Взносы на вним что это: Тарифы для страховых взносов

Содержание

ВНиМ это \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу ВНиМ это (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: ВНиМ это Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 11.1 «Условия и продолжительность выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком» Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством»
(Р.Б. Касенов)Суд отказал в удовлетворении требований общества к региональному отделению Фонда социального страхования РФ о признании незаконным решения о непринятии к зачету расходов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством. При этом суд отклонил доводы общества о правомерности понесенных указанных расходов в связи с тем, что условия, предусмотренные ч. 2 ст. 11.1 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ, выполнены страхователем надлежащим образом. Как указал суд, согласно приведенной норме право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком. В данном случае работнику общества в период отпуска по уходу за ребенком продолжительность рабочей смены была сокращена лишь на 48 минут, в то время как ежемесячное пособие компенсирует работнику 40% среднего заработка, таким образом, указанное сокращение рабочего времени, не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшего утрату заработка.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: ВНиМ это
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Готовое решение: Какие особенности при предоставлении отпуска иностранному работнику
(КонсультантПлюс, 2021)В частности, особенность в том, что отпуска по уходу за ребенком и отпуска по беременности и родам временно пребывающим в РФ иностранным гражданам — высококвалифицированным специалистам и, соответственно, пособие по уходу за ребенком и пособие по беременности и родам не положены (кроме специалистов из стран ЕАЭС, например из Беларуси). Причина — они не являются застрахованными лицами в системе обязательного социального страхования на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством. Это следует из ч. 1 ст. 255, ч. 1 ст. 256 ТК РФ, ч. 1 ст. 2 Закона N 255-ФЗ, Информации ФСС РФ, Письма Минтруда России от 18.11.2015 N 17-3/В-560.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Готовое решение: Как рассчитать страховой стаж работника для оплаты больничного листа
(КонсультантПлюс, 2021)страховые периоды — периоды работы или иной деятельности вашего работника, в течение которых он подлежал страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством. Это периоды работы по трудовому договору, гражданской или муниципальной службы, иной деятельности, например деятельности ИП, за которые внесены платежи на социальное страхование (ч. 1 ст. 16 Закона N 255-ФЗ, п. 2 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам).

Нормативные акты: ВНиМ это

Об особенностях уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное и медицинское страхование с 1 января 2017 года

С 1 января 2017 года вступает в силу решение о передаче функций по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное и медицинское страхование в ведение налоговых органов.

В связи с передачей функции администрирования в ФНС, для своевременного поступления в бюджетную систему Российской Федерации средств страховых взносов,

особое внимание необходимо обратить на заполнение с 1 января 2017 года следующих реквизитов:

  • В полях «ИНН» и «КПП» получателя средств – указывается значение «ИНН» и «КПП» соответствующего налогового органа, осуществляющего администрирование платежа.
  • В поле «Получатель» – указывается сокращенное наименование органа Федерального казначейства и в скобках – сокращенное наименование налогового органа, осуществляющего администрирование платежа.

Срок уплаты страховых взносов не изменится. Как и сейчас, их надо будет перечислять не позднее 15-го числа месяца, следующего за месяцем, за который они начислены. Но поскольку в 2017 сменится администратор, то изменятся и КБК страховых взносов. В поле «код бюджетной классификации» – указывается значение КБК, состоящее из 20 знаков (цифр), при этом первые три знака, обозначающие код главного администратора доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, должен принимать значение «182» – Федеральная налоговая служба. При этом надо учитывать, что КБК для уплаты страховых взносов как за периоды, истекшие до 1 января 2017 года, так и за периоды с 1 января 2017 года, утверждаются Приказом Минфина России. При заполнении в распоряжении о переводе денежных средств реквизита (104), при указании КБК особое внимание следует обратить на коды подвидов доходов, так как они будут различны в зависимости от периода, за который уплачиваются страховые взносы.

Обратите внимание, что уже взносы за декабрь нужно будет платить в январе в налоговую инспекцию по новым КБК. Однако если производится уплата страховых взносов в декабре 2016 года авансовым платежом за декабрь 2016 года, то реквизиты для уплаты остаются прежними.

Срок уплаты взносов за 2016 г. для предпринимателей — не позднее 31 декабря 2016 г., но так как это эта дата выпадает на выходной день, то предприниматели могут перечислить фиксированные взносы за 2016 г. до 9 января 2017 г. Если страхователь перечислит последний платеж за 2016 г. заранее (до 1 января 2017 г.), то деньги нужно отправлять по старым реквизитам — на КБК для взносов в фонды. После 1 января на эти КБК ничего отправить не получится — банк не примет платеж. Даже если деньги уйдут, они попадут в невыясненные платежи и уточнить их не получится, их можно будет только вернуть, а фиксированный взнос придется заплатить заново, но уже с пеней.

Страховые взносы в 2021 году

от 15 октября 2020 г. № ЕД-7-11/[email protected]

О внесении изменений в приложения к приказу Федеральной налоговой службы от 18.09.2019 № ММВ-7-11/[email protected] «Об утверждении формы расчета по страховым взносам, порядка ее заполнения, а также формата представления расчета по страховым взносам в электронной форме и о признании утратившим силу приказа Федеральной налоговой службы от 10.10.2016 № ММВ-7-11/[email protected]»

 

В соответствии с пунктом 7 статьи 80 части первой Налогового кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, № 31, ст. 3824; 2020, № 5, ст. 492), в связи с принятием Федерального закона от 28.01.2020 № 5-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2020, № 5, ст. 492), Федерального закона от 01.04.2020 № 102-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2020, № 14, ст. 2032), Федерального закона от 08.06.2020 № 172-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2020, № 24, ст. 3746), Федерального закона от 31.07.2020 № 265-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2020, № 31, ст. 5024), а также на основании подпункта 5.9.36 пункта 5 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 № 506 «Об утверждении Положения о Федеральной налоговой службе» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, № 40, ст. 3961; 2015, № 15, ст. 2286),

П Р И К А З Ы В А Ю:

1. Внести в приложения к приказу Федеральной налоговой службы от 18.09.2019 № ММВ-7-11/[email protected] «Об утверждении формы расчета по страховым взносам, порядка ее заполнения, а также формата представления расчета по страховым взносам в электронной форме и о признании утратившим силу приказа Федеральной налоговой службы от 10.10.2016 № ММВ-7-11/[email protected]» (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 08.10.2019, регистрационный номер 56174) следующие изменения:

1.1. В приложении № 1 «Форма расчета по страховым взносам»:

1.1.1. Титульный лист изложить в редакции согласно приложению № 1 к настоящему приказу.

1.1.2. Штрих-код «16202023» заменить штрих-кодом «16203020»,
штрих-код «16202030» заменить штрих-кодом «16203037»,
штрих-код «16202047» заменить штрих-кодом «16203044»,
штрих-код «16202054» заменить штрих-кодом «16203051»,
штрих-код «16202061» заменить штрих-кодом «16203068»,
штрих-код «16202078» заменить штрих-кодом «16203075»,
штрих-код «16202085» заменить штрих-кодом «16203082»,
штрих-код «16202092» заменить штрих-кодом «16203099»,
штрих-код «16202108» заменить штрих-кодом «16203105»,
штрих-код «16202115» заменить штрих-кодом «16203112»,

штрих-код «16202122» заменить штрих-кодом «16203129»,
штрих-код «16202139» заменить штрих-кодом «16203136»,
штрих-код «16202146» заменить штрих-кодом «16203143»,
штрих-код «16202153» заменить штрих-кодом «16203150»,
штрих-код «16202160» заменить штрих-кодом «16203174»,
штрих-код «16202177» заменить штрих-кодом «16203181»,
штрих-код «16202184» заменить штрих-кодом «16203198»,
штрих-код «16202191» заменить штрих-кодом «16203204»,
штрих-код «16202207» заменить штрих-кодом «16203211»,
штрих-код «16202214» заменить штрих-кодом «16203228».

1.1.3. В листе с новым штрих-кодом «16203150» слова «Приложение 5 Расчет соответствия условиям применения пониженного тарифа страховых взносов плательщиками, указанными в подпункте 3 пункта 1 статьи 427 Налогового кодекса Российской Федерации к разделу 1» дополнить сноской «1» следующего содержания:

«1 Применяется для расчетного периода 2020 г.».

1.1.4. Дополнить приложением 5.1 «Расчет соответствия условиям применения пониженного тарифа страховых взносов плательщиками, указанными в подпункте 3 (подпункте 18) пункта 1 статьи 427 Налогового кодекса Российской Федерации, к разделу 1» согласно приложению № 2 к настоящему приказу.

1.2. В приложение № 2 «Порядок заполнения формы расчета по страховым взносам» внести изменения согласно приложению № 3 к настоящему приказу.

1.3. Приложение № 3 «Формат представления расчета по страховым взносам в электронной форме» изложить в редакции согласно приложению № 4 к настоящему приказу.

2. Установить, что настоящий приказ вступает в силу начиная с представления расчета по страховым взносам за расчетный период 2020 года.

3. Руководителям (исполняющим обязанности руководителя) управлений Федеральной налоговой службы по субъектам Российской Федерации довести настоящий приказ до нижестоящих налоговых органов.

4. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителя руководителя Федеральной налоговой службы, координирующего методологическое обеспечение работы налоговых органов по вопросам администрирования страховых взносов.

 

Руководитель Федеральной налоговой службы Д.В.Егоров

Все, что нужно знать о страховых взносах

Все мы платим налоги и знаем, что это такое и для чего. Но помимо них, существуют и другие обязательные сборы. Например, страховые взносы. Такие платежи  служат благому делу — поддержке со стороны государства граждан при наступлении страхового случая. Это значит, что при достижении пенсионного возраста ПФР назначит и будет выплачивать вам пенсию, при беременности и последующем рождении ребенка ФСС окажет финансовую поддержку в виде выплаты различных пособий. Пополнять казну на такие расходы обязаны организации и физлица.

Разобраться в «зонах ответственности» каждого, в процедурах начисления страховых взносов и представлении  отчетности по ним, специалистам поможет Путеводитель. Что нужно знать о страховых взносах в СПС КонсультантПлюс.

Итак, страховые взносы — это обязательные платежи, которые организации и физлица уплачивают из собственных средств на социальное страхование своих работников. Важно: в некоторых случаях физлица обязаны уплачивать страховые взносы за себя.

Кто и за что платит?

Организации обязаны уплачивать взносы на обязательное социальное страхование работников по ОПС, ОМС, по ВНиМ и на страхование от несчастных случаев.

Индивидуальные предприниматели и физлица, выплачивающие зарплату, вознаграждения и другие виды доходов физическим лицам обязаны уплачивать:

  • взносы на обязательное социальное страхование работников по ОПС, ОМС, по ВНиМ и на страхование от несчастных случаев;
  • взносы на себя по ОПС и ОМС.

Как работодатель начисляет страховые взносы?

Страховые взносы начисляются ежемесячно по общему принципу расчета по всем видам страхования:

  1. страхователь для каждого работника по каждому виду соцстрахования ежемесячно определяет базу для расчета взносов. База — это общая сумма выплат работнику, с которых начисляются соответствующие взносы. База определяется нарастающим итогом с начала года;
  2. исчисленную базу страхователь умножает на тариф;
  3. из полученной величины страхователь вычитает сумму взносов, начисленных ранее в этом году. Разница подлежит перечислению в бюджет.

В то же время для каждого вида взносов есть нюансы. Например, установлен предельный размер базы для взносов на ОПС, на ВНиМ, а для взносов на ОМС и страхование от несчастных случаев на производстве предельный размер базы не установлен.

Также различаются и тарифы страховых взносов на ОПС, ОМС, ВНиМ, на страхование от несчастных случаев на производстве.

Как представляется отчетность по страховым взносам?

Страхователь обязан представлять сведения о суммах начисленных и уплаченных страховых взносов сразу нескольким контролирующим органам по следующим формам отчетности:

1)Расчет по страховым взносам — представляется в налоговый орган ежеквартально до 30-го числа месяца, следующего за расчетным или отчетным периодом. Подавать его нужно в электронной форме по ТКС. Бумажная форма возможна, если у вас среднесписочная численность физлиц, получающих доход, не больше 25 человек.

2)Расчет 4 — ФСС — подается по страховым взносам от несчастных случаев в территориальный орган ФСС РФ. Для большинства организаций форма подачи электронная, срок — до 25-го числа месяца, следующего за отчетным периодом. Для тех, кому разрешено сдавать расчет в бумажной форме, установлен другой срок.

3)Формы для ПФР — касаются сведений о лицах, застрахованных в системе обязательного пенсионного страхования. Основные формы, которые нужно представить в ПФР:

  • форма СЗВ-М — подается ежемесячно не позднее 15-го числа месяца, следующего за отчетным;
  • форма СЗВ-СТАЖ — подается ежегодно не позднее 1 марта года, следующего за отчетным, а для назначения пенсии — в течение трех календарных дней со дня, когда к работник обратился к страхователю с соответствующим заявлением;
  • форма СЗВ-К — представляется в территориальный орган ПФР по его запросу. Срок, в течение которого ее нужно представить, орган ПФР может определить самостоятельно.

Подробную инструкцию о том, как заполнить и сдать расчет по страховым взносам в налоговый орган, отчетность по форме 4 — ФСС, как подать уточненный расчет в ФСС РФ, читайте в СПС КонсультантПлюс. Кроме того, там же вы найдете образцы вышеупомянутых форм и многое другое. Продуктивной деятельности!

Путеводитель. Что нужно знать о страховых взносах (КонсультантПлюс, 2018) {КонсультантПлюс}

ГУ — Волгоградское РО ФСС РФ

График работы регионального отделения и филиалов:

 Понедельник — четверг:

с 8.00 до 17.00

 Пятница:

с 8.00 до 16.00

 Обед:

с 12.00 до 12.48

 Выходные дни:

Суббота, Воскресенье


Реквизиты для уплаты

Получатель: УФК по Волгоградской области (ГУ — Волгоградское РО Фонда социального страхования Российской Федерации, л/с 04294048320)

ИНН/КПП 3444050993/344401001

Банк: ОТДЕЛЕНИЕ ВОЛГОГРАД БАНКА РОССИИ//УФК по Волгоградской области г. Волгоград

БИК 011806101

Номер казначейского счета: 03100643000000012900

Номер банковского счета: 40102810445370000021

ОКТМО 18701000 (для г. Волгограда; для г. Волжский и для районов области указывается свой ОКТМО)

КБК 39310202050071000160 – Страховые взносы на ОСС от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний

КБК 39310202050072100160 – Пени на ОСС от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний

КБК 39310202050073000160 – Штрафы на ОСС от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний

КБК 39311607090070000140 – Иные штрафы, неустойки, пени, уплаченные в соответствии с законом или договором в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств перед Фондом социального страхования Российской Федерации

КБК 39311601230070000140 – Административные штрафы, установленные Главой 15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, за административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, страхования, рынка ценных бумаг (за исключением штрафов, указанных в пункте 6 статьи 46 БК РФ), выявленные должностными лицами ФСС РФ

КБК 39311706020076000180 – Прочие неналоговые поступления в Фонд социального страхования Российской Федерации (для лиц, добровольно вступивших в правоотношения по ОСС на случай ВНиМ)

КБК 39311704000016000180 – Поступления капитализированных платежей предприятий в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (федеральные государственные органы, Банк России, органы управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации) 

Уплата страховых взносов — ГУ Санкт-Петербургское региональное отделение Фонда социального страхования РФ

Какие порядок и сроки регистрации и снятия с регистрационного учета юридических и физических лиц в качестве страхователей в Фонде социального страхования?

Регистрация юридических лиц, некоммерческих и общественных организаций осуществляется в течение 3 рабочих дней.

Подача документов на регистрацию физического лица в качестве страхователя осуществляется в срок не позднее 30 календарных дней со дня заключения с первым из нанимаемых работников трудового договора либо соответствующего гражданско-правового договора, согласно условиям которого работодатель обязан уплачивать страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, и осуществляется в срок, не превышающий 3 рабочих дней со дня получения последнего из необходимых для регистрации страхователя документа (сведений).

Регистрация страхователей по договору о добровольном страховании

Адвокаты, индивидуальные предприниматели, члены крестьянских (фермерских) хозяйств, физические лица, не признаваемые индивидуальными предпринимателями (нотариусы, занимающиеся частной практикой, иные лица, занимающиеся в установленном законодательством Российской Федерации порядке частной практикой), члены семейных (родовых) общин коренных малочисленных народов Севера вправе добровольно вступать в правоотношения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

Регистрация лиц, добровольно вступивших в правоотношения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, осуществляется на основании заявления о вступлении в правоотношения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

Для регистрации в качестве страхователя помимо заявления о регистрации необходима копия документа, удостоверяющего личность физического лица.

В случае представления документов законным или уполномоченным представителем физического лица предъявляется документ, подтверждающий соответствующие полномочия.

Регистрация осуществляется в срок, не превышающий 3 рабочих дней со дня получения последнего из необходимых для регистрации страхователя документа (сведений). Порядок выдачи Уведомление о регистрации в качестве страхователя и Уведомления о размере страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется при подаче заявления о регистрации.

Префронтальных вкладов в внимание и рабочую память

Фиг.3

Манипуляция PFC D1R усиливает зрительные реакции в V4. ( a ) Микроинжектрод…

Рис. 3

Манипуляция PFC D1R усиливает зрительные реакции в V4. ( a ) Микроинъектрод (Noudoost and Moore 2011a) использовался для доставки небольшого объема антагониста D1R в FEF.Электрическая микростимуляция FEF перед фармакологической инфузией позволила оценить пораженный участок пространства на основе конечных точек электрически вызванных саккад (красные следы). Инфузия антагониста D1R смещала саккады животного в сторону RF-местоположения в задаче саккад свободного выбора с двумя мишенями (справа). (b ) Визуальные ответы были записаны от нейронов V4 во время задачи пассивной фиксации как до, так и после манипуляции с FEF D1R (серые и красные кривые соответственно). Результаты показаны для примера нейрона V4.После манипуляции с FEF нормализованные ответы были больше (вверху), избирательность ориентации увеличилась (в центре), а вариабельность уменьшилась (внизу). ( c ) Резюме эффектов манипуляции FEF D1R для популяции нейронов V4 ( n = 37). В состоянии «перекрытия» V4 RF соответствовали конечным точкам электрически вызванных саккад. Гистограммы справа показывают изменение избирательности ориентации V4, нормализованного ответа и вариабельности (фактор Фано) после манипуляции с FEF D1R по сравнению с исходным уровнем (оранжевый).Величина и селективность зрительного ответа V4 увеличились, в то время как изменчивость между испытаниями уменьшилась после манипуляции с FEF D1R. Введение агониста ГАМК мусцимола в FEF снижало избирательность ответов V4 без изменения общей скорости или вариабельности возбуждения (синий). Никаких изменений в активности, селективности или вариабельности V4 не наблюдалось, когда манипуляции с D1R происходили в сайте FEF, не перекрывающемся с RF V4 (зеленый), или когда агонист D2R (пурпурный) или физиологический раствор (серый) вводился в перекрывающийся сайт FEF. .Во всех случаях эффекты D1R значительно отличались от всех других состояний. Одинарные, двойные и тройные звездочки обозначают значимость при p <0,05, p <0,01 и p <0,001 соответственно. По материалам Noudoost and Moore (2011b)

Вклад моторики во временную точность слухового внимания

Вклад мотора во временное внимание

Во всех трех экспериментах мы просили участников классифицировать последовательности чистых тонов в среднем как более высокие или более низкие, чем эталонная частота ф 0 .Чтобы управлять ритмическими колебаниями внимания, мы предъявляли тоны (цели) в фазе с эталонным ритмом и в противофазе с нерелевантными, но физически неразличимыми тонами (отвлекающими). Каждое испытание начиналось с ритмического представления четырех «эталонных» тонов, указывающих как эталонную частоту ( f 0 ), так и ритм. За ними следовало чередование восьми целей и восьми (или девяти) дистракторов (см. Методы) переменных частот, соответственно, представленных в квазифазе и противофазе с эталонным биением (рис.1а). Эта чередующаяся доставка сенсорных событий вынуждала участников использовать эталонный ритм, чтобы различать цели и отвлекающие факторы, то есть максимизировать интеграцию соответствующих сенсорных сигналов (целей) при минимальном вмешательстве со стороны нерелевантных (отвлекающих). Этот протокол обеспечивал временную модуляцию их внимания в течение длительного периода времени.

Рис. 1: Схема эксперимента и основной эффект слежения за двигателем.

Эксперимент 1: ( a ) Ритмические последовательности из 20 чистых тонов были представлены бинаурально в каждом испытании.Четыре опорных тона предшествовали чередованию восьми целевых и восьми отвлекающих тонов переменных частот. Мишени возникли в фазе с предыдущими ссылками, тогда как отвлекающие факторы возникли в противофазе. Участники должны были решить, была ли средняя частота целей выше или ниже контрольной частоты. В состоянии прослушивания участники выполняли задание, не двигаясь до конца последовательности. В состоянии отслеживания движений участники выполняли задание, выражая эталонный ритм движением указательного пальца.( b ) Средняя эффективность категоризации в условиях отслеживания движения и прослушивания. ( c ) Вклады целей и отвлекающих факторов в принятие решения в условиях отслеживания движения (белые полосы) и прослушивания (серые полосы). Сенсорное усиление оценивалось для каждой цели и отвлекающего тона с использованием многомерной логистической регрессии выбора против взвешенной суммы информации, предоставляемой каждым тоном, выраженной в относительном расстоянии от опорной частоты. Сенсорные достижения были объединены отдельно по целям и отвлекающим факторам.Планки погрешностей указывают на s.e.m. Звездочки / NS указывают на значимые / незначительные различия ( n = 21; парные t -тесты или t -тесты против нуля; * P <0,05).

В конце каждого испытания участники выполнили задачу по двухальтернативной категоризации основного тона, решая, была ли средняя частота целей f tar выше или ниже f 0 . Средняя частота дистракторов f dis всегда была равна f 0 , следовательно, неинформативна.Абсолютное расстояние между f tar и f 0 было титровано для каждого участника перед экспериментом, чтобы достичь пороговых характеристик (см. Методы). Задача состояла из двух условий: в состоянии «слушать» участники выполняли задачу, оставаясь полностью неподвижными в течение всего испытания; в состоянии «двигательного слежения» они выполняли задание, ритмично нажимая на бесшумную, чувствительную к давлению подушечку указательным пальцем в фазе с эталонным ритмом.Таким образом, единственное различие между этими двумя условиями заключалось в том, что участники двигали пальцем в ритме с соответствующими сенсорными сигналами в состоянии отслеживания движений. Хотя невозможно контролировать скрытое вовлечение моторных и / или премоторных структур во время задач временного наблюдения, сравнение между слушанием и условиями моторного отслеживания позволило нам количественно оценить влияние явной (относительно скрытой) моторной активности на точность временное внимание, то есть способность участников выборочно использовать цели, а не отвлекающие факторы, при их последующем решении.

Слежение за двигателем улучшает разделение мишени и отвлекающего элемента

В первом эксперименте сравнение условий прослушивания и отслеживания движения выявило значительное повышение эффективности категоризации при явном отслеживании движения (парный t -тест, t 20 = 2,3, P <0,05; рис. 1б). Чтобы охарактеризовать этот чистый эффект, мы количественно оценили относительный вклад каждого тона в решение. Мы оценили сенсорное «усиление», другими словами аддитивный вклад каждой цели () и отвлекающего фактора () в последующее решение (более или менее тональный, чем f 0 ).Мы рассчитали эти параметры по испытаниям с помощью многомерной логистической регрессии выбора на основе линейной комбинации частот шестнадцати тонов (восемь целей и восемь отвлекающих факторов, см. Методы):

, где P (высокая) — вероятность оценки целевой последовательности как более высокой, Φ [.] кумулятивная функция нормальной плотности, частота целевого (отвлекающего) тона в позиции k в последовательности (выраженная в логарифмическом расстоянии до f 0 ) и b — аддитивное смещение отклика в сторону одного из двух вариантов.Сначала мы заметили, что в разных условиях участники могли приписывать больший выигрыш целям, чем отвлекающие факторы в своем решении (дисперсионный анализ с повторными измерениями (ANOVA), F 1,20 = 39,0, P <0,001; рис. 1c и дополнительный рис. 1a). Более того, как предсказывает модель логистической регрессии, влияние данной цели на последующее решение параметрически масштабируется с ее абсолютным расстоянием от f 0 , тогда как этот эффект фактически отсутствовал для дистракторов (дополнительный рис.1б). Другими словами, в обоих условиях участники смогли сосредоточить свое временное внимание, чтобы отделить цели от отвлекающих факторов и повысить избирательность их последующего решения.

Интересно, что как для целей, так и для отвлекающих факторов мы наблюдали значительные изменения сенсорного усиления между условиями слушания и двигательного слежения в противоположных направлениях (дисперсионный анализ повторных измерений, взаимодействие: F 1,20 = 6,9, P <0,05 ): вклад целей увеличился в режиме слежения за двигателем (F 1,20 = 5.8, P <0,05), тогда как доля дистракторов уменьшилась (F 1,20 = 4,6, P <0,05). В то время как отвлекающие факторы значительно мешали процессу принятия решений в состоянии прослушивания ( t — тест против нуля, t 20 = 3,1, P <0,01), этого не было в состоянии отслеживания движений ( t 20 = 1,6, P = 0,12). Эти результаты показывают, что повышенная эффективность категоризации, наблюдаемая в состоянии отслеживания движений, происходит из-за улучшенной временной сегрегации между сенсорными сигналами, то есть совместным влиянием повышенной чувствительности к целям и пониженной чувствительности к отвлекающим факторам.

Отслеживание движений вызывает ритмические колебания внимания

Мы предположили, что простая модель, в которой отслеживание движений управляет ритмическими колебаниями во временном внимании, может объяснить наблюдаемые результаты (рис. 2а). Такая модель делает два ключевых прогноза в нашем эксперименте: (1) отрицательная взаимосвязь между эффектами моторного отслеживания на усиление сенсорной способности целей и отвлекающих факторов и (2) параметрическая модуляция сенсорного усиления, назначенного каждому тону степенью его усиления. одновременность с ближайшим двигательным актом.В качестве предварительного условия мы проверили, что участники отслеживали эталонный ритм (предоставленный первыми четырьмя эталонными тонами), а не отдельные тоны в состоянии отслеживания движения. Время индивидуальных моторных актов действительно лучше синхронизировалось с эталонным ритмом, чем с началом слегка дрожащих целей или отвлекающих факторов (парные t -тесты, оба t 20 > 12,0, P <0,001; дополнительные Рис. 2а, б).

Рис. 2: Модель ритмического усиления с синхронизацией с отслеживанием двигателя.

( a ) Описание модели. Первый ряд: ритмическое двигательное отслеживание синхронно с эталонным ритмом на протяжении всей последовательности. Второй ряд: ссылки. Третий ряд: цели представлены в фазе с эталонным ритмом. Темно-серые линии показывают временное расстояние между двигательным актом и наступлением цели. Четвертый ряд: дистракторы представлены в противофазе с эталонным ритмом. Светло-серые линии показывают временное расстояние между двигательным актом и началом дистрактора.Пятая строка: усиления, назначенные последовательным целям и отвлекающим факторам. ( b d ) Экспериментальная проверка модели. ( b ) Усиление цели / отвлекающего фактора отсортировано в соответствии с их временным расстоянием до двигательных актов (SSI; пунктирные линии соответствуют условиям прослушивания). ( c ) Деталь прогнозируемого моделью наилучшего ( ϕ = 0) и наихудшего ( ϕ = π ) октилей и сравнение с условиями прослушивания. ( d ) Верхняя панель: распределения SSI между субъектами, для которых усиление максимально модулируется (0: синфазный, π: противофазный).Нижняя панель: поведенческая изменчивость, объясненная с учетом SSI. (Заштрихованные) полосы ошибок показывают s.e.m. Звездочки / NS указывают на значимые / незначительные различия ( n = 21; парные t -тесты или t -тесты против нуля; * P <0,05).

Затем мы оценили среди испытуемых участников степень корреляции между эффектами моторного слежения (путем противопоставления моторного слежения и условий слушания) на сенсорное усиление целей и отвлекающих факторов, и обнаружили, что она значительно отрицательна, как было предсказано исследователями. модель (линейная регрессия, r = −0.50, d.f. = 19, P <0,05). В состоянии отслеживания движений мы затем отсортировали цели и отвлекающие факторы в зависимости от степени их одновременности с ближайшим двигательным актом (индекс сенсомоторной одновременности, или SSI), оцениваемой по их фазе в реконструированных двигательных колебаниях (рис. 2a, b, см. Методы). Мы количественно оценили влияние сенсомоторной одновременности на сенсорное усиление, сравнив оценки, полученные для первого (наиболее синхронного) и последнего (наиболее асинхронного) октилей SSI. Как и было предсказано моделью, мы наблюдали значительную модуляцию сенсорного усиления, назначенного каждой цели и отвлекающему элементу, как функцию SSI (парный тест t , цели: t 20 = 3.2, P <0,005, дистракторы: т 20 = 2,5, P <0,05; Рис. 2в). Сравнение сенсорного усиления, полученного в условиях прослушивания и отслеживания движений, также показало, что отслеживание движений всегда благоприятно влияло на производительность. Действительно, цели, возникающие синхронно с двигательными актами, демонстрировали повышенное сенсорное усиление относительно состояния слушания (парный t -тест, t 20 = 4,3, P <0,001), тогда как дистракторы этого не делали ( t 20 = 0.1, P > 0,5). И наоборот, отвлекающие факторы, возникающие в фазе, противоположной двигательным актам, демонстрировали пониженное сенсорное усиление ( t 20 = 2,6, P <0,05), тогда как цели не имели ( t 20 = 0,2, P > 0,5). Эти результаты показывают, что влияние моторной активности на сенсорную обработку, оцененную в состоянии отслеживания движений, добавляет положительно на к эффекту временного внимания, оцененному в состоянии слушания.

Для полноты картины мы количественно оценили этот параметрический эффект SSI на усиление чувствительности путем оценки силы модуляции, связанной с каждой целью () и отвлекающим тоном (). С этой целью мы повторно приспособили модель многомерной логистической регрессии, описанную выше (уравнение 1), с добавлением члена мультипликативного взаимодействия cos (SSI k ) · f k для каждой цели и тон дистрактора, соответствующий косинусу SSI, то есть от идеальной синхронизации (+1) до идеальной оппозиции фазы (-1):

Этот анализ подтвердил, что усиления обеих целей ( t -тест против нуля, т 20 = 3.4, P <0,005) и дистракторы ( t 20 = 2,6, P <0,05) были значительно модулированы сенсомоторной синхронностью и в сопоставимой степени (парный t -тест, t 20 = 1,6, P = 0,14; рис. 2г). Обратите внимание, что сенсомоторная фаза, соответствующая максимальному сенсорному усилению, не различалась между целями и отвлекающими факторами, как предсказывает модель (параметрический тест Уотсона-Вильямса, F 1,20 = 0,1, P > 0.5). В качестве контроля мы провели тот же анализ, используя степень одновременности между каждым тоном и теоретическими эталонными ударами (вместо записанных двигательных актов), чтобы оценить, может ли наблюдаемая модуляция усиления быть отнесена к немоторному влиянию. По сравнению с исходным анализом, этот индекс немоторной одновременности дал более слабые модуляции как для целей, так и для отвлекающих факторов (ANOVA с повторными измерениями, F 1,20 = 10,9, P <0,005; дополнительный рис. 2c). Фактически, этот контрольный анализ не выявил значительной модуляции усиления ни в одном из условий ( t -тесты против нуля, оба t 20 <1.4, P > 0,1). Этот последний результат показывает, что модуляция сенсорно-моторной одновременности выборочно количественно определяет влияние моторной активности на сенсорную обработку.

Шкала моторных вкладов с временной предсказуемостью

Во втором эксперименте мы исследовали роль стимула и моторной ритмичности в эффекте мотор-трекинга, варьируя точность сенсомоторной одновременности, которая зависит как от внешней (контролируемой экспериментатором) ритмичности. слуховых последовательностей и внутренней (управляемой участником) ритмичности двигательного слежения.Воспользовавшись нашей способностью контролировать ритмичность стимула, мы независимо управляли дрожанием целей и отвлекающих факторов, используя ритмичные (без дрожания) или дрожащие (67 мс) последовательности тонов. Это дало четыре состояния разной степени предсказуемости: полностью ритмичное (не дрожание), полуритмическое (дрожание целей или отвлекающих факторов) или аритмическое (дрожание целей и отвлекающих факторов).

Сначала мы воспроизвели основные результаты эксперимента 1: ANOVA выявил только основное влияние отслеживания движений на характеристики категоризации (ANOVA с повторными измерениями, F 1,17 = 6.3, P <0,05; Рис. 3а). Увеличение производительности, наблюдаемое при отслеживании движений, снова соответствовало более высокому усилению для целей (F 1,17 = 9,9, P <0,01) и более низкому усилению для отвлекающих факторов (F 1,17 = 4,4, P = 0,052; рис. 3б). В полном соответствии с Экспериментом 1, усиление, назначенное как целям, так и отвлекающим элементам, модулировалось сенсомоторной синхронностью в условиях слежения за двигателем ( t -тест против нуля, цели: t 17 = 4.3, P <0,001, дистракторы: t 17 = 2,1, P = 0,056) и в сопоставимой степени (парный t -тест, t 17 = 1,3, P = 0,2; рис. 3г).

Рисунок 3: Влияние акустической ритмики.

Эксперимент 2: четыре ссылки предшествовали чередованию девяти отвлекающих факторов и восьми целей. Последовательности мишеней и / или отвлекающих факторов были представлены либо ритмично, либо взволнованно. Как и в эксперименте 1, задача была разделена на условия прослушивания и отслеживания движения.( a ) Средняя эффективность категоризации в условиях отслеживания движений и слушания, усредненная по различным условиям ритмичности. ( b ) Вклады целей и отвлекающих факторов в принятие решения в условиях отслеживания движения (белые столбцы) и прослушивания (серые столбцы), усредненные по различным условиям ритмичности. ( c ) Вклад целей в решение, подробно описанный для каждого условия. T / t указывает на целевые ритмические / возбужденные состояния, ритмические / дрожащие состояния D / d-дистрактора и белые / серые полосы, двигательные условия отслеживания / прослушивания.( d ) Дополнительные результаты в состоянии отслеживания движений, усредненные по различным условиям ритмичности. Верхняя панель: угловые гистограммы SSI, при которых усиление максимально модулируется (0: синфазный, π : противофазный). Нижняя панель: поведенческая изменчивость, объясненная с учетом SSI. (Заштрихованные) полосы ошибок показывают s.e.m. Звездочки / NS указывают на значимые / незначительные различия ( n = 18; парные t -тесты или t -тесты против нуля; * P <0.05).

Во-вторых, как и ожидалось, мы заметили, что дрожание целей и отвлекающих факторов влияет на точность отслеживания движения (дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями, дрожание цели: F 1,17 = 115,0, P <0,001, дрожание отвлекающих элементов: F 1,17 = 78,0, P <0,001; дополнительный рисунок 3). Это указывает на то, что ухудшение внешней ритмичности слуховых последовательностей изменило внутреннюю ритмичность моторного трекинга, тем самым подтверждая, что активная сенсомоторная цепь работает как петля.Более того, дрожание целей и отвлекающих факторов также влияло на эффект слежения за двигателем на сенсорное усиление целей (дрожание цели: F 1,17 = 5,3, P <0,05, дрожание отвлекающего фактора: F 1,17 = 6,6, P <0,05; рис. 3в). Этот результат показывает, что моторный вклад в выбор релевантных сенсорных сигналов зависит от временной предсказуемости сенсорных сигналов: чем выше предсказуемость, тем сильнее положительное влияние моторного трекинга на выбор целей среди отвлекающих факторов.

Вклад двигательной активности зависит от синхронности с вниманием

В третьем эксперименте мы проверили, зависит ли положительное влияние двигательной активности на обработку сенсорной информации от сопутствующих колебаний во временном внимании. Точнее, мы спросили, зависит ли усиление сенсорного восприятия во время отслеживания движений критически от точных временных соотношений между моторной активностью и фокусом временного внимания. Мы противопоставили три альтернативные гипотезы: (1) каждый моторный акт всегда сопровождается временным усилением сенсорного усиления (моторно-управляемое усиление), (2) точность временного внимания всегда выигрывает от явной моторной активности, независимо от их точного фазового соотношения. (усиление, управляемое вниманием) или (3) двигательная активность и временное внимание должны колебаться синхронно, чтобы проявился положительный эффект (синергетическое усиление).Чтобы решить эти три гипотезы, мы записали поведенческие данные из варианта эксперимента 1 (рис. 1), в котором тоны, ранее обозначенные как цели, теперь были обозначены как отвлекающие, и , наоборот, . Таким образом, цели находились в противофазе с эталонным импульсом. Несмотря на это изменение, мы сохранили ту же инструкцию по отслеживанию движений, что и в Эксперименте 1, а именно — следовать эталонному ритму. Это условие вызывало постоянную оппозицию фаз между двигательными колебаниями и колебаниями внимания: участники должны были обращать внимание на сенсорные события нестандартно, нажимая пальцами на такт.

С точки зрения разницы между отслеживанием движения и условиями прослушивания, усовершенствование с двигателем предсказывает, что отслеживание двигателя в фазе с отвлекающими элементами должно ухудшить характеристики категоризации по сравнению с условием прослушивания. Напротив, усиление, управляемое вниманием, предсказывает, что отслеживание движений синхронно с целями (эксперимент 1) и отвлекающими факторами (эксперимент 3) должно быть одинаково полезно для производительности. Наконец, синергетическое улучшение предсказывает, что отслеживание движений синхронно с отвлекающими факторами не должно влиять на производительность.В соответствии с последней гипотезой, мы не наблюдали какой-либо существенной разницы между двигательным трекингом и условиями прослушивания (рис.4) ни с точки зрения точности (парный t -тест, t 20 = 0,8, P > 0,4), сенсорное усиление целей ( t 20 = 1,4, P > 0,1) или отвлекающих факторов ( t 20 = -0,8, P > 0,2). Прямое сравнение экспериментов 1 и 3, однако, не дало существенной разницы между наблюдаемыми величинами эффекта (ANOVA смешанного дизайна, точность: F 1,40 = 1.8, P = 0,19, усиление чувствительности целей: F 1,40 = 1,4, P > 0,2, усиление чувствительности дистракторов: F 1,40 = 1,0, P > 0,2).

Рисунок 4: Влияние сцепления «внимание-двигатель».

Эксперимент 3: в отличие от эксперимента 1, дистракторы возникли в фазе с предыдущими эталонными тонами (и двигательными актами), тогда как цели возникли в противофазе с эталонными тонами. Этот дизайн позволил временно разделить двигательное отслеживание и временное внимание: участники нажимали указательный палец синхронно с отвлекающими элементами, обращая внимание на цели.( a ) Средняя эффективность категоризации в условиях отслеживания движения и прослушивания. ( b ) Вклады целей и отвлекающих факторов в принятие решения в условиях отслеживания движения (белые полосы) и прослушивания (серые полосы). Планки погрешностей указывают на s.e.m. NS указывает на несущественные различия ( n = 21; парные t -тесты; * P <0,05).

Чтобы получить убедительные доказательства, мы оценили и сравнили модуляцию сенсомоторной одновременности (усредненной по целям и отвлекающим факторам) во время двигательного слежения в фазе с целями (Эксперимент 1) и отвлекающими факторами (Эксперимент 3).Моторно-управляемое усиление предсказывает, что сенсомоторная фаза, соответствующая максимальному сенсорному усилению, должна быть идентична (и близка к нулевой задержке) независимо от того, происходит ли моторное отслеживание в фазе с целями (эксперимент 1) или отвлекающими факторами (эксперимент 3). Напротив, усиление, управляемое вниманием, предсказывает, что максимальное сенсорное усиление должно происходить для противоположных сенсомоторных фаз в двух экспериментах. Наконец, синергетическое усиление предсказывает отсутствие модуляции сенсорного усиления, когда двигательное отслеживание происходит не в фазе с вниманием, то есть в фазе с отвлекающими факторами (Эксперимент 3).Судя по отсутствию эффекта отслеживания движений на характеристики категоризации, сенсомоторная одновременность не модулировала сенсорное усиление в Эксперименте 3 ( t -тест против нуля, t 20 = 0,1, P > 0,5). Прямое сравнение двух экспериментов показало, что модуляция сенсорного усиления, наблюдаемая в Эксперименте 1 (рис. 2d), была значительно подавлена ​​в Эксперименте 3 (двухвыборочный тест t , t 40 = 2,7, P = 0.01), тем самым формально исключая чисто моторное усиление сенсорного усиления. Кроме того, средняя сила модуляции, измеренная в Эксперименте 3, также была значительно ниже, чем величина, противоположная значению, полученному в Эксперименте 1 ( t 40 = 2,6, P = 0,01), что сильно не согласуется со сдвигом на 180 ° в предпочтительная фаза, предсказанная исключительно благодаря усилению сенсорного усиления, управляемому вниманием.

Чтобы предоставить положительные доказательства в пользу синергетического усиления сенсорного усиления за счет временного внимания и двигательной активности, мы проверили, была ли незначительная модуляция сенсорного усиления, наблюдаемая в Эксперименте 3, вероятной из-за подлинного отсутствия эффекта (а не из-за отсутствия эффекта). статистическая чувствительность).Для этого мы вычислили байесовский фактор, связанный с соответствующим эффектом, при тех же параметрических предположениях, что и обычная статистика (более подробную информацию см. В разделе «Методы»). Мы получили коэффициент Байеса 0,30 (менее 1/3), что указывает на отсутствие эффекта, предсказанного синергетической гипотезой.

В совокупности этот набор результатов указывает на то, что различия, наблюдаемые между двумя экспериментами, неуловимы, то есть не улавливаются сравнениями между двигательным отслеживанием и условиями слушания с точки зрения совокупных показателей, таких как характеристики категоризации или средний сенсорный выигрыш.Однако рассмотрение колебаний временной синхронизации между сенсорными сигналами и отдельными моторными актами позволило предположить, что модуляция сенсорного усиления, наблюдаемая во время моторного трекинга в фазе с целями, полностью отсутствовала во время моторного трекинга в фазе с отвлекающими факторами. Это различие предполагает, что двигательные ритмы требуют синхронных флуктуаций внимания для усиления сенсорной обработки, тем самым поддерживая синергетическое усиление сенсорной обработки, которое зависит от временного согласования между двигательными флуктуациями и флуктуациями внимания.

Вклады возбуждения, внимания, самобытности и семантической связи в усиленную эмоциональную память: исследование связанного с событием потенциала и электрокардиограммы

Поведенческие результаты смешанные и чистые условия, два типа изображений (негативное, связанное нейтральное, несвязанное нейтральное) × тип списка (чистое, смешанное) ANCOVA были проведены по воспоминаниям (количество запоминаемых изображений из общего числа возможных в каждой категории).Один ANCOVA включал тревогу (BAI) в качестве ковариаты, а другой — депрессию (BDI). Поскольку целью включения этих ковариат был простой контроль этих факторов, любые основные эффекты или взаимодействия с BAI и BDI для этого и всех последующих анализов сообщаются в дополнительных материалах. С учетом как тревоги, так и депрессии, соответственно, был обнаружен значительный главный эффект типа изображения:

F (2, 152) = 72,733, p <0,001, η p 2 =.489; F (2, 152) = 87,615, p <0,001, η p 2 = 0,535. Апостериорные тесты t- показали значительно лучшую память для негативных изображений ( M = 0,543, SE = 0,014) по сравнению с несвязанными нейтральными изображениями ( M = 0,370, SE = 0,015; t (78) = 15,047). , p <.001) и связанных нейтральных изображений ( M = 0,461, SE = 0,016; t (78) = 6,309, p <0,001).Кроме того, связанные нейтральные изображения запоминались значительно лучше, чем несвязанные нейтральные изображения, t (78) = 8,813, p <0,001 (см. Рис. 2). Не было значительного взаимодействия типа списка и типа изображения. Это говорит о главном эффекте родства, а не взаимодействии между родством и самобытностью.

Рис. 2

Средний процент запоминающихся изображений для негативных, несвязанных нейтральных и связанных нейтральных изображений как в чистых, так и в смешанных списках.Память была значительно лучше для отрицательных элементов по сравнению со связанными нейтральными изображениями, которая была лучше, чем память для несвязанных нейтральных изображений, но существенно не различалась на основе чистых или смешанных списков. Планки погрешностей указывают стандартные ошибки среднего. Звездочки обозначают значительную разницу при p <0,05

Наш эксперимент был значительно дольше, чем предыдущие исследования. Большинство прошлых поведенческих исследований, которые включали те же условия, что и текущее, включали примерно на 50–100 изображений меньше (например,г., Талми, Лук и др., 2007а). Исследования ERP требуют дополнительных испытаний, чтобы учесть анализ запомненного и забытого Dm. Таким образом, чтобы сравнить с предыдущими исследованиями поведения, мы также изучили различия в порядке списков, сгруппировав списки по трем категориям: ранние (списки 1–3), средние (списки 4–6) и поздние (списки 7–9). . Два 3 × 2 × 3 ANCOVA были проведены по воспоминаниям, включая тип изображения (негативный, несвязанный нейтральный, связанный нейтральный) по типу списка (чистый, смешанный) по порядку списка (ранний, средний, поздний).Один ANCOVA включал тревогу (BAI) в качестве ковариаты, а другой — депрессию (BDI). С учетом тревожности и депрессии соответственно, эти анализы выявили значительный главный эффект порядка списка ( F (2, 152) = 10,993, p <0,001, η p 2 = 0,126; F (2, 152) = 3,852, p = 0,023, η p 2 = 0,048), существенный основной эффект типа изображения ( F (2, 152) = 72 .495, p <0,001, η p 2 = 0,488; F (2, 152) = 87,950, p <0,001, η p 2 = 0,536), и порядок списка × взаимодействие типов изображения, F (4, 304) = 2,911, p = 0,022, η p 2 = 0,037; F (4, 304) = 4,433, p = 0,002, η p 2 = 0,055. Эти эффекты были квалифицированы значительным трехсторонним взаимодействием между типом изображения, типом списка и порядком в списке, F (4, 304) = 3.865, p = 0,004, η p 2 = 0,048; F (4, 304) = 3,931, p = 0,004, η p 2 = 0,049 (см. Таблицу 2). Кроме того, также был обнаружен основной эффект взаимодействия BAI и BAI × порядок списка (см. Дополнительные материалы).

Апостериорные парные образцы t -тесты были проведены для дальнейшего изучения трехстороннего взаимодействия. Как и в предыдущих исследованиях, наблюдалась разница в запоминании воспоминаний между чистыми и смешанными списками (Dewhurst & Parry, 2000; Schmidt & Saari, 2007; Talmi, Schimmack, et al., 2007b). Однако это произошло только в первой группе экспериментальных списков (ранее: списки 1–3). Для этих ранних списков участники запоминали несвязанные нейтральные изображения значительно лучше в состоянии чистого списка ( M = 0,465, SE = 0,029), чем в состоянии смешанного списка ( M = 0,373, SE = 0,025), t ( 77) = 2,394, p = 0,019. Других значительных различий для других типов изображений между чистыми и смешанными списками или в средних или более поздних тестовых списках не обнаружено.Это предполагает взаимодействие между родством и самобытностью, но только в первых списках.

Кроме того, сравнение порядков списков вместо прямого сравнения смешанных и чистых списков позволило увидеть, как менялись изменения в ходе эксперимента. Эффекты порядка проявлялись только для несвязанных нейтральных изображений в условии чистого списка. У участников в условии чистого списка память для несвязанных нейтральных изображений уменьшалась по мере продолжения эксперимента. Несвязанные нейтральные образы запоминались значительно больше в ранних списках ( M = 0.465, SE = 0,029), чем в средних списках ( M = 0,323, SE = 0,024), t (38) = 4,985, p <0,001, а в ранних списках - чем в поздних списках ( M = 0,350, SE = 0,023), t (38) = 5,012, p <0,001. Для других типов изображений в условии чистого списка и для участников в условии смешанного списка не было обнаружено значительных различий для любого типа изображений между ранним, средним и поздним списками.

Результаты ERP

Анализ формы волны: P300

Чтобы проверить различия в форме волны P300, максимальное напряжение между 300 и 400 мс после стимула было рассчитано на электроде Fz для каждого участника, и категория была отправлена ​​в два ANCOVA: image тип (отрицательный, несвязанный нейтральный, связанный нейтральный) × память (вспомнил, забыл) × список (смешанный, чистый).Один ANCOVA включал тревогу (BAI) в качестве ковариаты, а другой — депрессию (BDI). С учетом как тревоги, так и депрессии соответственно, эти анализы выявили главный эффект памяти ( F (1, 54) = 21,757, p <0,001, η p 2 = 0,287; F (1, 54) = 16,698, p <0,001, η p 2 = 0,236), а также взаимодействие между типом изображения и памятью, F (2, 108) = 3 .442, p = 0,036, η p 2 = 0,060; F (2, 108) = 4,079, p = 0,020, η p 2 = 0,070. См. Рис. 3. Это взаимодействие было таким, что не было значительного эффекта Dm для связанных нейтральных изображений (нет значительной разницы между запомненными и забытыми изображениями), p <.3. Однако наблюдался значительный эффект Dm для негативных и несвязанных нейтральных изображений. Негативные образы, которые позже запомнились ( M = — 4.285, SE = 0,694) имели большую амплитуду, чем те, о которых позже забыли ( M = — 5,441, SE = 0,717), t (58) = 2,308, p = 0,025. Точно так же нейтральные несвязанные изображения, которые были позже запомнены ( M = — 4,201, SE = 0,785), имели большую амплитуду, чем те, которые были позже забыты ( M = — 6,547, SE = 0,717), t (56) = 4,416 , п. = 0,001.

Рис. 3

Последующая память (Dm) для каждого типа изображения с электрода Fz. a Отрицательный. b Нейтральный, не имеющий отношения к делу. c Похожие нейтральные изображения. Черный кружок обозначает P300 (300–400 мс). Значительный эффект Dm был обнаружен для P300 для негативных и несвязанных нейтральных изображений, но не связанных нейтральных изображений. Двумерные карты кожи головы под каждым графиком отображают нескорректированное значение p- для запомненного минус забытого для P300

Анализ формы волны
: LPP

Для проверки различий в форме сигнала LPP среднее значение между 400 и 1000 мс. Постстимул рассчитывался в группе электродов, включая Pz, CP1 и CP2 (Weinberg & Hajcak, 2010) для каждого участника и категории и отправлялся в два ANCOVA: тип изображения (отрицательный, несвязанный нейтральный, связанный нейтральный) × память (помните, забыл) × список (смешанный, чистый).Один ANCOVA включал тревогу (BAI) в качестве ковариаты, а другой — депрессию (BDI). Принимая во внимание тревогу и депрессию соответственно, эти анализы выявили значительный главный эффект типа изображения ( F (2, 106) = 16,914, p <0,001, η p 2 = 0,242; F (2, 106) = 22,100, p <0,001, η p 2 = 0,294), а также основной эффект памяти ( F (1, 53) = 15 .572, p <0,001, η p 2 = 0,227; F (1, 53) = 12,309, p = 0,001, η p 2 = 0,188), квалифицированный тип изображения × взаимодействие с памятью, F (2, 106) = 4,996 , p = 0,008, η p 2 = 0,086; F (2, 106) = 3,727, p = 0,027, η p 2 = 0,066. Как и в случае с P300, взаимодействие было таким, что негативные изображения демонстрировали эффект Dm: те, которые были запомнены позже ( M = 1.108, SE = 0,712) имели значительно больший LPP, чем те, о которых позже забыли ( M = — 0,670, SE = 0,654), t (58) = 3,401, p = 0,001. Точно так же несвязанные нейтральные изображения демонстрировали эффект Dm: те, которые были запомнены позже ( M = -0,285, SE = 0,717), имели значительно большую LPP, чем те, которые позже были забыты ( M = -2 500, SE = 0,592), t (56) = 4,649, p <0,001, в то время как эффект Dm отсутствовал для связанных нейтральных изображений (т.е.е., нет разницы в LPP между запомненными и забытыми родственными нейтральными образами), p > .50.

Чтобы исследовать изменения LPP для левого полушария, вызванные использованием отрицательных стимулов (Cunningham et al., 2005), мы также исследовали форму волны LPP, используя группу электродов, включая F7, F3 и FC5. Опять же, среднее значение между 400 и 1000 мс после стимула было рассчитано для каждого участника и типа изображения, и эти данные были использованы в двух ANCOVA: тип изображения (негативный, несвязанный нейтральный, связанный нейтральный) × память (запомнить, забыл) × список (смешанный, чистый).Один ANCOVA включал тревогу (BAI) в качестве ковариаты, а другой — депрессию (BDI). С учетом как тревоги, так и депрессии соответственно, этот анализ выявил важные основные эффекты типа изображения ( F (2, 108) = 14,361, p <0,001, η p 2 = 0,210; F (2, 108) = 14,110, p <0,001, η p 2 = 0,207) и памяти ( F (1, 54) = 18,208, p <.001, η p 2 = 0,252; F (1, 54) = 8,811, p = 0,004, η p 2 = 0,140) в дополнение к взаимодействию типа списка × тип изображения, F (2, 108 ) = 3,460, p = 0,035, η p 2 = 0,060; F (2, 108) = 3,310, p = 0,040, η p 2 = 0,058. См. Рис. 4.

Рис. 4

Различия в нейропсихологической обработке в зависимости от типа элемента (негативные, несвязанные нейтральные и связанные нейтральные изображения) для левых передних электродов (F7, F3 и FC5). a Чистый. b Смешанные списки. В то время как для чистых списков негативные изображения имели более высокую амплитуду, чем все нейтральные изображения, а для смешанных списков негативные изображения имели более высокий LPP (400–1000 мс после стимула), чем несвязанные нейтральные изображения, которые имели более высокую амплитуду, чем связанные нейтральные изображения

Взаимодействие тип списка × тип изображения было таким, что для чистых списков было наивысшее среднее значение LPP ​​для негативных изображений ( M = — 1,124, SE = 0,793), что было значительно выше, чем у связанных нейтральных изображений ( M = — 2.856, SE = 0,802; t (27) = 3,332, p = 0,003) и несвязанные нейтральные изображения ( M = — 3,765, SE = 0,823; t (27) = 4,711, p <0,001). Однако не было существенной разницы между несвязанными и связанными нейтральными изображениями, t (27) = 1,748, p = 0,092. Для смешанных списков негативные изображения ( M = 0,512, SE = 0,696) имели значительно более высокий LPP, чем связанные нейтральные изображения ( M = — 2,602, SE = 0.632; t (30) = 6,061, p <0,001) и несвязанные нейтральные изображения ( M = — 1,743, SE = 0,617; t (30) = 4,330, p <0,001). Кроме того, несвязанные нейтральные изображения имели более высокую LPP, чем связанные нейтральные изображения, t (30) = 2,476, p = 0,019. Таким образом, было взаимодействие между различимостью и родством, так что различие в нейтральных образах было основано на родстве для чистого списка, но не смешанного списка.

Кроме того, было обнаружено взаимодействие памяти и тревоги (BAI) (см. Дополнительные материалы).

Анализ сердечного ритма

Во-первых, важно было установить, что не было общих различий в возбуждении в исходном уровне сердечного ритма между смешанными и чистыми списками. Чтобы исследовать это, базовый уровень за 3 секунды до каждого изображения был усреднен по каждому типу изображений для каждого участника и сравнен между смешанными и чистыми списками. Этот анализ не выявил значительной разницы в исходной частоте сердечных сокращений между смешанными и чистыми списками для любого типа изображений, все p >.470.

Учитывая это, стало возможным исследовать изменения частоты пульса для разных типов изображений и списков. Изменение частоты сердечных сокращений рассчитывалось как средняя частота сердечных сокращений во время представления изображения, вычтенная из предшествующих 3-х секундных исходных значений. Это означает, что положительное число будет указывать на то, что частота сердечных сокращений снизилась по сравнению с исходным уровнем, а отрицательное число будет указывать на то, что частота сердечных сокращений увеличилась по сравнению с исходным уровнем. Два типа изображений (негативное, несвязанное нейтральное, связанное нейтральное) × воспоминание (запомненное, забытое) × список (смешанное, чистое) Анализы были проведены по изменению частоты сердечных сокращений (ударов в минуту, отличия от исходного уровня, крестик фиксации перед каждым изображением) .Один ANCOVA включал тревогу (BAI) в качестве ковариаты, а другой — депрессию (BDI). См. Рис. 5. С учетом тревожности и депрессии, соответственно, этот анализ выявил главный эффект типа изображения ( F (2, 112) = 16,824, p <0,001, η p 2 = .231; F (2, 112) = 30,573, p <.001, η p 2 = 0,353) квалифицируется тип изображения × тип списка ( F (2, 112) = 61.942, p <0,001, η p 2 = 0,525; F (2, 112) = 58,745, p <0,001, η p 2 = 0,512) и взаимодействие память × тип изображения × тип списка, F (2, 112) = 4,126, p = 0,019, η p 2 = 0,069; F (2, 112) = 3,537, p = 0,032, η p 2 = 0,059. Это трехстороннее взаимодействие было таким, что для чистых списков было очень мало различий в изменении частоты пульса между категориями изображений.Единственное существенное различие заключалось в том, что было большее изменение частоты сердечных сокращений для запоминающихся элементов для негативных изображений ( M = 0,851, SE = 0,190) по сравнению с несвязанными нейтральными изображениями ( M = 0,169, SE = 0,272). t (29) = 2,437, p = 0,021. Однако для смешанных списков как для запомненных, так и для забытых изображений каждая категория изображений значительно отличалась друг от друга с наибольшим изменением частоты пульса для негативных изображений (помните: M = 1.544, SE = 0,132; забыл: M = 1,915, SE = 0,175) и значительно меньшее изменение частоты пульса для несвязанных нейтральных изображений (запомнилось: M = 0,903, SE = 0,266; забыто: M = 0,564, SE = 0,120) ( запомнено: t (31) = 6,529, p <0,001; забыто: t (31) = 6,529, p <0,001). Для связанных нейтральных изображений (помните: M = — 0,616, SE = 0,130; забыли: M = — 0,611, SE = 0,148), изменение было значительно ниже, чем для негативных изображений (запомнилось: t ( 34) = 12.035, p <0,001; забыто: t (34) = 12,472, p <0,001) или несвязанные нейтральные образы (запомнено: t (31) = 5,734, p <0,001; забыто: t (31) = 5.745, p <0,001). Таким образом, частота сердечных сокращений также показала взаимосвязь между различием и родством.

Рис. 5

Изменение частоты сердечных сокращений (ударов в минуту) как для чистых, так и для смешанных списков, разделенных запомненными и забытыми негативными, связанными нейтральными и несвязанными нейтральными изображениями.Изменение частоты сердечных сокращений измеряли путем вычитания средней записанной частоты сердечных сокращений за 3 секунды после изображения из записи за 3 секунды до изображения. Это означает, что положительное число будет указывать на то, что частота сердечных сокращений снизилась по сравнению с исходным уровнем, а отрицательное число будет указывать на то, что частота сердечных сокращений увеличилась по сравнению с исходным уровнем. Планки погрешностей указывают стандартные ошибки среднего. Для чистых списков было большее изменение частоты пульса для запоминающихся элементов для негативных изображений по сравнению с несвязанными нейтральными изображениями.Для смешанных списков, как запомненных, так и забытых изображений, каждая категория изображений значительно отличалась друг от друга с наибольшим изменением частоты пульса для негативных изображений и значительно меньшим изменением частоты пульса для несвязанных нейтральных изображений. Для связанных нейтральных изображений изменение частоты сердечных сокращений было ниже, чем для отрицательных и несвязанных нейтральных изображений.

Теменные вклады, специфичные для полушария, во взаимодействие между рабочей памятью и вниманием | Журнал когнитивной неврологии

Процесс оперативной памяти (WM) для временного удержания информации в памяти при отсутствии внешнего ввода описывается как внутренне ориентированное внимание (Kiyonaga & Egner, 2013; Chun, 2011).Считается, что процессы внимания и WM полагаются на многие из одних и тех же нейронных функций (Gazzaley & Nobre, 2012; Awh & Jonides, 2001), и требования к одному домену могут влиять на другой (Kiyonaga & Egner, 2014a, 2014b; Watanabe & Funahashi , 2014; Zokaei, Heider, & Husain, 2014; Barrouillet, Portrat, & Camos, 2011; Woodman & Luck, 2010; de Fockert, Rees, Frith, & Lavie, 2001). Аналогичным образом, в недавнем исследовании фМРТ мы наблюдали взаимодействие в лобно-теменной реакции между двойным зрительным WM и требованиями внимания.А именно, эффекты BOLD, связанные с визуальным поиском, усиливались, когда одновременная нагрузка WM была больше (Kiyonaga, Dowd, & Egner, 2017). Поведенческие показатели производительности двойных задач WM и визуального поиска также противоречили друг другу, подтверждая теории о конкурентном компромиссе между требованиями этих задач.

Несмотря на множество свидетельств взаимности между WM и вниманием, ориентированным на внешние стимулы, тем не менее, существует четкое концептуальное различие между ними: в отличие от объекта внешнего внимания, содержимое WM должно поддерживаться эндогенно, когда сенсорная информация больше не поступает. присутствует, чтобы вызвать представление.Соответственно, в недавней работе были выявлены важные различия в механизмах, лежащих в основе WM по сравнению с вниманием, и предостережения против объединения этих двух концепций (Bae & Luck, 2018; Harrison & Bays, 2018; Sheremata, Somers, & Shomstein, 2018; Mendoza-Halliday & Martinez- Трухильо, 2017; Myers, Stokes, & Nobre, 2017; van Kerkoerle, Self, & Roelfsema, 2017; Ester, Serences, & Awh, 2009). Действительно, одновременные требования к визуальному WM или вниманию иногда не влияют на поведение в другой области (Hollingworth & Maxcey-Richard, 2013; Woodman, Vogel, & Luck, 2001).Такие нулевые эффекты подтверждают идею о том, что WM и процессы внимания могут быть независимыми, что еще больше подрывает перспективу их зависимости от идентичных нейронных субстратов. Нет единого мнения относительно того, почему WM и требования (внешне ориентированного) внимания влияют друг на друга в некоторых случаях, но не в других, или какие нейронные функции лежат в основе взаимосвязи между требованиями (см. Lorenc, Mallett, & Lewis-Peacock, 2021; Oberauer , 2019).

Различные потребности, связанные с WM и вниманием, связаны с активностью в распределенных лобно-теменных областях (Christophel, Klink, Spitzer, Roelfsema, & Haynes, 2017; D’Esposito & Postle, 2015; Eriksson, Vogel, Lansner, Bergström). , & Nyberg, 2015; Corbetta & Shulman, 2002), а области теменной коры, как полагают, однозначно служат узким местом для внимания и способности WM (Xu & Chun, 2009; Marois & Ivanoff, 2005).Действительно, многие причинно-следственные исследования предполагают, что теменная кора является субстратом для WM и функций внимания (Chouinard, Meena, Whitwell, Hilchey, & Goodale, 2017; Emrich, Johnson, Sutterer, & Postle, 2017; Juan, Tseng, & Hsu, 2017; Mackey & Curtis, 2017; Mackey, Devinsky, Doyle, Golfinos, & Curtis, 2016; Morgan, Jackson, van Koningsbruggen, Shapiro, & Linden, 2013; Berryhill, Chein, & Olson, 2011; Koenigs, Barbey, Postle, & Grafman , 2009; Schenkluhn, Ruff, Heinen, & Chambers, 2008; Luber et al., 2007; Бек, Магглетон, Уолш и Лави, 2006; Husain et al., 2001; Оливер и др., 2001). Однако эти исследования были нацелены на ряд теменных подобластей и, следовательно, приписывают множество различных подфункций теменной коре. Остается неясным, какие субрегионы необходимы как для WM, так и для функции внимания.

Теменная кора функционально разнообразна (Duncan, 2010) и может быть разделена на множество подразделений (Yeo et al., 2015; Capotosto et al., 2013; Винсент, Кан, Снайдер, Райхл и Бакнер, 2008 г .; Кавада и Гольдман-Ракич, 1989). Таким образом, разные теменные области могут играть уникальные роли в WM и обработке внимания. Более того, с помощью TMS было показано, что теменная кора левого и правого полушария играет разные роли внимания (Mevorach, Humphreys, & Shalev, 2006) и вносит диссоциативный вклад в когнитивный контроль над содержанием WM (Kiyonaga, Korb, Lucas, Soto, И Эгнер, 2014). Например, автономное исследование TMS показывает, что левая теменная область усиливает эффект содержимого WM, направляя внимание на соответствие визуальных целей.В том же исследовании показано, что правая теменная область вместо этого подавляет эффект неуместного визуального отвлечения (Kiyonaga et al., 2014). Т.о., хотя двусторонние теменные области задействованы WM и требуют зрительного внимания, эти функции потенциально могут быть изолированы от перекрестной конкуренции посредством латерализации полушария. И нейровизуализация, и данные поражений также предполагают специализацию полушария для вербальной WM по сравнению с зрительно-пространственной обработкой в ​​левой и правой теменной коре соответственно (de Schotten et al., 2011; Д’Эспозито, Куни, Газзейли, Гиббс и Постл, 2006; Smith, Jonides, & Koeppe, 1996). Однако эти наблюдаемые различия могут зависеть в первую очередь от предметной области (т. Е. Вербальные и пространственные) или быть в основном количественными различиями (по сравнению с качественными; Rushworth, Ellison, & Walsh, 2001), а не различать функции WM и внимания. как таковой.

Хотя доказательства латерализации WM по сравнению с функцией внимания неоднозначны, исследования теменных поражений и TMS достоверно демонстрируют, что каждое полушарие преимущественно обрабатывает стимулы из контралатерального полушария зрения (Wolinski, Cooper, Sauseng, & Romei, 2018; Mackey et al., 2016; Бланкенбург и др., 2010; Саусенг и др., 2009; Хамиди, Тонони и Постл, 2008 г .; Хильгетаг, Теорет и Паскуаль-Леоне, 2001; Уолш, Эллисон, Эшбридж и Коуи, 1999). Например, париетальная стимуляция с альфа-частотой (10 Гц) может ухудшать WM для контралатерально представленных визуальных стимулов, демонстрируя противоположный эффект для ипсилатеральных стимулов (Sauseng et al., 2009). Точно так же TMS на правый TPJ может увеличить захват внимания отвлекающими факторами в левом зрительном полуполе, оказывая противоположный эффект на правосторонние стимулы (Chang et al., 2013). Следовательно, во время задачи на зрительное внимание мы могли бы ожидать, что париетальная стимуляция по-разному влияет на обработку внимания в контралатеральном и ипсилатеральном полушариях зрения. Однако неясно, как это специфическое для полушария воздействие будет взаимодействовать с одновременной нагрузкой на WM и вниманием, когда результаты фМРТ предполагают, что задействованы оба полушария.

Таким образом, взаимодействие между WM и функциями внимания противоречиво в разных исследованиях.Лобно-теменные области связаны с множеством процессов, связанных с WM и вниманием, но неясно, какие специфические функции отражаются активацией в этих регионах, и являются ли эти функции общими между WM и доменами внимания. Теменная кора считается особенно важной для WM и процессов внимания, но исследования причинно-следственных связей предварительно показывают, что эти две области обработки могут быть дифференцированы в двух полушариях головного мозга. Даже подходы с причинным поражением и автономной ТМС не являются специфичными по времени, что оставляет неоднозначность в отношении того, какие этапы задач зависят от исследуемой области, особенно в сложных условиях двойной задачи, которые включают несколько подпроцессов.Настоящее исследование направлено на устранение этих двусмысленностей.

Здесь мы проверили временные специфические причинные вклады теменных областей в WM, зрительное внимание и взаимодействие между ними. Мы исследовали, играют ли регионы, отображающие похожие ответы фМРТ, в контексте двойного назначения WM и визуального поиска уникальные функциональные роли в производительности. Сначала мы провели новый анализ нашего предыдущего набора данных, чтобы сопоставить ответы фМРТ левой и правой теменной области с поведенческими индексами WM и эффективностью визуального поиска.Затем мы использовали интерактивную TMS с синхронизацией по событиям, чтобы проверить, влияют ли эти корреляционные наблюдения фМРТ на причинную роль в поведении. Мы стимулировали теменные области левого и правого полушария, чтобы изучить влияние на взаимодействие между WM и требованиями внимания. Предыдущие данные предполагают, что левая теменная кора может преимущественно поддерживать процессы поддержания WM, тогда как правая теменная кора может преимущественно поддерживать эффективность визуального поиска (Kiyonaga et al., 2014). Здесь мы причинно проверили эту идею, предоставив TMS, привязанную по времени к производительности визуального поиска, при различных уровнях одновременной нагрузки WM и сложности визуального поиска.

Задача была разработана для независимого варьирования нагрузки WM и визуального внимания в полностью сбалансированном факторном дизайне 2 (нагрузка WM: один элемент против двух) × 2 (сложность визуального поиска: простой или сложный). Задача заключалась в отложенном сопоставлении с образцом WM-теста с визуальным поиском во время задержки (рис. 1А). В разных испытаниях участники должны были запомнить одно (низкая нагрузка WM) или два (высокая нагрузка WM) изображений лиц или домов для последующего исследования памяти (рис. 1B).Во время задержки WM участники выполняли визуальный поиск идеально вертикального целевого стимула среди горизонтальных (простой поиск) или наклоненных по диагонали (жесткий поиск) отвлекающих факторов (рис. 1В). TMS был доставлен в начале отображения визуального поиска, во время задержки WM, для всех испытаний (рис. 1A). Поскольку наши цели TMS были мотивированы BOLD активациями во время выполнения визуального поиска (Kiyonaga et al., 2017), мы применили TMS в сопоставимую эпоху текущей задачи. Ожидается, что этот онлайн-протокол TMS окажет кратковременное влияние на нейронную активность и, следовательно, вряд ли будет длиться в течение всего испытания.Наша цель состояла в том, чтобы изучить роль целевых теменных областей в производительности зрительного внимания (когда TMS должна иметь свой эффект) в зависимости от требований одновременного обслуживания WM.

Задача была запрограммирована и представлена ​​в MATLAB (The MathWorks Inc.) с использованием расширений Psychophysics Toolbox (Brainard, 1997). Стимулы лица представляли собой 144 пробных уникальных изображения мужских и женских лиц в оттенках серого, взятых из нескольких баз данных (Tottenham et al., 2009; Остерхоф и Тодоров, 2008; Minear & Park, 2004; Канаде, Кон и Тиан, 2000; Endl et al., 1998; Lundqvist, Flykt, & Öhman, 1998), и обрезан, чтобы включить только область «глаза и рот». Стимулы дома представляли собой 144 пробных уникальных изображения экстерьера в оттенках серого, взятых с местных веб-сайтов, посвященных недвижимости. В качестве стимулов для визуального поиска использовались тела 16 мужчин и женщин с обрезанными головами (Downing, Jiang, Shuman, & Kanwisher, 2001) и 16 инструментов (молотки и гаечные ключи), взятые из свободно доступных онлайн-источников.Стимулы отображались на нейтральном сером фоне.

Каждое испытание начиналось с переменного интервала между испытаниями (1–4 секунды), предназначенного для компенсации задержки между последовательными последовательностями TMS. Затем образец WM появился на 2 секунды. Образцы с низкой нагрузкой WM состояли из одного централизованно представленного лица или дома. Образцы с высокой нагрузкой WM состояли из двух граней или двух домов, представленных бок о бок. После 2-секундной задержки фиксации на 1 секунду появился дисплей визуального поиска.Каждый поисковый массив содержал четыре стимула (либо все инструменты, либо все изображения тела) в углах воображаемого квадрата. Во всех условиях целевой стимул был идеально вертикальным, тогда как три дистрактора были наклонены влево или вправо. Задача заключалась в том, чтобы указать, направлен ли целевой стимул вверх или вниз. Участники вводили ответы на визуальный поиск, нажимая правой кнопкой на клавиатуре «I» (правая сторона вверх) или «J» (вверх ногами). Для облегчения поиска дистракторы были идеально горизонтальными (т.е., наклонены на 90 ° влево или вправо), что делает их легко отличимыми от вертикальной цели. С другой стороны, для испытаний с жестким поиском дистракторы были наклонены под углом 45 ° влево или вправо, что делало их ориентацию менее отличимой от вертикальной цели (Treisman & Gelade, 1980).

Тип и количество стимулов были идентичны для простого и сложного поиска, приравнивая количество перцептивных входных данных для всех условий.Изменялась только разница ориентации между целевым и отвлекающим стимулами, что служило манипулированием трудностью поиска. Целевые местоположения поиска были уравновешены и, таким образом, с равной вероятностью появлялись в левой или правой части массива при любых условиях. Цепочка TMS совпала с началом отображения визуального поиска и длилась 500 мс (т.е. пять импульсов с частотой 10 Гц). За отображением поиска в 1 секунду следовала задержка в 500 мс, в течение которой ответы визуального поиска все еще можно было вводить, для общего окна ответа 1.5 сек. Затем изображение зонда WM, которое было либо новым изображением (50% испытаний), либо точным совпадением с образцом WM, появлялось на 3 секунды. Участники нажимали левую кнопку на клавиатуре, чтобы указать, было ли изображение таким же или отличным от любого элемента в наборе образцов WM. Участников проинструктировали поддерживать центральную фиксацию на протяжении всего испытания.

образцов WM были выбраны в случайном порядке и никогда не повторялись в эксперименте, за исключением подходящих зондов.Стимулы визуального поиска, местоположения и ориентации также выбирались в случайном порядке в каждом испытании, но могли повторяться во всех испытаниях. Участники выполнили один тренировочный блок из 16 испытаний перед любой стимуляцией, а затем три экспериментальных цикла, в которых стимуляция осуществлялась во время задержки WM. Каждый прогон — по одному для каждого целевого сайта TMS — длился около 15 минут и включал пять блоков по 16 испытаний в каждом, всего 80 испытаний в каждом целевом состоянии TMS.

В предыдущем исследовании мы измерили активность фМРТ во время двойной задачи WM и визуального внимания.Все подробности получения и анализа фМРТ описаны в Kiyonaga et al. (2017), а соответствующие анализы приведены ниже. Первоначальная процедура задачи очень напоминала описанную выше парадигму для текущего наблюдения за TMS (рис. 1A). Задача заключалась в отложенном совпадении WM с образцом, в котором визуальный поиск был завершен во время задержки WM. Основное различие в первоначальной задаче исследования заключалось в том, что компонент визуального поиска состоял из серии из четырех поисковых попыток общей продолжительностью 8 секунд, а не только из одного поиска.Новый анализ фМРТ фокусируется на этой эпохе поиска.

Модель задачи была создана для каждого участника с помощью векторов, соответствующих началу серии визуального поиска (8-секундная корзина) для каждого условия. Модель включала регрессоры для WM, нагрузки визуального поиска и категории стимула, в результате чего было получено 16 регрессоров, представляющих интерес. Однако анализ провалился по категориям стимулов, создав четыре основных условия, представляющих интерес: низкий WM / простой поиск, низкий WM / жесткий поиск, высокий WM / простой поиск и высокий WM / жесткий поиск.Эпохи выборки и зондирования WM, испытания ошибок, параметры движения головы и большие средние значения каждого прогона моделировались как мешающие регрессоры. Для установления гемодинамических коррелятов нагрузки WM, сложности визуального поиска и их эффектов взаимодействия рассчитывались контрасты для одного участника. Групповые эффекты оценивались путем подачи отдельных SPM на одновыборочные тесты t , в которых участники рассматривались как случайные эффекты. Чтобы контролировать ложные срабатывания, мы применили поправку на частоту ложных обнаружений на уровне вокселей всего мозга ( p <.05, в сочетании с размером кластера 20 вокселей).

В эпоху задач визуального поиска, охватывающих задержки, мы наблюдали взаимодействие между факторами нагрузки WM (один или два элемента) и трудностью визуального поиска (легкий или сложный) на уровне всего мозга. Этот контраст взаимодействия выявил как левую, так и правую теменные кластеры активности, которые были чувствительны к комбинации требований задачи (Рисунок 2; Рисунок 3B у Kiyonaga et al., 2017; не обновленная карта t доступна на сайте neurovault.org/collections/AZELKTWQ/). Влияние сложности визуального поиска усиливалось, когда одновременная нагрузка WM была выше. Хотя не было соответствующего взаимодействия между факторами поведения, между участниками наблюдалась сильная отрицательная корреляция между точностью WM и показателями RT визуального поиска (рис. 2E в Kiyonaga et al., 2017). Эта корреляция — лучший WM ассоциируется с более медленным сложным визуальным поиском — предполагает возможный компромисс между компонентами задачи.То есть при таком двойном выполнении задач взаимодействие между WM и визуальным поиском проявляется как отрицательная связь между различными задачами, а не как взаимодействие факторов внутри задачи. Мы пришли к выводу, что эти базовые показатели производительности задачи, которые противоречили друг другу, также могут иметь отношение к ЖЕЛАТЕЛЬНОМУ взаимодействию во время выполнения этой задачи. Мы также были мотивированы предыдущими доказательствами различия между левой и правой теменными областями в WM и функции внимания; Поэтому мы исследовали, имеют ли бета-оценки левых и правых теменных кластеров различные различия в показателях распознавания WM и показателей визуального поиска.

Рисунок 2.

Корреляции между мозгом и поведением и цели TMS. Розовое наложение показывает области, которые демонстрируют взаимодействие между WM и зрительной нагрузкой внимания (Kiyonaga et al., 2017). Гистограммы показывают бета-оценки, извлеченные из областей интереса, окружающих локальные максимумы левых и правых теменных кластеров (пики, отмеченные черными узлами), которые служили экспериментальными целями TMS для текущего исследования.Диаграммы рассеяния показывают величину взаимодействия в бета-оценках (двойное вычитание) из каждой области интереса, коррелированной с показателями производительности задачи WM и визуального поиска ( n = 28).

Рис. 2.

Корреляции между мозгом и поведением и цели TMS. Розовое наложение показывает области, которые демонстрируют взаимодействие между WM и зрительной нагрузкой внимания (Kiyonaga et al., 2017). Гистограммы показывают бета-оценки, извлеченные из областей интереса, окружающих локальные максимумы левых и правых теменных кластеров (пики, отмеченные черными узлами), которые служили экспериментальными целями TMS для текущего исследования.Диаграммы рассеяния показывают величину взаимодействия в бета-оценках (двойное вычитание) из каждой области интереса, коррелированной с показателями производительности задачи WM и визуального поиска ( n = 28).

С помощью программного обеспечения MarsBaR (marsbar.sourceforge.net) 6-миллиметровые сферические области интереса были сосредоточены на пиках групповой активации из левого и правого теменных кластеров, которые отображали взаимодействие. Средние оценки β были извлечены из ROI для каждого участника ( n = 28) в каждом из четырех условий основной задачи.Было рассчитано двойное вычитание между эффектами нагрузки WM и трудностью визуального поиска, чтобы охарактеризовать силу взаимодействия в ЖИРНЫХ действиях для каждого участника. Более сильный эффект взаимодействия указывает на то, что эффект сложности визуального поиска сильнее модулировался одновременной загрузкой WM. Затем этот показатель нейронного взаимодействия коррелировали с отдельными показателями средней точности распознавания зонда WM и визуального поиска RT. Мы также провели контрольный корреляционный анализ, включая анализ WM-зондирования RT и точность визуального поиска, хотя у нас не было априорной гипотезы о том, что эти меры должны быть связаны с метрикой нейронного взаимодействия.Мы провели этот анализ, чтобы исключить возможность того, что любая диссоциация между ROI может быть вызвана их отношениями к данному типу данных о производительности (например, точность по сравнению с RT), а не по требованию когнитивных задач (например, WM по сравнению с визуальным поиском). ).

Поскольку онлайн-TMS была предоставлена ​​во время испытания визуального поиска с задержкой и ожидалось, что она окажет лишь кратковременное влияние на нейронную активность, наши анализы сосредоточены в первую очередь на эффективности визуального поиска.Точность поиска была высокой (среднее значение = 97%, SD, = 2,9%) и не зависела от каких-либо задач или условий стимуляции (все p s> 0,1). Чтобы установить, что стимуляция вершины служила допустимым условием контроля, мы сначала отправили точные RT визуального поиска во время условия TMS вершины в ANOVA WM Load × Visual Search Difficulty. Как и ожидалось, поиск был медленнее, когда цели были менее различимы от отвлекающих факторов (жесткий поиск), F (1, 13) = 67,25, p <.001, η p 2 = 0,84 (рисунок 3A). Поиск был описательно (но не значительно) медленнее во время испытаний с более высокой нагрузкой WM, и не было никакого взаимодействия между WM и факторами поиска (оба p s> 0,3). Этот образец производительности повторяет предыдущие результаты (Kiyonaga et al., 2017), указывая на то, что состояние вершины является подходящим контролем, с которым можно сравнивать производительность после экспериментальной TMS.

Рисунок 3.

(A) Визуальный поиск RT во время контрольного состояния TMS (стимуляция вершины), репликация Kiyonaga et al. (2017). (B) Влияние экспериментальной TMS на визуальный поиск RT для контралатеральных целей. Графики отображают оценки различий относительно вершинной TMS, чтобы проиллюстрировать влияние левой и правой теменной TMS на каждом уровне нагрузки WM и сложности визуального поиска. Графики отображают только поиск целей в полуполе зрения, противоположном TMS. Индивидуальные баллы представляют собой средние баллы разницы для каждого отдельного участника.Как для A, так и для B столбцы ошибок представляют SEM , более светлые оттенки обозначают простые условия поиска, тогда как жирные оттенки обозначают сложные условия поиска.

Рисунок 3.

(A) Визуальный поиск RT во время контрольного состояния TMS (стимуляция вершины), репликация Kiyonaga et al. (2017). (B) Влияние экспериментальной TMS на визуальный поиск RT для контралатеральных целей. Графики отображают оценки различий относительно вершинной TMS, чтобы проиллюстрировать влияние левой и правой теменной TMS на каждом уровне нагрузки WM и сложности визуального поиска.Графики отображают только поиск целей в полуполе зрения, противоположном TMS. Индивидуальные баллы представляют собой средние баллы разницы для каждого отдельного участника. Как для A, так и для B столбцы ошибок представляют SEM , более светлые оттенки обозначают простые условия поиска, тогда как жирные оттенки обозначают сложные условия поиска.

Влияние теменной ТМС во время зрительного внимания и ВМ зависит от зрительного полуполя соответствующей информации (Blankenburg et al., 2010; Саусенг и др., 2009; Хамиди и др., 2008; Hilgetag et al., 2001; Walsh et al., 1999). Таким образом, комплексный дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями включал фактор визуального полуполя цели поиска. Это дало дизайн 3 × 2 × 2 × 2, включая сайт стимуляции (вершина против левой теменной против правой теменной), целевое полушарие (левое против правого), WM-нагрузка (один элемент против двух) и сложность визуального поиска. (легкий или сложный). ANOVA выявил главный эффект сложности поиска: F (1, 13) = 69.9, p <0,001, η p 2 = 0,84, в результате чего поиск был медленнее в сложных условиях. Важно отметить, что анализ также выявил четырехстороннюю стимуляцию: сайт × целевое полушарие × нагрузка WM × взаимодействие с трудностями визуального поиска, F (1, 13) = 3,7, p = 0,039, η p 2 = .22, который мы разлагаем ниже (Рисунок 3B, отображающий эффект только для целей поиска, противоположных сайту TMS). Других значимых основных эффектов или взаимодействий не было (все p s>.1).

Чтобы упростить анализ и отображение, оставшиеся результаты будут изучены как отличия от контрольных показателей (то есть RT во время экспериментальной TMS — вершинной TMS). Чтобы проанализировать значимое четырехстороннее взаимодействие, мы поэтому провели отдельные 2 × 2 × 2 ANOVA для каждого участка теменной стимуляции (с использованием оценки отличия от вершины), включая факторы целевого полушария, нагрузки WM и сложности визуального поиска.Анализ состояния левой теменной зоны стимуляции не дал значимых основных эффектов или взаимодействий (все p s> 0,16). Однако состояние правой теменной зоны стимуляции выявило трехстороннее взаимодействие между всеми факторами: F (1, 13) = 8,1, p = 0,014, η p 2 = 0,38. Других основных эффектов или взаимодействий не было (все p s> 0,13). Таким образом, эффекты TMS, которые вызывают взаимодействие между условиями задачи, по-видимому, обусловлены правильным сайтом теменной стимуляции (однако мы отображаем результаты для обоих сайтов для сравнения, рис. 3B).Обратите внимание: поскольку эти анализы проводились на основе оценок разницы (вычтенных из контрольного условия TMS), неудивительно, что нет никаких основных эффектов сложности поиска.

Поскольку ожидалось, что ТМС теменной области может однозначно влиять на обработку данных в контралатеральном зрительном полуполе, мы дополнительно разложили это трехстороннее взаимодействие с отдельными 2 × 2 ANOVA для каждого целевого полуполя, включая факторы нагрузки WM и затруднения визуального поиска (для правого теменного полуполя). только условие стимуляции).В то время как производительность визуального поиска не была затронута для целей, которые были ипсилатеральными по отношению к сайту стимуляции (без основных эффектов или взаимодействия, все p s> 0,11), поиск контралатеральных целей показал значительную нагрузку WM × трудность визуального поиска, F (1, 13) = 7,8, p = 0,015, η p 2 = 0,37 (рисунок 3B). Это открытие подтверждает, что эффекты правой теменной TMS были специфичны для обработки в контралатеральном визуальном полуполе (и, таким образом, результаты отображаются только для контралатеральных целевых состояний).

Несмотря на то, что практически не было отличий от контрольных показателей при испытаниях простого поиска, влияние на испытания жесткого поиска было модулировано одновременной загрузкой WM (рис. 3B). TMS правой теменной области вызывал снижение производительности поиска по сравнению с контролем, когда запросы WM были низкими, но ускорение, когда запросы были самыми высокими, и эти условия значительно отличались друг от друга, t (13) = 2.9, p = 0,013, d Коэна = 0,77, 95% ДИ [25,9, 182,2]. То есть TMS ухудшала производительность зрительного внимания, когда в WM сохранялся только один элемент, но улучшала производительность, когда поддерживались два элемента (10 из 14 участников демонстрируют этот эффект). Следовательно, целевая теменная область причинно вовлечена в процессы визуального поиска, выполняющие двойную задачу, и ее участие зависит от текущих требований к обслуживанию WM. Подобно тому, как нагрузка WM модулирует BOLD-ответ, связанный с визуальным поиском, в теменной коре, она также модулирует влияние теменной TMS на производительность поиска.

Онлайн-протокол TMS с частотой 10 Гц, представленный здесь, использовался для нарушения поведения, но недавние применения ритмической стимуляции — сенсорной или транскраниальной — показывают, что такой протокол может также уносить нервные колебания на альфа-частоте (Herring, Thut, Jensen, & Bergmann, 2015; Spaak, de Lange, & Jensen, 2014; de Graaf et al., 2013; Mathewson et al., 2012; Thut et al., 2011; Sauseng et al., 2009). Далее было показано, что стимуляция пристеночного транскраниального постоянного тока модулирует альфа-мощность и способность WM (Hsu, Tseng, Liang, Cheng, & Juan, 2014). Это увлечение может быть полезным или вредным для поведения в зависимости от целей задачи и эндогенных ритмов стимулируемой области (Riddle, Scimeca, Cellier, Dhanani, & D’Esposito, 2020). Например, мощность в альфа-диапазоне увеличивается на противоположной стороне от нерелевантных отвлекающих факторов и уменьшается на ипсилатеральной стороне по отношению к соответствующим целям; увлечение этой частоты также может ухудшить обработку соответствующих контралатеральных стимулов, улучшая подавление нерелевантных отвлекающих факторов (Sauseng et al., 2009). Здесь мы обнаружили, что TMS правой теменной области ухудшает визуальный поиск, когда потребности WM были низкими, но улучшали производительность, когда потребности WM были высокими. Этот вывод в целом согласуется со многими наблюдениями, согласно которым состояние коры головного мозга до стимуляции может определять направление эффектов ТМС (Silvanto et al., 2008; Silvanto & Pascual-Leone, 2008). Настоящее открытие предполагает, что нагрузка WM модулирует основное состояние правой теменной TMS-сайта, тем самым модулируя направление воздействия TMS на поведение.Точно так же, хотя правая теменная BOLD-реакция была (описательно) больше модулирована нагрузкой WM во время более простого условия визуального поиска, здесь влияние TMS наблюдалось только в более сложных условиях визуального поиска. Вероятно, это связано с тем, что область в целом была задействована больше во время более сложных условий поиска и, следовательно, более восприимчива к стимуляции.

Стимуляция (и, возможно, альфа-захват) правой теменной области могла улучшить различение между мишенями и отвлекающими факторами, когда требования были самыми высокими, когда стимулированная область, вероятно, была максимально задействована (согласно результатам фМРТ).В качестве альтернативы, стимуляция могла мешать эндогенным альфа-ритмам, тем самым освобождая контралатеральные мишени от альфа-подавления и улучшая производительность. Мы можем сделать дополнительные интерпретации, чтобы объяснить ухудшение во время низкой нагрузки WM: альфа-захват мог вызвать пагубное подавление контралатеральных целей, или альфа-«интерференция» могла нарушить хрупкие процессы распознавания цели. Без одновременной регистрации электрофизиологической активности трудно различить эти возможности.Независимо от конкретного колебательного механизма, однако, результаты подтверждают предыдущие доказательства того, что правая теменная кора играет предпочтительную роль в ингибировании дистрактора (Kiyonaga et al., 2014). Однако настоящие результаты TMS добавляют, что одновременная нагрузка WM модулирует нейронные субстраты такой визуально-пространственной обработки. Следовательно, помимо проверки причинного вклада этих теменных областей в поведение, транскраниальная стимуляция может служить чем-то вроде зонда в зависимом от состояния состоянии целевого сайта (Rose et al., 2016).

Предыдущие результаты фМРТ предполагают, что целевые теменные области также могут быть задействованы в общей разной степени во время текущей экспериментальной задачи (Рисунок 2). Например, хотя ROI как для левого, так и для правого полушария продемонстрировали эффекты взаимодействия сопоставимой величины, левая теменная область показала относительно меньший эффект сложности поиска при низкой нагрузке WM, а также общие более низкие оценки бета, чем правая теменная цель.Таким образом, различные эффекты ТМС на два сайта можно объяснить разными уровнями активации во время стимуляции. Это могло объяснить, почему только правая теменная ТМС вызвала статистически значимое изменение поведения.

С другой стороны, эти данные могут указывать на то, что левая и правая теменные области выполняют расходящиеся функции, и, следовательно, один и тот же корковый эффект дает разные поведенческие результаты.То есть, хотя обе области демонстрируют ЖИВОЕ взаимодействие схожей величины, различные лежащие в основе функциональные роли могут управлять взаимодействием. Левая теменная область имеет следующие свойства: (1) она демонстрирует минимальный эффект фМРТ, затрудняющий визуальный поиск при низкой нагрузке WM, (2) величина взаимодействия в этой области связана с ухудшением общей производительности WM, и (3) стимуляция этой области оказали минимальное влияние на поведение визуального поиска (и, описательно, влияние имело место только в условиях простого поиска).Правая теменная область, с другой стороны, имеет следующие свойства: (1) она показывает больший эффект фМРТ трудности визуального поиска в обоих условиях WM, (2) величина взаимодействия в этой области связана с лучшей общей производительностью поиска. и (3) стимуляция этой области существенно повлияла на поведение визуального поиска только в условиях жесткого поиска. В сочетании с компромиссом, который мы ранее наблюдали между измерениями WM и визуального поиска (Kiyonaga et al., 2017), результаты фМРТ, корреляции между мозгом и поведением и TMS сходятся на идее, что каждая теменная область может предпочтительно поддерживать уникальную аспект поведения двойной задачи.

Левая теменная мишень TMS находится рядом с частью верхней внутри теменной борозды, которая связана с емкостью WM (Xu & Chun, 2006; Todd & Marois, 2004), и ее участие может лежать в основе процессов хранения WM, которые облагаются налогом при одновременном применении. требования к вниманию высоки. Принимая во внимание предыдущие результаты, текущие наблюдения предполагают, что взаимодействие в нейронном ответе может отражать предел возможностей региона, в результате чего более сильное взаимодействие относится к худшему WM.Если левая теменная область поддерживает поддержание WM, кратковременное нарушение TMS во время визуального поиска может не причинить большого вреда. Напротив, активность в правой теменной области может вместо этого поддерживать эффективность зрительного внимания, особенно когда ей мешает повышенная одновременная нагрузка, в результате чего повышенная вовлеченность способствует лучшему поисковому поведению.

Эти данные также согласуются с предыдущими доказательствами более сильного эффекта ТМС правой теменной области (vs.слева) на WM и функцию внимания (Yamanaka et al., 2010; Beck et al., 2006; Kessels, d’Alfonso, Postma, & de Haan, 2000). Эти данные могут отражать большую потребность правых теменных областей в этих функциях или могут быть следствием более рассеянного внимания правого полушария. То есть, в то время как левое полушарие преимущественно участвует в пространственном внимании в контралатеральном полушарии зрения, объем внимания правого полушария охватывает оба полушария (Mesulam, 1981, 1999; Heilman & Van Den Abell, 1980).Следовательно, правое полушарие потенциально может компенсировать TMS левому полушарию (при обработке правосторонних стимулов), тогда как левое полушарие с меньшей вероятностью будет участвовать в обработке левосторонних стимулов.

Изучение уникального вклада рабочей памяти и внимания в результаты, связанные с чтением, у детей начальной школы

Изучение уникального вклада рабочей памяти и внимания в результаты, связанные с чтением у детей начальной школы

Первый автор: Бриттани Моррис — Университет штата Флорида

Дополнительные авторы / кафедры:

Ключевые слова: рабочая память, понимание прочитанного, элементарный, внимание, декодирование.

Аннотация / Резюме:

. управляется базовыми способностями к контролю внимания, а не объемом вербальной памяти (VMS).Таким образом, индивидуальные различия в контроле внимания объясняют разницу во внимании и задачах управления поведением. Несмотря на многочисленные исследования взаимосвязи WM и внимания к академическим навыкам, мало что известно о том, как CE, в частности, относится к поведенческому вниманию и результатам, связанным с чтением. В этом исследовании изучается уникальный вклад процессов CE в результаты чтения, основанные на внимании учителей и успеваемости. Метод
: Дети с третьего по пятый класс (N = 752) были набраны для более крупного исследования, касающегося развития понимания прочитанного.Дети выполнили несколько измерений понимания прочитанного, декодирования, фонологической осведомленности (PA), словарного запаса и нескольких показателей VMS и WM. Также были составлены две оценки внимания учителей.
Результаты: Все анализы проводились с использованием скрытых переменных. Двухфакторная модель VMS и WM использовалась для выделения компонента CE. И внимание, и WM значимо коррелировали со всеми результатами, связанными с чтением и чтением, и были значимыми уникальными предикторами понимания прочитанного и декодирования при совместном исследовании.Только внимание было значимым уникальным предиктором ПА и словарного запаса. После контроля предшествующих навыков понимания прочитанного (т. Е. Декодирования, словарного запаса) и декодирования (т. Е. PA), только внимание было значимым уникальным предиктором понимания прочитанного, и только WM был значимым уникальным предиктором декодирования.
Выводы: вопреки ожиданиям, результаты показывают, что, хотя WM и внимание являются индикаторами CE, они по-разному относятся к элементарным навыкам чтения у детей.Эти результаты могут свидетельствовать о важности проблем с вниманием при решении проблемы понимания прочитанного и WM при решении проблемы декодирования у детей.

Вклад кампании и внимание к анализу политики в комитетах Конгресса

Кевин М. Эстерлинг

Обзор американской политической науки , 2007, т. 101, выпуск 1, 93-109

Аннотация: Я исследую взаимосвязь между взносами твердых денег групп интересов и вниманием законодателей к анализу политики в США.С. комитеты Конгресса. Я утверждаю, что группы, как правило, вносят свой вклад в состав членов, которые обладают высокой способностью разрабатывать эффективную политику и законодательство. Следовательно, в долгосрочной перспективе взносы создают у членов Конгресса стимул для повышения их аналитического потенциала при разработке политики. Используя данные слушаний по программе Medicare и методы моделирования скрытых переменных, я демонстрирую, что члены, обладающие более высоким латентным аналитическим потенциалом в разработке политики, как правило, привлекают больше вкладов и в то же время склонны участвовать в аналитических дискуссиях на слушаниях в комитетах.Кроме того, члены с более высокими аналитическими способностями склонны избегать обсуждения символических аспектов политики, представляющих интерес для трехсторонних участников. Результаты помогают пролить новый свет на дебаты о реформе финансирования избирательных кампаний относительно нормативной стоимости взносов твердыми деньгами.

Дата: 2007
Ссылки: Добавить ссылки на CitEc
Цитаты: Просмотр ссылок в EconPapers (5) Отслеживание ссылок по RSS-каналу

Загрузок: (внешняя ссылка)
https: // www.cambridge.org/core/product/identifier/ … введите / journal_article ссылку на страницу аннотации статьи (текст / html)

Связанные работы:
Этот элемент может быть доступен в другом месте в EconPapers: поиск предметов с таким же названием.

Экспортный номер: BibTeX RIS (EndNote, ProCite, RefMan) HTML / текст

Постоянная ссылка: https://EconPapers.repec.org/RePEc:cup:apsrev:v:101:y:2007:i:01:p:93-109_07

Статистика доступа для этой статьи

Дополнительные статьи в обзоре американской политической науки от Cambridge University Press, Cambridge University Press, UPH, Shaftesbury Road, Cambridge CB2 8BS UK.
Библиографические данные для серий, поддерживаемых Кейт Уотерс ().

Разборка внимательности: вклад внимания или принятия — полный текст

Это исследование направлено на запрос NCCAM на исследование нейропсихологических механизмов, лежащих в основе психотерапии тела, а также для точных критериев и лучшего описания практик медитации.

Целью данного исследования является оценка клинической эффективности и механизма действия двухкомпонентных практик «медитации осознанности», т.е.е. сфокусированная осведомленность (FA) и открытый мониторинг (OM) по сравнению друг с другом и со стандартным пакетом когнитивной терапии, основанной на осознанности (MBCT).

Медитация, особенно медитация осознанности, является одним из самых популярных методов дополнительной и альтернативной медицины (САМ) для облегчения эмоционального стресса, депрессии и беспокойства. Хотя стандартизованные пакеты лечения на основе медитации, такие как снижение стресса на основе осознанности (MBSR) и когнитивная терапия на основе осознанности (MBCT), надежно продемонстрировали устойчивое улучшение эмоциональных расстройств и благополучия, они содержат так много различных компонентов и практик, что активный ингредиент не может быть определен. .То, что обычно называют медитацией «внимательности», на самом деле состоит из двух отдельных практик: 1) практики сфокусированного осознания (FA) и 2) практики открытого мониторинга (OM). Этот проект направлен на создание отдельных 8-недельных программ для медитаций FA и OM, сравнение их клинической эффективности и исследование их отдельных механизмов действия у людей с клинически значимыми уровнями стойких негативных аффектов и депрессии. Клиническая польза и механизм действия сфокусированной осведомленности (FA) по сравнению с открытым мониторингом (OM) по сравнению с MBCT будут изучены с помощью 3-х стороннего рандомизированного контрольного исследования этих 8-недельных вмешательств.Переменные результата включают негативные эмоции (депрессия, беспокойство, стресс) и благополучие. Предполагаемые опосредующие процессы включают объективно измеряемое внимание, регуляцию эмоций и основное бодрствование, от которого они зависят.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *