям, включая Дарфур и, возможно, ДРК, куда миротворческие миссии в конечном итоге должны будут покинуть, несмотря на продолжающиеся угрозы в отношении гражданского населения.После закрытия баз МООНСДРК в Валикале или сокращения опорных пунктов в Дарфуре необходимость продолжения поддержки защиты in absentia в освобожденных районах, как представляется, стала основной проблемой. МООНСДРК уже рассматривает возможность использования средств связи и беспилотных летательных аппаратов для дистанционного наблюдения за развитием событий в области безопасности, а также мобильных групп для доступа к горячим точкам, где постоянное присутствие невозможно.

Кроме того, это не первый случай, когда миротворческие операции ООН должны учитывать свою роль в возникновении эпидемии.Скандал, связанный с распространением холеры миротворцами ООН в Гаити, или проблемы борьбы с лихорадкой Эбола при защите гражданского населения в Восточном Конго уже преподают много уроков. Важным является укрепление стратегической коммуникации и тщательная работа над публичными сообщениями для противодействия разжиганию ненависти, слухам и дезинформации. Ключевым моментом является информирование общественности о COVID-19 и прозрачность того, как вирус влияет на миссию и сдерживает ее.

Миссии уже очень активно участвуют в профилактических мероприятиях путем повышения осведомленности и осведомленности о пандемии, а также расширили охват с помощью своих радиостанций и средств общественной информации.Это будет особенно важно, поскольку случаи COVID-19 начинают регистрироваться на объектах для уязвимых мест, находящихся в ведении миссии ООН в Южном Судане, и на военных базах ООН в Мали.

Поскольку COVID-19 выявляет фундаментальные разломы и социальные дефициты во многих странах, миссии ООН также должны будут сосредоточиться на «создании защитной среды», особенно там, где меры сдерживания ограничивают их способность обеспечивать физическую защиту. Хотя личное участие должно быть сокращено или проводиться иначе, диалог должен продолжаться и оставаться основным инструментом в стратегиях защиты операций по поддержанию мира.Миссии могут взаимодействовать со многими участниками для решения проблем, вызывающих конфликты, переговоров о прекращении огня, содействия добровольному возвращению внутренне перемещенных лиц и поощрения прав человека. ЮНАМИД, например, ввела «наблюдение за соблюдением прав человека в связи с COVID-19», чтобы отслеживать, соответствуют ли меры сдерживания в Дарфуре нормам и стандартам в области прав человека и защиты.

Если когда-либо, то сейчас самое время убедиться, что миротворческие операции ООН следуют политическим стратегиям, которые ставят защиту в центр их участия и деятельности, включая инициативы по наращиванию потенциала и поддержку национальных заинтересованных сторон.Вторя призыву Генерального секретаря Гутерриша, все миссии должны работать с региональными, национальными и местными субъектами для прекращения боевых действий и актов насилия, а также выступать за меры защиты от пандемии.

Проблема рассмотрения женщин как «быстрое решение»

Первые официальные обвинения в причастности миротворцев к сексуальным проступкам стали известны во время миссии ООН в Камбодже в 1992 году, за этим последовали сообщения из Боснии и Герцеговины, Гаити, Демократической Республики Конго (ДРК) и Восточного Тимора (Simic, 2010).Эти обвинения стали более частыми по мере роста масштабов миротворческой деятельности. «В 2006 году, например, было 357 заявлений о сексуальной эксплуатации и сексуальных надругательствах с участием миротворцев ООН, и 252 заявления были достаточно существенными, чтобы требовать расследования. Растущее количество дел привело к призывам к подтверждению приверженности расследованию и судебному преследованию обвиняемых и помощи потерпевшим (Fasulo, 2009). Однако миротворцы, виновные в сексуальном насилии и других военных преступлениях, увековеченных в конфликтных и постконфликтных странах, всегда пользовались иммунитетом в своих странах и за рубежом, потому что они рассматриваются в первую очередь как стабилизаторы.Это история и настоящая реальность, с которой борется ООН. Хотя усилия должны были быть предприняты раньше, важно признать, что сейчас Организация Объединенных Наций пытается решить проблему злоупотребления властью со стороны миротворцев.

Совет Безопасности принял множество резолюций, направленных на улучшение положения женщин, например, в сфере операций по поддержанию мира. Эта рационализация подкрепляется исследованиями, проведенными Лизой Халтман и Каином Йоханссоном, среди прочих, которые изучают взаимосвязь между сексуальной эксплуатацией и насилием и операциями по поддержанию мира.Используя набор данных «Сексуальное насилие в вооруженном конфликте» (SVAC), авторы обнаружили, что сообщения о сексуальном насилии в среднем повышают вероятность проведения миротворческой операции (Fasulo, 2009). Акты сексуального насилия и то, как они характеризуются, влияют на то, как мы обеспечиваем безопасность — когда мы входим и кого отправляем.

В рамках ООН, занимающейся положением женщин, в последнее время особое внимание уделяется роли женщин-миротворцев. Ученые и разработчики политики заявили о многочисленных преимуществах привлечения женщин в качестве миротворцев, даже заявив, что они увеличивают вероятность «цивилизованного» поведения среди персонала и добавляют легитимности миссиям.Например, женщины-офицеры-миротворцы считаются более эффективными, чем коллеги-мужчины, способными смягчать потенциально опасные ситуации без применения силы. Кроме того, «многие считают, что женщины необходимы в миротворческих операциях, по крайней мере частично, потому что можно ожидать, что они будут вести себя лучше, чем их коллеги-мужчины, или будут влиять на своих коллег-мужчин, чтобы они вели себя лучше» (Fasulo, 2009). Здесь мы находим, к сожалению, общий язык, который говорит международному сообществу, что мужчины не несут полной ответственности за свои действия, а женщины должны играть роль в ограничении менее желательных агрессивных мужских склонностей.Это проблемное понятие отчасти является причиной предвзятых, необоснованных и неудачных подходов к борьбе с актами сексуального насилия и эксплуатации (SEA) во время конфликта, включая действия, совершаемые миротворцами. Для того чтобы мы по-настоящему понимали условия, в которых происходит миротворчество, и разрабатывали соответствующие ответы на обвинения в СЭО со стороны персонала ООН, роль женщин не может быть маргинализована или мифологизирована как волшебный инструмент посредничества в войне.

Хотя в этом эссе признаются юридические ограничения наказания ООН за действия, противоречащие ее резолюциям и убеждениям, важно отметить, что даже этот международный орган, который выставляет напоказ свою приверженность равенству и учету гендерной проблематики, на практике воспроизводит гендерные аспекты — и многое другое. что важно — ложные — представления о мире и безопасности, примером которых является реакция организма на сексуальную эксплуатацию и насилие со стороны миротворцев.Реакция Организации Объединенных Наций на сексуальную эксплуатацию и надругательство носит гендерный характер и попадает в проблемные нарративы, которые порождают политику и действия, которые не позволяют эффективно решать гендерные вопросы в миротворческой деятельности и оставляют нас слепыми для истинного понимания преступников и условий, в которых они преуспевают. Необходимо обратить внимание на важную роль, которую фреймворк и конструирование играют в признании явлений и разработке политических движений. Не оспаривая традиционно сложившиеся представления о гендерных ролях, мы не можем создавать стипендии или выполнять миссии, отражающие сложные реальности зон конфликтов и зверства, которые происходят в них.Мы не можем утверждать, что понимаем насилие — или безопасность, если умышленное игнорирование встроенных гендерных социальных условий, которые структурируют нашу повседневную жизнь и характеризуют среду, в которой обсуждаются акторы, продолжает наносить ущерб исследователям и практикам.

Сексуальная эксплуатация и насилие (SEA) в операциях по поддержанию мира

«Международные миротворческие миссии иногда обвиняются в создании хищнической сексуальной культуры, когда в сообщениях говорится обо всем: от миротворцев, заставляющих уязвимых лиц оказывать сексуальные услуги в обмен на еду или скудную заработную плату, сообщать о случаях изнасилования под дулом пистолета »(Нордас, 2013).Как понять момент, когда миротворец становится преступником? В 1984 году Диана и Рассел разработали четырехфакторную модель, которая предлагает предварительные условия, позволяющие совершить изнасилование: (1) факторы, создающие предрасположенность или желание изнасиловать, (2) факторы, снижающие внутренние запреты на реализацию этого желания, (3) ) факторы, снижающие социальные запреты на реализацию этого желания, и (4) факторы, снижающие способность потенциальной жертвы сопротивляться изнасилованию или избегать его. Согласно модели Рассела, миротворчество создает среду, подходящую для злоупотреблений; тот, который характеризуется динамикой власти и групповым мышлением.Арены, охваченные войной, как правило, поддерживают культуру господства над властью, а не власти.

В ситуациях неравенства власти любые сексуальные отношения могут подпадать под порог сексуальной эксплуатации и надругательства, а не только те действия, которые совершаются с применением грубой силы или непосредственной угрозы силой. Можно провести различие между СЭО, предполагающей прямую физическую силу и насилие, и коммерческим сексом, но это не кажется уместным, если разница во власти между участниками ощутима.Например, вопрос о том, в какой степени женщины, торгующие сексом в обмен на еду в контексте миротворческой операции, делают это по собственной воле, и насколько у них есть реальный выбор, является предметом споров. Поскольку изнасилование более распространено, когда потенциальная жертва обесценивается, а предполагаемые издержки, понесенные преступником, низки, обстановка принуждения, такая как постконфликтная зона, делает ненужным прямое применение силы в случаях сексуальных проступков.

Несмотря на недавнее международное осознание проблемы сексуальной эксплуатации и надругательства (СЭО) в миротворческой деятельности, лишь немногие исследования изучали этот вопрос сравнительно (Нордас, 2013).Большинство исследований по поддержанию мира сосредоточено на способности операций по поддержанию мира. Немногие из них напрямую касаются сексуальной эксплуатации и надругательств. «На сегодняшний день изучению движущих сил СЭО в миротворческой деятельности серьезно препятствует отсутствие систематических данных. Однако изучение СЭО в миротворческой деятельности сопряжено со значительными проблемами, в частности, с надежностью данных »(Nordas, 2013). «Сексуальная эксплуатация и насилие со стороны миротворцев: понимание различий» предоставляет исследователям относительно новый набор данных, который, похоже, поможет заполнить эту дыру в литературе.Исследование охватывает 36 международных миротворческих миссий Организации Объединенных Наций, Организации Североатлантического договора, Экономического сообщества западноафриканских государств и Африканского союза, действующих в 1999–2010 годах. Набор данных полезен для анализа того, как сообщения о сексуальном хищничестве различаются в контексте миротворческой деятельности. Это, в свою очередь, позволяет исследователям взглянуть на условия, в которых процветают преступники. Данные показывают, что SEA чаще сообщается в ситуациях с более низким уровнем смертей, связанных с боевыми действиями, в более крупных операциях, в более поздних операциях, в менее развитых странах, принимающих миссию, и в операциях, где конфликт был связан с высоким уровнем сексуального насилия. насилие »(Нордас, 2013).Как ни странно, миссии, в мандатах которых конкретно упоминаются женщины, как правило, связаны с более высокой вероятностью сообщений о сексуальном насилии. Поддержание мира, вероятно, ограничит наименование нарушителей и их позор; другая, казалось бы, парадоксальная реальность. Однако эти странные истины хорошо вписываются в более широкое повествование, связанное с нашим определением гендерных ролей и последствий проблемных норм.

Реальность, подпитываемая мифом

По мере увеличения числа случаев обвинения миротворцев в сексуальных надругательствах преобладает мнение, что такие преступления можно было бы сократить или искоренить, если бы увеличилось число женщин, носящих голубые каски ООН.Женщин поощряют присоединяться к миротворческим операциям в качестве сил, решающих проблемы сексуального насилия, а также их называют «защитниками» местных женщин как со стороны местных мужчин, так и со стороны иностранных мужчин-миротворцев. «Вместо достижения гендерного баланса понятие ООН о женщинах-миротворцах усиливает гендерные стереотипы, предполагая, что присутствие женщин может иметь« умиротворяющий эффект »на их коллег-мужчин» (Simic, 2010). Идея состоит в том, что этот «умиротворяющий эффект» приведет к сокращению количества публичных домов, возникающих вокруг миротворческих баз, уменьшению числа брошенных детей и помощи в борьбе с заболеваниями, передаваемыми половым путем.Тарья Ваниринен утверждает, что дискурс ООН по гендерным вопросам и операциям по поддержанию мира представляет собой типичную современную бинарную структуру. Сложное определение пола часто неправильно понимается таким образом, и в официальных документах оно было представлено как синоним слова «женщина». История о женщинах-миротворцах, «естественно» склонных помогать решать женские проблемы и ограничивать плохое поведение своих коллег-мужчин, является мифом. Миф, в котором идеи и действующие лица, связанные с женственностью, кажутся лишенными легитимности, одновременно являясь опорой легитимности, на которой намерена стоять ООН.Тем не менее, проблемы, с которыми сталкиваются женщины, будучи разделенными в сверхмаскулинном пространстве, часто упускаются из виду. На практике это может проявляться как двойное бремя для женщин-миротворцев: попытки помочь местным женщинам разобраться со случаями сексуального насилия, а также предотвращение насильственных споров, которые могут возникнуть между мужчинами — это не включает рассмотрение возможного воздействия на женщин-миротворцев SEA своими коллегами.

По данным Женщины в голубых касках , , есть некоторые свидетельства, свидетельствующие о том, что «гендерно сбалансированные группы с большей вероятностью будут учитывать гендер и что участие женщин в процессе принятия решений приводит к лучшим результатам политики для женщин.Хотя это действительно кажется логическим выводом, это слишком упрощенно. Возможно, правда, что участие женщин в процессе принятия решений дает результаты, которые лучше учитывают проблемы женщин и возможные ответы, но условия окружающей среды, в которых принимаются эти решения, имеют большое значение. Миссии по поддержанию мира состоят из гражданских лиц, гражданской полиции и воинских контингентов — наибольшее присутствие имеют международные вооруженные силы и полиция. Мужественные качества военных миротворцев создают сложный и разнообразный набор идентичностей миротворцев.Это нельзя исследовать в отрыве от отношений внутри власти, когда мужчины занимают разные пространства в спектре маскулинности, которые описываются как маргинальные или гегемонистские. Сверхмаскулинная среда, часто встречающаяся в подразделениях, в которых большинство составляют мужчины, может означать, что только женщины, которые меньше всего заинтересованы в работе или поддержке других женщин, стремятся присоединиться к таким подразделениям (Pruitt, 2016). «Хотя миротворчество — относительно новая модель, она воспроизводит тот же традиционный ориентированный на боевые действия образ мышления гендерных ролей» (Simic, 2010).Он также может воспроизводить общие условия и / или последствия групповой динамики. Кэтлин Дженнингс иллюстрирует это. В отчете за 2008 год она «утверждает, что нет реальной разницы между мужчинами и женщинами-миротворцами, которые уравновешивают влияние отчетности на свою карьеру, дружбу и рабочую среду» (Simic, 2010). Эта рамка поддерживает феминистское исследование, которое предполагает, что женщины склонны вписываться — естественным путем, по собственному выбору или силой — в военную сверхмаскулинную среду, а не изменять ее.Поддержание мира, вероятно, ограничит наименование нарушителей и их позор, поскольку необходимо учитывать сложную систему идентификации. Общность и выживание связаны с созданием среды, способствующей групповому мышлению.

Организация Объединенных Наций думала, что решила ряд проблем, когда они учредили первое подразделение по поддержанию мира — женское миротворческое подразделение — в Либерии. Теоретически эти подразделения могли бы увеличить число женщин в миротворческих операциях, лучше реагировать на проблемы местных женщин, особенно в тех областях, где сексуальное насилие было частой частью конфликта, и вдохновили бы молодых девушек присоединиться к силам национальной полиции.Эта миссия привела к тому, что женщины-миротворцы из-за завышенных ожиданий и стереотипов с большей вероятностью отреагировали на преступления против местных женщин, увеличив свою рабочую нагрузку. Поскольку ожидается, что они возьмут на себя все проекты, касающиеся женщин в этом районе, а также будут регулировать поведение своих коллег-мужчин, это может даже продлить срок их работы на несколько месяцев; что и случилось с подразделением из Индии в либерийской операции. FPU считают, что женщины лучше всего работают с другими женщинами, и нельзя не напомнить ООН, что разделение никогда не было равным.Украинская женщина-офицер, которая работала в смешанной гендерной среде в Либерии, выразила обеспокоенность по поводу того, что FPU получают высокую оценку в рамках приверженности ООН гендерному мейнстримингу: « Что касается меня, когда мы говорим о равенстве, это должно быть реальное равенство » ( Прюитт, 2016). Она предложила ссылаться на гендерные квоты и переходить на смешанные единицы как на лучший способ двигаться к гендерному паритету, а не на все женские единицы. Ряд других офицеров, которые были проинтервьюированы и процитированы для Женщины в голубых касках , выразили мнение, что, по их мнению, местное население не считает их, прежде всего, женщин, а затем миротворцев, а, скорее, что люди сначала видят военную форму, а во вторую — форму. .Если люди реагируют на власть миротворцев в местном сообществе, независимо от их пола, борьба за увеличение числа женщин-миротворцев не приносит ожидаемых результатов. Все женские миротворческие подразделения (FPU) не будут и, что более важно, не могут решить все проблемы, связанные с женщинами, миром и безопасностью в контексте ООН. Ошибочные соображения пола и власти воспроизводят проблемные ответы на системный вызов.

Заключение

Женщины рассматриваются как быстрое решение проблемы сексуального насилия ООН.Передача ответственности женщинам не решает проблему сексуального насилия в операциях по поддержанию мира и не помогает искоренить его причины. Напротив, «построение устойчивого мира потребует работы как мужчин, так и женщин, в том числе миротворцев, политиков, сотрудников гуманитарных агентств, членов общественных организаций и общества в целом» (Simic, 2010). Какая система может быть альтернативой допросу, расследованию, предотвращению и судебному преследованию SEA со стороны миротворцев ООН? Трудно не связать эту проблему с неспособностью обеспечить учет гендерной проблематики в миротворческих операциях — и проанализировать это утверждение в ООН более широко.ООН постоянно не хватает миротворцев для различных миссий, но это не означает, что она должна принимать войска, поведение которых гораздо серьезнее финансовых проступков. Рэй Мерфи утверждает, что «если национальные власти не примут надлежащих мер для устранения и предотвращения такого неправомерного поведения, тогда вовлеченным странам нельзя позволять действовать в любом качестве, которое дает возможность для дальнейшего эксплуататорского поведения» (Murphy, 2006). Тем не менее, можем ли мы реально исключить возможность того, что это произойдет в мире, где даже ведущая международная организация становится жертвой гендерных мифов?

Представление гендерной проблематики и насилия важно при рассмотрении действий.«Кажется, что отношение« мальчики будут мальчиками »« усвоено »и принимается не только« мальчиками »(Simic, 2010). Гендерные вопросы затрагивают все слои общества, независимо от политического, экономического или социального контекста. «[Исследования феминистской безопасности стремятся] оспорить предполагаемую несоответствие пола… [чтобы] утверждать, что гендер не является подразделом исследований безопасности, который следует рассматривать отдельно или вкратце рассматривать как побочный вопрос» (Sjoberg, 2017). Лаура Сьоберг писала, что «феминистская стипендия и феминистская защита — это то, что в основном связано с безопасностью.Об этом свидетельствует устранение вреда, которое является неотъемлемой частью феминистской работы. Феминизм вынес на обсуждение исторически регулируемые или игнорируемые проблемные области. Сфера, которой уделяется значительное внимание, — это сексуальное насилие. Здесь анализ сексуальной эксплуатации и надругательств со стороны миротворческих сил Организации Объединенных Наций и реакция ООН дополнительно продемонстрировали, что когнитивные рамки определяют подход к безопасности. Похоже, женщин приглашали присоединиться к миротворческим операциям в качестве моральной элиты, чтобы воспитывать мужчин и подавать хороший пример.Факты свидетельствуют о том, что мифологизация женщин оказывает практическое и проблематичное влияние на официальную политику и построение миссии Организации Объединенных Наций по поддержанию мира. «Женщины — это не какая-то сверхмощная группа, имеющая естественные возможности для решения проблем, преграждающих путь к миру» (Прюитт, 2016).

Сексуальная эксплуатация — это власть больше, чем пол или любое физическое влечение к телу с особым полом. В сфере миротворчества речь идет о униформе; чувство власти и превосходства.Говоря языком — жаргоном — мы, кажется, много слышим о прогрессе, но «сеть мальчиков» укрепляется с помощью системных политик и практик.

Список литературы

«Расширение участия женщин в обеспечении мира и безопасности» в «Женщины в голубых касках: гендерные вопросы, правоохранительные органы» и первое женское миротворческое подразделение ООН . Прюитт, Лесли Дж. Окленд: Калифорнийский университет Press, 2016.

Мерфи, Рэй. «Оценка усилий ООН по борьбе с сексуальными проступками со стороны миротворческого персонала.» Международные операции по поддержанию мира 13, no. 4 (2006): 531-46.

«Миротворческие операции» В документе Руководство для инсайдеров ООН . Фасуло, Линда. 2-е изд. Издательство Йельского университета, 2009.

Нордас, Рагнхильд и Сири К. А. Рустад. «Сексуальная эксплуатация и насилие со стороны миротворцев: понимание различий». Международное взаимодействие 39, вып. 4 (2013): 511-34. DOI: 10.1080 / 03050629.2013.805128.

Симич, Оливера. «Имеет ли значение присутствие женщин? На пути к борьбе с сексуальным насилием мужчин в операциях по поддержанию мира.» Международные операции по поддержанию мира 17, no. 2 (2010): 188-99.

Шоберг, Лаура. «Что и где проводятся феминистские исследования в области безопасности?» Журнал региональной безопасности 11, вып. 2 (2017): 143-60. DOI: 10.11643 / issn.2217-995x162sps66. 143.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Почему миротворческая деятельность ООН находится в кризисе

Почти в 50 зонах конфликтов по всему миру около полутора миллиардов человек живут под угрозой насилия. Во многих из этих мест главными охранниками порядка являются не полицейские или правительственные солдаты, а военнослужащие Организации Объединенных Наций в голубых касках.С более чем 78000 солдат и 25000 гражданских лиц, разбросанных по 14 странам, миротворцы ООН составляют вторую по величине военную силу, развернутую за границей, после вооруженных сил США.

Их задача безмерна. От Гаити до Мали, от Косово до Южного Судана миротворцы ООН приглашаются в раздираемые войной страны, и им поручено поддерживать мир и безопасность. В большинстве случаев это означает не что иное, как преобразование государств и обществ. Миротворцы намеревались защищать мирных жителей, обучать полицейских, разоружать ополченцев, отслеживать нарушения прав человека, организовывать выборы, оказывать чрезвычайную помощь, восстанавливать судебные системы, инспектировать тюрьмы и продвигать гендерное равенство.И они пытаются все это в местах, где непрекращающийся хаос не поддается легкому решению; в противном случае их бы там не было.

К сожалению, это начинание имеет неоднозначную репутацию. Мировые лидеры продолжают призывать «голубые каски» в качестве решения, когда вспыхивает насилие в развивающемся мире. Президент США Барак Обама похвалил миротворческую деятельность ООН как «один из важнейших мировых инструментов для разрешения вооруженных конфликтов», а сама ООН утверждает, что она «помогла положить конец конфликтам и способствовать примирению, проведя успешные миротворческие операции в десятках стран».«Но на самом деле миротворцы ООН слишком часто не достигают своих самых основных целей. Во многих случаях они в конечном итоге беспомощно наблюдают, как бушует война. В других случаях они организуют выборы и объявляют о победе, но без устранения коренных причин, которые привели их к этому, что делает слишком вероятным, что в скором времени снова вспыхнет борьба.

Частично причиной этого отказа является нехватка ресурсов. Трудно винить в этом ООН, поскольку она полагается на взносы своих членов.Однако более серьезная проблема заключается в фундаментальном непонимании того, что способствует прочному миру. Стратегия ООН отдает предпочтение сделкам сверху вниз с элитами и зацикливается на выборах. Но при этом игнорируется то, что должно быть другим основным компонентом их подхода: принятие восходящих стратегий, основанных на местных знаниях, и предоставление людям возможности самим определять, как лучше всего способствовать миру.

ВОСХОД СИНИХ ШЛЕМОВ

Когда в 1945 году была создана ООН, она никогда не планировала иметь собственные боевые силы; в Уставе ООН нет упоминания о поддержании мира.Но быстро стало ясно, что такой потенциал будет необходим, если у организации есть хоть какая-то надежда на достижение своих простейших целей. В 1948 году посредник ООН в Палестине попросил небольшую группу охранников ООН для наблюдения за перемирием между Израилем и его арабскими соседями. Это специальная миссия, ознаменовавшая зарождение миротворчества. Большинство развертываний в течение следующих нескольких десятилетий происходило по аналогичной схеме: по приглашению правительства принимающей страны и с согласия всех воюющих сторон ООН отправляла солдат после прекращения огня или мирного урегулирования, при условии, что не будет постоянного член Совбеза наложил вето на эту идею.

Миротворцы ООН составляют вторую по величине военную силу, развернутую за рубежом, после вооруженных сил США.

Возможность вето означала, что вмешательство ограничивалось местами, которые не были вовлечены в соперничество между Востоком и Западом, и в результате миротворческие миссии были редкостью во время холодной войны. В период с 1948 по 1978 год было создано всего 13 миссий, а в период с 1979 по 1987 год — ни одного. Существовавшие миссии были довольно ненавязчивыми. Небольшое количество невооруженных наблюдателей будет наблюдать за линиями прекращения огня и выводом войск, как в Кашмире в 1949 году, или же легковооруженные солдаты попытаются встать между национальными армиями, как в Ливане в 1978 году.Иногда присутствие солдат ООН помогало предотвратить дальнейший конфликт, а иногда — нет. Война Судного дня 1973 года воплотила этот неоднозначный послужной список: миротворцам ООН удалось добиться прекращения огня на египетско-израильской границе на Синае, но им не удалось добиться того же на израильско-сирийской границе на Голанских высотах. Несмотря на то, что миротворческие силы ООН были удостоены Нобелевской премии мира 1988 года, их глобальное влияние оставалось ограниченным.

Окончание «холодной войны» ознаменовало новую эру.Поскольку напряженность между США и Советским Союзом больше не парализует ООН, организация, наконец, думали ее лидеры, сможет выполнять свою работу. Таким образом, в течение примерно двух лет, с апреля 1991 г. по октябрь 1993 г., было проведено 15 новых операций по поддержанию мира — больше, чем за первые 40 лет своей истории. Во многих странах миссии сработали: в Намибии, Сальвадоре, Камбодже и Мозамбике миротворцы помогли снизить уровень насилия, разоружив комбатантов и заключив посреднические соглашения. Благодаря огромному количеству миссий миротворчество стало институционализированным.Он обзавелся специальным отделом в ООН, собственным персоналом, бюджетом и стандартными операционными процедурами — всеми бюрократическими атрибутами глобального приоритета.

Оптимизм вскоре угас. Сначала были события в Сомали, куда ООН направила около 28 000 военнослужащих для наблюдения за прекращением огня в стране, где продолжается затяжная гражданская война, и для оказания гуманитарной помощи. В июне 1993 года там боевиками были убиты два десятка пакистанских миротворцев, а несколько месяцев спустя в эпизоде ​​«Падение Черного ястреба» — 18 U.Солдаты С. поддерживают миссию ООН. Затем последовали массовые убийства в Руанде в 1994 году и в Сребренице в 1995 году, когда миротворцы ООН стояли в стороне и наблюдали, как местные вооруженные группировки совершают геноцид.

Наблюдатели начали скучать по миротворчеству. Люди, живущие там, где действовали миротворцы, были не намного добрее, изображая их кроткими иностранцами, не интересующимися своей работой. Сальвадорцы прозвали миссию ООН в своей стране «Vacaciones Unidas» (United Vacations), киприоты говорили о «хранителях пляжа», а боснийцы издевались над «смурфами».Тем не менее, поскольку крупные державы предпочитали операции ООН полномасштабному вмешательству, в котором они не были заинтересованы, Совет Безопасности продолжал быстро генерировать миссии, санкционировав 16 из них в период с 1994 по 1998 год.

К 1999 году ООН осознала необходимость переосмысления своего подхода. В том же году лидеры Косово, Восточного Тимора, Сьерра-Леоне и Демократической Республики Конго наконец достигли мирных соглашений и попросили ООН помощи в их выполнении. Генеральный секретарь организации Кофи Аннан, ранее возглавлявший ее департамент по поддержанию мира, хотел предотвратить новые неудачи, поэтому он запросил два важных обзора международного вмешательства.Первым результатом стал доклад Брахими (названный в честь алжирского дипломата, возглавившего инициативу), в котором подробно описаны реформы, направленные на повышение эффективности миротворческой деятельности ООН. Второй порождал доктрину «ответственности за защиту»: идею о том, что так называемое международное сообщество морально обязано помогать людям, живущим в государствах, которые не могут или не хотят защищать своих граждан от серьезных нарушений прав человека.

Сальвадорцы прозвали миссию ООН в своей стране «Vacaciones Unidas» (United Vacations), киприоты говорили о «хранителях пляжа», а боснийцы издевались над «смурфами».”

Эти доклады и начатые ими дебаты изменили подход ООН к миротворческой деятельности. Миротворцы больше не должны просто пассивно следить за линиями прекращения огня. Вместо этого они должны занять активную позицию, используя военную силу, чтобы предотвратить насилие со стороны комбатантов. Чтобы избежать новой Руанды или Боснии, где чрезмерно строгие правила ведения боевых действий привели к катастрофе, миротворческие силы должны иметь сильные мандаты и достаточные ресурсы.

В результате этих событий миротворчество сейчас сильно отличается от того, что было во время холодной войны.Вместо того, чтобы пытаться положить конец войне в первую очередь между государствами, миротворцы теперь сосредоточены на поддержании мира внутри государств. Их обязанности расширились и включают в себя подробные списки задач, от реорганизации армий до защиты населения и организации выборов. Соответственно эволюционировал и персонал. Помимо солдат и офицеров, миссии ООН теперь нанимают экспертов по вопросам развития, гендера, политики, экономики, администрации, правосудия, прав человека, разминирования, выборов, средств массовой информации и коммуникации.В послевоенном Восточном Тиморе и Косово ООН даже фактически выполняла функции переходного правительства, контролирующего функции новых государств. А из 18 миссий, развернутых с 2000 года, все большее число получили мандаты на «принуждение»: вместо того, чтобы полагаться на согласие всех воюющих сторон выполнять мирные соглашения и использовать свою военную мощь только для самообороны, солдаты ООН могут использовать смертоносная сила для поражения комбатантов. В Центральноафриканской Республике, Конго и Мали войска ООН в конечном итоге вступили в борьбу с повстанческими группами на стороне или от имени правительства.

Бразильский генерал Аугусто Элено Периера и демонстрант в Порт-о-Пренсе, Гаити, март 2005 г.

Даниэль Морель / REUTERS

Несмотря на все эти предполагаемые улучшения, сегодня, как и 20 лет назад, миротворцы часто не оправдывают возлагаемых на них высоких ожиданий. Все эксперты используют разные определения успеха и, таким образом, приходят к разным выводам, поэтому можно ли считать миссию ООН неудачной — вопрос интерпретации.Некоторые ученые пришли к положительным оценкам. Майкл Гиллиган и Эрнест Сердженти, например, подсчитали, что 85 процентов операций ООН привели к продолжительным периодам мира или сокращению периодов войны. Page Fortna определила, что при прочих равных присутствие миротворцев снижает риск начала новой войны на 55–62 процента. Лиза Халтман, Джейкоб Катман и Меган Шеннон показали, что развертывание войск ООН снижает количество смертей на полях сражений и убийств мирных жителей.Другие ученые пришли к более удручающим выводам. Джереми Вайнштейн обнаружил, что 75 процентов гражданских войн, в которые вмешалась ООН, возобновились в течение десяти лет после прекращения. Майкл Дойл и Николас Самбанис изучили 138 мирных процессов и обнаружили, что примерно половине из тех, в которых были миротворцы, не удалось уменьшить насилие или укрепить демократию. Ролан Пэрис тщательно проанализировал 11 миссий ООН и обнаружил, что только две из них смогли построить прочный мир.

Более того, миссии, которые отмечаются как успешные на национальном и международном уровнях, не обязательно улучшают условия на местах.В исследовании Либерии Эрик Мвукиехе и Сайрус Самии показали, что, несмотря на некоторые положительные результаты, развертывание миротворческих сил на муниципальном уровне не способствует безопасности или восстановлению местной власти.

Наконец, даже истории успеха разваливаются при ближайшем рассмотрении. Миссия на Кипре, начавшаяся в 1964 году, часто объявляется сокращением боевых действий между греческими и турецкими киприотами, но ее трудно назвать триумфальной. Остров разделен на две части, и политическое воссоединение выглядит почти таким же далеким, как и 50 лет назад.Операция 2004–2006 годов в Бурунди была образцом миротворческой деятельности ООН, которая помогла стране подавить насилие после долгих лет гражданской войны и помогла стране перейти к демократии. Однако десять лет спустя Бурунди вернулась к диктатуре и войне. Суть в том, что миссии ООН иногда в некоторой степени помогают, но они могли бы работать намного лучше.

МИР ДЕШЕВЫМ

Защитники ООН справедливо указывают на то, что у миротворцев одна из самых тяжелых работ в мире.Они действуют в местах, изобилующих безжалостными ополченцами, агрессивными армиями, коррумпированными чиновниками и ветхой инфраструктурой. Инструкции Совета Безопасности о поддержке правительства принимающей страны еще больше усложняют их задачу, поскольку повстанцы менее склонны к сотрудничеству, когда они считают, что ООН помогает врагу. Более того, поскольку великие державы, как правило, мало заботятся о кризисах, на которые направлена ​​ООН, миротворцам дается очень мало ресурсов для выполнения своих амбициозных задач. Бюджет операций ООН по поддержанию мира, составляющий 7 миллиардов долларов в год, может показаться внушительным.Но это составляет менее 0,5 процента глобальных военных расходов, и с его помощью организация, как ожидается, поможет разрешить более четверти всех продолжающихся войн.

Главное следствие — слишком мало людей на местах, из-за чего ООН трудно даже прикоснуться к своим мандатам. В Конго, например, офис миссии ООН по гендерным вопросам в провинции Северное Киву, где сексуальное насилие широко распространено, в течение многих лет укомплектовывался одним единственным добровольцем ООН. Между тем, количество солдат ООН обычно ничтожно, учитывая размер территорий, которые они должны контролировать или усмирять.Примерно один миротворец приходится на 400 квадратных миль в Западной Сахаре, один на 50 квадратных миль в Конго и один на 30 квадратных миль в Южном Судане. Сравните это с пиком войны США в Афганистане, когда на две квадратные мили приходился один иностранный солдат, или с самими Соединенными Штатами, где на четыре квадратных мили приходится один офицер правоохранительных органов.

В Западной Сахаре на каждые 400 квадратных миль приходится примерно один миротворец.

Поскольку ООН не имеет собственного резерва солдат, она должна полагаться на добрую волю своих государств-членов, чтобы предоставить их.Страны не хотят рисковать жизнями своих войск в конфликтах, в которых они не заинтересованы, и поэтому ООН часто требуются месяцы, чтобы собрать необходимые силы. Когда это наконец происходит, почти всегда появляются плохо обученные и плохо оплачиваемые солдаты из развивающихся стран. (В 2018 году основными поставщиками войск в ООН были Бангладеш, Эфиопия и Руанда.) Эти войска также часто плохо оснащены — вынуждены обходиться без вертолетов и обходиться устаревшими транспортными средствами.

Что еще хуже, их командиры подчиняются не только руководству ООН, но и иерархии своей страны.Эти офицеры знают, чего их страны ждут от них: вернуть свои войска домой в целости и сохранности. Когда им приходится выбирать между выполнением мандата ООН и предотвращением жертв, они обычно выбирают последнее. Именно это произошло в Сребренице в 1995 году, когда голландский командир миротворческого батальона, превосходивший численностью и вооружением, держал своих солдат в стороне, когда сербские силы окружили и убили около 8000 мусульманских мужчин и мальчиков.

Хуже всего то, что некоторые миротворцы вредят тем, кому они призваны помогать.В Центральноафриканской Республике, Конго и Сомали они применяли пытки. В Боснии, Гаити и Косово они были замешаны в сети торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации. Фактически, за последние 12 лет в ООН поступило около 1000 заявлений о сексуальном насилии и эксплуатации со стороны миротворцев. Тех, кто совершает такие ужасные поступки, меньшинство, но плохие парни нанесли серьезный ущерб репутации ООН.

НЕПРАВИЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ

Как руководство миротворческих операций в Нью-Йорке, так и рядовые сотрудники на местах склонны винить во всех этих бедах Совет Безопасности, который не предоставляет ни адекватных ресурсов, ни четких мандатов.Они говорят, что для достижения успеха миротворцам нужно больше денег, больше материально-технической поддержки и больше людей, а также более реалистичные инструкции. И, добавляют они, Совет Безопасности должен заставить страны, которые предоставляют войска, прекратить вмешиваться в операции на местах и ​​вместо этого сказать своим офицерам, чтобы они уважали систему командования ООН. Но миротворцы не могут возлагать ответственность на Совет Безопасности за все свои недостатки. Поскольку они являются продуктом компромисса, мандаты всегда расплывчаты, и их всегда нужно интерпретировать.Кроме того, даже когда могущественные государства и страны, предоставляющие войска, выделяют достаточно ресурсов на миссию ООН, в результате усилия часто терпят неудачу.

Проблема больше, чем полномочия и ресурсы. Прежде всего, это связано с двумя стратегическими выборами, которые часто делает ООН: во-первых, работать с национальными элитами, чтобы остановить насилие сверху вниз, и, во-вторых, добиваться быстрых выборов как способа консолидации мира. Стандартный подход ООН к прекращению войн заключается в проведении крупных и дорогостоящих конференций с целью заключения соглашений между правительствами и лидерами повстанцев, а затем организации всенародного голосования и объявления победы.Обе тенденции основаны на ошибочных предположениях.

Миротворцы ООН на границе с Израилем в районе деревни Кфар-Кила, Ливан, декабрь 2018 г.

Карамаллах Дахер / REUTERS

Слабость подхода «сверху вниз» заключается в том, что война часто является результатом не только национальной или международной конкуренции, но и конкуренции на местном уровне. Во многих зонах конфликтов борьба ведется по таким вопросам, как земля, вода, животноводство, а также традиционная и административная власть на низком уровне.В Южном Судане, например, не только напряженность между президентом Сальвой Кииром и бывшим вице-президентом, а ныне лидером повстанцев Риеком Машаром, питает нынешние боевые действия; это также клановое соперничество и бесчисленные ссоры между пастухами и фермерами.

Когда дело доходит до зацикленности ООН на выборах, проблема в том, что подталкивание к голосованию до того, как страна будет готова, может принести больше вреда, чем пользы. В Анголе в 1992 году преждевременное голосование вызвало возобновление боевых действий между правящей партией и основной повстанческой группировкой (в результате чего за два года погибло больше людей, чем в 17-летней войне, которую якобы закончила ООН).

Обе эти ошибки в полной мере проявляются сегодня в Конго, месте как самого смертоносного конфликта в мире со времен Второй мировой войны, так и крупнейшей миротворческой миссии в мире. ООН объясняет возникшую там борьбу национальными и международными факторами: слабым центральным правительством, напряженными отношениями между президентом Конго Жозефом Кабилой и его оппонентами, а также спорами с соседними Руандой и Угандой. Он рассматривает выборы, которые Кабила откладывал на долгие годы, как своего рода панацею. Фактически, большая часть насилия в Конго имеет местное происхождение.Споры часто касаются того, кто будет контролировать соседние земли, эксплуатации местных горнодобывающих предприятий или традиционной или административной власти над деревней или районом. Эта напряженность часто приводит к локальным столкновениям в одной деревне или на территории, но нередко перерастает в общий конфликт во всей провинции и даже иногда перерастает в соседние страны.

Проблема с фиксацией ООН на выборах заключается в том, что подталкивание к голосованию до того, как страна будет готова, может принести больше вреда, чем пользы.

Эти ошибки усугубляет непреодолимое пренебрежение ООН ко всему местному. Поскольку опыт в предметной области ценится больше, чем опыт страны, руководящие должности почти всегда переходят к иностранцам, которые обычно не имеют глубоких знаний о принимающих их обществах, культурах или учреждениях. Часто персоналу не хватает языковых навыков для общения с местным населением, а иногда и друг с другом. Например, в миссии на Кипре мало кто из миротворцев говорит по-гречески или по-турецки; то же самое верно для арабского языка или нуэр в Южном Судане, албанского или сербохорватского в Косово и французского или гаитянского креольского языка в Гаити.

Повседневное поведение миротворцев

только усугубляет проблему. Как военнослужащие ООН, так и ее гражданский персонал живут в укрепленных комплексах и собирают информацию в основном от элиты. Иногда в результате бездумно применяются универсальные шаблоны. Например, увидев успех так называемых программ разоружения, демобилизации и реинтеграции в Бурунди и Сьерра-Леоне, ООН предприняла аналогичные инициативы в Гаити и Южном Судане, где условия были другими; усилия не увенчались успехом.Иногда возникает опасное групповое мышление. В Конго, например, в период между двумя последними турами выборов, с 2006 по 2011 год, большинство миротворцев имели упрощенное представление об основной причине насилия (незаконная эксплуатация минеральных ресурсов), а также о главном последствии (сексуальное насилие над женщинами и девушки), и лучшее решение (более сильное состояние). Расширяя права и возможности конголезского правительства и его армии, стратегия, вытекающая из этой точки зрения, фактически привела к росту нарушений прав человека, включая сексуальные надругательства.

Преобладание иностранных сотрудников и иностранных идей также вызывает недовольство среди местных партнеров. В стране за страной жители жалуются, что миротворцы высокомерны и унизительны, живут в роскошных помещениях, водят модные внедорожники и проводят слишком много времени, отдыхая, и слишком мало времени, фактически выполняя свою работу. Они регулярно пренебрежительно относятся к миротворцам как к неоколониалистам; местные СМИ изображают их в лучшем случае паразитами, а в худшем — головорезами. Справедливые или несправедливые, эти взгляды часто заставляют местных жителей отказываться от сотрудничества с инициативами ООН, даже если они поддерживают основные цели.

В последние годы инсайдеры и посторонние пытались изменить стандартный подход ООН. Некоторые сотрудники низшего звена и высокопоставленные руководители полевых миссий пытались содействовать разрешению местных конфликтов. В независимом обзоре миротворческой деятельности, проведенном в 2015 году по заказу ООН, подчеркивается важность адаптации проектов к каждому контексту и взаимодействия с обычными людьми. Однако, за исключением нескольких маргинальных случаев, ООН в основном признает важность этих идей на словах, вместо того, чтобы фактически воплощать их в жизнь.

ДУМАТЬ ЛОКАЛЬНО, ДЕЙСТВОВАТЬ ЛОКАЛЬНО

Миротворчество нарушено, но это не значит, что мир должен отказаться от него. Во многих зонах конфликтов миротворцы — единственные, кто защищает население от злоупотреблений со стороны национальных армий и повстанческих групп, даже если они спорадические и несовершенные. (В Центральноафриканской Республике и Конго люди протестовали или бунтовали из-за простого намека на то, что ООН может закрыть близлежащую базу.) Более того, нет альтернативного органа или механизма для восстановления мира в странах, охваченных конфликтами.Целью должно быть не прекращение миротворчества, а его переосмысление.

Основная проблема в том, что ООН оглядывается назад. В нем используется метод «вырезки печенья», который начинается с передового международного опыта и пытается применить его к местной ситуации. Вместо этого следует начать с местных реалий, а затем разработать индивидуальную стратегию. Для вдохновения ООН достаточно взглянуть на те очаги мира, которые уже существуют во многих раздираемых войной местах.

Рассмотрим остров Иджви на озере Киву в восточной части Конго.С тех пор, как в 1996 году в Конго разразилась война, в результате которой погибло от двух до пяти миллионов человек, Иджви избежал основного удара насилия, в отличие от других островов в близлежащих озерах. В Иджви есть все те же факторы, которые разжигали вокруг него боевые действия: геостратегическое положение, полезные ископаемые, этническая напряженность, отсутствие государственной власти, крайняя бедность, споры из-за земли и традиционной власти. Но жители острова, в том числе самые бедные и наименее влиятельные, создали различные низовые организации — религиозные сети, женские ассоциации, молодежные группы и т. Д. — для помощи в разрешении споров.Они также опираются на сильные традиционные верования — например, заключают кровные пакты, посредством которых разные семьи обещают никогда не причинять друг другу вреда. Они работали над тем, что они называют «культурой мира».

Есть аналогичные примеры: жители автономного региона Сомалиленд в раздираемой войной Сомали сократили уровень насилия посредством двойного процесса построения мира снизу вверх и государственного строительства, а также полагаясь на простых людей и местных лидеров, чтобы они помогли сохранить свое здоровье. с трудом завоеванная стабильность.В Колумбии жители сельской общины Сан-Хосе-де-Апартадо создали зону мира в центре региона, контролируемого ополченцами. Вопреки стандартным процедурам ООН, построение мира не требует помощи в миллиарды долларов или широкомасштабного международного вмешательства. Это часто связано с расширением прав и возможностей обычных граждан.

В настоящее время ООН рассматривает такие восходящие миротворческие усилия как второстепенное мероприятие. Вместо этого он должен рассматривать их как существенное дополнение к своим текущим усилиям сверху вниз по прекращению боевых действий.На практике это означает признание того, что разрешение местных споров так же важно и является такой же частью работы миротворцев, как и решение более широких вопросов. Это также означает выделение денег на разрешение локальных конфликтов. Как в штаб-квартире, так и на местах, ООН должна создать специализированные отделения или департаменты для миротворчества снизу вверх и укомплектовать их экспертами по анализу и разрешению массовых конфликтов. Этот новый персонал, в свою очередь, должен разработать руководящие принципы и организовать обучение своих коллег.Совет Безопасности должен также поручить всем миссиям оказывать финансовую и материально-техническую поддержку миростроительству снизу вверх. И руководству ООН следует обратить внимание всех сотрудников на то, что делать это в рамках их собственных областей знаний, будь то выборы или гендерная проблематика, является обязательным.

Пока миротворцы стремятся поддержать местные миротворческие усилия, они должны сопротивляться искушению навязывать универсальные подходы. Они могут почерпнуть свои подсказки из Института жизни и мира, шведского миротворческого агентства, которое основывает свои действия на глубоком знании местных условий.В Конго он в значительной степени полагается на местных сотрудников и не реализует проекты напрямую, вместо этого работая с несколькими специально подобранными организациями на местах. Затем эти организации дают рядовым гражданам возможность делать собственные выводы о причинах конфликтов в их общинах, согласовывать правильные решения и применять их на практике. Это не иностранцы, живущие в столицах и штаб-квартирах, придумывают, разрабатывают и реализуют мирные инициативы; это сами предполагаемые бенефициары при поддержке внешних организаций.

Для ООН эта модель будет означать активизацию усилий по набору сотрудников, которые глубоко понимают местный контекст и владеют местными языками, даже если она продолжает нанимать людей с предметными знаниями. При рассмотрении вопроса об удержании и продвижении по службе следует ценить время, проведенное в данной области, больше, чем количество миссий, выполненных в разных странах. И он должен отдавать предпочтение гражданам перед иностранцами при заполнении должностей для конкретной миссии (а среди граждан ему следует отдавать предпочтение тем, кто прибывает из конкретной области, где они будут работать).Иностранцев следует нанимать только на должности, на которые невозможно найти местного человека с необходимыми навыками, или на те должности, на которых статус аутсайдера является преимуществом — например, должность найма, на которой местный сотрудник столкнется с чрезмерным давлением, чтобы нанять друзей или семью. , политическая работа, на которой местный сотрудник может беспокоиться о возмездии, когда противостоит полевому командиру, или должность, на которой ключевыми являются идеи из других источников. Даже если ООН будет выплачивать своим местным сотрудникам зарплату, эквивалентную зарплате иностранного персонала, как и следовало бы, эта мера все равно сэкономила бы деньги организации, поскольку в настоящее время она тратит много на дополнительные услуги для иностранцев, такие как страховые взносы и надбавки за работу в трудных условиях. .

ООН следует переосмыслить то, как она использует местных сотрудников.

ООН также следует переосмыслить то, как она использует местных сотрудников. В настоящее время иностранцы склонны принимать решения, а местные сотрудники их исполняют. Хотя это имеет смысл для дипломатических миссий, стремящихся отстаивать интересы своих стран, это плохая идея для международной организации, основной мандат которой заключается в содействии миру. Превалирующую практику следует перевернуть: местное население должно быть на месте водителя, а иностранцы — сзади.Вместо того, чтобы навязывать или решительно отстаивать одну идею, миротворцы должны использовать свой технический опыт по-другому: предлагать несколько вариантов, объяснять плюсы и минусы каждого и предлагать поддержку — финансовую, материально-техническую, военную и техническую — в реализации любых планов. с этим соглашаются местные заинтересованные стороны.

Позволить предполагаемым бенефициарам международного вмешательства принять решение тем более важно, когда есть трудный выбор между двумя достойными целями — например, между демократией и миром или между миром и справедливостью.В нынешней ситуации иностранные миротворцы и дипломаты, а не обычные граждане, как правило, выбирают между этими целями. Намного лучше позволить тем, кто вынужден мириться с последствиями решения, принимать его. Например, в тех местах, где выборы будут сосредоточены в ущерб устранению других неотложных источников конфликта (таких как бедность), ООН должна признать компромисс. Если спрос на выборы действительно существует, их можно организовать быстро, понимая, что риск насилия может возрасти.Но если кажется, что людей больше волнует решение других проблем, то ООН должна отложить демократию на задний план и направить свои скудные ресурсы на устранение этих глубинных причин войны.

ПУТЬ ЛУЧШЕ

Последствия конфликта редко остаются в пределах национальных границ. То, что изначально выглядит как сдерживаемые боевые действия, может быстро дестабилизировать жизненно важные регионы, а война создает питательную среду для террористов и незаконных торговцев людьми. Всего за последние пять лет вооруженные конфликты породили самый серьезный кризис беженцев со времен Второй мировой войны.Частично в ответ на все эти события в Соединенных Штатах и ​​Европе возникла волна ненавистных националистических политических движений.

Во многих случаях обращение к «голубым каскам» стало просто удобной заменой серьезной борьбы с тем, что необходимо для установления мира. Таким образом, одна и та же история повторяется в Боснии, Конго, Восточном Тиморе, Косово, Руанде, Сомали или Южном Судане. После начала войны страны-доноры обещают помощь на миллионы долларов и просят о помощи ООН.В конце концов, противоборствующие стороны призывают к прекращению огня, подписывают соглашения и проводят выборы. Но вскоре, иногда всего через несколько дней, насилие вспыхивает снова. Часто это так и не закончилось; во многих случаях это длится годами.

Стратегия урегулирования конфликта, которую предпочитает международное сообщество, просто не работает: миротворчество в том виде, в каком оно практикуется в настоящее время, — это пластырь на зияющей ране. Хорошая новость заключается в том, что есть способ переосмыслить текущую стратегию, чтобы у нее был лучший шанс установить прочный мир: больше полагаться на тех самых людей, которых она якобы пытается защитить.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Прагматический подход Китая к миротворческой деятельности ООН

Участие Китая в миротворческих операциях Организации Объединенных Наций — одно из наиболее известных его вложений в многостороннюю систему. 1 Но его вклад в миссии «голубого шлема» остается ограниченным, и Пекин осторожно подошел к расширению своих обязательств. В 2015 году президент Китая Си Цзиньпин произвел впечатление на других руководителей США.N. Генеральная Ассамблея с предложением разместить 8000 военнослужащих для усиления операций организации. 2 По состоянию на 30 июня этого года в составе ООН находится 2534 китайских солдат и полицейских. Это на 500 сотен меньше , чем когда Си сделал свое обещание, и этого достаточно, чтобы обеспечить себе место в десятке лучших сотрудников ООН. участники (рисунок 1). 3

Источник: ООН по поддержанию мира 4

Тем не менее, эта цифра более чем вдвое превышает общую численность персонала U.N. миссии других постоянных членов Совета Безопасности (в США всего 29 солдат и полицейских, служащих в ООН). Пекин также является вторым по величине финансовым вкладчиком в бюджет операций ООН по поддержанию мира, который сейчас составляет примерно 6 миллиардов долларов в год, покрывая 15% расходов. Это значительно отстает от США, на которые приходится 28% бюджета. Но статус Китая как державы P5, крупного спонсора и (по крайней мере, по стандартам P5) значительного кадрового спонсора ООН уникален.

Некоторые западные дипломаты и аналитики обеспокоены тем, что Китай хочет изменить миротворческую деятельность, сократив U.Сосредоточение Н. на поддержке прав человека и демократических процессов, которые Совет Безопасности регулярно включал в мандаты миссий после окончания холодной войны, и использование миссий голубого шлема для поддержки пропекинских лидеров в Африке. Доказательства этого неоднозначны. Пекин с осторожностью относится к развертыванию большого количества войск на театрах военных действий с высокой степенью риска. В отличие от своих частых ссор в Совете Безопасности с США из-за Сирии, он предпочитает искать консенсус по вопросам, связанным с поддержанием мира. В этом учебнике утверждается, что, хотя Китай действительно хочет получить большее влияние на U.N. operations, его общее отношение к миссиям «голубого шлема» остается осторожным.

Интересы Китая в миротворческой деятельности

Хотя Китай впервые направил военных наблюдателей в миссию ООН в 1990 году, он начал направлять значительное количество персонала в миссии «голубых шлемов» на регулярной основе только в начале этого столетия (рис. 2). 5 Первоначальные взносы, как правило, включали специализированные подразделения, включая полицию, инженеров и полевые госпитали. Он развернул полный пехотный батальон с U.Н. впервые в 2015 году в Южном Судане, но до сих пор не отправлял какой-либо другой крупный контингент в другую миссию. Однако после обещания Си в 2015 году официальные лица ООН вместе со своими китайскими коллегами работали над подготовкой более широкого набора средств быстрого реагирования, включая вертолеты. Китай открыл базу материально-технического снабжения в Джибути, отчасти для поддержки своих миротворцев в Африке. 6

Источник: ООН по поддержанию мира 7

У Пекина есть несколько причин для сотрудничества с U.N. 8 Самое простое — хорошая реклама: китайские СМИ и официальные лица изображают такое развертывание как доказательство приверженности страны многосторонности. Развертывание ООН также дает персоналу Народно-освободительной армии (НОАК) шанс получить боевой опыт за границей; Чтобы помочь им извлечь максимальную пользу из этого опыта, Китай создал два учебных центра (один недалеко от Пекина, другой на Хайнане) для подготовки своего персонала для службы в ООН. 9 Размещение миротворческих сил также может дать НОАК возможность собирать разведданные о других U.N. подразделения и страны, в которых они дислоцированы (и наоборот, китайские миротворцы также предлагают разведывательные цели для других держав, которым в противном случае было бы сложно увидеть НОАК вблизи). 10

Пекин также назвал поддержание мира редкой областью для многостороннего сотрудничества с Вашингтоном в то время, когда отношения между двумя державами ухудшаются во многих частях системы ООН. Си дал обещание в 2015 году в рамках саммита лидеров в ООН, организованного президентом США Бараком Обамой, чтобы убедить другие страны помочь поддержать ООН.Миротворческие возможности Н. В то время как администрация Дональда Трампа скептически относится к миротворческой деятельности ООН, Бо Чжоу, представитель министерства обороны Китая и обозреватель международных отношений, в 2017 году заявил в журнале Foreign Affairs, что «более тесное сотрудничество между двумя странами в области миротворчества будет способствовать стабильности [в Африке], улучшая одновременно самые важные двусторонние отношения в мире ». 11

Развертывание операций по поддержанию мира

также согласуется с инвестициями Китая и растущим влиянием в Африке, где более четырех пятых всех стран США.В настоящее время развернуты Н. миротворцы. Из 2534 китайских граждан, находящихся в настоящее время в командировках ООН, более 1000 находятся в Южном Судане, где Пекин имеет энергетические интересы (диаграмма 3). Еще 1000 человек находятся в Демократической Республике Конго (ДРК), Мали и Судане (единственное крупное развертывание миротворческих сил Китая за пределами Африки находится в Ливане). Китайские официальные лица связали свое развертывание с необходимостью защиты граждан страны и инвестиций в Африку в переговорах с официальными лицами ООН, хотя большинству китайских контингентов не хватает веса и мобильности, чтобы охранять или эвакуировать большое количество мирных жителей. 12

Рисунок 3: Китайские миротворческие операции ООН по странам, 30 июня 2020 г.

Южный Судан 1,072
Мали 426
Ливан 419
Судан (Дарфур) 370
Демократическая Республика Конго 226
Другое 21

Источник: U.N. Поддержание мира 13

Китайские приоритеты и проблемы

Китайские официальные лица все активнее участвуют в дебатах о миротворческой политике в Нью-Йорке, поскольку они обсуждают вопросы развития и другие вопросы ООН. Иногда они бросают вызов основным нормам миссий ООН, таким как их ориентация на права человека. В других случаях они кажутся более сосредоточенными на практических вопросах, таких как выдвижение кандидатов на руководящие должности в миротворческих силах и, особенно, обеспечение безопасности миротворцев.Вопросы о том, как сделать миссии более эффективными, не были в центре внимания.

Одним из приоритетов Китая является обеспечение высокопоставленных политических и миротворческих постов для китайских кандидатов. Хотя Пекин назначил своих кандидатов во главе ряда агентств ООН, таких как Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, он заполнил меньше постов, связанных с миротворческой деятельностью. На сегодняшний день китайские офицеры командуют миссиями ООН на Кипре и в Западной Сахаре, как относительно небольшими предприятиями, так и предприятиями с низким уровнем риска в военном отношении.Ни один китайский чиновник не выступал в качестве специального представителя генерального секретаря (СПГС) или гражданского руководителя миротворческой операции ООН. В начале 2019 года Генеральный секретарь Антониу Гутерриш назначил китайского дипломата Хуан Ся своим специальным посланником в районе Великих озер Африки. Это был первый раз, когда один из кандидатов Пекина занял столь высокий политический пост в ООН, но Ся не контролирует войска или полицию.

Китайские официальные лица жалуются, с некоторыми основаниями, на то, что U.С. и другие западные державы лоббируют против получения их кандидатами важных миротворческих постов. 14 Вашингтон и его союзники обеспокоены тем, что китайские официальные лица будут уделять приоритетное внимание интересам Пекина, а также предпочтут заполнить руководящие должности в ООН своими собственными кандидатами. Китайские дипломаты, похоже, также признают, что в Пекине относительно мало подходящих кандидатов с опытом посредничества и кризисного управления на эти должности. Тем не менее, есть несколько исключений. В мае 2020 года Гутерриш назначил Гуан Конга, гражданина США.N. Ветеран с опытом работы в Ливане, Афганистане и Судане, в качестве заместителя СПГС Миссии ООН в Южном Судане (МООНЮС). Заглядывая в будущее, китайские официальные лица в последние годы обращались к экспертам ООН, чтобы обсудить навыки и обучение, необходимые для такой работы. 15

Несмотря на его стремление к большей руководящей роли, главный приоритет Китая в политических дебатах в Нью-Йорке часто кажется ограничением рисков для его миротворцев.

В Нью-Йорке также периодически ходят слухи о том, что Китай хотел бы поставить одного из своих граждан во главе Департамента миротворческих операций (DPO) — пост, который французские дипломаты занимают с 1996 года.Неясно, насколько обоснованно это предположение, и Париж вряд ли откажется от должности (что дает ему контроль над миссиями ООН во франкоязычных странах Африки) без боя.

Несмотря на стремление Китая к большей руководящей роли, главным приоритетом в политических дебатах в Нью-Йорке часто кажется ограничение рисков для его миротворцев. Это было особенно приоритетным с 2016 года, когда миротворцы НОАК были убиты в Мали и Южном Судане. 16 Хотя Пекин, что похвально, не вывел свои войска из обеих стран после этих инцидентов, китайский персонал в Южном Судане также был обвинен в неспособности защитить находящихся под угрозой сотрудников гуманитарных организаций (хотя многие из них.Страны, предоставляющие войска, сталкиваются с аналогичными обвинениями в уклонении от опасности). 17

Эти инциденты, похоже, нервировали китайских чиновников, которые ранее подчеркивали, что их войска не будут активно участвовать в конфликте, и вызвали мучительную реакцию в китайских социальных сетях. Пекин профинансировал исследование ООН по повышению безопасности миротворцев в 2017 году, хотя он, возможно, был удивлен, когда авторы (возглавляемые бразильским генералом) заявили, что силам ООН следует больше рисковать, чтобы противостоять угрозам. 18

Китай с тех пор сотрудничал с секретариатом ООН по вопросам безопасности и миротворческой разведки (в основном это означает улучшение ситуационной осведомленности для повышения безопасности синего шлема). В марте этого года Китай представил резолюцию Совета Безопасности, призывающую генерального секретаря и его сотрудников «продолжать принимать все необходимые меры для повышения безопасности и защиты миротворческого персонала», начиная от улучшения медицинских услуг и заканчивая расширением возможностей наблюдения для сил ООН. 19 Совет принял это в спешке, поскольку COVID-19 начал мешать его работе. Но это было примечательно как потому, что Китай все еще крайне редко берет на себя ведущую роль в разработке резолюций Совета Безопасности, так и потому, что более 40 стран — в основном из Африки, Азии и Латинской Америки — выступили соавторами инициативы. Акцент Китая на безопасности является потенциальным источником дипломатической репутации у партнеров из этих регионов, которые обеспечивают основную часть сил ООН.

Западные дипломаты сочли резолюцию Китая не вызывающей возражений, но заметили, что в ней не упоминаются приоритеты миротворческой деятельности, такие как защита прав человека, которые США.С. и его союзники часто отдают приоритет миротворческим мандатам. С 2017 года Китай пытается использовать свои финансовые рычаги в переговорах по бюджету операций по поддержанию мира, чтобы сократить количество сотрудников ООН по правам человека, прикрепленных к миссиям ООН. 20 Хотя Пекину удалось удалить лишь небольшую часть этих постов, официальные лица ООН обеспокоены тем, что Китай предпримет дальнейшие шаги по ограничению поддержки миссиями ООН «либеральных» ценностей, включая политику по борьбе с сексуальным насилием в условиях конфликта и защите прав женщин.

Тем не менее, Китай продолжает подписывать мандаты Совета Безопасности, включая развернутые формулировки ответственности сил ООН по защите гражданского населения, продвижению прав человека и смежным приоритетам. Розмари Фут, эксперт по многосторонней дипломатии Пекина, отмечает, что официальные лица ООН продемонстрировали «нормативную стойкость и бюрократическое сопротивление» попыткам Китая переписать правила миротворчества. 21 Дипломаты противопоставляют готовность Китая присоединиться к России в наложении вето на резолюции по Сирии с его готовностью пойти на компромисс по миротворческим операциям в Африке.

В целом, хотя Пекину могут не нравиться некоторые аспекты миротворческой деятельности ООН, он, похоже, видит большее стратегическое преимущество в сотрудничестве с США и другими западными державами в этой области. Точно так же, хотя западные дипломаты не доверяют некоторым аспектам участия Китая в миротворческих операциях, это не перевешивает их заинтересованность в том, чтобы операции ООН продолжались.

Китай и будущее миротворческой деятельности

Даже по мере того, как Китай постепенно работает над расширением своего влияния на операции ООН, более широкий ландшафт миротворческой деятельности меняется.Когда Пекин впервые начал регулярно развертывать значительные контингенты «голубых шлемов» в начале 2000-х годов, Совет Безопасности санкционировал большое количество новых миссий, особенно в Африке. Спрос на миротворцев был высок, и шанс для Пекина отличиться в этой области был очевиден. Сегодня общее развертывание миротворческих сил сокращается, и некоторые из крупнейших операций ООН после окончания холодной войны, такие как операции в Демократической Республике Конго и Дарфуре, сейчас приближаются к завершению.Ввиду надвигающихся бюджетных проблем, связанных с COVID-19, официальные лица ООН не видят в ближайшем будущем большой вероятности появления новых крупных миссий. Если операции ООН действительно сократятся, вклад Китая в «голубые каски» может стать менее заметной чертой его многосторонней дипломатии.

Каким бы ни был подход Пекина к поддержанию мира, важно помнить, что в конечном итоге он может играть более значительную роль в миссиях ООН только с согласия США и других прав вето Совета Безопасности.Китайские чиновники и генералы могут получить более высокие посты в операциях ООН, но их полномочия определит совет. Правила игры ООН гарантируют, что Пекин не может оказывать влияние на операции ООН в одностороннем порядке, а это означает, что он должен адаптировать свою миротворческую политику, чтобы избежать чрезмерных трений с США и их союзниками в Нью-Йорке.

Хотя Китай серьезно заинтересован в миротворческих операциях ООН, поэтому ряд факторов — наиболее очевидная озабоченность по поводу безопасности его персонала и необходимость сотрудничества с другими державами в Совете Безопасности — означают, что у Пекина есть причины осторожно действовать в поле.Хотя Китай подверг сомнению некоторые аспекты миротворческих операций, такие как их ориентация на права человека, он до сих пор воздерживался от требований массовых изменений норм ООН в соответствии со своими идеологическими предпочтениями. При этом уровень участия Пекина в миссиях «голубых шлемов» не следует рассматривать слишком идеалистично как доказательство глубокой приверженности многосторонности. Осторожный вклад Китая в миротворчество выглядит как прагматическая попытка продвигать свои интересы через систему ООН — и ограниченный шанс для США.С. и другие державы работать с Пекином над миром и стабильностью в период возрастающей стратегической конкуренции.

Контакт — PKO Bank Polski

Уведомление об обработке персональных данных

В соответствии с Регламентом (ЕС) 2016/679 Европейского парламента и Совета от 27 апреля 2016 г. о защите физических лиц в отношении обработки персональных данных. data и о свободном перемещении таких данных, а также об отмене Директивы 95/46 / EC, далее именуемой «Регламент», мы хотим сообщить вам, что:

1.Контроллер данных

Контролером ваших личных данных является Powszechna Kasa Oszczędności Bank Polski Spółka Akcyjna с местонахождением в Варшаве, адрес: ул. Puławska 15, 02-515 Warszawa, зарегистрированная Окружным судом столицы Варшавы в Варшаве, 13-й коммерческий отдел Национального судебного реестра, номер KRS 0000026438, NIP (идентификационный номер налогоплательщика): 525-000-77-38 , REGON (хозяйственный статистический номер): 016298263, его (оплаченный) уставный капитал в размере 1 250 000 000 злотых, телефон доверия: 800 302 302, далее именуемый «Банк».

2. Сотрудник по защите данных

Банк назначил сотрудника по защите данных. Адрес: Инспектор Охроны Даныч (Специалист по защите данных), ул. Пулавска 15, 02-515 Варшава, адрес электронной почты: [email protected] Подробная информация об уполномоченном по защите данных доступна на вкладке «GDPR» на веб-сайте Банка и может быть получена в отделениях Банка или у его агентов.

3. Категории персональных данных — эта информация применяется к персональным данным, полученным не от субъекта данных

Банк обрабатывает следующие категории ваших персональных данных: идентификационные данные, адресные данные и контактные данные.

4. Цель и правовые основы обработки данных

Персональные данные могут обрабатываться Банком в следующих целях:
1) представление предложений или обработка запроса на продукт, предлагаемый Банком, или предоставляемую услугу. Банком, в том числе от имени и по поручению компаний из Корпоративной группы Банка и организаций, сотрудничающих с Банком, на основании статьи 6 (1) (b) или (f) Регламента,
2) заключение договора на основании статьи 6 (1) (b) Регламента,
3) выполнение существующего соглашения или предоставление услуг Банком, на основании статьи 6 (1) (b) — (c) Регламент,
4) оценка кредитоспособности и анализ кредитного риска на основании статьи 6 (1) (b) — (c) Регламента,
5) 5) управление рисками со стороны Банка, включая оценку кредитоспособности и кредитоспособность на основании статьи 6 (1) (b) — (c) Регламента,
6) рассмотрение жалоб, запросы и апелляции на основании статьи 6 (1) (b) — (c) и (f) Регламента,
7) выполнение Банком действий, вытекающих из общеприменимых законов, включая задачи, предпринимаемые в общественных интересах на основании статьи 6 (1) (c) и (e) Регламента,
8) осуществлять представительские полномочия (например, на основании доверенности) или права, вытекающие из поручительства, на основе статьи 6 (1) (b) — (c) Регламента,
9) маркетинг, включая продвижение продуктов, предлагаемых Банком, или услуг, предоставляемых Банком или компаниями из Корпоративной группы Банка, или организаций, сотрудничающих с Банком, на основании статьи 6 (1) (f) Регламента,
10) установление и исполнение требований Банка в связи с его деятельностью, включая реструктуризацию, взыскание долга, взыскание долга, принятие мер по поиску покупателей активов, обеспечивающих договор и продажу дебиторской задолженности, возникающей из такого соглашения, или защиты от требований, предъявленных против Банк, в правоохранительных органах, судебных органах, включая суды общей юрисдикции, административные суды, Верховный суд, в ходе административных разбирательств, в том числе налоговых, на основании статьи 6 (1) (f) Регламента,
11 ) выявление и предотвращение мошенничества, связанного с деятельностью Банка, и обеспечение сохранности денег клиентов Банка, а также проведение расследований на основании подпункта f) пункта 1 статьи 6 Регламента.

Подробная информация о юридических лицах корпоративной группы Банка и организациях, сотрудничающих с Банком, доступна на вкладке «GDPR» на веб-сайте Банка и может быть получена в отделениях Банка или у его агентов.

5. Передача личных данных

Банк может передавать ваши личные данные:

1) организациям и организациям, которым Банк обязан или уполномочен раскрывать личные данные на основании общеприменимого законодательства, включая юридические лица и органы, уполномоченные получать персональные данные от Банка или уполномоченные запрашивать доступ к персональным данным на основании общеприменимых законов, в частности, на основании статьи 104 (2) и статьи 105 (1) и (2) Закона о банках ,
2) лица, которым Банк поручает банковские операции или деятельность, связанную с банковскими операциями, проводимыми для Банка,
3) учреждения, указанные в статье 105 (4) Закона о банках,
4) органы и организации, уполномоченные получать персональные данные на основании статьи 149 или 150 Закона о торговле финансовыми инструментами или других законов, регулирующих торговлю финансовыми инструментами (в отношении трастовых услуг, предоставляемых Банком по r Статья 119 Закона о торговле финансовыми инструментами или услугах, оказываемых Банком в соответствии со статьей 70 (2) Закона о торговле финансовыми инструментами),
5) Бюро экономической информации, действующие в соответствии с Законом о разделении экономических информация и обмен экономическими данными, в соответствии с положениями настоящего Закона,
6) субъекты корпоративной группы Банка и субъекты, сотрудничающие с Банком в связи с продуктами и услугами, предлагаемыми этими организациями.Список вышеуказанных организаций доступен на вкладке «GDPR» на веб-сайте Банка и может быть получен в отделениях Банка или у его агентов.

6. Передача личных данных в третьи страны

Ваши данные могут быть переданы в администрацию правительства США в связи с международными денежными переводами через сеть SWIFT.

7. Срок хранения данных

Ваши личные данные будут храниться:

1) на время предложения или обработки вашего запроса на продукт, предлагаемый Банком, или услугу, предоставляемую Банком, в том числе для и от имени компаний из Корпоративной группы Банка и организаций, сотрудничающих с Банком,
2) на срок действия вашего соглашения с Банком, а затем в связи с юридическими обязательствами Банка, вытекающими из общеприменимого законодательства,
3) для период, необходимый Банку для исполнения своих требований в связи с его операциями или защиты от требований, предъявленных к Банку, на основании общеприменимого законодательства, с учетом сроков исковой давности, предусмотренных общеприменимыми законами,
4) для продолжительность применения внутренних подходов и других подходов и моделей, упомянутых в Части третьей Регламента (ЕС) № 575/2013 Европейского парламента и Совета cil от 26 июня 2013 г. о пруденциальных требованиях к кредитным учреждениям и инвестиционным компаниям и о внесении поправок в Регламент (ЕС) № 648/2012,
5) 5) до тех пор, пока предоставленная вам доверенность остается в силе, а после ее истечения — в связь с юридическими обязательствами Банка, вытекающими из общеприменимого законодательства.

Информация о сроках хранения данных доступна на вкладке «GDPR» на веб-сайте Банка и может быть получена в отделениях Банка или у его агентов.

8. Доступные права

В отношении обработки ваших личных данных Банком у вас есть:

1) право доступа к вашим личным данным,
2) право на исправление ваших личных данных,
3) право на удаление ваших персональных данных (право на забвение),
4) право на ограничение обработки ваших персональных данных,
5) право на передачу ваших персональных данных другому контролеру персональных данных,
6) право возражать против обработки ваших персональных данных, в том числе для нужд профилирования и прямого маркетинга,
7) право отозвать ваше согласие, когда Банк обрабатывает ваши персональные данные на основании вашего согласия, по адресу в любое время и любыми средствами, без ущерба для законности обработки, проводимой на основании вашего согласия до отзыва,
8) право подать жалобу президенту Управления по защите персональных данных (Prezes Urzędu Ochrony Da nych Osobowych), если вы считаете, что обработка ваших персональных данных нарушает Регламент.

9. Источник данных — эта информация применяется к личным данным, полученным не от субъекта данных

Ваши личные данные могут быть получены от вашего законного представителя, принципала по доверенности, компании для которую вы являетесь бенефициарным владельцем, вашим работодателем, стороной договора, заключенного с Банком, а также из общедоступных источников, в частности из следующих баз данных и реестров: Универсальная электронная система регистрации населения (PESEL), Регистр документов, удостоверяющих личность (Rejestr Dowodów Osobistych), Государственный судебный регистр (KRS), Центральный регистрационный и информационный регистр предприятий (CEIDG) и Государственный регистр предприятий (REGON).

10. Требование предоставить данные

Нам нужны ваши персональные данные для целей, указанных в пункте 4 выше для:

1) нам для обработки вашего запроса на продукт, предлагаемый Банком, или услугу, предоставляемую Банк, в том числе от имени и по поручению Корпоративной группы Банка и организаций, сотрудничающих с Банком, при этом, если вы не предоставите нам свои личные данные, мы не сможем обработать ваш запрос на продукт, предлагаемый Банком, или услугу, предоставляемую Банком. , в том числе от имени и по поручению компаний из Корпоративной группы Банка и организаций, сотрудничающих с Банком,
2) нам заключить и исполнить соглашение между вами и Банком, в соответствии с которым вы не предоставите нам свои личные данные, и мы будем не в состоянии заключить и выполнить такое соглашение,
3) Банк может предоставлять свои услуги, в результате чего вы не предоставите нам свои личные данные, что приведет к тому, что Банк не сможет предоставить services,
4) мы рассмотрим вашу жалобу или претензию, в результате чего вы не предоставите нам свои личные данные, что приведет к тому, что мы не сможем рассмотреть вашу жалобу или претензию,
5) вы получите предложения или маркетинговые материалы по продуктам, предлагаемым Банк или услуги, предоставляемые Банком, в том числе для и от имени компаний из Корпоративной группы Банка и организаций, сотрудничающих с Банком, в результате чего вы не предоставите нам свои личные данные, и вы не сможете получать такие предложения или маркетинговые материалы для продуктов или Сервисы.

11. Автоматизированное принятие решений, включая профилирование

Ваши личные данные будут обрабатываться автоматизированными средствами, включая профилирование, с целью оценки вашей кредитоспособности и в маркетинговых целях, что позволит нам упростить обслуживание клиентов и предоставить вам индивидуальное предложение продуктов, предлагаемых Банком, или услуг, предоставляемых Банком, в том числе для и от имени Корпоративной группы Банка и организаций, сотрудничающих с Банком.

Информация об автоматизированном принятии решений, включая профилирование, доступна на вкладке «GDPR» на веб-сайте Банка и может быть получена в отделениях Банка или у его агентов.

Адвокаты пытаются заполнить пробелы в сильно отредактированных журналах ОПМ Южного Судана GSDF

28 июля тогдашний министр обороны Томоми Инада объявила о своем намерении уйти в отставку, не выдержав нескольких месяцев давления из-за очевидного сокрытия бревен, в которых подробно описывается ухудшающаяся ситуация, с которой столкнулись японские миротворцы в Южном Судане в прошлом году.Но что в этих журналах могло заставить высокопоставленного министра почувствовать, что стоит рискнуть своей карьерой, чтобы сохранить их в секрете? Судебное дело, которое сейчас проходит на Хоккайдо, может дать некоторые ответы.

Спорный пятилетний вклад Сухопутных сил самообороны в миротворческую миссию ООН в Южном Судане закончился 27 мая. Правительство отрицает, что ухудшение условий безопасности в Южном Судане было причиной вывода войск, и, несомненно, надеялось привлечь Линия критики миссии с возвращением последних 40 военнослужащих в Японию.

Но одна женщина полна решимости сохранить проблему. 50-летняя женщина, известная под псевдонимом Кадзуко Тайра (Дитя мира), ведет дело против правительства в окружном суде Саппоро. Жительница города Титосэ на острове Хоккайдо, ее сын принадлежит к 7-й дивизии GSDF, базирующейся в Титосэ, члены которой были направлены в период с мая по декабрь прошлого года в Южный Судан для инженерных работ.

После того, как средства массовой информации осветили высказывание Тайры против неоднозначного закона о безопасности во время акции протеста в парке Одори в Саппоро в апреле 2016 года, она говорит, что ее сын «сообщил мне, что его начальство посоветовало ему предупредить меня, чтобы я не выделялся как участник кампании.Похоже, их раздражало, что моя активность может стоить ему работы ».

Не желая беспокоить сына, Тайра в том же месяце передала ему письмо на семи страницах, в котором объясняла свое решение прекратить с ним общение. С тех пор они не выходили на связь.

Казуко Тайра | KAYOKO KIMURA

Суть дела

Адвокаты Тайры утверждают, что отправка GSDF в Южный Судан была нарушением «мирного положения» статьи 9 Конституции, которое запрещает Японии вести военные действия или вести войну.Она также требует от государства 200 000 йен в качестве компенсации за эмоциональные страдания, вызванные нарушением ее права на мирную жизнь.

«Я считаю, что этот судебный процесс сильно повлиял на вывод GSDF», — сказала она после второго слушания по делу 1 июня. «Одна из моих целей была достигнута, но я злюсь, потому что правительство так и не объяснило фактические обстоятельства дела. ситуация в Южном Судане. Возвращение GSDF не должно завершаться счастливым концом ».

Адвокаты истца утверждают, что недавний пересмотр так называемого закона об ОПМ — Закона о сотрудничестве в операциях Организации Объединенных Наций по поддержанию мира и других операций — с целью включения спорного закона о безопасности, принятого в сентябре 2015 года, нарушает статью 9.

Законодательство 2015 года позволяет японским вооруженным силам участвовать в боевых действиях за границей в защиту союзников, что, по мнению Тайры и ее адвокатов, несовместимо со статьей 9, запрещающей «угрозу силой или ее применение в качестве средства разрешения международных споров». Они также считают, что развертывание нарушило «право истца на мирную жизнь», гарантированное Конституцией.

Правительство попросило суд отклонить иск и отказалось раскрыть отредактированные части журналов.Ответчики также отрицали, что ситуация в Южном Судане была столь серьезной, как утверждает адвокат истца, называя это субъективной оценкой истца.

Работа с редакцией

Слушание 1 июня в значительной степени основывалось на ежедневных журналах активности GSDF с июня по сентябрь 2016 года. Прошлогодний запрос внештатного журналиста на эти журналы спровоцировал скандал, который в значительной степени привел к отставке Инады.

Министерство обороны первоначально заявило, что журналы были утилизированы, но позже выяснилось, что у министерства все еще есть цифровые копии.Документы предполагают, что Инада вступил в сговор с официальными лицами, чтобы скрыть тот факт, что у министерства все еще были копии журналов.

Ежедневные журналы активности отмечают ухудшение ситуации с безопасностью в столице Южного Судана Джубе в июле прошлого года и описывают ситуацию в Южном Судане с использованием термина «боевые действия» ( отправлений, ). Правительство же предпочитает термин «столкновения» ( сётоцу ).

Журнал активности 20 июля, стр. 3

Адвокаты истца внимательно изучили 7000 страниц журналов, охватывающих период со 2 июня по сентябрь.10, 2016. Юридическая записка, подготовленная юристами истца, занимает 300 страниц. Они утверждают, что это первый раз, когда журналы этого периода были всесторонне проанализированы.

«Просто внимательно прочитав неотредактированные отрывки, можно увидеть, что в Южном Судане в течение трех месяцев часто происходили боевые действия», — говорит Юки Хашимото, юрист, проводивший экспертизу. По его оценкам, от 20 до 30 процентов журналов было отредактировано, но говорит, что исправления, вероятно, составляют до 80 процентов того, что в идеале юристы должны были бы знать, чтобы вести дело в меру своих возможностей.

Отвечая на вопрос о причине редактирования, Министерство обороны отказалось от комментариев, поскольку судебный процесс еще продолжается.

Адвокаты подозревают, что неконституционные действия GSDF в Южном Судане были заблокированы министерством, особенно те, которые нарушают статьи 1 и 2 Закона об ОПМ.

«Вполне вероятно, что GSDF выполняли такие задачи, как обеспечение безопасности войск из других стран. Похоже, именно по этой причине Министерство обороны пыталось намеренно скрыть потенциально опасные записи о действиях войск в это время », — говорит ведущий юрист Хирофуми Сато.

Свидетельство об острой опасности

15 декабря 2013 года, когда японские миротворцы уже входили в состав Миссии ООН в Южном Судане (МООНЮС), в Джубе вспыхнули столкновения между сторонниками президента Сальвы Киира и первого вице-президента Риека Мачара. Столкновения быстро перекинулись на другие места.

«Это означает, что отправка GSDF в Южный Судан была незаконной с официальной точки зрения правительства Японии с 2013 года, за три года до конфликта в июле 2016 года», — утверждает адвокат Сато.

Используя журналы регистрации, юристы пытаются доказать, что ситуация в Южном Судане остается нестабильной, то есть в состоянии гражданской войны, и что прекращение огня между воюющими сторонами не соблюдается. Прекращение огня является одним из «пяти принципов участия в ОПМ» в соответствии с законом об ОПМ.

«Мы хотели бы раскрыть реальность того, что члены GSDF столкнулись с возможностью быть убитыми во время миссий ОПМ», — говорит Сато.

В ежедневных журналах за июнь указано, что «Понятно, что потребуется еще некоторое время, прежде чем соглашение будет полностью выполнено», потому что Киир отказался подписать соглашения, достигнутые с Мачаром.Затем, в июле, из-за обострения боевых действий Киир снял Мачара со своего поста и назначил замену, что ООН не приняла, что еще больше задержало реализацию сделки.

«Чтобы показать рост числа столкновений после боев в Джубе, похоже, что члены GSDF создали символ« боевых действий »(сэнт), состоящий из желтого круга с красными зубчатыми краями. Эти символы начинают появляться на картах журналов с 15 июля », — говорит Хашимото.

В течение мая и июня в журналах подробно описывается рост числа инцидентов с применением огнестрельного оружия вокруг У.Н. Хаус — штаб-квартира Организации Объединенных Наций в районе Джебель на окраине Джубы — и база Томпинг недалеко от аэропорта, где дислоцировались GSDF.

Журнал активности на 9 июля, страница 4 Журнал активности на 9 июля, страница 5

7 июля примерно с 20:00 с юго-запада от базы Томпинг было слышно более 30 очередей продолжительностью около 15 минут. На следующий день между 20:30 было обнаружено 50 трассирующих снарядов. и 23:27 идет с юго-запада и севера от базы.9 июля между 4 и 5 часами утра было слышно пять перестрелок с примерно 1–1½ км от базы Томпинг.

The Sudan Tribune 10 июля сообщила, что в Джубе начались ожесточенные бои между Народно-освободительной армией Судана Киира и повстанческой НОАС Мачара, сосредоточенной вокруг объектов ООН в Джебеле и возле аэропорта.

Журнал действий за 10 июля, стр. 2 Журнал активности за 10 июля, стр. 4 Журнал активности за 10 июля, стр. 5

Согласно журналам от 10 июля, машина НОАС подверглась атаке примерно в 150 метрах от U.Участок Н. Томпинг, в котором разгорелся бой с минометным обстрелом. Около 11:06 произошла перестрелка между НОАС и НОАС-ИО возле турецкого здания к югу от комплекса GSDF. Бои между НОАС и НОАС-ИО продолжались там и вокруг Дома ООН. В 16:15 ситуация в Джубе была напряженной, поскольку по всему городу происходили столкновения.

Журналы продолжают сообщать о периодических случаях стрельбы и обстрелов в районе базы Томпинг до сентября.7.

10 августа журнал активности, страница 3

Вопросы о законности

Адвокаты истца также подозревают, что миссия нарушила второй принцип закона об ОПМ: стороны в конфликте должны дать свое согласие на любую операцию.

После того, как Киир опубликовал заявление, отвергающее размещение дополнительных иностранных войск в Джубе, журнал за 19 июля гласил: «Усиление МООНЮС может привести к новым обострениям в отношениях с правительством Южного Судана.

После митинга, организованного НОАС в Джубе 20 июля в знак протеста против предлагаемых дополнительных иностранных войск, в журнале GSDF за этот день было написано: «С ростом анти-ООН. настроения среди определенных людей в Джубе, требуется осторожность при столкновении с притеснениями и демонстрациями ».

Сообщалось, что движение против МООНЮС распространилось по всей стране, и что персонал ООН подвергался преследованиям, например, людям, препятствующим их операциям. Ежедневные журналы в августе предписывали персоналу GSDF не участвовать в демонстрациях против продления мандата МООНЮС.

Кендзи Исэдзаки, преподающий исследования проблем мира и конфликтов в Токийском университете иностранных языков, считает, что пять принципов закона об ОПМ не имеют особого смысла в контексте сегодняшних миротворческих операций.

В свете горьких уроков 1990-х годов — например, в Руанде, Сомали и на Балканах — приоритетом миротворческих операций стала защита жизни гражданского населения. Чтобы защитить невиновных, независимо от того, соблюдается ли соглашение о прекращении огня между воюющими сторонами, У.Когда дело доходит до применения силы, у миротворцев Н. больше не связаны руки.

«Отправка GSDF в миротворческие миссии не только в Южный Судан, но и в другие места неосуществима, потому что в Японии нет военно-полевых судов», — говорит Исезаки, который служил гражданским работником в сфере разоружения. программы демобилизации и реинтеграции в Восточном Тиморе, Сьерра-Леоне и Афганистане.

В 1999 году Генеральный секретарь ООН выпустил бюллетень, в котором говорилось, что, хотя миротворцам разрешено применять силу в целях самообороны, в этих случаях применяется международное гуманитарное право.В случае нарушения закона миротворцы ООН должны были быть наказаны судебной системой страны их происхождения.

«Несмотря на то, как изменились миротворческие миссии ООН, вопрос о внутренней правовой базе никогда не рассматривался в Японии. Причина в том, что создание военно-полевых судов, что подразумевает признание GSDF в качестве военной силы, нарушило бы Конституцию. GSDF до сих пор получали самые безопасные рабочие места в самых безопасных местах во время миротворческих миссий, но в Южном Судане не было безопасных убежищ.События в Джубе в июле прошлого года продемонстрировали, что GSDF были развернуты в зоне активного конфликта », — говорит Исезаки.

Журнал активности на 20 августа, стр. 3

Защита мирных жителей

Первоначально предполагалось, что основная миссия GSDF в Южном Судане будет заключаться в строительстве, но, вероятно, она была изменена на защиту внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) после активизации боевых действий 10 июля.

Согласно отчету НПО «Центр для гражданского населения» in Conflict (CIVIC), МООНЮС принимала внутренне непослушных людей (ВПЛ) на так называемых объектах защиты гражданского населения (POC), прикрепленных к U.N. Дом-база в Джубе. Беспорядки в городе 10 июля вынудили еще 5000 ВПЛ искать убежища на базе ООН в Томпинге.

Журналы с 8 по 10 июля показывают, что японское подразделение работает над созданием условий для защиты гражданского населения, поскольку ситуация на земле и уровень боевой готовности МООНЮС колеблются.

Журнал активности за 11 июля, стр. 5

11 и 12 июля миссия, похоже, сместила фокус, но детали не ясны, потому что эта часть отредактирована.

Однако в журналах действительно говорится следующее: «Детали намерения военнослужащих НОАС вторгнуться сегодня, 12 июля, неизвестны. Поскольку такой же инцидент может повториться снова, необходима особая бдительность ». Используемый язык был неоднозначным относительно того, был ли замешан один или несколько солдат.

Днем позже в журналах говорится об ухудшении ситуации с безопасностью из-за притока солдат НОАС на базу и вокруг нее.

Журнал активности на 20 июля, стр. 3

Наконец, ежедневные журналы активности показывают, что женщины подвергались повышенному риску сексуального насилия.19 июля они отметили, что ВПЛ, покинувшие точки контроля за безопасностью ООН в поисках еды, в дневное время подвергались сексуальному насилию со стороны солдат НОАС в районе горы Джебель-Куджур. 20 июля в нем упоминалось, что 27 женщин, покинувших места проката в Доме ООН, вероятно, были изнасилованы солдатами НОАС 17 и 18 июля. Ежедневные журналы призывали членов GSDF защищать себя на работе из-за таких преступлений, как грабежи и сексуальное насилие. были широко распространены в городе.

«Могу представить, что члены GSDF столкнулись со многими опасными ситуациями и пережили горький опыт в Джубе в июле прошлого года.Возможно, некие злоумышленники проникли на базы вместе с ворвавшимися гражданскими лицами, и там начались боевые действия », — говорит Исезаки.

Версия событий Министерства

Хотя министерство обороны отказалось говорить о деле или содержании журналов GSDF, министерство обороны Хоккайдо еще в марте провело семинар на тему «Операции по поддержанию мира в Южном Судане». Он оказался поучительным в плане впечатления, которое министерство хочет произвести о своей миссии в стране северо-востока Африки.

Капитан 7-й дивизии 11-й пехотной бригады в Титосэ вместе с капитаном, недавно вернувшимся из Джубы, представили отчет о продуктивной работе, проделанной японскими войсками там, такой как улучшение дорог и строительство сборных конструкций для войск Великобритании. — все в почти 50-градусной жаре.

Он описал, как 13 женщин-членов команды GSDF работали над распространением информации о расширении прав и возможностей среди женщин Южного Судана. Бюро обороны также показало фотографии женщин GSDF в летних кимоно, демонстрирующих чайную церемонию миротворцам из других стран.

Хотя ежедневные записи, обнаруженные в деле Саппоро, по всей видимости, показывают, что силы GSDF участвовали в обеспечении безопасности перемещенных местных жителей, эта проблема — а также проблема сексуального и другого насилия внутри и вокруг объектов ООН в Джубе — не рассматривалась. выступил на семинаре.

Аналогичным образом не упоминалось о том, что могло бы произойти, если бы член GSDF случайно ранил или убил гражданское лицо, что, как явствует из журналов, было нестабильной ситуацией. При отсутствии системы военного трибунала теоретически член GSDF будет рассматриваться в обычном суде в соответствии с японским законодательством за любое потенциальное преступление, совершенное во время миссии.\

«Военные операции в зарубежных странах можно обвинить в военных преступлениях», — говорит Исэдзаки. «Ежедневные журналы активности являются очень важным доказательством в том случае, если есть какие-либо сомнения в их законности. Для военной организации было бы абсурдно выбрасывать свои ежедневные журналы активности ».

Исэдзаки считает, что возмущение по поводу пропавших бревен вызвано тем, что «правительство боялось правды о боевых действиях, которая просочится наружу».

Юристы Taira призвали правительство раскрыть отредактированные части ежедневных журналов активности.Следующее слушание по делу назначено на 17 октября.

Во времена дезинформации и слишком большого количества информации качественная журналистика как никогда важна.
Подписавшись, вы можете помочь нам понять историю.

ПОДПИШИТЕСЬ СЕЙЧАС

ФОТОГАЛЕРЕЯ (НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬ)

Три пути улучшения многостороннего миротворчества в Африке (и за ее пределами)

Это событие имеет как положительные, так и проблемные последствия.С одной стороны, растущее участие африканских миротворцев в миротворческих операциях на континенте свидетельствует о передаче миротворческих задач: региональные организации и пострадавшие страны берут на себя решение региональных кризисов. Это не только повышает легитимность операций, но и повышает их эффективность, поскольку миротворцы, знающие местные языки, обычаи и политику, участвуют в миротворческих задачах. Более быстрое развертывание и большая политическая приверженность соседних стран также добавляют преимуществ региональному миротворчеству.Это разделение труда между региональными и международными организациями, в свою очередь, позволяет более эффективно распределять ресурсы каждой организации. ООН могла бы, например, гораздо более продуктивно сосредоточиться на более серьезных кризисах, если бы региональные организации справлялись с менее серьезными ситуациями. Кроме того, участие в миротворческих миссиях также способствует расширению доступа к международным форумам для стран, предоставляющих войска, а также укреплению двусторонних отношений с другими странами-поставщиками (Haysom and Pedersen 2015).

С другой стороны, региональные миротворческие операции могут иметь пагубные последствия для гражданского населения: они могут столкнуться с плохо подготовленными и плохо оплачиваемыми войсками, не уважающими гуманитарное поведение в рамках миротворческой миссии. Например, в 2014 году Чад был вынужден вывести все свои войска из миссии в Центральноафриканской Республике после того, как ООН обвинил его в стрельбе по гражданскому рынку без каких-либо провокаций (Haysom and Pedersen 2015).

С этим связана печально известная нехватка финансирования региональных миротворческих инициатив.Например, с самого начала АМИСОМ не хватало ресурсов для поддержания таких крупных миротворческих сил. Таким образом, он всегда зависел от ЕС, который платил зарплату миротворцам. Учитывая, что достаточное финансирование войск, оборудования и обучения имеет решающее значение для их успеха (см. Выше), этот финансовый кризис отрицательно сказывается на способности этих миссий должным образом выполнять свои мандаты.

Отсутствие финансирования и надежной, хорошо организованной и эффективной Африканской архитектуры мира и безопасности не позволяет региональным инициативам реализовать свой потенциал для эффективного миротворчества на местах.Малийский кризис 2012 года является печально известным примером, который объясняет, что государства Сахеля в конечном итоге должны создать свою собственную специальную инициативу по обеспечению безопасности — Сахель большой пятерки. Этот относительно новый игрок в африканском ландшафте безопасности может указывать на потенциал более мелких и более гибких ответов на насущные проблемы в регионе, такие как угрозы со стороны действующих там джихадистских организаций (AQIM, MUJWA, Al-Mourabitoun, Boko Haram).

Почему поведение миротворцев влияет на успех миссии

Но не только качество войск или финансирование и политическая поддержка региональных миротворческих инициатив являются важными составляющими успеха миссии.Другая особенность миротворческих миссий играет часто упускаемую из виду, но очень важную роль: поведение миротворцев по отношению к населению, которое им поручено защищать. Одним из наиболее серьезных проступков в этом контексте является сексуальная эксплуатация со стороны миротворцев. Эта эксплуатация часто принимает форму коммерческого секса — например, секс в обмен на деньги или подарки — или, в некоторых случаях, даже изнасилования. Например, миротворцы ООН из миссии MINUSCA в Центральноафриканской Республике неоднократно сталкивались с обвинениями в сексуальных надругательствах над гражданскими лицами.

Исследования показывают, что эти модели сексуальной эксплуатации широко распространены. Одно исследование показывает, что в Либерии подавляющее большинство респондентов сообщили о том, что они вступали в сексуальные отношения с персоналом ООН во время миссии, начиная с 2003 года, после гражданской войны в Либерии (Beber et al., 2017). Другие исследования показывают, что присутствие миротворцев ООН положительно связано с ростом торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации внутри и вокруг страны, в которой проводится миссия (Bell, Flynn, and Martinez Machain, 2018).

Эту проблему усугубляет тот факт, что миротворческие войска обычно остаются под юрисдикцией страны, предоставляющей войска. Это означает, что у ООН часто связаны руки в судебном преследовании за любое нарушение, совершенное войсками под флагом ООН, поскольку именно государство-участник должно применять любое наказание.

Это неправомерное поведение проблематично по ряду причин. Во-первых, сексуальная эксплуатация миротворцами тех самых людей, которых они призваны защищать, причиняет неизмеримые страдания и без того травмированному и уязвимому населению.Прекращение этих страданий должно быть высшим руководящим принципом любой миротворческой операции. Недостаточно просто ограничить физическое насилие над мирным населением. Напротив, персонал миротворческих миссий должен сам действовать в соответствии с самыми высокими моральными стандартами.

Во-вторых, сексуальные проступки подрывают легитимность миротворческой операции среди населения, которому она предназначена. Нарушение миротворцами населения, которое они призваны защищать (даже если в этих нарушениях участвует лишь меньшая часть всей миссии), гражданские лица могут стать менее склонными к сотрудничеству с миротворцами или предоставлению им правдивой информации.Тем не менее, это сотрудничество с местными жителями является важным компонентом успеха миротворческих операций (Ruggeri, Gizelis, and Dorussen, 2013).

В-третьих, и в более широком смысле, любое продолжение такого неправомерного поведения подрывает основанный на правилах международный порядок, основанный на общепризнанных правах человека, продвигаемых Европейским Союзом и внешней политикой Германии (Bundesregierung 2017). Допущение продолжения практики сексуального насилия со стороны миротворцев ставит под сомнение надежность внешней политики, направленной на поощрение прав человека.

Три пути к совершенствованию миротворческой деятельности в XXI веке

Мы предлагаем три пути решения проблем, связанных с качеством и обучением войск, региональной миротворческой деятельностью и неправомерным поведением миротворцев.

Чтобы улучшить общее качество участия войск в операциях по поддержанию мира (и, таким образом, повысить их эффективность в защите гражданского населения), странам с развитыми вооруженными силами необходимо продолжить и, возможно, даже увеличить свой вклад в операции «синего шлема».Успех развертывания войск Германии и Нидерландов в Мали демонстрирует, что этот вклад включает участие Запада под эгидой Организации Объединенных Наций. Мы хотим подчеркнуть, что это не призыв к одностороннему или многостороннему военному вмешательству. Вместо этого мы предлагаем усилить многостороннее взаимодействие войск из стран с хорошо обученными и хорошо оснащенными вооруженными силами наряду с военными действиями изнутри региона, встроенными в многостороннюю политическую структуру, поддерживаемую Советом Безопасности ООН.Такое усиление не обязательно требует предоставления войск, но также может быть обеспечено в форме увеличения поддержки учебных заведений (например, усиление поддержки Международного учебного центра миротворцев Кофи Аннана в Гане), дипломатической поддержки в дополнение к миссии ООН. , поддержка обучения правам человека или предоставление гражданского логистического потенциала.

Учитывая, что ЕС является важным спонсором африканских миротворческих миссий (см. Выше), следует поощрять и институционализировать трехстороннее сотрудничество между ООН, АС и ЕС (Aris and König 2018).Как показывает участие Франции в МИНУСМА, это сотрудничество не обходится без проблем. Вопросы, касающиеся приоритезации политики и финансирования, можно было бы решить, например, с помощью более четкого и более институционализированного разделения труда и лучшей координации между различными участвующими организациями.

Что наиболее важно, расширение сотрудничества между ООН, ЕС и африканскими региональными организациями также влечет за собой придание большего веса африканским голосам на переговорах о развертывании миротворческих сил в Африке.Например, после ливийского кризиса АС критиковал Совет Безопасности ООН за то, что он не прислушался к его предложению относительно явно политического решения. Кроме того, почти все мандаты на надежное миротворчество выдаются могущественными странами, такими как США, Франция или Великобритания, которые имеют в виду свои собственные политические интересы, интересы безопасности и экономические интересы (Haysom and Pedersen 2015). Хотя эти интересы могут и не нанести ущерба интересам Африки, крайне важно, чтобы африканцы принимали участие в любом развертывании.В конечном итоге это может также означать реформу права вето в Совете Безопасности и предоставление африканскому блоку постоянного места (с ротацией членского состава для увеличения представительства).

Пресечение сексуальных проступков со стороны миротворцев также требует политических усилий. Мы знаем, что участие миротворцев из стран со строгими нормами гендерного равенства может уменьшить количество обвинений, выдвинутых против миротворцев (Karim and Beardsley, 2016). Следовательно, страны, предоставляющие войска, необходимо поощрять к соблюдению таких общих норм в области прав человека при их постоянном участии в операциях «голубых шлемов».Учитывая, что в большинстве стран со строгими нормами гендерного равенства также есть передовые вооруженные силы с надлежащей подготовкой и высокотехнологичным оборудованием, их развертывание также улучшило бы общее качество миротворческих операций. Включение гендерных норм в учебные программы также может способствовать снижению нормативной предрасположенности миротворцев к неправомерным действиям.

Но этого явно недостаточно. Государствам-членам ООН необходимо внедрить более строгие процедуры подотчетности и мониторинга, которые предотвращают неправомерное поведение войск на местах.Им следует стремиться выполнять резолюцию 2272 Совета Безопасности ООН, принятую в 2016 году, которая направлена ​​на более решительное сокращение сексуальных проступков со стороны миротворцев, сделав их краеугольным камнем новых мандатов — аналогично резолюции 1325, в которой подчеркивается роль женщин в вооруженных конфликтах. Любые сообщения о неправомерном поведении должны быть тщательно расследованы, а потенциальные виновные должны предстать перед независимым судом. Политика абсолютной нетерпимости к сексуальной эксплуатации и надругательствам должна осуществляться на всех уровнях.

Наконец, страны, предоставляющие войска, должны стремиться к увеличению доли женщин в миротворческих операциях. В настоящее время женщины составляют лишь 3 процента военных миротворцев ООН, а доля женщин в полицейских миссиях ООН составляет 10 процентов. Однако есть некоторые свидетельства того, что участие женщин в миротворческих операциях увязывается с уменьшением числа обвинений в неправомерном поведении против этих операций (Karim and Beardsley, 2016). Следовательно, увеличение числа женщин могло бы помочь обуздать проблему неправомерных действий миротворцев.Однако более важным является то, что страны, предоставляющие войска, поощряют, контролируют и соблюдают нормы гендерного равенства во всех войсках, которые они направляют в миротворческие операции, независимо от пола отдельных солдат.

Эти меры по повышению качества войск, поддержанию мира на региональном уровне и ответственности за неправомерные действия миротворцев не являются ни панацеей, ни единственными доступными мерами для повышения эффективности миротворческой деятельности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *