Виды ип в россии 2018: Какие виды деятельности требуют регистрации в качестве ИП

Содержание

Какие виды деятельности требуют регистрации в качестве ИП

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Какие виды деятельности требуют регистрации в качестве ИП (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Какие виды деятельности требуют регистрации в качестве ИП

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Какие виды деятельности требуют регистрации в качестве ИП Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Социальная сфера как объект правового регулирования и юридического прогнозирования
(Агамиров К.В.)
(«Lex russica», 2020, N 2)Значимый шаг в этом направлении — установление правового статуса самозанятых граждан. В соответствии с изменениями, внесенными в Гражданский кодекс РФ, законодательством предусматриваются условия осуществления гражданами ряда видов деятельности без необходимости государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя . Следовательно, водители такси, няни, фотографы, репетиторы и пр., которые не зарегистрированы как индивидуальные предприниматели и у которых нет сотрудников, потенциально подпадающих под статус самозанятых, могут быть выведены из «теневого» частного сектора и наделены правом самостоятельного осуществления деятельности по оказанию услуг и выполнению работ физическим лицам с целью получения прибыли. Одновременно с этим самозанятым гражданам, вставшим на учет в налоговых органах, предоставляются налоговые каникулы с последующей уплатой налогов по упрощенной схеме.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

«Комментарий к Федеральному закону от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»
(Арзуманова Л.Л., Пешкова (Белогорцева) Х.В., Аверина К.Н., Баранов И.В., Гудцова А.В., Долгов С.Г., Ротко С.В., Чернусь Н.Ю., Котухов С.А., Тимошенко Д.А.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2020)Так, в соответствии с ч. 6 ст. 2 Федерального закона от 27 ноября 2018 г. N 422-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» физические лица при применении специального налогового режима вправе вести виды деятельности, доходы от которых облагаются налогом на профессиональный доход, без государственной регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей, за исключением видов деятельности, ведение которых требует обязательной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя в соответствии с федеральными законами, регулирующими ведение соответствующих видов деятельности.

Нормативные акты: Какие виды деятельности требуют регистрации в качестве ИП

Особенности применения ип ставки 0 % по «упрощенному» налогу

Выбрать журналАктуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложенияАктуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения: учет в сельском хозяйствеБухгалтер Крыма: учет в унитарных предприятияхБухгалтер Крыма: учет в сельском хозяйствеБухгалтер КрымаАптека: бухгалтерский учет и налогообложениеЖилищно-коммунальное хозяйство: бухгалтерский учет и налогообложениеНалог на прибыльНДС: проблемы и решенияОплата труда: бухгалтерский учет и налогообложениеСтроительство: акты и комментарии для бухгалтераСтроительство: бухгалтерский учет и налогообложениеТуристические и гостиничные услуги: бухгалтерский учет и налогообложениеУпрощенная система налогообложения: бухгалтерский учет и налогообложениеУслуги связи: бухгалтерский учет и налогообложениеОплата труда в государственном (муниципальном) учреждении: бухгалтерский учет и налогообложениеАвтономные учреждения: акты и комментарии для бухгалтераАвтономные учреждения: бухгалтерский учет и налогообложениеБюджетные организации: акты и комментарии для бухгалтераБюджетные организации: бухгалтерский учет и налогообложениеКазенные учреждения: акты и комментарии для бухгалтераКазенные учреждения: бухгалтерский учет и налогообложениеОплата труда в государственном (муниципальном) учреждении: акты и комментарии для бухгалтераОтдел кадров государственного (муниципального) учрежденияРазъяснения органов исполнительной власти по ведению финансово-хозяйственной деятельности в бюджетной сфереРевизии и проверки финансово-хозяйственной деятельности государственных (муниципальных) учрежденийРуководитель автономного учрежденияРуководитель бюджетной организацииСиловые министерства и ведомства: бухгалтерский учет и налогообложениеУчреждения здравоохранения: бухгалтерский учет и налогообложениеУчреждения культуры и искусства: бухгалтерский учет и налогообложениеУчреждения образования: бухгалтерский учет и налогообложениеУчреждения физической культуры и спорта: бухгалтерский учет и налогообложение

20192020

НомерЛюбой

Электронная версия

Страховое общество «ВЕРНА» — О компании

  • Год основания
    компании.

  • Европейский Инвестиционный Фонд «INTERFIN» выкупает компанию с целью развития собственного страхового бизнеса на территории Российской Федерации. Согласно среднесрочной стратегии развития на рынке России и постсоветского пространства запуск нового проекта запланирован на время мирового экономического спада. Прочный финансовый фундамент, отсутствие долгов и обязательств по договорам позволили компании в условиях слабой экономической ситуации сосредоточиться на реструктуризации, и начать бизнес с чистого листа.

  • Для развития проекта сформирована команда топ-менеджеров с обширным опытом работы в ведущих российских и зарубежных компаниях, организована работа центра урегулирования убытков, заключены договоры со станциями технического обслуживания. С целью оптимизации всех бизнес-процессов компании внедрена информационно-аналитическая система «КИАС: страхование». В контексте общей стратегии составлен план развития на 3 года. В рамках плана утверждён ренейминг и смена фирменного стиля компании.

  • Принято решение о переименовании компании в ООО СО «ВЕРНА». Главная цель ренейминга — закрепление репутации профессиональной, стабильной, прозрачной страховой компании, способной на экспертном уровне управлять как рисками клиента, так и собственными рисками, и готовой предложить рынку понятный и обдуманный продукт страхования.

  • Смена собственника. Перевод центрального управления в г. Краснодар.

  • 2015 год стал новой важной вехой нашего пути. Была сформирована новая команда топ-менеджеров, внедрена новая стратегия развития.

  • Реализована стратегия развития на 2015-2017 годы, благодаря которой воплощена идея создания стабильно функционирующей и динамично развивающейся страховой компании с разветвленной региональной сетью. Профессиональная команда предоставляет услуги высокого качества и развивает страховую культуру среди населения на всей территории России.

  • Сформирована новая стратегия Общества до 2023 года. Намечен план реорганизации ключевых бизнес-процессов на 2021 год.

  • 1993

    Год основания компании.

    2008

    Европейский Инвестиционный Фонд «INTERFIN» выкупает компанию с целью развития собственного страхового бизнеса на территории Российской Федерации. Согласно среднесрочной стратегии развития на рынке России и постсоветского пространства запуск нового проекта запланирован на время мирового экономического спада. Прочный финансовый фундамент, отсутствие долгов и обязательств по договорам позволили компании в условиях слабой экономической ситуации сосредоточиться на реструктуризации, и начать бизнес с чистого листа.

    2009

    Для развития проекта сформирована команда топ-менеджеров с обширным опытом работы в ведущих российских и зарубежных компаниях, организована работа центра урегулирования убытков, заключены договоры со станциями технического обслуживания. С целью оптимизации всех бизнес-процессов компании внедрена информационно-аналитическая система «КИАС: страхование». В контексте общей стратегии составлен план развития на 3 года. В рамках плана утверждён ренейминг и смена фирменного стиля компании.

    2010

    Принято решение о переименовании компании в Страховое общество «ВЕРНА». Главная цель ренейминга — закрепление репутации профессиональной, стабильной, прозрачной страховой компании, способной на экспертном уровне управлять как рисками клиента, так и собственными рисками, и готовой предложить рынку понятный и обдуманный продукт страхования.

    2014

    Смена собственника. Перевод центрального управления в г. Краснодар.

    2015

    2015 год стал новой важной вехой нашего пути. Была сформирована новая команда топ-менеджеров, внедрена новая стратегия развития.

    2017

    Реализована стратегия развития на 2015-2017 годы, благодаря которой воплощена идея создания стабильно функционирующей и динамично развивающейся страховой компании с разветвленной региональной сетью. Профессиональная команда предоставляет услуги высокого качества и развивает страховую культуру среди населения на всей территории России.

    2020

    Сформирована новая стратегия Общества до 2023 года. Намечен план реорганизации ключевых бизнес-процессов на 2021 год.

    Россия: Обзор изменений законодательства в сфере интеллектуальной собственности за 2018 г.

    04.01.2019

    I. ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

    Географические указания — новые права интеллектуальной собственности

    В июле 2018 года Государственная Дума РФ приняла в первом чтении законопроект о внесении в Гражданский кодекс РФ нового вида интеллектуальной собственности — географического указания.

    Согласно законопроекту, «географическое указание — это обозначение, которое позволяет идентифицировать товары как происходящие из определенного географического района, где особое качество, репутация и другие характеристики товаров объясняются главным образом его географическим происхождением».

    Более того, «хотя бы один этап производства должен быть выполнен в этой географической зоне, что влияет на качество, репутацию и другие характеристики товаров». Это разъяснение важно с точки зрения дифференциации типа интеллектуальной собственности от аналогичной — наименования места происхождения товара.

    Наименование места происхождения товара было введено в российское законодательство в 1992 году и с тех пор рассматривается как экстраординарный, а не практический способ защиты прав интеллектуальной собственности, что подтверждается крайне низким количеством регистраций наименования места происхождения товара в России (меньше более 200 регистраций).

    По мнению многих правообладателей, основная трудность при регистрации наименования места происхождения товара заключается в сложной процедуре регистрации и необходимости соблюдения ряда формальных требований.В частности, при подаче заявки на регистрацию наименования места происхождения товара заявитель должен подтвердить, что он выполняет все этапы производства в пределах указанной географической зоны. Если производство товаров включает в себя несколько циклов, часть из которых (включая этап упаковки) осуществляется за пределами указанного региона, защита этому наименованию места происхождения товара не предоставляется.

    Более того, одним из требований для регистрации наименования места происхождения товара является заключение уполномоченного правительством России федерального органа исполнительной власти, подтверждающее, что товары заявителя, произведенные в определенной географической зоне, обладают особыми свойствами, определяемыми в основном или исключительно природными условиями. и / или кадровые ресурсы, характерные для данной области (такими органами являются Минздрав России, Минпромторг России, Минсельхоз России и Федеральная служба РФ по регулированию алкогольного рынка).

    В результате репутация товаров, происходящих с определенной территории, недостаточна для регистрации наименования таких товаров в качестве наименования места происхождения и, таким образом, получения необходимой защиты, если не соблюдаются все формальности.

    Географическое указание позволит идентифицировать товары как происходящие из географической зоны, где определенное качество, репутация и другие характеристики товаров определяются в основном их географическим происхождением (в отличие от наименования места происхождения, в соответствии с которым товары индивидуализированы. в соответствии с их особыми качествами).Для получения защиты необходимо подтвердить, что хотя бы один этап производства, влияющий на качество, репутацию и другие характеристики товаров, осуществляется в определенной географической зоне.

    Правовая охрана географических указаний, а также наименований мест происхождения товаров возникает после регистрации в Федеральной службе по интеллектуальной собственности России. Заявитель сможет самостоятельно определить, какой способ защиты выбрать.

    Защита географических указаний станет важным нововведением в российском законодательстве об интеллектуальной собственности и шагом к развитию бизнеса в регионах и либерализации процедур защиты названий географических регионов как средства индивидуализации товаров. Иностранные производители также получат выгоду от этого нового закона, поскольку в соответствии с ним они смогут получить охрану в России для географических указаний, зарегистрированных за рубежом.

    Промышленным образцам будет предоставлена ​​временная правовая охрана

    В декабре 2018 года Государственная Дума Российской Федерации приняла Федеральный закон от 27 декабря 2018 года N 549-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», позволяющий получить временную правовую охрану промышленных предприятий. конструкции.Поправки вступят в силу 27 июня 2019 года.

    По словам авторов законопроекта, его цель — защитить права дизайнеров, в том числе модельеров, которые создают одежду и обувь, требующую правовой защиты, путем предоставления их творениям права на регистрацию в качестве промышленных образцов.

    Авторы считают, что такие изменения необходимы, поскольку государственная регистрация промышленных образцов в России занимает длительное время (20 месяцев и две недели), в течение которых права дизайнеров на дизайн одежды и обуви не защищены, хотя модные коллекции устаревают. очень быстро.

    Временная охрана промышленных образцов будет предоставляться с даты публикации соответствующей заявки и до даты официальной выдачи патента, если заявка на промышленный образец не будет отозвана или отклонена. Любой, кто использует заявленный промышленный образец в течение указанного периода, обязан выплатить заявителю вознаграждение при выдаче патента.

    Временная охрана промышленным образцам предоставлена ​​Законом о патентах Российской Федерации, который был отменен с вступлением в силу части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации.Согласно прежнему закону, временная защита вступила в силу с даты, когда заявитель уведомил лицо или юридическое лицо, использующее образец. Теперь временная охрана предоставляется автоматически с даты публикации соответствующей заявки. На практике будет видно, пригодятся ли эти поправки модельерам. Однако следует отметить, что указанный период в 20 месяцев и две недели — это максимум, в течение которого должен быть выдан патент на промышленный образец при условии принятия заявки.При оформлении заявки соблюдены формальности, а если предварительный патентный поиск проводится на платной основе, этот срок может быть значительно сокращен. Кроме того, права на дизайн одежды и обуви защищены законом об авторском праве.

    Законопроект о легализации параллельного импорта

    В октябре 2018 года Федеральная антимонопольная служба Российской Федерации (ФАС) направила в Минэкономразвития свои рекомендации по внесению изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации относительно частичной легализации параллельного ввоза в Россию (ввоз оригинальных товаров без разрешение правообладателя).

    ФАС предлагает отойти от национального принципа исчерпания исключительных прав на товарный знак и ввести возможность разрешить, с разрешения правительства, параллельный импорт в течение пяти лет товаров, отвечающих следующим критериям: товары недоступны или дефицит в России; цены на товары завышены или качество товаров существенно отличается от аналогичных товаров, продаваемых в других странах (исключение составляют товары местного производства).

    В течение нескольких лет ФАС выступала за легализацию параллельного импорта и, по сути, отмену национального принципа исчерпания исключительных прав на товарные знаки.Закон регулирует частичный параллельный импорт специфических товаров (лекарств, товаров для детей и автозапчастей). Легализация параллельного импорта конкретных товаров была одобрена Коллегией Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), но подлежит одобрению всеми членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Соблюдение этого условия не позволит реализовать текущее предложение ФАС. Процесс согласования необходимых поправок к соглашению о ЕАЭС еще продолжается.

    Шаги по легализации параллельного импорта вызвали обоснованные опасения в бизнес-сообществе. Установленный в настоящее время в России национальный принцип исчерпания прав на товарные знаки признан экспертами в области интеллектуальной собственности оптимальным средством защиты прав владельцев товарных знаков. Отклонение от этого принципа повлечет за собой ослабление этой защиты, особенно для иностранных производителей, что приведет к дальнейшему ухудшению инвестиционного климата в России.

    II. ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

    Конституционный суд признал законность параллельного импорта

    Одним из самых ярких (и противоречивых) постановлений в судебной практике в сфере интеллектуальной собственности в 2018 году стало Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 февраля 2018 года «О проверке конституционных положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487. пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации по иску ООО «ПАГ».

    Дело было основано на иске ООО «ПАГ» об оспаривании конституционности положений указанных статей Гражданского кодекса Российской Федерации. Ранее Арбитражный суд Калининградской области удовлетворил иск владельца товарного знака, Sony Corporation, к ООО «ПАГ» за нарушение прав на товарный знак путем ввоза на территорию Российской Федерации товаров с товарным знаком SONY без предварительного разрешения авторских прав. держатель.Товары (т.е. термочувствительная записывающая бумага для медицинского диагностического оборудования), которые являлись оригинальными товарами, ввезенными в Россию ООО «ПАГ» без разрешения Sony Corporation, были изъяты и уничтожены.

    По мнению ООО «ПАГ», поскольку положения Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть истолкованы судами таким образом, что товары, имеющие товарные знаки, изготовленные, маркированные и реализованные самим производителем или с его согласия за пределами Российской Федерации, могут считаться поддельными, такие положения нарушают конституционные принципы правовой определенности и справедливости.

    В иске ООО «ПАГ» по существу утверждается неконституционность национального принципа исчерпания исключительных прав на товарный знак, закрепленного в статье 1487 Гражданского кодекса Российской Федерации, как препятствие параллельному импорту и установление равных правовых последствий за нарушение этого принципа и за ввоз контрафактной продукции. товары.

    При рассмотрении иска Конституционный Суд Российской Федерации вынес следующее юридическое заключение:

    • Суды

      имеют право отклонить иски против импорта товаров, поданные без разрешения владельца товарного знака, если такие товары промаркированы самим владельцем товарного знака или с его согласия и были размещены в потоке торговли за пределами Российской Федерации, если из-за недобросовестности такого владельца товарного знака удовлетворение такого иска может создать угрозу жизни и здоровью граждан и другим общественным интересам;

    • гражданско-правовая ответственность за ввоз товаров на территорию Российской Федерации без предварительного согласия владельца товарного знака товаров, маркированных самим владельцем товарного знака или с его согласия, может быть приравнена к ответственности за ввоз контрафактных товаров только при условии, что владелец товарного знака несет ответственность. сопоставимые потери;

    • товары, маркированные самим владельцем товарного знака или с его согласия, могут быть изъяты из коммерческого оборота или уничтожены только в том случае, если такие товары низкого качества и / или в целях обеспечения безопасности и защиты жизни и здоровья людей.

    Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации поддержал недавнюю тенденцию России к ослаблению режима параллельного импорта, то есть фактически сделав его легитимным. Он также предупредил владельцев товарных знаков, что любая попытка с их стороны положить конец параллельному импорту может рассматриваться как акт недобросовестной конкуренции.

    Первая принудительная лицензия в России

    В 2018 году российский суд впервые удовлетворил иск о выдаче принудительной лицензии по п. 2 ст. 1362 ГК РФ.

    Согласно этому закону лицензия на использование изобретения или полезной модели должна быть выдана, если патентообладатель не может использовать изобретение, на которое он имеет исключительные права, без нарушения прав на другой патент (первый патент). Обязательными условиями для поддержки такого притязания являются отказ первого патентообладателя заключить лицензионное соглашение с владельцем зависимого патента на условиях установленной практики, а также свидетельство того, что изобретение, зависящее от изобретения по первому патенту, является важное техническое достижение и имеет существенные экономические преимущества перед изобретением или полезной моделью по первому патенту.

    Знаковое решение было вынесено Хозяйственным (Арбитражным) судом Москвы в июне 2018 года и получило поддержку в ходе рассмотрения апелляционной инстанции 9-го Арбитражного апелляционного суда (дело A40-71471 / 2017). Обязательная простая (неисключительная) лицензия на патент, защищающий действующее вещество Леналидомид, принадлежащий фармацевтической компании Celgene, была предоставлена ​​истцу О. Михайлов связан с соистцом ООО «НАТИВА».

    Патент, зависящий от патента Celgene, был выдан ранее на имя О.Р. Михайлов. Истцы также утверждали, что российское лекарство намного дешевле зарубежного аналога.

    Кассационная жалоба, поданная Celgene в Суд по интеллектуальной собственности, привела к заключению мирового соглашения между сторонами и отмене решений нижестоящих судов. Тем не менее прецедент был создан.

    Интересно, что ФАС выступает за принудительное лицензирование в России с 2016 года. В 2018 году ФАС подготовила законопроект о принудительном лицензировании лекарственных средств, который разрешает производство аналогов иностранных лекарственных средств без предварительного согласия соответствующих патентообладателей, если это необходимо. необходимо в интересах национальной безопасности и защиты жизни и здоровья граждан России.По мнению ФАС, такая инициатива была предпринята для предотвращения возможного риска злоупотребления патентообладателями своим доминирующим положением путем установления и поддержания неоправданно высоких цен и отказа в производстве и поставке необходимых лекарств и изделий медицинского назначения.

    В то же время участники рынка считают, что введение принудительных лицензий снизит уровень патентной защиты в России и подорвет инвестиционный климат на фармацевтическом рынке.

    III.НОВОСТИ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА

    В декабре 2018 года Совет Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) подписал Соглашение Евразийского экономического союза о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров.

    Задача завершения внутренних процедур, необходимых для подписания Соглашения, была поставлена ​​перед членами ЕАЭС еще в 2016 году, когда проект Соглашения был впервые утвержден.

    Целью Соглашения является создание системы регистрации единых товарных знаков и наименований мест происхождения товаров ЕАЭС, действующей во всех странах ЕАЭС.

    В соответствии с проектом Соглашения единая заявка на товарный знак будет подана в национальное патентное ведомство страны Союза (ведомство происхождения), которое также будет отвечать за проведение официальной экспертизы. Рассмотрение заявки будет проводиться каждым национальным ведомством, включая ведомство происхождения, в течение шести месяцев с даты, когда ведомство происхождения представило уведомление о заявке i (аналогично Мадридской системе регистрации товарных знаков).

    Внедрение процедуры регистрации единой торговой марки — важный и долгожданный шаг в процессе интеграции рынка ЕАЭС. Однако то, сочтут ли правообладатели эффективным единый товарный знак, будет зависеть от практической реализации соответствующих процессов и от того, будут ли удовлетворены потребности участников рынка. По имеющимся сегодня документам сложно сказать, будет ли новая процедура проще, быстрее или дешевле, чем регистрация в странах Союза с использованием Мадридской системы.Например, пока неизвестен размер соответствующих пошлин.

    Руководящие принципы и технические инструкции, необходимые для вступления Соглашения в силу, должны быть приняты не ранее 2020 года.

    заявок на патенты, товарные знаки и промышленные образцы достигли рекордных высот в 2018 г.

    18 октября, 2019

    Рост числа патентных заявок в 2018 г. продолжился (девятый год подряд) и составил 5,2%, согласно ежегодному отчету ВОИС World Intellectual Property Indicators (WIPI).Во всем мире было подано 3,3 миллиона патентных заявок, количество заявок на регистрацию товарных знаков выросло до 14,3 миллиона, а в отношении промышленных образцов — 1,3 миллиона.

    И общий рост спроса на защиту прав интеллектуальной собственности (ИС) определялся динамикой Китая, Соединенные Штаты Америки сохранили свое первенство по количеству патентных заявок (230 085 заявок), поданных на экспортных рынках.

    В 2018 году более двух третей (66,8%) всех мировых патентных заявок, товарных знаков и промышленных образцов пришлось на Азию.Генеральный директор ВОИС Фрэнсис Гарри отметил, что «Азия стала глобальным центром инноваций».

    Генеральный директор ВОИС Фрэнсис Гарри на презентации отчета о мировых показателях интеллектуальной собственности (Фото: WIPO / Berrod).

    Российская Федерация вошла в топ-10 ведомств по подаче национальных патентных заявок (37 957 заявок), во главе с Китаем установлен новый мировой рекорд — 1,54 миллиона заявок, что составляет 46,4% от общемирового количества.

    1. Китай (1,54 млн заявок),
    2. U.S (597 141 заявка),
    3. Япония (313 567 заявок),
    4. Республика Корея (209 992 заявки),
    5. Европейское патентное ведомство (174 397 заявок),
    6. Германия (67 898 заявок),
    7. Индия (50 055 заявок),
    8. Российская Федерация (37 957 заявок),
    9. Канада (36 161 заявка),
    10. Австралия (29 957 заявок).
    заявки на патенты в 10 ведущих ведомствах, 2018 г. (Фото: WIPO).

    За отчетный год количество действующих патентов во всем мире увеличилось на 6.7% до 14 миллионов.

    1. США (3,1 миллиона),
    2. Китай (2,4 миллиона),
    3. Япония (2,1 миллиона).

    В то же время половина всех патентов, действующих в США, поступает из-за границы, в то время как в Китае на отечественных заявителей приходилось около 70% всех действующих патентов.

    По оценкам, в 2018 году во всем мире было подано 10,9 миллиона заявок на регистрацию товарных знаков, охватывающих 14,3 миллиона классов. На ведомства, расположенные в Азии, приходилось 70% всех операций по подаче заявок на товарные знаки, на долю Европы приходилось 15.8%.

    1. Китай (7,4 миллиона классов),
    2. США (640 181 класс),
    3. Япония (512 156 классов),
    4. Ведомство интеллектуальной собственности Европейского союза (EUIPO, 392 925 классы),
    5. Исламская Республика Иран (384 338 классов).

    По оценкам, в 2018 году во всем мире было зарегистрировано 49,3 миллиона активных регистраций товарных знаков, что на 13,8% больше.

    В 2018 году во всем мире было подано 1 миллион заявок на промышленные образцы.

    1. Китай (708799 образцов),
    2. EUIPO (108, 174 образца)
    3. Республика Корея (68 054 образца),
    4. U.S (47 из 137 образцов),
    5. Германия (44 экземпляра из 460).

    В то же время Россия вошла в топ-20 ведомств интеллектуальной собственности, где количество заявок на промышленные образцы увеличилось (+ 21%). Общее количество действующих в мире регистраций промышленных образцов выросло на 6,5% и составило около 4 миллионов.

    Согласно данным, полученным от 92 национальных и региональных органов власти, следует отметить, что в 2018 году насчитывалось более 65 тысяч охраняемых географических указаний (ГУ).

    1. Германия (15 566),
    2. Китай (7247),
    3. Венгрия (6683),
    4. Чехия (6285).

    Кроме того, применение сортов растений во всем мире выросло на 8,9%.

    1. Китай (5760 заявок),
    2. Управление общественных сортов растений Европейского Союза (3554 заявки),
    3. США (1609 заявок),
    4. Украина (1575 заявок),
    5. Япония (880 заявок).

    Выручка от торговли и образовательного сектора в издательской индустрии 14 стран составила 42 доллара США.5 миллиардов.

    1. США (23,3 млрд долларов США),
    2. Германия (6,1 миллиарда долларов),
    3. Великобритания (5,4 млрд долларов США),
    4. Франция (3 миллиарда долларов).

      Россия: растущая изоляция, контроль и цензура Интернета

      Примечание. В этой статье есть пояснения. Щелкните выделенный термин , чтобы увидеть краткое объяснение.

      (Москва) — Россия значительно расширила законы и постановления, ужесточающие контроль над интернет-инфраструктурой, онлайн-контентом и конфиденциальностью общения, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч.Если эти новые меры будут реализованы в полную силу, они серьезно подорвут способность людей в России осуществлять свои права человека в Интернете, включая свободу выражения мнений и свободу доступа к информации.

      «Подход российских властей к Интернету зиждется на двух столпах: контроле и усилении изоляции от всемирной паутины», — сказал Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. «Правительство создало целый арсенал инструментов для управления информацией, пользователями Интернета и коммуникационными сетями.”

      Новые законы и постановления, принятые за последние два года, расширили и без того значительную способность властей автоматически фильтровать и блокировать интернет-контент, больше не зависящий от сотрудничества провайдеров в реализации блокировки. Закон о суверенном Интернете 2019 года требует от поставщиков интернет-услуг (ISP) установки оборудования , которое позволяет властям обходить поставщиков и автоматически блокировать контент, запрещенный правительством, и перенаправлять интернет-трафик самостоятельно.

      Закон 2018 года вводит штрафы для поисковых систем, предоставляющих доступ к прокси-сервисам , таким как виртуальные частные сети (VPN) , которые позволяют пользователю получить доступ к запрещенному контенту или предоставляют инструкции для получения доступа к такому контенту. Правила, принятые в 2019 году, требуют, чтобы VPN и операторы поисковых систем незамедлительно блокировали доступ к веб-сайтам из списка, поддерживаемого информационной системой федерального правительства, который включает регулярно обновляемый список официально запрещенных сайтов.

      За последние два года также были зафиксированы законодательные посягательства на конфиденциальность мобильной связи. В июле 2018 года вступили в силу поправки к действующему законодательству о борьбе с терроризмом, согласно которым телекоммуникационные и интернет-компании, зарегистрированные российскими властями в качестве «организаторов распространения информации», например, приложения для обмена сообщениями и социальные сети, должны хранить и обмениваться информацией о пользователях без постановления суда.

      Поправки основаны на предыдущем законе о локализации данных, , который требует от компаний, обрабатывающих персональные данные граждан России, хранить личные данные пользователей Интернета и мобильных приложений в России и передавать эту информацию службам безопасности по запросу.В 2019 году Федеральная служба безопасности (ФСБ) России потребовала от этих компаний установить специальное оборудование, дающее ФСБ автоматический доступ к их информационным системам, и ключи шифрования , для расшифровки сообщений пользователей без разрешения в рамках какого-либо судебного процесса.

      Законодатели обосновали эти правила, сославшись на необходимость защиты государственной безопасности, российского Интернета и конфиденциальности российских пользователей. На самом деле, эти требования способствуют массовой цензуре и сплошному наблюдению, вводят непрозрачные процедуры блокировки контента и ставят под угрозу безопасность и конфиденциальность общения людей в Интернете, заявила Хьюман Райтс Вотч.

      Эти законы и постановления эффективно подкрепляют ряд законов, принятых в предыдущие годы и описанных в отчете Хьюман Райтс Вотч за 2017 год, которые позволяют властям необоснованно запрещать широкий спектр контента.

      С 2017 года правительство также увеличило количество официальных агентств, наделенных полномочиями заказывать блокировку контента, и увеличило штрафы для организаций, включая провайдеров интернет-услуг, прокси-сервисы и поисковые системы, которые отказываются удалять такой контент или предоставить средства для обхода блокировки контента.

      Закон о «суверенном Интернете» предусматривает полную передачу контроля над сетями онлайн-коммуникации государственному учреждению, от отключения сетей в определенных регионах России до отключения России от Всемирной паутины. По словам Хьюман Райтс Вотч, если он будет реализован в соответствии с планом, суверенный закон об Интернете также позволит правительству напрямую блокировать любой контент, который он считает нежелательным.

      Эти связанные с Интернетом требования включены в еще более широкий набор законов и постановлений, направленных на подавление свободы выражения мнений как в Интернете, так и в автономном режиме.Некоторые из недавно принятых законов ограничивают пространство для публичных дебатов в целом, и особенно по темам, которые правительство считает вызывающими разногласия или угрожающими, такими как права ЛГБТ, политические свободы или совсем недавно пандемия Covid-19. Другое законодательство, по-видимому, направлено на дальнейшее нарушение конфиденциальности и безопасности связи в Интернете, чтобы никакая цифровая связь в России не была защищена от государственного вмешательства.

      По большей части недавно принятые законы и постановления находятся на начальной стадии реализации или еще не вступили в силу.В результате остается неясным, как они будут применяться и в каком объеме.

      Последние изменения в российском законодательстве об Интернете, ужесточающие государственный контроль над интернет-инфраструктурой, вводя новые технические средства для мониторинга интернет-активности, фильтрации и перенаправления интернет-трафика , а также увеличивая правительственные возможности блокировать онлайн-контент, несовместимы со стандартами свободы слова и конфиденциальность защищена Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской конвенцией о правах человека, участником которых является Россия.Хотя оба договора позволяют государствам ограничивать эти права для защиты законных целей национальной безопасности, эти ограничения должны быть установлены в соответствии с четкими правовыми критериями и наименее ограничивающими средствами для достижения этих целей.

      Международное право допускает определенные ограничения этих прав, такие как защита национальной безопасности или общественного порядка, здоровья или нравственности. Однако эти ограничения должны соответствовать критериям необходимости, соразмерности и правовой определенности.Специальный докладчик Организации Объединенных Наций (ООН) по свободе выражения мнения заявил, что эти ограничения должны быть «предусмотрены законом, который является ясным и доступным для всех», а также быть предсказуемым и прозрачным. Европейская конвенция предусматривает, что ограничения свободы выражения мнений и права на неприкосновенность частной жизни должны быть предписаны законом и «убедительно установлены» как необходимые для достижения законной цели в демократическом обществе.

      Конституция России гарантирует право на неприкосновенность частной жизни, включая тайну общения.Конституция также предоставляет свободу убеждений и право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию.

      «Новые законы и постановления затягивают петлю государства вокруг пользователей», — сказал Уильямсон. «Они усиливают слежку за пользователями, лишают их возможности доступа к контенту и угрожают им перспективой быть отрезанными от внешнего мира в Интернете».

      Подробный анализ новых законов и постановлений см. Ниже.

      Хьюман Райтс Вотч проанализировала ключевые законы и постановления, которые были приняты или вступили в силу с 2017 г. и которые в совокупности наделяют российское правительство широким контролем над интернет-инфраструктурой и онлайн-активностью в России. В их числе:

      • 2016 «Яровая поправка» о принудительном сохранении данных;
      • Закон
      • 2017 г., запрещающий VPN и интернет-анонимайзерам предоставлять доступ к запрещенным веб-сайтам, и последующие поправки 2018 г. к Кодексу об административных правонарушениях;
      • Закон 2017 г. об идентификации пользователей приложений для обмена сообщениями и последующее постановление правительства от 2018 г .;
      • 2019 Закон «О суверенном Интернете»; и
      • Закон 2019 года о предустановленных российских приложениях.

      Хьюман Райтс Вотч также проанализировала предлагаемые постановления о применении этих законов, которые не были приняты.

      Принудительное сохранение данных и поправки «Яровой»

      Поправки «Яровая» 2016 года, названные в честь их главного автора, Ирины Яровой, депутата Государственной Думы, нижней палаты парламента от правящей партии «Единая Россия», включали многочисленные положения, которые серьезно подрывают право на неприкосновенность частной жизни и свободу выражения мнения. онлайн.Среди них были положения, которые усилили действие вызывающих беспокойство требований, введенных в 2015 году для технологических компаний, по хранению пользовательских данных российских граждан на территории России.

      Большинство положений вступили в силу в июле 2016 года, включая требование к телекоммуникационным компаниям хранить метаданные связи в течение трех лет и для интернет-компаний, зарегистрированных в качестве «организаторов распространения информации», таких как мессенджеры, онлайн-форумы, платформы социальных сетей и любой другой сервис, который позволяет своим пользователям общаться друг с другом, хранить данные в течение одного года.Такие данные включают информацию о времени, местонахождении, а также об отправителе и получателях сообщений.

      Интернет-компании и телекоммуникационные компании также были обязаны раскрывать метаданные властям по требованию и без постановления суда, а также предоставлять службам безопасности «информацию, необходимую для декодирования» электронных сообщений, например, ключи шифрования .

      В июле 2018 года вступила в силу еще одна партия поправок Яровой, требующих от компаний хранить в течение шести месяцев содержимое всех сообщений, таких как текстовые сообщения, голос, данные и изображения, хранить эти данные на российских серверах и делать их предоставляется властям по запросу без судебного надзора.Эти положения расширили и без того широкие и вызывающие беспокойство требования к хранению пользовательских данных граждан России на территории России. В 2016 году правительство заблокировало LinkedIn в России за несоблюдение правил хранения данных. В феврале 2020 года правительство оштрафовало Twitter и Facebook на четыре миллиона рублей (примерно 53000 долларов США) каждый за один и тот же проступок.

      В 2019 году организации, внесенные в реестр «организаторов распространения информации», получили письма из ФСБ с требованием установить специальное оборудование, которое дает агентству круглосуточный доступ к их информационным системам и ключам для расшифровки сообщений пользователей.В реестр включены 237 интернет-сервисов, таких как сервисы Яндекс, Telegram, Mail.Ru Group, Сбербанк-онлайн. Власти еще не заставили сервисы Google и Facebook, включая WhatsApp, присоединиться к реестру. Некоторые компании уже установили необходимое оборудование.

      В мае 2019 года правительство обязало интернет-провайдеров хранить данные в соответствии с поправками Яровой, используя только технические средства российского производства. В декабре правительство ввело двухлетний запрет на государственные закупки хранения данных с иностранными организациями.В обоих случаях законодатели интерпретировали ограничения как защиту «критически важной информационной инфраструктуры» России.

      Запрет VPN и анонимайзеров Интернета

      Закон 2017 года о VPN и интернет-анонимайзерах (276-FZ) не запрещает эти прокси. Скорее, он направлен на предотвращение доступа прокси-сервисов , включая VPN и анонимайзеры, такие как Tor или Opera, к запрещенным в России веб-сайтам. Он также запрещает поисковым системам предоставлять ссылки на такие материалы.Закон разрешает Роскомнадзору, федеральному органу исполнительной власти России, отвечающему за надзор за онлайн-контентом и медиа-контентом, блокировать сайты, которые предоставляют инструкции о том, как обойти государственную блокировку, в том числе с помощью VPN. Он также уполномочивает правоохранительные органы России, в том числе МВД и ФСБ, выявлять нарушителей и поручает Роскомнадзору создать специальный реестр онлайн-ресурсов и сервисов, запрещенных в России.

      «Законы, запрещающие VPN и анонимайзерам способствовать обходу государственных блокировок, являются частью постоянного расширения правительственных постановлений о блокировках», — сказал Хьюман Райтс Вотч Александр Исавнин, эксперт по регулированию информационных технологий и Интернета.

      Закон 2017 года не устанавливал штрафных санкций за нарушения. В следующем году штрафы были внесены в поправки к Кодексу об административных правонарушениях. В апреле 2018 года Роскомнадзор заблокировал миллионы адресов интернет-протокола (IP) в безуспешной попытке заблокировать службу обмена сообщениями Telegram за неспособность передать ключи шифрования пользователей российским службам безопасности, которых Telegram не хранит. Это привело к массовым сбоям и временной блокировке служб, законно работающих в России, таких как банки, сайты онлайн-покупок и поисковые системы.Российские интернет-пользователи все чаще стали использовать VPN, чтобы обойти эти сбои, при этом некоторые провайдеры VPN сообщают об увеличении продаж в России на 1000 процентов. Роскомнадзор отреагировал блокировкой 50 анонимайзеров и VPN-сервисов, предоставляющих доступ к Telegram.

      В июне 2018 года Государственная Дума приняла закон о введении административных штрафов до 700 000 рублей (9 000 долларов США) за нарушение закона о запрете VPN и анонимайзеров в Интернете. В декабре следующего года Google был оштрафован на 500 000 рублей (6500 долларов США) за то, что не смог отфильтровать результаты поиска в соответствии с законом. Это был прецедент, который послужил сигналом для других компаний.

      В марте 2019 года Роскомнадзор потребовал от виртуальных частных сетей, анонимайзеров и операторов поисковых систем блокировать сайты, включенные в регулярно обновляемый реестр запрещенных сайтов Роскомнадзора через информационную систему федерального правительства.

      Также в марте агентство опубликовало свои планы по контролю за соблюдением закона с помощью более эффективной автоматической системы контроля, вместо того, чтобы отслеживать блокировку заблокированных сайтов вручную. В июне 2019 года Роскомнадзор пригрозил заблокировать в течение месяца 9 из 10 VPN-сервисов, получивших приказ на подключение к реестру, за невыполнение этого требования.Один из сервисов, Kaspersky Secure Connection, который также является единственным российским сервисом из 10 зарегистрированных в стране, выполнил приказ. Другой, Avast SecureLine, покинул российский рынок после угрозы Роскомнадзора.

      Несколько сервисов VPN и интернет-анонимайзеров по-прежнему работают в России и обеспечивают доступ к веб-сайтам, заблокированным Роскомнадзором.

      Идентификация пользователей приложения для обмена сообщениями

      Поправки, принятые в июле 2017 года к закону об информации, запрещают приложениям для обмена сообщениями в Интернете, включенным в государственный реестр «организаторов распространения информации», обслуживать неопознанных пользователей.Закон требует, чтобы эти компании идентифицировали всех пользователей по номерам сотовых телефонов.

      Постановление правительства, принятое в 2018 году, также требует от иностранных поставщиков услуг обмена мгновенными сообщениями подписать соглашение с российскими операторами мобильной связи, обязывающее их подтверждать личность пользователя по номеру телефона в течение 20 минут после запроса информации поставщиком услуг. Службы обмена сообщениями не могут позволить пользователям, которых операторы мобильной связи не могут идентифицировать, оставаться зарегистрированными в службе. По словам бывшего главы Роскомнадзора Александра Жарова, требование проверки личности распространяется как на уже зарегистрированных, так и на новых пользователей.

      Закон, однако, не требует, чтобы поставщики услуг обмена мгновенными сообщениями, зарегистрированные в качестве юридических лиц в России, подтверждали личность пользователя через операторов мобильной связи, заявив, что такие поставщики могут использовать для этой цели номера телефонов. Закон предусматривал дальнейшее постановление о введении правил проверки для российских мессенджеров. Такого постановления принято не было.

      По закону Роскомнадзор может блокировать мобильные приложения, не соблюдающие запрет на работу с анонимными аккаунтами.Он также может возбуждать дела по ст. 13.39 КоАП России против поставщиков услуг обмена мгновенными сообщениями, которые не соблюдают закон об идентификации пользователей. Правонарушение наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей (13 600 долларов США). Роскомнадзор еще не инициировал правоприменительные процедуры в отношении служб обмена сообщениями, которые не соответствуют правилам идентификации.

      Неясно, обращались ли иностранные службы обмена сообщениями к операторам мобильной связи для проверки личности в течение двух лет с момента вступления в силу правил.

      Многие поставщики услуг обмена сообщениями, как российские, так и иностранные, запрашивают номера телефонов пользователей для идентификации. Но некоторые пользователи смогли зарегистрироваться в мессенджерах, используя SIM-карты, которые они купили неофициально, без предоставления паспорта и других идентификационных данных, которые они должны были бы предоставить официальному оператору мобильной связи.

      Эксперты говорят, что, помимо прочего, отсутствие ясности в законе затрудняет выполнение требований технологическими компаниями. Указ от 2018 года, требующий от операторов подписывать соглашения об идентификации с мессенджерами, не регулирует процедуру передачи персональных данных и не объясняет, должны ли операторы мобильной связи выполнять эту процедуру бесплатно.Кроме того, получили распространение сервисы анонимной проверки. Эти службы «арендуют» временные номера телефонов, которые люди могут использовать для анонимной регистрации в службе обмена сообщениями, онлайн-платформе, форуме и т. Д., Позволяя пользователям обойти проверку службы. Широкое использование этих услуг еще более затрудняет соблюдение закона.

      Поправки 2017 года также требуют, чтобы поставщики услуг обмена мгновенными сообщениями ограничивали распространение сообщений определенными пользователями по требованию Роскомнадзора, если такие сообщения содержат информацию, запрещенную в России.В сентябре 2017 года правительство разработало постановление, устанавливающее правила выполнения этого положения, но оно так и не было принято. Минэкономразвития раскритиковало проект, отметив, что соблюдение требований будет невозможно для многих мессенджеров, использующих сквозное шифрование.

      Депутаты Парламента признали неэффективность этих постановлений, когда Государственная Дума рассмотрела аналогичную законодательную инициативу для поставщиков услуг электронной почты. Инициатива не получила продвижения в парламенте, и правительство не предприняло никаких дальнейших шагов по обеспечению соблюдения закона или наложению санкций для правонарушителей.

      Однако в случае полного соблюдения эти правила поставят под угрозу конфиденциальность информации и сообщений российских пользователей Интернета.

      Суверенный закон об Интернете

      В мае 2019 года президент Владимир Путин подписал закон о «суверенном Интернете», провозглашенная цель которого — защитить российский сегмент Интернета от угроз его безопасности, целостности и устойчивости. На самом деле закон еще больше расширяет контроль государства над интернет-инфраструктурой.

      Часть закона, вступившая в силу в ноябре 2019 года, обязала провайдера интернет-услуг (ISP) установить «технологические средства [оборудование] для противодействия [внешним] угрозам» в своих сетях. Это оборудование включает технологию глубокой проверки пакетов (DPI), которая позволяет правительству отслеживать, фильтровать и перенаправлять интернет-трафик. Эксперты раскритиковали эту технологию как инструмент цензуры и слежки.

      Deep Packet Inspection

      К середине ноября 2019 года некоторые российские интернет-провайдеры установили и протестировали оборудование на Урале и сообщили о частичных успешных результатах в Минкомсвязи.Трое из восьми операторов сообщили об отсутствии проблем с интернет-трафиком, тогда как пять других сообщили о ряде проблем, включая более низкую скорость интернета, более слабые сигналы, продолжающуюся неспособность заблокировать мессенджер Telegram и локальные сбои в работе интернет-сервисов. Операторы отметили, что из-за небольшого количества пользователей в регионе, выбранном для проведения тестов, не удалось оценить работу технологии DPI при работе с большими объемами интернет-трафика.

      Согласно закону, эта технология должна предотвращать доступ пользователей к любому контенту, который власти сочтут нежелательным, с помощью прямых команд, запрограммированных властями, незаметно для пользователей или интернет-провайдеров.

      Российское правительство давно критикуют за чрезмерное блокирование доступа в Интернет и за использование правил Интернета для цензуры. Даже без полноценного функционирования технологии DPI по состоянию на 10 июня 2020 года уже заблокировано не менее 85 246 веб-сайтов. В этом контексте как местные, так и международные правозащитные организации выразили обеспокоенность по поводу непрозрачной и внесудебной блокировки веб-сайтов, чему способствует технология глубокой проверки пакетов. .

      Кто заказывает блокировку контента в России?

      Уполномоченный орган

      Количество заблокированных источников в 2020 году *

      Причины, по которым они имеют право блокировать

      Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

      3 038

      Информация о детской порнографии

      Федеральная служба по надзору и защите прав потребителей

      358

      Сведения о способах совершения самоубийства

      Министерство внутренних дел

      4 211

      Информация, нарушающая правила в отношении лекарственных средств

      Генеральный прокурор

      6 874

      Информация, содержащая призывы к массовым беспорядкам, экстремистской деятельности и участию в нарушении требований закона.

      Федеральная налоговая служба

      34 950

      Информация, нарушающая законодательство об азартных играх и лотереях

      Министерство связи и массовых коммуникаций

      3,712

      Сайты, копирующие источники, ранее заблокированные за нарушение авторских прав.

      Федеральная служба России по регулированию алкогольного рынка

      948

      Информация, нарушающая правила по алкоголю

      Федеральное агентство по делам молодежи

      8

      Информация, направленная на вовлечение несовершеннолетних в противоправную деятельность или распространение информации о переживших такую ​​деятельность

      Мосгорсуд

      10 673

      Незаконные копии контента, защищенного законами об интеллектуальной собственности

      Другие суды

      21 035

      Информация, распространение которой признано запрещенной в России решением суда

      * По данным Роскомсвободы на 10.06.2020


      В марте 2020 года Генеральный радиочастотный центр, находящийся в ведении Роскомнадзора, заказал у Российской академии наук исследование методов, широко используемых для обхода государственных блокировок в России, таких как VPN и другие прокси, такие как Tor и Telegram Open Network.Это исследование призвано предоставить правительству более эффективные инструменты для фильтрации интернет-трафика.

      Национальная система доменных имен

      Закон о «суверенном Интернете» также требует создания национальной системы доменных имен (DNS) . С 1 января 2021 года интернет-провайдеры будут обязаны использовать национальный DNS. DNS работает как адресная книга в Интернете, преобразуя URL-адрес в числовой IP-адрес, который затем используется для подключения пользователя к веб-сайту, который он ищет.Принуждение интернет-провайдеров к использованию национальной системы доменных имен позволило бы российским властям манипулировать результатами, предоставляемыми интернет-провайдеру, что позволило бы властям, среди прочего, заменять запрос пользователя неправильным адресом веб-сайта или отсутствием адреса вообще.

      Подробнее Государственный контроль над архитектурой Интернета

      Суверенный закон об Интернете еще больше расширяет государственный контроль над инфраструктурой Рунета , обязывая его субъектов предоставлять Роскомнадзору подробную информацию об их «сетевой архитектуре».«Российские власти могут использовать эту информацию для усиления контроля над ними.

      Закон предоставляет правительству всю информацию об интернет-инфраструктуре, которая необходима для осуществления полного и неконтролируемого контроля над интернетом, что приводит к нарушениям свободы выражения мнений, доступа к информации и конфиденциальности, заявила Хьюман Райтс Вотч.

      Например, провайдеры интернет-услуг, зарегистрированные в России, должны предоставлять информацию о том, куда идет интернет-трафик за пределами России.Это может позволить властям перенаправить трафик с помощью технологии глубокой проверки пакетов.

      Согласно закону, операторы точек обмена интернет-трафиком (IXP) , ключевых узлов обмена интернет-трафиком, обязаны отключать провайдеров интернет-услуг, которые не соответствуют требованиям закона. Нарушение этого требования обменным пунктом может привести к их исключению из официального реестра. Это, в свою очередь, запретит интернет-провайдерам подключаться к нему.

      Хотя правительство бесплатно предоставляет провайдерам интернет-услуг оборудование с технологией глубокой пакетной передачи, провайдеры несут значительные расходы, чтобы обеспечить его правильную работу.

      «Вмешательство государства во взаимоотношения между провайдерами интернет-услуг, по-видимому, является наиболее опасным аспектом закона, потенциально влияющим на конкуренцию на рынке и заставляющим многих более мелких интернет-провайдеров уходить», — сказал Исавнин Хьюман Райтс Вотч. «Разнообразие участников Интернета и связей между ними — вот что на самом деле обеспечивает безопасность в Интернете».

      Принятые постановления, которые обеспечивают дальнейшее выполнение закона о «суверенном Интернете», определяют общие угрозы устойчивости, безопасности и целостности рунета как правовые основания для активации «централизованного государственного управления интернетом».«Этот протокол влечет за собой полную передачу контроля над сетями связи Роскомнадзору, от отключения сетей в определенных регионах России до отключения России от всемирной паутины, если это необходимо. Эти положения вызывают особую озабоченность, учитывая несколько случаев, когда российское правительство якобы временно отключало услуги мобильного интернета, в том числе во время протестов в Москве и Ингушетии.

      «Суверенный закон об Интернете мог бы быть очень эффективным [инструментом подавления в руках правительства]», — сказал Хьюман Райтс Вотч Андрей Солдатов, российский журналист-расследователь и эксперт по российской слежке.«Идея закона состоит не в том, чтобы полностью изолировать страну, а в том, чтобы иметь инструмент для изоляции регионов, если они столкнутся с кризисом. Это может быть очень эффективным, и это то, что мы видели в Ингушетии почти полтора года, когда проходили протесты из-за земельного спора с Чечней. Блэкауты использовались, чтобы протесты не перекинулись на другие регионы ».

      В то же время закон о «суверенном Интернете» предоставляет российскому правительству инструмент для полного обеспечения соблюдения его ограничительного законодательства, связанного с Интернетом и коммуникациями, и еще больше усиливает ограничения цифровых прав.

      Закон о предустановленных российских приложениях

      В декабре 2019 года парламент принял поправки к российскому закону о защите прав потребителей, которые обязывают производителей предварительно устанавливать российские приложения на определенные типы устройств, продаваемых в России. Законодатели заявили, что инициатива направлена ​​на повышение удобства пользователей из России, предлагая им приложения, ориентированные на русскоязычных пользователей, а также на продвижение отечественного программного обеспечения.

      Согласно последнему проекту постановления, разработанному правительством во исполнение закона, все производители смартфонов, компьютеров и Smart TV, работающие в России, будут обязаны предварительно установить программное обеспечение, которое соответствует определенным критериям, включая «высокий социальный уровень». важность », исключительные права собственности российской компании или физического лица и полное соблюдение правил защиты персональных данных в течение как минимум одного года до их установки.Типы приложений, подходящих для предварительной установки, включают в себя мессенджеры, службы просмотра, карты, программы чтения новостей и поставщиков электронной почты. Федеральной антимонопольной службе (ФАС) будет поручено контролировать список заявок, соответствующих этим критериям.

      «Нет сомнений в том, что государство воспользуется этой возможностью в своих интересах», — сказал Исавнин Хьюман Райтс Вотч. «Есть риск, что будут установлены приложения для наблюдения и сертификаты расшифровки трафика».

      Закон о предварительной установке предоставляет российскому правительству эффективные рычаги воздействия на отечественных разработчиков прикладного программного обеспечения.Предварительная установка приложений на устройства пользователей, скорее всего, повысит их известность на российском рынке, что создаст экономические стимулы для разработчиков, чтобы они соблюдали законы о локализации и хранении пользовательских данных. Соблюдение этих требований обязательно при предварительной установке. В июле 2019 года в парламент был внесен законопроект о штрафах до 200000 рублей (2700 долларов США) за продажу устройств без предустановленных российских приложений. Закон до сих пор не прошел первое слушание.

      «Идея состоит в том, чтобы заставить российских клиентов использовать приложения российских разработчиков, которые легче контролировать, чем иностранные приложения», — сказал Солдатов.

      Российский союз СМИ и коммуникаций, в который входят крупнейшие операторы мобильной связи и медиахолдинги, уже предложил требовать, чтобы все типы предустановленных приложений проверяли личность пользователей, вероятно, на основании недавнего закона об идентификации пользователей приложений для обмена сообщениями.

      Изначально планировалось, что закон вступит в силу в июле.Однако в свете пандемии Covid-19 дата была перенесена на 1 января 2021 года.

      Кому принадлежит чемпионат мира по футболу? Дело за и против (интеллектуальной) собственности в спорте.


      Во время недавней 25 -й юбилейной конференции IViR (2-4 июля в Амстердаме) было прочитано много интересных лекций и проведено много интересных панельных дискуссий. В том случае, если вы пропустили конференцию, вы можете найти несколько фотографий и видео с мероприятия на веб-странице конференции и на YouTube-канале IViR.

      Читатели этого блога уже знают, что в последний день конференции, сразу после великолепного заключительного выступления Джеймса Бойла, панель была посвящена событию, которое волновало (почти) всех, по крайней мере в то время, — 4 июля был день четвертьфинала чемпионата мира по футболу.

      Панели назывались « Кому принадлежит чемпионат мира?» Аргументы за и против прав собственности на спортивные мероприятия », и наконец, их можно увидеть на YouTube-канале IViR, поскольку FAPL любезно снял блокировку за нарушение авторских прав после того, как IViR оспорила иск (подробности см. Здесь).

      Целью группы было обсуждение частной / общественной природы и культурной / социальной / экономической функции спорта в современных обществах и, как следствие, оптимального уровня правовой защиты. Хотя большая часть дебатов может быть распространена на любой другой вид спорта, группа была сосредоточена на футболе не только из-за сопутствующего чемпионата мира, но и из-за его значимости с точки зрения распространения, коммерческого использования и социального воздействия.

      Sport привлекает огромные финансовые интересы с точки зрения продажи билетов, прав СМИ и спонсорства.Сообщается, что в общей сложности 36 миллиардов человек (или 3,2 миллиарда уникальных зрителей) смотрели, по крайней мере частично, чемпионат мира по футболу 2014 года. Исключительность, к которой стремятся спортивные организаторы для повышения медиа-ценности этого и аналогичных мероприятий, обычно содержится в законах о собственности и интеллектуальной собственности и дополнительно оговаривается посредством контрактов (подробный анализ см. В исследовании IViR о правах спортивных организаторов в ЕС).

      Тем не менее, спорт нельзя сводить только к его экономическому измерению.Напротив, спорт также является важным социально значимым видом деятельности — или в основном утверждают некоторые — из-за той образовательной функции, которую он выполняет, особенно для молодежи. Вид спорта, который более строго связан с этим социальным аспектом (обычно массовый и / или любительский спорт), как правило, в значительной степени финансируется государством — хотя он также получает средства от своих профессиональных родственников — и не сможет выжить из-за своей собственные мощности для получения доходов. С этой точки зрения модель государственного «патронажа» оказалась достаточно успешной для развития спорта, без необходимости создания дополнительных прав собственности, и, возможно, независимо от уже имеющихся.

      Вторая важная общественная функция спорта связана с доступом к информации. В ЕС важные футбольные события, такие как чемпионат мира (по крайней мере, заключительный этап), считаются «событиями большой важности для общества» и должны транслироваться по бесплатному телевидению.

      Таким образом достигается цель общественных интересов по предоставлению обществу доступа к такой информации. Это в дополнение к коротким новостным сообщениям, которые дают доступ к сигналам эксклюзивных вещателей, тем самым способствуя плюрализму СМИ.

      Полученная картина кажется противоречивой или, возможно, просто сложной, учитывая сложный характер спорта. С одной стороны, это чрезвычайно прибыльный бизнес для частного сектора и процветание на рынке. С другой стороны, он достаточно социально значим, чтобы заслужить государственные субсидии (от массового финансирования до налоговых льгот для профессиональных команд), что свидетельствует о том, что, возможно, динамика рынка работает недостаточно хорошо. Наконец, аспект общественного интереса к спорту настолько актуален, что общественность имеет право смотреть основные события по бесплатному телевидению, что, конечно же, снижает потенциальную экономическую ценность соответствующих прав СМИ.Эта сложность вызывает сильную напряженность между различными заинтересованными сторонами и «участниками игры»: спортивными организаторами, клубами, федерациями, игроками, вещательными компаниями, средствами массовой информации, спонсорами и болельщиками.

      Вопрос: Кому принадлежит чемпионат мира по футболу?

      Модератор — директор ИВиР проф. Бернт Хугенгольц попросил трех экспертов в области интеллектуальной собственности и информационного права и четвертого специалиста по социальной теории спорта ответить на этот вопрос и обсудить роль прав (интеллектуальной) собственности в спорте.Кроме того, двух комментаторов, ведущих экспертов в области интеллектуальной собственности и информационного права, попросили кратко прокомментировать соответствующие вопросы.

      С первым докладом выступил проф. Лайонел Бентли и сосредоточился на недавнем решении Европейского суда по делу FAPL (дело C-403/08, 2011). Суд отказал в защите законом об авторском праве ЕС спортивным мероприятиям и, в частности, футбольным матчам как таковым. Главный аргумент постановления касается отсутствия свободного творческого выбора и индивидуального подхода, текущего теста на защищенность авторских прав на уровне ЕС.Футбольные матчи должны соответствовать правилам игры, чтобы в них можно было играть, и эти правила не оставляют места для свободного творческого выбора, поэтому в соответствии с законодательством ЕС защита авторских прав не предусмотрена.

      Тем не менее, оратор провокационно — и довольно успешно — оспорил отсутствие свободного творческого выбора. Взяв в качестве примера случай с пенальти и письменные правила футбола, устанавливающие режимы и способы выполнения этих ударов, было показано, что на самом деле игрок может сделать множество «творческих выборов» (а иногда и , уважаемые футбольные знатоки, даже игроки!)

      Примеры отличных навыков игры в благородный вид спорта — футбол были предоставлены для развлечения публики (видеозаписи действий, голов, передач, остановок), но затем возник трудный вопрос: как отличить мастерство — которое, о том, насколько сложным он может стать, недостаточно для обеспечения защиты авторских прав (см. Football Dataco v.Yahoo) и творчество?

      Более того, если бы мы признали охрану авторских прав на спортивные мероприятия, такие как футбол, возник бы ряд других вопросов, в основном вопрос об авторстве. Кто автор? Игрок, выполняющий трюк, все игроки, участвующие в действии, как соавторы, или тренер, как руководитель выступления игроков?

      Второе вмешательство, проф. Грэм Динвуди , сосредоточился на законодательстве о товарных знаках и на том, что спортивные организаторы полагаются на этот инструмент — иногда даже за его внутренние пределы.Исходя из политики ФИФА в области интеллектуальной собственности, три основания, которые оправдывают значительные инвестиции в защиту бренда, могут быть расценены как решающие: защита бренда, гарантия положительного впечатления болельщиков и защита прав спонсоров.

      Крайне важно, — считает ФИФА, — чтобы спортивные организаторы разработали сильный бренд, который «отражает суть как чемпионата мира, так и принимающей страны» и создает «прочную эмоциональную связь между ФИФА и болельщиками во всем мире».В результате болельщиков, получили положительные отзывы от участия в чемпионате мира по футболу. ФИФА утверждает, что фанаты не станут мишенью запрещенных маркетинговых мероприятий, таких как вездесущая угроза маркетинга из засады. Фактически, неуполномоченные компании пытаются использовать энтузиазм болельщиков для получения коммерческого преимущества, не неся при этом относительных затрат, тем самым расстраивая рыночную стратегию ФИФА.

      Утверждалось, что эта стратегия, хотя и по понятным причинам основана на коммерческих потребностях организаторов спорта, тем не менее должна соответствовать закону о товарных знаках, который, например, отказывал в охране таким знакам, как WORLD CUP 2006, GERMANY 2006 или WORLD CUP GERMANY за то, что они являются универсальными или слишком описательный (см. e.грамм. Европейский судья, Ферреро против ФИФА, Дело R 1466 / 2005-1, 2008; и BGH 2009 I ZR 183/07 — WM-Marken). Требование отличимости является основополагающим критерием в законодательстве о товарных знаках и обеспечивает существенный баланс между частными и общественными интересами. Подобные «предохранительные клапаны» можно найти в законе об авторском праве, который не защищает идеи; в патентном праве, которое не защищает абстрактные формулы; и, конечно же, в законе о товарных знаках, который не защищает слова или выражения общего или описательного характера.

      Коммерческое поведение спортивных организаторов, таких как ФИФА, которое обычно требует одобрения законодательства sui generis в качестве условия для страны, принимающей финал, часто налагает правила, усиливающие имущественный элемент товарных знаков без должного внимания к аспект публичного доступа.Было указано, что даже группы, которые в целом очень поддерживают права ИС, такие как AIPPI, ставят под сомнение «расширение» интеллектуальной собственности для предоставления расширенных прав sui generis спортивным организаторам, поскольку это может запятнать характер торговой марки. закон.

      Третье вмешательство, проф. Дирк Вурхооф , сосредоточился на доступе к информации о спортивных мероприятиях и правах собственности.

      Доступ к определенным событиям, имеющим особое значение с точки зрения общества и общества, регулируется Директивой об аудиовизуальных и медиа-услугах (AVMSD).AVMSD устанавливает, что события, имеющие большое значение для общества — в соответствии с национальными правилами — должны транслироваться на бесплатном телевидении (статья 14), в то время как эксклюзивные вещатели событий, имеющих большое значение для общественности, имеют право предоставлять доступ к своему сигналу другим вещателям для освещения новостей (ст. 15).

      Прецедентное право Европейского суда (например, ФИФА и УЕФА против Комиссии, T-385/07, T-68/08 и T-55/08) и ЕСПЧ (например: Lillo-Stenberg and Saether v.Норвегия, ЕСПЧ 16.01.2014), и была подтверждена роль спортивных мероприятий как типа информационного актива, к которому при определенных обстоятельствах общественность имеет право доступа.

      В ходе выступления обсуждался увлекательный случай, когда футбольная лига Бельгии пыталась добиться судебного запрета против издателя ежегодника, в котором были опубликованы фотографии национальной сборной Бельгии «Красные дьяволы». Был показан отрывок из новостной телепрограммы Бельгии с интервью с известным профессором права из Гентского университета, а также с представителем ассоциации лиги Бельгии (и его можно увидеть в уже доступном на YouTube видео конференции).

      В коротком видео сравнивается, с одной стороны, насколько важно для спортивных организаторов защищать все возможные аспекты своего бизнеса, а с другой стороны, как такой подход может нанести ущерб свободе выражения мнения и общественным интересам. Оратор завершил свое выступление, подчеркнув необходимость инструментов против неправомерных претензий, судебных запретов, запретов и судебных разбирательств со стороны спортивных ассоциаций, чтобы должным образом защитить свободу информации.

      Еще один важный аспект, на который указал докладчик — и за который извиняются организаторы панельной дискуссии «только для мужчин», — это гендерное разнообразие в футболе и в спорте в целом, сфере, где по-прежнему преобладает гендерное неравенство.Следующая конференция по спортивным правам, безусловно, будет более представительной.

      Четвертое вмешательство, проф. Алан Байрнер, , обсудил концепцию собственности в футболе с необычной — по крайней мере для этой в основном юридической конференции — точки зрения спортивной социологии.

      Ценность владения и причины, по которым существует необходимость владеть такими вещами, как футбол или чемпионат мира, обсуждались в этой междисциплинарной беседе. Утверждалось, что важность собственности связана со стоимостью, которая может быть извлечена из нее, что тесно связано с желательностью принадлежащего объекта.

      В случае чемпионата мира за создание этой стоимости большую часть ответственности несет ряд агентов, даже если они не признаны «официальными» владельцами. Рост экономической ценности чемпионата мира за последние 40 лет во многом объясняется параллельным ростом числа болельщиков, которые хотят смотреть матчи на стадионах или по телевизору. С этой точки зрения можно утверждать, что болельщики владеют или должны владеть долей в чемпионате мира. Представьте на мгновение, что было бы, если бы фанаты вообще не смотрели следующий выпуск!

      Игроков — не только по отдельности, но и в составе клубов и федераций — составляют второй основной класс агентов, связанных с ценностью чемпионата мира по футболу.Без игроков (и без клубов, которые их нанимают) чемпионата мира просто не было бы. Тем не менее, игроки — и тем более клубы — получают большую часть своей экономической ценности от соревнований, не связанных с чемпионатом мира по футболу, но при этом они несут риск травм и физических нагрузок, связанных с игрой за национальную сборную.

      В связи с растущим коммерческим ростом спортивных мероприятий в рамках соревнований с чемпионатом мира с точки зрения интереса болельщиков (например, Лига чемпионов УЕФА) сообщается о напряженности между клубами / работодателями, игроками / сотрудниками и спортивными организаторами.Хотя на данный момент трудно определить, как он будет развиваться, утверждалось, что роль фанатов, безусловно, будет решающей. Выступление завершилось наблюдением, что ФИФА «формально» владеет чемпионатом мира, но что болельщики и игроки являются основными заинтересованными сторонами в том, чтобы сделать его тем, чем он является. По закону фанаты не обязаны посещать матчи, и если они решат остановиться, они могут легко лишить ФИФА такого права собственности.

      После этих четырех выступлений, различающихся по направленности, но одинаково заставляющих задуматься, два комментатора высказали свое мнение.

      Первый комментарий поступил от одного из самых известных исследователей интеллектуальной собственности США, prof. Питер Язи . Точка зрения США, конечно, не может быть сосредоточена на футболе (имеется в виду футбол), поскольку этот вид спорта все еще пытается добиться такой же известности и энтузиазма, которые, несомненно, имеют другие профессиональные виды спорта в Северной Америке. Поэтому спикер привел несколько примеров ИС в более «американском» спорте. . Футбол (как и в американском футболе) представляет собой интересный случай для закона о товарных знаках, поскольку спорная зарегистрированная торговая марка Вашингтонской профессиональной футбольной команды была недавно аннулирована решением Апелляционного совета по товарным знакам как оскорбительное и унизительное выражение.

      Бейсбол и радиотрансляция игр — или, лучше сказать, запрет публично рассказывать о том, что слышали по радио, без явного согласия Высшей лиги бейсбола — представляли собой еще один интересный анекдот. Эти примеры были использованы для обширного размышления и исторического анализа роли прав интеллектуальной собственности в спорте в США. Удивительно, но было показано, что США за эти годы очень мало сделали для обеспечения защиты интеллектуальной собственности на спортивные мероприятия. Это, безусловно, неожиданно для культуры, где спорт является показателем успеха, а усилия по коммерциализации информации с помощью прав интеллектуальной собственности оказались весьма успешными в других областях.Основные причины не совсем ясны. В качестве возможной причины можно рассматривать идею общей собственности, то есть того, что спорт является общей собственностью болельщиков и что, следовательно, было бы социально неприемлемо лишать общественность доступа к нему. Другой причиной может быть сильная правовая культура, ориентированная на свободу слова, которая характерна для США. Еще одна причина может заключаться в том, что большинство спортивных азартных игр в США незаконны. Тем не менее, отсутствие специальной защиты интеллектуальной собственности для спорта в США остается загадкой, которую предстоит разгадать.

      Второй комментатор, бывший директор ИВиР проф. Эгберт Доммеринг выступил с заключительным выступлением и предложил всесторонний и систематический обзор различных элементов, выявленных в ходе панели.

      Он начал с того, что сосредоточил внимание на тех элементах спорта, которые важны для определения правильного типа защиты. Во-первых, это игра и связанные с ней права собственности на место проведения игры. Во-вторых, есть игроки и связанные с ними права на конфиденциальность информации или гласность.В-третьих, есть производители контента, которым часто принадлежат права на результаты своих аудиовизуальных записей, фиксации и трансляции мероприятия. В-четвертых, право информационных медиа-компаний на доступ к месту проведения и / или сигналу, чтобы иметь возможность предложить публике учетную запись в информационных целях. В-пятых, общее право использовать событие во многих различных формах (например, спонсоры, маркетинговые компании, операторы азартных игр и т. Д.), Которое формируется рядом специальных контрактов, заключенных соответствующим субъектом.

      В частности, традиционные права собственности представляют собой важный, а иногда и недооцененный инструмент защиты стоимости инвестиций. Такие действия, как ограждение места проведения мероприятия, контроль доступа и запрещение определенных действий по контракту — все это примеры эффективности этого «старого», но мощного права (юридическая конструкция, также известная как «право на жилище» во многих странах. юрисдикции; этот аспект обсуждается в первой части спортивного исследования IViR).

      Другой важный набор прав касается записи мероприятия и его трансляции.Эти действия могут инициировать различные формы защиты, такие как авторское право на аудиовизуальное произведение, право продюсера на первую запись фильма и право вещательных организаций на их передачи.

      Однако стоит отметить один аспект. Исключительное право на запись игры основывается на фактической монополии на , но не на саму игру, а на место проведения, стадион или трассу, на которой проводится матч.

      Таким образом, большая часть этой исключительности, хотя и подкреплена правами собственности, по сути, носит договорный характер.Насколько эффективна эта ситуация? Есть ли необходимость в каком-то «организационном праве» (как оно существует, например, для организации шоу и зрелищ или фильмов), которое могло бы компенсировать все транзакционные издержки, которые теперь покрываются контрактами?

      Этим последним комментарием завершилась дискуссия, и аудитория была проведена к церемонии закрытия замечательной конференции.

      Если вы его пропустили, посмотрите видео панелей на YouTube-канале IViR.Увы, без живого опыта, но определенно очень интересно и определенно очень занимательно. Вы могли бы даже выяснить, что вызвало столько споров в спортивной панели, которая принесла ей блокировку!

      TM


      Панельная сессия «Кому принадлежит чемпионат мира?» Информационный поток, международная конференция, Институт информационного права (IViR), Амстердам, 2-4 июля 2014 г.

      • проф. Бернт Гугенгольц (Институт информационного права) (модератор)
      • проф. Лайонел Бентли (Кембриджский университет)
      • проф.Дирк Вурхооф (Гентский университет)
      • проф. Питер Джаси (Американский университет в Вашингтоне)
      • проф. Грэм Динвуди (Оксфордский университет)
      • проф. Эгберт Доммеринг (Институт информационного права)
      • проф. Алан Бэрнер (Университет Лафборо)

      Фото 1, 2 и 4 — Тим ван Бентум, © IViR

      Обзор судебной системы Российской Федерации — Верховный Суд Российской Федерации

      Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.Судебная власть автономна и действует независимо от законодательной и исполнительной власти. Правосудие осуществляется в формах конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

      Судебная система Российской Федерации установлена ​​Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 года.

      В феврале 2014 года в целях укрепления общественного доверия к судебной системе и обеспечения единого подхода к разрешению споров между юридическими и частными лицами был принят Закон о внесении изменений в Конституцию Российской Федерации «О Верховном суде Российской Федерации». Российская Федерация и Государственная прокуратура Российской Федерации ».В результате Верховный Суд Российской Федерации, возглавляющий систему судов общей юрисдикции, был объединен с Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, возглавляющим систему арбитражных судов, с образованием нового Верховного Суда Российской Федерации. , который в настоящее время является высшим судебным органом по гражданским, административным, уголовным делам, делам о разрешении экономических споров и других дел.

      В настоящее время судебная система России состоит из Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, федеральных судов, а также конституционных (уставных) судов и мировых судей субъектов Российской Федерации.

      Судьи Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации назначаются Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (верхней палатой парламента) по представлению Президента Российской Федерации. Судьи федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации. Судьи конституционных (уставных) судов и мировые судьи субъектов Российской Федерации назначаются в соответствии с законодательством соответствующих субъектов.

      Основной задачей Конституционного Суда Российской Федерации является рассмотрение дел о конституционности нормативных правовых актов всех уровней. В ряде субъектов Российской Федерации (республиках, краях, областях, городах федерального значения и др.) Созданы конституционные (уставные) суды для проверки соответствия нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации их конституциям (уставам). . В соответствии с законом, принятым в декабре 2020 года, к январю 2023 года конституционные суды субъектов Федерации будут заменены консультативными органами при региональных парламентах.

      Верховный Суд Российской Федерации возглавляет систему судов общей юрисдикции и систему арбитражных судов. Как высший судебный орган, Верховный суд является единственным судом, уполномоченным рассматривать дела в качестве суда первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Верховный суд контролирует деятельность нижестоящих судов и дает им разъяснения по вопросам судебной практики с целью обеспечения единообразного применения законодательства на всей территории страны.

      Мировые судьи отправляют правосудие на местном уровне и обладают ограниченной юрисдикцией. В частности, они рассматривают имущественные споры с суммой исковых требований до 50 000 рублей и уголовные дела, по которым максимально возможное наказание не превышает трех лет лишения свободы. Жалобы на решения мировых судей рассматриваются районными судами.

      Районные суды являются основным элементом системы судов общей юрисдикции.Они рассматривают большинство гражданских, уголовных и административных дел.

      Суды субъектов Российской Федерации в основном действуют как апелляционная инстанция по отношению к районным судам. Они также имеют ограниченную юрисдикцию первой инстанции — в частности, уголовные дела о особо тяжких преступлениях (например, терроризм) и все другие дела, связанные с государственной тайной.

      Ранее, когда суд субъекта Федерации рассматривал дело в первой инстанции, апелляция на его решение рассматривалась его собственным президиумом — коллегией старших судей, работающих в нем либо по должности, либо по назначению.

      В 2018 году была начата масштабная судебная реформа, в результате которой были созданы отдельные апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции. Апелляционные суды теперь рассматривают апелляции (как по фактам, так и по вопросам права) на решения, принятые судами первой инстанции субъектов Российской Федерации. Апелляционный суд никогда не располагается в том же регионе, что и подчиненный ему суд. В кассационных судах рассматриваются кассационные жалобы (только по вопросам права) на апелляционные решения районных судов и судов субъектов Российской Федерации.

      По уголовным делам по ряду преступлений обвиняемый может ходатайствовать о суде присяжных. Дело рассматривается судьей и шестью присяжными заседателями при рассмотрении в районном суде и судьей и восемью присяжными заседателями при рассмотрении в суде субъекта Российской Федерации.

      В системе судов общей юрисдикции существуют специализированные военные суды: на уровне гарнизонов и на уровне военных округов (флотов). В первую очередь они рассматривают гражданские и административные дела, в которых нарушаются права военнослужащих, а также дела о преступлениях, совершенных военнослужащими.Во время вышеупомянутой реформы были созданы Апелляционный военный суд и Военный кассационный суд.

      Арбитражные суды осуществляют правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Система арбитражных судов состоит из трех элементов: арбитражные суды субъектов Российской Федерации (первая инстанция), арбитражные апелляционные суды (апелляционная инстанция) и арбитражные суды округов (кассационные суды).

      В системе арбитражных судов существует специализированный суд — Суд по интеллектуальным правам.

      Интеллектуальная собственность в России | Рейтинг юридических фирм и юристов от The Legal 500 по Европе, Ближнему Востоку и Африке

      «Хорошее понимание международных потребностей и российской правовой среды».

      «Команда легко доступна и вовлечена. Павел Садовский — опытный руководитель группы, Максим Бурда очень знающий и целеустремленный ».

      «Они очень практичны, борются за клиента и результат и не сдаются.Отличная судебно-медицинская работа ».

      «Команда EPAM — лидеры в России. У них отличная команда и специалисты, что позволяет им постоянно участвовать в различных проектах, набираться опыта и повышать квалификацию. Юристы EPAM имеют прекрасное образование и хорошо осведомлены об изменениях в законодательстве. У них прекрасные связи со специалистами по всей России, что очень помогает в работе над крупными проектами, где нужно действовать по нескольким направлениям и вести бизнес в конкретных сферах.’

      «Павел Садовский — выдающийся юрист, всегда находящий оптимальные решения проблем. Предлагаемые им стратегии показывают хорошие результаты. Он знаком с российским законодательством, судебной системой и особенностями регулирования прав интеллектуальной собственности. Павел — эксперт в области интеллектуальной собственности со свежими идеями и глубокими практическими навыками. Он всегда готов поделиться своими ценными знаниями. Также могу порекомендовать Ирину Косовскую, она очень умная и имеет обширные познания. С ней комфортно работать.Ирина внимательно относится к потребностям клиентов, активна и имеет большой опыт решения вопросов интеллектуальной собственности ».

      «Павел Садовский — отличный профессионал, отличающийся интеллектом, отличным знанием области практики, знанием всех аспектов дела, целеустремленностью, аккуратностью, прагматизмом и способностью критически смотреть на ситуацию. Ирина Косовская — творческий специалист высочайшего уровня профессионализма. Отличный практик, хорошо разбирающийся в практических аспектах, с отличными навыками письма и аргументации позиции, а также спокойной, уверенной и аргументированной манерой в суде.’

      «Мы проинструктировали EPAM, поскольку были уверены, что ее опытная практика в области интеллектуальной собственности отлично справится с нашим спорным вопросом. EPAM уже решила для нас множество проблем ».

      «Павел Садовский — очень приятный юрист с прекрасной репутацией. Павел сочетает отличное знание теории с обширной практикой. Он имеет большой опыт консультирования по вопросам интеллектуальной собственности. Он гибкий и инициативный ».

      интеллектуальной собственности и Китай: крадет ли Китай американскую интеллектуальную собственность? — Legal Aggregate

      Президент Трамп объявил о новых жестких тарифах в марте, нанеся удар Китаю за то, что он называет «несправедливым и вредным приобретением U.С. технологии ». Согласно отчету торгового представителя США за 2017 год, кража американской интеллектуальной собственности в Китае в настоящее время обходится в сумму от 225 до 600 миллиардов долларов в год. Насколько распространено кража интеллектуальной собственности в Китае? Почему это происходит и как это можно остановить? В этом разделе вопросов и ответов профессор Стэнфордской школы права Пол Голдштейн обсуждает проблемы.

      Является ли оценка в отчете торгового представителя США (USTR), по вашему мнению, точной?

      Сама ширина оценки должна указывать на то, сколько догадок ушло в игру с числами.Задача определения более точного числа связана не столько с неопределенностью в оценке украденной ИС, сколько с разными взглядами на то, какая ИС фактически присваивается и как.

      Профессор Стэнфордской школы права Пол Голдштейн

      Как китайские компании получают интеллектуальную собственность? Это воровство?

      Исторически древнейшими формами присвоения интеллектуальных товаров, созданных в Америке и других странах, были пиратство в отношении фильмов, записей и программного обеспечения, а также подделка предметов роскоши и фармацевтических препаратов.

      Как и сегодня, IP был включен в торговый процесс, но вальс был долгим и медленным. USTR будет жаловаться на неспособность Китая остановить пиратство в отношении товаров, созданных США; две страны заключат меморандум о взаимопонимании, в котором Китай согласится внести поправки; три года спустя USTR выявит продолжающиеся нарушения, вернется и скажет: «На этот раз мы действительно серьезно»; и две страны заключат другой, более подробный меморандум о взаимопонимании и так далее.

      В конечном итоге произошло то, что, поскольку отечественные отрасли авторского права Китая оказались в конкурентной борьбе с дешевыми подделками иностранных товаров, они потребовали от китайского правительства усилить процесс защиты прав интеллектуальной собственности собственными силами. (Чтобы представить это в перспективе, то же самое произошло столетием ранее в США, которые до 1890 года не обеспечивали защиту иностранных произведений, а затем ждали еще столетие, прежде чем присоединиться к основному международному договору об авторском праве.)

      Хотя пиратство и контрафакция остаются проблемами в Китае, двумя более новыми формами перекачивания иностранной ценности интеллектуальной собственности являются кража — часто кибер-кража — чрезвычайно ценных коммерческих секретов и ноу-хау, а также передача технологий, требуемая от американских и других иностранных компаний в качестве условие ведения бизнеса на китайской земле.Традиции территориальности и суверенитета, а также готовность иностранных компаний торговать интеллектуальной собственностью для получения доступа на китайский рынок придают последнему степень легитимности, которой недостает прямому промышленному шпионажу.

      Какие инструменты доступны президенту для решения проблемы кражи IP?

      Раздел 301, который является торговым рычагом, который в настоящее время используется администрацией Трампа, был изменен в 1984 году, чтобы разрешить президенту вводить торговые санкции против стран, которые не смогли должным образом защитить права интеллектуальной собственности.Однако торговые санкции — это очень грубый инструмент политики, который, возможно, удовлетворителен в относительно необычной ситуации, когда законодательство страны не может защитить объект или права, как того требует регулирующий договор, но гораздо менее удовлетворительный в качестве инструмента против индивидуальных нападений, которые обычно лучше разбираться в уголовном или гражданском праве.

      американских владельцев ИС в последние годы добились большего успеха в защите своих прав в китайских судах. Кроме того, Закон об экономическом шпионаже, принятый Конгрессом в 1996 году в ответ на сообщения ФБР и ЦРУ о промышленном шпионаже не только Китая, но и Кубы, Франции, Израиля и России, добавил федеральные уголовные санкции к гражданской ответственности за кражу коммерческой тайны. уже введено законом штата.В 2016 году Конгресс добавил к уголовным наказаниям гражданские средства правовой защиты.

      Устранение этих дискретных присвоений с помощью торговых санкций похоже на выполнение микрохирургических операций с помощью кувалды.

      Как, по вашему мнению, лучше всего решить эту проблему? Как заставить Китай и другие страны присоединиться к соглашениям об интеллектуальной собственности?

      В рамках торговли это сложный вопрос. Мой друг, который курировал политику в области интеллектуальной собственности для USTR несколько администраций назад, однажды сказал мне, что люди думали о USTR как о Джоне Уэйне, который ворвался в логовища беззакония в отношении IP, пылающих шестизарядными стрелками, в то время как на самом деле он был Арчи Банкером, не стреляющим больше ничего. чем его рот.США и другие страны добились важных успехов в рамках Соглашения ТРИПС Всемирной торговой организации [Торговые аспекты прав интеллектуальной собственности] с процессом разрешения споров, который является гораздо более продуманным, чем процесс 301. Но, хотя многие трезвые голоса утверждали, что это предпочтительный путь, далеко не ясно, будут ли TRIP охватывать все формы присвоения ИС, которые являются объектом текущего процесса 301, или что у нынешней администрации есть воля или терпение идти по этому пути.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *